Во имя дружбы

Свалившись с дельфина в воду, львёнок Лёва посчитал, что беда миновала. Однако до спасения было ещё далеко. Если раньше во время купаний его обволакивала приятная, тёплая влага, то теперь продирал до косточек и щипал жгучий холод. В воде плавали маленькие льдинки, ближе к берегу превратившиеся в густую колючую кашу, а затем и в сплошной, заснеженный, утыканный торосами, ледяной припой. Львёнок выбрался на него, и скользя и падая на замёрзших лапках, поспешил на твёрдую землю.
Первое, что он увидел на берегу, была восседавшая на вершине ледяной глыбы крупная птица. Она казалась одетой в чёрный фрак и белый жилет, но вместо положенного к такому торжественному наряду галстука-бабочки, на груди у птицы красовался желтоватый слюнявчик. По бокам у неё печально свисали коротенькие, чёрненькие крылышки.
- Ты кто? – крикнула птица сверху.
- Я львёнок. Зовут Лёва. Я принц зверят, будущий царь зверей.
- А я пингвин. Гриша. Тоже из царствующих, - церемонно раскланялась птица. - Из породы королевских пингвинов. Ты будешь со мной дружить?
- Конечно! - обрадовался приветливый львёнок. - Только почему в твоём королевстве так холодно? В моём царстве всегда тепло.
- Ты попал на Волшебный остров. Он окружает своих гостей заботой, чтобы они чувствовали себя, как дома. Для меня остров наморозил льды и торосы, как в моей родной Антарктиде. Он очень гостеприимен, - объяснил Гриша и добавил грустно: - Но даже он не может окружить меня огромной птичьей колонией, где у меня было тысячи друзей.
- Какой же он гостеприимный? Сейчас я превращусь в кусочек льда, – клацая зубами, возразил Лёва.
- Чтобы остров позаботился и о тебе, надо сказать: «Остров, остров, ты добряк, сделай поскорее так». И растолковать ему, что ты любишь. Откуда ему знать, чем тебя надо окружить? Ах, зачем я решил покататься на айсберге? И почему он растаял? – пингвин снова вспомнил свою колонию и чуть не заплакал от жалости.
- Всё понял! – обрадовался Лёва. - Растолковываю острову: я прибыл из жаркой саванны! Люблю, обожаю бананы! И океанские тёплые ванны! Остров, остров, ты добряк, сделай поскорее так!
Он вдруг почувствовал, как стало теплеть. У него согрелись лапки, и зубы перестали выбивать дробь. Вокруг начал таять снег, лёд, торосы, и вскоре львёнок оказался в привычной для него саванне с пожухлой от зноя травой и высокими сухими акациями. Рядом с ними остров пристроил ещё и оазис с банановыми пальмами и апельсиновыми деревьями.
И тут Лёва услышал стон.
- Ах, я умираю от жары. Но это даже хорошо. Во имя дружбы я готов даже погибнуть. – Гриша лежал на тёплом песке, вытянув лапки и сложив крылышки на жёлтом слюнявчике. – До последней минуты, я буду думать о тебе, мой дорогой друг и вспоминать о своих старых друзьях из птичьей колонии в Антарктиде. Ты даже не представляешь, как хорошо стоять бок обок, плечо к плечу, локоть к локтю с тысячью таких же, как ты, пингвинов! Это необыкновенно воодушевляет!
- Остров, постой! – испугался львёнок, что пингвин прямо сейчас на его глазах задохнётся от жары. - Ты добряк! Верни скорей, всё было как!
И тут же повеяло свежестью, и при дыхании изо рта у львёнка и у ожившего и поднявшегося на лапки Гриши, появился морозный пар.
- Стой, хватит! – ёжась, остановил похолодание львёнок. – Остров, остров, ты добряк, всё оставь ни так, ни сяк.
Он осмотрелся вокруг: одно апельсиновое дерево уже успело обрасти белым инеем, а рядом, на соседнем, ещё зрели сочные, оранжевые плоды. Клочья сухой, жёлтой травы перемежались на земле с маленькими, блестящими ледяными катками.
– Ах, прошу тебя, мой дорогой друг, - тоже оглядевшись по сторонам, вздохнул Гриша и снова, сложив крылышки, улёгся на землю, - колдуй дальше на жару. Пускай я умру, но у тебя будут бананы и тёплые ванны. Во имя нашей дружбы, я готов пожертвовать собой. До своей кончины, до последнего вздоха я буду вспоминать тебя, мой дорогой друг, нашу дружбу, друзей пингвинов из птичьей колонии…
- Подожди, подожди! Друзья это ты и я, - перебил его скорбную речь львёнок. - После твоей кончины, я останусь один. И с кем я тогда буду дружить? Получается, что ты, во имя нашей дружбы, хочешь устроить кончину этой самой дружбы! Тут какая-то неувязка. Может быть тебе надо во имя дружбы полететь поколдовать на мороз в какое-нибудь другое место на острове? А я здесь пока погреюсь и разморожу бананы, - предложил проголодавшийся после путешествий львёнок.
- Мы, пингвины, не умеем летать, - печально вздохнул Гриша. - Но во имя нашей дружбы я готов отправиться отсюда пешком и очень далеко. Мой кусочек Антарктиды граничит с обезьяньими джунглями. И лишь дальше, за ними лежит свободный участок. Если по дороге, во имя дружбы, я не задохнусь от жары в обезьяньих джунглях, то там, за непроходимыми чащобами, я смогу наколдовать себе Антарктиду.
Королевский пингвин встал, отряхнул крылышками фрак и важно, медленно, переваливаясь с боку на бок, отправился в путь.
- Что же ты мне сразу про джунгли не рассказал? – возмущённо остановил его Лёва. – Сделаем так: ты во имя дружбы колдуй здесь на мороз, а я помчусь на тёплый обезьяний участок. Встречаться будем на границе. Во имя дружбы! – добавил львёнок и, скользя по льду и снегу, побежал в сторону джунглей.
Оглянувшись, он увидел, как за его спиной начали вырастать ледяные торосы, и с вершины одного из них махала ему коротеньким крылышком грустная, одинокая птица в чёрном фраке и с желтоватым слюнявчиком вместо белого галстука-бабочки на груди.


Рецензии
И почему мы, люди, не можем дружить так, как герои прекрасных Ваших сказок, уважаемый Юрий?
Успехов и здоровья в Новом Году
Юрий Любарский

Юлюбарский   07.01.2019 11:16     Заявить о нарушении
Наверное плохо стараемся.
С Новым годом, со Старым новым годом и с Рождеством!
Всего Вам самого доброго!

Буковский Юрий   07.01.2019 12:49   Заявить о нарушении