Цветочница

1.

Поздним вечером, когда солнце скрылось за холмами и Антенария, повинуясь естественному течению, погрузилась во мрак, господин Себастьян наводил порядок за стойкой своего заведения. Гостиница «Пчела» считалась лучшей в городе, а ее хозяин обладал репутацией образцового чистюли. В последнее время с постояльцами здесь стало не густо. Господин Себастьян тщательно протер карандаши и аккуратно положил их к остальным приборам. Вот в это самое время на пороге гостиницы и появился отец Нестор, настоятель городского кафедрального собора.
– Сколько себя помню, святой отец, Вы никогда не заходили в «Пчелу». Не поселится ли здесь решили? – пошутил господин Себастьян.
– Нет, сын мой. Я не Ваш клиент, – парировал священник.
– Жаль. Гостиница переживает не лучшие времена и я бы не отказался от нового постояльца.
– Тяжелые времена переживает весь наш город. Что ты на это скажешь?
Господин Себастьян проводил гостя в гостиную. Он не знал, что ответить. Отец Нестор меж тем продолжил.
– Месяц назад весь город радовался свадьбе Марка и Элзы, влюбленных молодых людей, детей достопочтенных родителей, но вот теперь…
– Да, знаю, – остановил священника отельер. – Это печально. Но почему ты мне об этом говоришь? Это как-то связано с моей гостиницей?
– В городе тебя почитают как человека умного и порядочного. В наше время это редкие качества и вполне достаточные, чтобы ценить твое мнение. «Пчела» располагается в самом центре Антенарии, вся Ратушная площадь здесь как на ладони. – Настоятель подошел к окну, – Не поверю, чтобы ты ничего не заметил. Родные Марка и Элзы убиваются. Ладно, если бы это первый случай. Владелец лучшего в городе ресторана, Филипп, словно с ума сошел. Гоняет жену и детей, а ведь еще недавно считался одним из лучших прихожан, примерным семьянином. Это тоже тебя не волнует? На прошлую воскресную службу беспричинно не явился викарий. В последнее время многие отвернулись от веры. Прежде собор во время воскресной службы был переполнен, а теперь полупустой. Вот и твои дела идут не лучшим образом.
– Ты полагаешь, между всем этим есть связь?
– Вероятно, всему должно иметься объяснение. Собственно, за этим я и пришел.
– А сами Вы, святой отец, ничего необычного не замечали?
– Понимаешь, Себастьян… Цыганка!
– Цыганка?
– Да, Цыца.
– Ты ошибаешься, святой отец. Она – мадьярка.
– А как же ее пестрые платья?
– Просто любит яркое. Цыца ведь еще молодая.
– Вот, видишь, ты все знаешь. Прежде она никогда не появлялась в соборе. А тут пришла. В легкой шали и с белой лилией в волосах.
– Что в этом удивительного? Собор открыт для всех. И, что Цыца странно себя вела?
– Я бы этого не сказал. Рассматривала евангельские росписи. Говорила, как в соборе красиво! И вот что еще: заметила, что во время чтения псалмов я несколько раз сбился. Предположила, что это из-за цветов. Они источали слишком резкие запахи. Мне показалось, что она на что-то намекала.
Господин Себстьян в знак согласия покачал головой.
– В этот день проходило отпевание, в храме было много цветов. Тогда я вспомнил, что и прежде…
– Цыца сказала про цветы не просто так, – уверенно заключил господин Себастьян. – Я с ней знаком, много раз видел здесь на площади. Ее считают мошенницей, а она просто ловкая фокусница. Мне кажется, даже немного волшебница. Тебе стоило расспросить ее подробней.
– Весь город знает Цыцу как безбожницу. Много раз она насмехалась надо мной…
Священник опустил глаза.
–  В чем дело, святой отец!? Вы пасуете? Как же так?
На лице отца Нестора отчетливо читалось беспомощность.
– Хорошо, – успокоил его хозяин «Пчелы». – Я расспрошу Цыцу. Но, не принимай ее поведение близко к сердцу. Она – хорошая.
– Ты так считаешь?
– Я в этом совершенно уверен, мой друг.

2.

Во всей Балтии Антенария считалась красивым цветочным городом. Круглый год на Ратушной площади нарядные торговки наперебой предлагали розы и тюльпаны, ландыши и фиалки, а в лавке госпожи Селестины можно было найти самые диковинные комнатные цветы – орхидеи и лилии. И вот с год назад в городе поселилась Камерия. Кто она и откуда никто не знал. Женщина завела сад на окраине Антенарии и вскоре поставила палатку на самом краешке цветочных рядов. К неудовольствию других торговок к ней сразу потянулись клиенты. Трудно сказать, что их больше привлекало: обходительность новенькой цветочницы или прежде невиданные чудесные цветы, которые в наших краях никто прежде не видел. А еще волшебные ароматы, которые излучали восхитительные растения Камерии. Еще имя у женщины так похоже на цветочное! Посмотреть на чудесные растения однажды заглянул сам бургомистр, человек строгий и всегда чрезвычайно занятый.
Так вот и получилось, что очень скоро все выгодные заказы на цветы – свадебные или по случаю торжеств, стали поступать Камерии. Вот и самая прелестная пара Антенарии – юные Марк и Элза пожелали украсить свою свадьбу ее цветами. Камерия расстаралась – собрала для молодоженов великолепные букеты. Свадебный стол напоминал шикарный цветочный торт – удивительно ароматный и восхитительный!
Стоили камерины цветы недорого, так что уже через несколько месяцев она со своим лотком перебралась в самый центр Ратушной площади. Как ни расстраивались другие цветочницы, город от этого только выиграл. Камерия помимо других добродетелей отличалась еще и щедростью, одаривая семенами и саженцами чудесных растений всех желающих. Вскоре чуть ли не в каждом окне по всему городу можно было увидеть ее чудесные цветы.
И сама цветочница как будто помолодела и похорошела. Давно замечено, в хорошем настроении любая женщина становится красивее…
Весной, с помощью Камерии городской совет решил разбить на Ратушной площади большую клумбу. По этому случаю бургомистр произнес пафосную речь, заявив, что  по красоте Антенарии нет равных не только в Балтии, но и во всей Европе.
– Вам не кажется, что Вы с некоторых пор слишком много внимания уделяете цветам, меж тем в городе достаточно проблем? – поинтересовался у градоначальника господин Себастьян.
– Что Вы имеете в виду? – удивился бургомистр.
– Из-за Камерии разорились другие цветочницы. Вам разве их не жаль?
– Что тут поделаешь? Камерия - трудолюбивая женщина. Бизнес есть бизнес. Я не могу в это вмешиваться. В добавок ко всему, Камерия - воплощение добродетели. Жертвует деньги на богадельню. Примерная прихожанка. А что другие цветочницы, только ругаются между собой?!
– Помощь бедным, это, разумеется, хорошо. Только мне кажется, что в последнее время их в городе становится все больше.
– Какие красивые розы! – бургомистр, словно не слыша последних слов господина Себастьяна, повернулся к жене. – Марта, дорогая, тебе нравятся эти цветы?! Как они пахнут! Словно райский нектар!
Женщина склонилась над кустом и глубоко вдохнула розовый аромат. Умиление растекалось по лицу бургомистра. От удовольствия он даже закрыл глаза. Внезапно  госпожа Марта распрямилась и со всей силы влепила мужу пощечину. Для бургомистра такое поведение жены оказалось полной неожиданностью. Он втянул голову в плечи, огляделся по сторонам и тихо спросил: «Что случилось, дорогая?» В ответ женщина засмеялась. Бургомистр осторожно взял ее за локоть и поспешил увести с площади…
 
3.

Весь день хозяин «Пчелы» высматривал на Ратушной площади Цыцу, но мадьярка так и не появилась. Это показалось странным, поскольку фокусница ежедневно проводила здесь много времени, собирая вокруг себя доверчивых простофиль, которых обманывала с помощью простых трюков. Господин Себастьян не выдержал и спросил о мадьярке мальчишку-рассыльного. Этот весь день носится по городу с различными поручениями и наверняка где-то мог видеть Цыцу. Так и оказалось, фокусница весь день ходила кругами возле дома семьи Марка, где горько переживали расставание молодоженов.
Господин Себастьян решил больше не ждать и направился куда ему подсказал мальчишка. Едва он подошел к родительскому дому Марка, как из двери вышла довольная Цыца.
– Гадала? – сердито предположил господин Себастьян. 
– Что в этом предрассудительного? – Цыца мгновенно нахмурилась.
– Лицедейка! Знаешь, что семья переживает. Постеснялась бы обманывать.
– Кто  сказал, что я обманываю? И вообще из тебя плохой моралист. Мне отца Нестора достаточно с его нравоучениями!
– Я ведь не ругаться пришел. Хотел просто поговорить.
– Интересно о чем?
– О настоятеле.
– Об отце Несторе? – Цыца приподняла брови.
– Не совсем. Ты у него в соборе заметила про цветы…
– Я не покажусь назойливой, если ты пригласишь меня в ресторан.
– Конечно, – согласился господин Себастьян. – Я знаю хорошее местечко, где будет удобно все обсудить.
Господин Филипп немало удивился визитерам. Цыца пожелала марочный коньяк, отказавшись от закуски. Господин Себастьян после некоторого раздумья решил не отставать и заказал четыре порции на двоих. В ответ плутовка ехидно улыбнулась.
– Давай поговорим о деле, – когда принесли коньяк предложил господин Себастьян, поглядывая на рюмки.
– Значит, это тебя святой отец подослал?   
– Отец Нестор тебя боится.
Смешинка пробежала по лицу Цыцы.
– Знаю, как вы его в детстве дразнили!
Господин Себастьян покачал головой, по-видимому, сокрушаясь.
– Хорошо, слушай, – Цыца приняла серьезный вид, – Тебе не кажется странным, что с тех пор как в Антенарии появилась  Камерия у других торговок цветы стали болеть, потеряли запах и очень быстро вянут.
– Слышал такие разговоры. Кстати, многие думали, что это ты наслала порчу своим гаданием.
– Глупости! Вот, что еще. Лесничий говорит,  в окрестностях Антенарии происходит не совсем обычное. Ты за городом бываешь?
– А что там такое?
– Повсюду, вокруг города, стало необычайно много крапивы. Кущи из репейника и полыни… Дороги зарастают.
– Я об этом не знал.
– А птицы?
– С ними-то что?
– В городе их совсем не стало. После того, как на Ратушной площади разместили клумбу, улетели все голуби. Но, главное – люди. Вот и разлад между Марком и Элзой первый раз произошел уже на свадьбе. А ведь до этого молодые люди сгорали от любви. Весь город с восхищением наблюдал за ними. Они созданы друг для друга как две половинки. Что ты улыбаешься?
– Да, так… кое-что про себя подумал – мужчина опрокинул первую порцию коньяка.
– Знаешь, Себастьян, ты это брось. Я умею мысли читать.
Цыца неспешно выпила свою рюмку и в глазах ее засверкали искорки.
– Ты вправду волшебница?
– Конечно, нет.
– Ладно, больше не буду. Вернемся к молодоженам.
– Так вот, я думаю, что это из-за тех свадебных букетов. Камерия расточала им такие комплименты, а на самом деле, она злая. И все плохое, что в городе происходит – ее рук дело. И вот на Филиппа посмотри, какой он мрачный. Видишь, на всех столах здесь камерины цветы.
– Я видел как Марта ударила бургомистра, вдохнув аромат камериных роз. И с госпожой Селестиной неладное. Как появилась Камерия – хворает все время.
– Несколько раз я пыталась подобраться к злодейке, но она необычайно осторожна. Ничего не получилось.
– А если мы ошибаемся?
– Нет.
– Все же, надо бы нам узнать о Камерии подробней. Кто она и откуда появилась в Антенарии?
– У тебя в гостинице останавливаются люди из разных мест.
– Это раньше… Святой отец мог бы узнать. Может поговоришь с ним?
– Он меня не слушает… Ты, что, опять? Сам случайно, не нанюхался этого, – фокусница глазами показала на цветы, – меня задеваешь?
– Цыца, настоятель говорит, ты сама над ним насмехаешься!
– Это неправда, – фокусница отвела взгляд в сторону.
– Смешные вы. Ладно, разберетесь без меня… О Камелии я отца Нестора спрошу. В собор заходят паломники. Возможно что-нибудь слышали?
Господин Себастьян быстро опустошил вторую рюмку. Цыца неспешно последовала его примеру.
– Мы с ним не половинки яблока. Очень разные,- сказала она грустно. – Считает цыганкой и говорит, что у меня странное имя.
– Все это ничего не значит. Главное, что вы оба - хорошие.

4.

Спустя день господин Себастьян узнал, что Марк и Элза вместе спешно покинули Антенарию. Уехали в свадебное путешествие.
– Так вот зачем Цыца к ним ходила! Если ее предположение верно, то это здорово придумано. Влюбленные быстро помирятся. – размышлял хозяин «Пчелы».
Неожиданно в гостиницу заглянула сама главная заговорщица.
– Надо срочно что-то предпринимать. Господин Филипп опять лютует. Беспричинно разозлился и побил жену. А ведь раньше у них были такие нежные отношения. В его ресторане тар-тара-рам!
– Предлагаешь к нему наведаться? Знаешь, по городу пойдут слухи о наших отношениях!
– Еще попробуй скажи, что кто-то приревнует!
– Ты в это не веришь?
– А, может, тебя самого кто-то приревнует?
– Что ты этим хочешь сказать?
– Думай, что хочешь, только с Филиппом справляйся без меня.
– Ладно, договорились. Может ему сказать, что у меня после нашего визита аллергия от этих цветов?
– Хорошая идея. В любом случае камерины цветы из ресторана надо убирать. Я пойду, пока нас никто не заподозрил. Разговоров я не боюсь. Есть враг пострашней сплетниц.
На этот раз господин Себастьян посетил ресторан вместе с отцом Нестором. Разыграли все как по нотам. Хозяин заведения внял претензиям отельера, которые поддержал настоятель, сославшись на жалобы других прихожан. Цветы из зала убрали.
– Полагаешь, это поможет? – тихо, чтобы никто не слышал,  спросил отец Нестор.
– Цыца в этом уверена и я ее поддерживаю, – подтвердил отельер. – Мы должны ее слушать. Разве не с этим ты тогда ко мне пришел?
Настоятель  утвердительно кивнул головой.
– Слушай, Себастьян, она обо мне ничего не говорила?
– Ты за нее не боишься? Если наше предположение верно, Цыца здорово рискует.
– А как ты думаешь, почему эти проклятые запахи на нас не действуют?
– Может мы не замечаем. Или не так сильно действуют как на других. Ни у кого из нас нет комнатных растений или цветников. К тому же, каждого из нас что-то защищает. Тебя – вера, Цыца – сама как волшебница. А со мной совсем просто – с детства не чувствую никакие запахи!
– Да, ты прав, – нервно перебирая четки, подтвердил отец Нестор. – Я за нее волнуюсь.
– Ладно тебе, все будет хорошо, – похлопал его по плечу господин Себастьян. – Нам надо как-нибудь собраться вместе. Осторожно, чтобы никто не видел. Лучше, если это сделать в храме.
– Я согласен.

5.

В городе меж тем происходили новые события. Ароматное войско росло на глазах. Камерия захватывала все новые территории. Еде одна клумба появилась у самого ресторана господина Филиппа. Цветочница никак не хотела отступаться от его семьи. А тут еще, при поддержке бургомистра, у кафедрального собора стала разбивать цветник.
Последствия не заставили себя ждать. Башмачник с Ратушной площади с кулаками набросился на торговку эклерами – женщину спокойную и добрую. Так, что едва ее не покалечил. Никто не мог понять причин странного поведения башмачника. Цыца, которая находилась в это время на площади, бросила многозначительный взгляд на господина Себастьяна, наблюдавшего эту сцену через окно. А еще полицейский, размахивая карабином, стал прогонять нищих бродяг, хотя до этого в Антенарии несчастных никто не обижал. Теперь ни одного дня не проходило без скандала. Злость и обида поселилась в сердцах горожан.
Только Камерия чувствовала себя прекрасно. Хорошела день ото дня – хоть замуж выдавай. Когда перед ее лотком подрались мальчишки, цветочница мило улыбалась. Происходящее в городе доставляло ей удовольствие…
Наконец, наши заговорщики собрались в храме, чтобы решить как остановить безобразия. От паломников отец Нестор узнал, что несколько лет назад в Тернове происходило нечто подобное. Господин Себастьян разыскал у городского архивариуса книги, в которых было прописано как следует поступать в подобных случаях. Некогда Антенария уже переживала нашествие колдунов…
Когда уже обо всем договорились, Цыца, подойдя к распятию, на время оставила мужчин одних.
– Ты слышал, Себастьян, она назвала меня Святым отцом! – шепотом, чтобы Цыца не слышала, поделился с другом отец Нестор.
– Что же в этом странного, ты же священник?
– Но, прежде…
– Мало ли, что прежде. Еще я видел как Цыца на тебя смотрела.
– И как?
– Очень благоговейно, друг мой.  Как ретивая прихожанка!
– Ты издеваешься?!
– Что ты, святой отец, как можно… Мы же в храме.
Сдерживая смех господин Себастьян попытался изобразить серьезность.
Тут наш владелец гостиницы заметил, как Цыца ему показывает на дверь. Он демонстративно сделал вид, что не понимает. Фокусница покачала головой, изобразив недовольство.
– Цыца, видимо, что-то хочет, святой отец, – обратил на нее внимание господин Себастьян.
– Это, правда, отец Нестор. Я хочу исповедаться, – уверенно подтвердила фокусница, бросив колкий взгляд на господина Себастьяна.
– Да, конечно, – согласился настоятель, смутившись.
– Тогда я пойду, – господин Себастьян легонько дотронулся до руки друга, словно ободряя его. – Мне пора.
– Вот именно! – подтвердила Цыца…

Самая маленькая и неинтересная глава

У них все получилось! Помогли семьи Марка и Элзы, ведь у молодоженов, к счастью, все сложилось замечательно. Неожиданно поддержали заговорщиков господин Филипп с супругой. Не остались в стороне госпожа Селестина с другими цветочницами. В общем, Камерии была объявлена война…
Читатель,  конечно, ждет развязки. Для него в рассказе это самое интересное. Но ведь волшебство – такая вещь, которая не обходится без тайн. Простым смертным не дано понять секреты магии. И автор, мой дорогой читатель, не исключение.
Могу лишь сказать, что больше всего для победы над колдуньей сделала Цыца. Но это мое частное мнение. По Антенарии на сей счет ходят разные легенды. Вот и архивариус, которого мы не видели до определенного момента, изложил в летописных рукописях свою версию, что именно он разоблачил и прогнал из города злую колдунью…
Но над тем, чтобы выполоть ядовитые сорняки, не смотря на их красивые формы, краски и ароматы,  пришлось потрудиться всем жителям Антенарии…

Эпилог

– Послушай Себастьян, я ведь остался без викария. Гостиница твоя пустая. Может…
– Какой из меня священник?! Не переживай, отец Нестор, твой викарий скоро вернется. И моей гостинице не вечно стоять пустой. Сейчас в нашем городе все начнет налаживаться.
– Будем надеяться. Знаешь, я давно хотел тебя спросить, сын мой, почему ты не женишься? Прошло немало времени, пора бы забыть…
– Вероятно, не получается, – сразу погрустнел господин Себастьян. – Ведь я ее по-прежнему очень люблю. То, что она выбрала этого… ничего для меня не значит… А он еще… Как только мог?!
Хозяин «Пчелы» махнул рукой.
– Прости его, Себастьян, это из-за цветов.
– Понимаю. Он, действительно, лучше… А что ты сам не женишься, святой отец? Ты, конечно, не то чтобы старый, и все же.
– Не знаю. Может еще не встретил свою половинку.
– Мне так не кажется.
– Ты серьезно так думаешь?!
– Да, мой друг, очень серьезно.
– Точно-точно?
– Самое, что ни на есть, точно.
– Что же мне тогда делать?
– Ты прекрасно знаешь без меня, что нужно делать в таких случаях. Цветы покупать! Только смотри, не ошибись выбирая!
– Я куплю ей  самый красивые, самые яркие! И самые добрые!
– Конечно, она сама очень добрая и любит все яркое!

2-4 января 2019.


Рецензии