Из темноты к свету. Часть 2. Глава 22

              - Тома, здравствуй… как хорошо, что ты дома, - растерянно сказала Люба, когда после продолжительного ожидания, наконец-то, в приоткрытую дверь выглянула  низкорослая пьяная женщина  с растрёпанными волосами и измятым лицом. – У меня к тебе разговор… мне твоя помощь нужна.

              - Заходи, - ответила хозяйка квартиры заплетающимся языком. – Ты только на меня внимания не обращай… проходи на кухню.

              Оставив сумку в коридоре, Люба проследовала за малознакомой  хорошо поддатой женщиной, проживавшей  в одном подъезде с бывшим Любиным мужем, квартира которого находилась этажом выше.

               - Тома, можно я буду останавливаться у тебя один раз в неделю? Дело в том, что я сейчас живу в Новошахтинске, а в Ростов мне нужно приезжать за товаром. Своё проживание я буду оплачивать.

               - Не вопрос… оставайся… только видишь – выпиваю я, - ответила женщина и потянулась за полупустой бутылкой из-под водки, стоявшей на столе. – Давай я и тебе налью.

               - Нет-нет, спасибо… я не хочу, - поспешила отказаться от такого гостеприимства Люба.

               - Брезгуешь? – спросила Тома и тут же опрокинула стопку, даже не поморщившись.

               Люба сидела за столом и рассматривала катакомбы, в которые она попала, но старалась делать это незаметно для хозяйки: избитые панели, выкрашенные когда-то зелёной краской, грязный пол, грязная посуда на столе…  откуда-то выбежал рыжий таракан и, пробежавшись по краю стола, шмыгнул в щель между столом и стенкой.

               - Да нет, не брезгую я… просто сильно голова болит, - солгала Люба и добавила, чтобы не обидеть хозяйку: - в следующий раз не откажусь.

               - Ладно, выздоравливай, - ответила Тамара, заедая выпитую водку огрызком солёного огурца, после чего спросила: - Я так поняла, что ты со своим разбежались?

               - Да, разбежались… уже давно, но он меня до сих пор преследует, хотя и живёт с кем-то.

               - Я его часто вижу с каким-то парнем. Как-то вечером бегу в магазин за бутылкой, уже темно было, смотрю, стоят у обочины две девицы и рядом с ними останавливается  машина. Мне интересно стало, что же дальше будет, и я замедлила шаг…  Гляжу, за рулём муженёк твой сидит, а этот парень выходит из машины и подходит к девкам, они о чём-то поговорили и запрыгнули к ним в машину. Машина тронулась с места, и они куда-то укатили. А девицы эти, сама знаешь какие…

              - Скорее всего, с ним был мой сын, он меня бросил и к Славке перебрался…  теперь они живут вместе, - уточнила Люба, предположив: - Видно, теперь они промышляют на пару.

              - Как это «бросил»? – удивилась женщина, качая пьяной головой. – А мой сын за меня горой стоит, хотя я и алкашка конченая. Он у меня не пьёт, не курит, в техникуме учится и одновременно подрабатывает…  правда, живёт в общежитии, но по выходным приезжает домой…  следит, чтобы я водку не пила… Вот он уехал, а я быстрее за бутылку… Как-нибудь познакомлю тебя с ним… Парень у меня красивый…  и умный…  Сергеем зовут.

              - У меня тоже сына зовут Сергеем, - ответила Люба и по её щеке прокатилась одинокая слеза…


              На следующий день, возвращаясь в Новошахтинск, Люба размышляла над тем, что в следующий её приезд столкновения с бывшим мужем ей не избежать. И это она знала точно, потому что перед самым уходом от Тамары она взяла сигарету и вышла покурить на балкон, который находится на втором этаже, прямо со стороны подъезда. Вдруг, откуда не возьмись, появился Славик, был он почему-то один и без машины. Увидев Любу, он сильно обрадовался и, задрав вверх голову, помахал ей рукой. Это означало  лишь одно – ждите меня в гости.

              Люба впервые сильно пожалела, что пристрастилась к сигаретам, которые время от времени становились её спутниками все последние годы.  Именно сейчас её мучили сильные переживания, которые явились последствием  недавнего курортного романа. Получив на своё письмо долгожданный ответ, она снова направила в Москву весточку, но…  вдруг переписка неожиданно прервалась.

              Переживания были настолько сильными, что сердце разрывалось на части, отчего пронизывало болью всё тело. Мечась из угла в угол по всей своей квартире, Люба от отчаяния припала лицом к стене и, простерев вверх руки, стала медленно сползать вниз, падая на пол с криком: «Господи! Умоляю, если ты есть… верни мне Николая!.. Господи! Я же люблю его!..  Верни его мне, умоляю!»

              Распростёршись на полу, она долго не в силах была встать, заливаясь слезами от гнетущих мыслей: «Я не нужна ему… В Москве своих женщин хватает…  На море знакомятся, чтобы время хорошо провести… Какая же я дура… Он написал мне обычный текст, а я ему про чувства… Не нужны они ему, вот он и решил бросить переписку…  Надо как-то забыть его… вырвать из своего сердца… иначе я сойду с ума».

              Не знала Люба, что всему виной был её бывший муж, который просто взял и нагло похитил Колино письмо из её почтового ящика, тем самым прервав их переписку. Славик старался следить за каждым Любиным шагом, не забывая заглядывать и в её почтовый ящик. Выкрав письмо, он решил разлучить их, оставляя Любу в полном неведении.

             Именно в этом письме Николай пригласил Любу приехать к нему в Москву, чтобы она смогла увидеться с ним и погостить. Радуясь такой добыче, Вячеслав собственноручно написал Николаю целую петицию и попросил его оставить Любу, обманув, что они любят друг друга, и друг для друга созданы; что произошло недоразумение, и он надеется, что Николай в Москве найдёт себе другую женщину.

              Вот отчего он был весел, когда увидел её на балконе. Только об этом Люба ничего не знала. Заглянув в почтовый ящик, она больше не смогла выдержать его пустоты… Надежды окончательно рухнули…


              Через неделю Люба снова стояла у двери, ожидая, когда Тома соизволит подойти и запустить её в квартиру. Однако в этот раз ждать пришлось недолго, женщина оказалась трезвой и даже симпатичной, и как только она закрыла дверь, Люба обратилась к ней с просьбой:
              - Томочка, я прошу тебя, если вдруг придут мои и будут звонить в дверь, не открывай им…  скажи, чтобы уходили.

              - Ты что, боишься их? – удивившись, спросила Тома, но ей в ответ Люба лишь пожала плечами. – Всё ясно… открывать не буду.

              Сняв с себя пальто и сапоги, Люба вместе с сумкой проследовала в маленькую спальню. Переодевшись, она достала из сумки бутылку водки, виток колбасы, хлеб и ещё кое-какую закуску и направилась в кухню.

              - Вот, Томочка, как и обещала… давай весело поужинаем, - ставя на стол бутылку и разлаживая еду, сказала Люба, обратив внимание на то, что на кухне был наведён порядок, ровно на столько, насколько это было возможным.

              - А я чайник поставила, - растерянно сказала женщина, глядя на стол с гостинцами.

              - Какой сейчас чай?  Чай будем завтра утром пить!

              Женщины успели выпить всего по одной стопке, как вдруг раздался звонок в дверь. Испугавшись, Люба дала знак, чтобы та не открывала, после чего убежала и скрылась в маленькой комнате. До неё стали доноситься прерывистые звуки разговора с отрывками лёгкого смеха и Люба поняла, что пришли ни к ней, так как этот голос ей был не знаком.

              Голос звучал очень странно, с вытягиванием гласных букв, и точно был мужским, но в тоже время так могла разговаривать только женщина. Любопытство взяло над Любой верх и она тихонько вышла из укрытия, чтобы украдкой взглянуть на собеседника своей хозяйки.

              На первый взгляд в коридоре у двери стоял вроде как мужчина. Был он в меру упитан и маленького роста, но приятной внешности, с короткой стрижкой на чёрных волосах, зачёсанных «ёжиком», одет в чёрные брюки и светло-синий свитер, поверх которого был завязан кухонный фартук. Однако по своему поведению он больше походил на женщину. Снова вернувшись в укрытие, она подождала, когда гость покинет их.

              - Какой странный человек, первый раз такого вижу, - сказала Люба, когда опять вернулась на кухню.

              - Когда я впервые его увидела, я тоже удивилась…  привыкла не сразу. Дело в том, что у меня по соседству в одной квартире живут два мужика, один из них – муж, а второй – жена. Так вот, сейчас приходила жена, а муж – на работе. Жена не работает, а только хозяйством занимается…  сейчас  она ужин ему готовит. Она приходила, чтобы пригласить меня на день рождения  своего мужа, которое они будут отмечать завтра, – поведала новость Тома, уточнив: - Они хорошие… я давно с ними дружу…

              - Уму непостижимо, как такое возможно? Бред какой-то! – удивлялась Люба, разливая по стопкам прозрачную жидкость. – Интересно  на этого мужа посмотреть, что он из себя представляет?

              - Высокий, худенький и очень симпатичный…  где-то твоего возраста, - поспешила хозяйка удовлетворить Любино любопытство, - разговаривает как обычный мужчина, даже и не подумаешь, что он другой ориентации.

              Толком не успели они закусить, как снова раздался  дверной звонок, но уже более настойчивый. Тома приподнялась, чтобы направиться к двери, но Люба её остановила и еле слышно шепнула:
              - Сиди… не вставай…  я думаю, что это мой сын…  они точно вдвоём пришли…  позвонят- позвонят и уйдут, не будут же они под дверью спать.

              Женщина присела, но в этот момент в дверь стали бить кулаком со всей силы, прикрикивая:
              - Открывайте немедленно или я выбью дверь! Разнесу в щепки!

              - Да, это мой сын,- продолжая говорить шёпотом, сказала Люба, - он не шутит, замашки у него хулиганские…

              - Дверь на соплях держится, на ней места живого нет… я пойду открывать, - растерянно сказала Тома и поспешила к двери, которая вот-вот могла рухнуть.

              - Скажи, что меня  нет…  пусть уходят, - попросила её Люба и бросилась бежать в дальнюю  комнату, захватив с коридора  свои сапоги и пальто.

              Из комнаты она услышала возмущённый голос своего сына, которому уже шёл восемнадцатый год:
              - Мать где? Куда её спрятала? – кричал Сергей,  наводя на хозяйку квартиры страх.

              - Её у меня нет, уходите отсюда! – не растерялась Тома.

              - Сейчас проверим!..  На столе бутылка водки и два стакана!..  Всё ясно!..  Дядя Слава заходи, мать точно здесь! Сейчас мы заберём её от этой алкашки!

              Услышав слова, выкрикнутые сыном, Люба забилась в угол, зная, на что тот способен и одновременно понимая, что никуда ей не спрятаться.

              - Мать, ты где?..  Выходи по-хорошему, всё равно найду!

              Продолжая стоять в углу, Люба не знала, что ей делать, слыша, как к её комнате приближается нерадивый сын.

              - А-а! Вот ты где! – восторженно произнёс Сергей и крикнул: - Дядя Слава, иди сюда… она здесь!

              - Убирайтесь отсюда, я никуда с вами не пойду! – закричала в истерике Люба.

              - Твоего желания никто и не спрашивает, сейчас свяжем и потащим, чтобы от этой алкашки забрать! – надменно сказал Серёга. – Нашла себе подругу!

              На пороге комнаты появился Славик, и они вдвоём попытались схватить Любу за руки. И тут ей пришла в голову мысль разыграть из себя припадочную. Неожиданно для них она упала на пол и начала биться в истерике, подняв такой рёв, что слышно было далеко в округе.  На крик прибежала Тома и стала выгонять мужиков из квартиры, грозя позвать свидетелей и вызвать милицию.  Любиным преследователям ничего не оставалось, как покинуть помещение и уйти восвояси.

              Выставив за дверь Сергея и его отчима, измученные женщины смогли, наконец, спокойно присесть и допить оставшуюся водку, с помощью которой Люба пыталась облегчить душу, но легче ей не стало.  Утомив Тамару  бесконечными рассказами о прекрасном Николае, Люба кое-как добралась до постели, и, закрыв глаза, полные слёз, стала снова и снова прокручивать в памяти образ любимого мужчины…  из её курортного романа…


              Прошло несколько безрадостных дней. Съёжившись от холода, Люба сидела на маленькой скамеечке под навесом из прозрачной полиэтиленовой плёнки, натянутой на арматурный каркас, установленный на её торговой точке по заказу. Моросил бесконечный и противный осенний дождь, из-за которого покупателей было совсем мало, да и те, купив самое необходимое, спешили поскорее покинуть территорию рынка.

              - Любань, выходи, поболтаем, - предложила Валентина, заглядывая к Любе из соседней палатки, - сегодня торговля отвратительная, я всего один свитер продала и то, уступить пришлось.

              - Да уж, торговля желает лучшего, - поднимаясь со скамейки, ответила Люба и, захватив зонтик, стала выбираться наружу.

              - Мой Генка вчера к своей любовнице мотался… я снова его выследила, - сказала Валентина, когда  Люба к ней подошла, - конечно, мне уже пятьдесят два года…  на пять лет он меня младше. Не знаю, что мне делать – у нас две дочери взрослых, старшая уже на выданье. В подушку всю ночь плачу, а сказать ему что-либо боюсь – ведь уйдёт от меня.

              - У всех одно и то же, кого не послушаешь – муж гуляет, - с сочувствием ответила Люба. - Я сама столько всего пережила, что страшно подумать. Со Славкой я мучаюсь вот уже девять лет, сама знаешь, какой он гуляка, не одну юбку не пропустит. Его мечта – сразу двух жён иметь и кувыркаться с ними в одной постели. Хотя мы и разбежались, он всё равно  продолжает меня преследовать, да ещё на пару с моим сыном. Этим летом я даже ездила к его бывшей жене, чтобы спросить у неё совета, как можно от её Славика отделаться.

              - Ничего себе! Ну, ты и даёшь! – удивлённо воскликнула Валентина, выглядывая из-под зонтика. – И что же она тебе напела?

              - Пела она или не пела, я не знаю, но сказала, что избавиться от него можно только одним способом – это завести себе другого мужика, но не просто завести, а выйти за него замуж. Замужество – обязательное условие. Как тебе такое? Ты случайно не знаешь, где можно себе мужа заказать? – спросила Люба, шутя.

              - Знаю! – немного призадумавшись, ответила Валентина, Любин вопрос был воспринят ею совершенно серьёзно. – У меня есть  к кому за помощью обратиться! У моей подруги муж грузоперевозками занимается, так у него наёмные мужики  работают – уголь на продажу возят. Я поговорю со Светкой, пусть она подключит к этому делу своего мужа, глядишь, и найдётся одинокий.

              - Даже не знаю, что и сказать, неожиданно как-то всё, - ответила Люба растерянно.

              - Надо же с чего-то начинать…  сегодня же с ней поговорю, - решительно ответила Валентина и, глянув на часы сказала: - Всё, пора домой сворачиваться… Результат я сообщу тебе в четверг.

              - Ладно, ты права, с чего-то начинать надо, тем более что одной жить плохо. Только я очень прошу, мне бы хотелось, чтобы мужчина старше меня был, сверстники мне как-то не по душе…


              Новошахтинск – небольшой шахтёрский городок, состоящий из нескольких микрорайонов, раскиданных вдоль трассы. В одном из таких микрорайонов Люба и жила. С одной стороны дороги стоял маленький жилой комплекс, а с противоположной стороны этой дороги находился необорудованный вещевой  рынок, за которым уже тянулось поле. Торговали на этом рынке всего три дня в неделю: в субботу, в воскресенье и в четверг. Основной же рынок находился в центре города и работал он ежедневно.

              Закончив торговлю, Люба направилась к автовокзалу – по воскресеньям она уезжала в Ростов для закупки товара на вечернем оптовом рынке. Она по-прежнему на ночь останавливалась у Тамары, которая с радостью встречала полюбившуюся ей квартирантку. Бывший Любин муж продолжал на неё свои атаки, но она их стойко отбивала.

              Дремля в автобусе, Люба думала над предложением Валентины. Душе не давали покоя постоянно возникающие сомнения в правильности её поступка, но, как говорится, «лёд уже тронулся».

              От переживаний в голове у неё кружилось множество мыслей: «Сын в очередной раз уехал к бабке в Константинополь, хвосты коровам крутить, а когда вернётся, возможно, я буду уже не одна. Даже трудно представить его реакцию на моё предстоящее знакомство… Что же он может устроить мне под чутким руководством «дяди Славы»?..   Однако, не смотря ни на что, пора взять себя в руки и начинать действовать…  Курортный роман ничего хорошего мне не принёс, только боль и страдания, а раз так – его нужно забыть».

              Приняв окончательное решение, Люба с волнением стала ожидать назначенный день и, когда четверг  настал, Валентина, первым делом, объявила Любе:
              - Всё, со Светланой я поговорила, и она рассказала обо всём своему мужу. Он дал согласие и пообещал поговорить со своими ребятами. Теперь будем ждать результата.


              Прошло достаточно много дней, но затея со знакомством резко затихла, словно никаких разговоров на эту тему не было и вовсе. Люба молчала и свою соседку по рынку ни о чём не спрашивала, потому что на самом деле этой затеи она боялась.

              И вот, в один из рыночных дней, когда Люба грустила под навесом в своей палатке, ожидая очередных покупателей, к ней вдруг подошла незнакомая женщина, направляясь прямиком под навес. Люба встала и направилась на встречу незнакомки.

              - Я подруга Валентины, - сказала она и кивнула в сторону соседки, - Светой меня зовут. Я тут мимо проходила, скупиться приехала, и сказать заодно, что муж поговорил со своими ребятами и один из них очень хочет познакомиться для создания семьи. Нужно только для начала вам где-то встретиться, чтобы вы увиделись, вдруг он тебе не понравится.

              От неожиданности Люба немного растерялась. Она смотрела на взрослую, но очень симпатичную женщину, у которой из-под вязаной шапки выбилось несколько длинных кучерявых локонов песочного цвета и молчала. Её глаза и голос были настолько приятны, что Люба прониклась доверием к этой женщине.
              - Даже не знаю, как лучше это сделать… так всё неожиданно, - улыбаясь, сказала Люба. – До встречи Нового года осталась неделя, может прямо на праздник и встретиться?

              - Для начала я предлагаю вам встретиться прямо здесь, пусть он придёт к тебе сюда, чтобы вы  увидели друг друга в лицо.

              - Да, Светлана, вы правы, - согласилась Люба, - пусть приходит сюда.


              Долго ждать не пришлось. Через день, во время субботней торговли, к Любе на точку подошла пожилая женщина, немного полная и строгая на вид. Она шагнула вовнутрь палатки и остановилась недалеко от края.

              - Вы Люба? – спросила она.

              - Да, - коротко ответила Люба, не понимая, кто эта женщина и что ей надо.

              - Мой сын пришёл с вами познакомиться, - объявила она и, оглянувшись назад сказала, стоявшему позади неё парню: - Проходи и познакомься с девушкой.

              - Меня Игорем зовут, - сказал он со стеснением, пробравшись вовнутрь палатки. – Я сегодня вечером в рейс отправляюсь, везём уголь продавать, когда вернусь – не знаю, думаю, что к празднику успеем возвратиться.

              Люба слушала его, не понимая как ей реагировать на подобную сцену. Перед ней стоял довольно высокий и худощавый молодой человек приятной внешности, с узким мускулистым лицом и тёмными кудрявыми волосами и был он в пределах её возраста. Любу смущало присутствие его матери, она не могла понять, зачем здесь эта женщина.

              «Наверное, она очень переживает за судьбу своего сына, вот и решила лично посмотреть на будущую невестку, - сделала свой вывод Люба, - сначала она взглянула на меня, и только потом дала своё согласие на знакомство. Если бы я ей не понравилась, они прошли бы мимо».

              - Ничего страшного, увидимся прямо на праздник и вместе встретим Новый год, – само собой вырвалось у Любы. - Думаю, что будет удобнее встретиться у меня, живу я здесь рядом, адрес свой я тебе сейчас напишу.

              Как только Люба написала на клочке бумаги свой адрес и передала Игорю, они сразу же удалились. Всё происходило так странно и быстро, что Люба не могла сообразить, как ей правильно поступить.  Однако присутствие матери  всё же придало ей уверенность в правильности принятого решения.


             Заканчивался предпоследний день уходящего 1998 года – среда, 30 декабря. Люба приняла душ и уже готовилась ко сну. Рано утром ей предстояло выйти на последнюю предпраздничную торговлю, а потом – подготовиться к приёму гостя, с которым ей предстояло познакомиться и определиться с  дальнейшими отношениями.

             Времени на личную подготовку почти не останется, поэтому Люба решила вымыть голову этим вечером. Волосы почти высохли, струясь волнистыми локонами чуть ниже плеч. Вот уже около шести лет она осветляла волосы, превратившись в блондинку. Одев свой любимый  розовый пеньюар, она уже собралась забраться в постель, как вдруг раздался дверной звонок.

             Люба особо не удивилась, подумав: «Опять Славку принесло,  уже сил нет бороться с ним».

             Однако звонок не был настойчивым, как это было обычно, и тогда Люба решила заглянуть в глазок, чтобы увидеть, кто именно стоит за её дверью. От увиденной личности Любу вдруг передёрнуло.  Не снимая дверной цепочки,  она приоткрыла дверь, потому что не сделать этого она не могла.

             - Игорь, ты зачем пришёл? Уже очень поздно и я ложусь спать… мы же договорились встретиться завтра, вот завтра и приходи, - сказала Люба, мягко, но строго, выглядывая в образовавшуюся щель.

             - Извини, я просто ехал мимо и решил  найти по адресу, где ты живёшь, чтобы завтра точно знать, куда мне идти. Завтра я обязательно приеду. До свидания!

             - До свидания, - ответила Люба, светившемуся от счастья молодому человеку, думая: «Я просила  мужчину старше меня, а этот явно младше меня… и на много».


             Праздничный вечер волнительно приближал момент предновогодней встречи и, когда к приёму гостя всё было готово, в назначенное время раздался звонок.  Люба открыла дверь, и в квартиру вошёл человек, которого она совершенно не знала. Игорь держал в правой руке бутылку шампанского, а в левой – большую коробку с конфетами. Поздоровавшись, он сказал:
             - Держи, это всё тебе.

             Усадив гостя за стол, Люба стала предлагать ему всевозможные блюда, от которых почти не осталось свободного места. Сначала разговор не очень клеился, так как оба чувствовали стеснение, которое исчезло только спустя некоторое время, когда подействовало выпитое спиртное.

             Любе пришлось пить шампанское одной, так как Игорь бутылку вскрыл, но пить отказался, сославшись на то, что это его подарок и что этот напиток он не любит, отдав предпочтение  стоявшему на столе коньяку. Заедая шампанское шоколадными конфетами, подаренными Игорем, Люба предлагала и ему попробовать хотя бы одну, такие они необыкновенно вкусные.

             - Нет-нет, конфеты я тоже не люблю, у меня от них зубы болят, - категорически отверг он Любино предложение.

             Почему-то на странность такого поведения особого внимания Люба не обратила, просто немного удивилась, как можно не любить шампанское и шоколад. Заострять на этом внимания вряд ли бы кто стал, тем более в Новогоднюю ночь.

             - Прежде чем с тобой познакомиться, я заранее приезжал на рынок, чтобы посмотреть на тебя со стороны и только тогда принять решение. Когда же увидел, кого мне предлагают, сразу же дал согласие.

             «Так вот почему затянулось наше знакомство…  он сначала приехал один на меня посмотреть, потом привёз маму на мои смотрины, потом после этого они думали и решали, что им делать, так сказать, справки обо мне наводили, - подумала Люба, сделав заключение: - Хотя, с другой стороны они, наверное, поступали правильно».

             - А когда я тебя вчера вечером увидел в маленькую щелочку, я просто обалдел… я ведь тебя только в шапке видел, а тут…  волосы распущенные … так красиво! – продолжал Игорь раскрывать свои маленькие тайны. 

             - А сколько тебе лет? – наконец, осмелившись, спросила Люба.

             - Тридцать два, - услышала она в ответ и обомлела.

             - Ты младше меня на целых пять лет, это никуда совсем не годится, - неожиданно подвела черту Люба.

             - Мне наоборот нравится, чтобы женщина была старше меня, так что возраст – не помеха. С женой я в разводе, у меня от неё есть сын, девять лет ему… брат у меня родной есть, меньший… в милиции работает… живём мы с матерью… отец давно умер…

              Люба слушала Игоря, а её словно обволакивало густым туманом. Её разум и сердце продолжали упорно сопротивляться, уплывая в далёкий город под громким названием – Москва, в котором этой ночью  с кем-то встречал Новый год её мужчина из курортного романа…

              Ночь незаметно пролетела, и всё её волшебство с рассветом совершенно растворилось – от него не осталось и следа. Праздник окончился и наступил обычный день. Наконец, к вечеру гость покинул Любу, предупредив, что завтра он придёт снова.

              Очень хотелось спать после бессонной и пьяной ночи. Разложив на кухне угловое кресло, Люба решила лечь спать именно здесь, прижавшись к горячей батарее, что висела под окном, почему-то её тело пронизывал непонятный холод и, вообще, с ней стало происходить что-то странное, появилось состояние полной апатии.

              Как долго Люба проспала, она не знала, но среди ночи она проснулась от того, что кто-то настойчиво хлопал её по плечу. Прямо у Любиной головы стоял стол, и она не могла понять, кто из-под стола мог её похлопывать.

              В окно падал отдалённый свет от фонарного столба, слегка освещая комнату и, повернув к столу голову, Люба посмотрела в сторону плеча – от увиденного ужаса её сердце похолодело. По плечу её били два чёрных уха, похожих на заячьи, но только длиннее. Мгновенно они стали подниматься вверх, вытягиваясь в длину и наводя на Любу панический страх.

              От такого видения можно получить разрыв сердца, но Любино оказалось крепким, и она смогла досмотреть всё до самого конца.

              Достигнув середины пространства, уши резко оторвались от пола по причине их сильного растяжения и, стянувшись в клубок, они мгновенно превратились в двух чёрных летучих мышей, наводя на Любу неимоверный страх. В пространстве они метались с молниеносной скоростью, но при этом плафон они не задевали, он оставался висеть недвижимо.

              Любины глаза были неотрывно устремлены на этих летающих тварей, которые вдруг решили броситься в окно, чтобы вылететь на свободу, но преградой им послужило стекло, ударившись о которое они сразу же превратились в двух огромных чёрных пауков, заметавшихся по кругу вокруг себя. Ещё немного и Любины глаза могли бы вылезти из орбит, но к счастью лохматоногие чудовища каким-то непонятным образом смогли проникнуть через преграду, невидимо исчезнув за окном.

               Дрожа от страха, словно осиновый лист, Люба собрала в кулак всю свою волю, чтобы решиться  вскочить с постели и, бросившись к стене, включить свет.  Свет стал её спасением, оставаясь гореть до самого утра. Забравшись под одеяло, она никак не могла уснуть, потому что произошедшее не выходило из её головы: «Что это было? Так можно сойти с ума – какие-то два уха, две мыши летучих, два паука, и все превращаются друг в друга».

               Люба всё-таки уснула, но уже под утро, оставаясь в постели до самого обеда. Когда она проснулась, в скорости прибыл Игорь, а вслед за ним неожиданно раздался настойчивый звонок в дверь. Буквально выбежав в коридор, она подумала, что это снова прорывается к ней её бывший муж и спросила, не глядя в глазок:
               - Кто там?

               - Открывай…  свои, - раздался за дверью знакомый голос, на который не открыть Люба не могла. – Один я, не переживай.

               Люба открыла дверь, и в коридор вошёл её сын с полиэтиленовым пакетом в руке.

               - Ты это откуда? – удивившись, спросила она.

               - Ты, мать, прости меня…   домой я приехал… есть хочу… с дороги я.

               Такого поворота дел Люба никак не ожидала. На кухне сидел не понятно кто, и она не знала, как представить сыну Игоря. В свою очередь самого Игоря она в известность не ставила, что может вдруг приехать сын, и они столкнутся, хотя о существовании её взрослого сына он знал.

               Эти двое почему-то вносили в Любину душу дискомфорт. Не зная, что ей делать и что говорить, всё  решилось само собой. В коридор вышел Игорь и, увидев друг друга, они всё поняли, протягивая друг другу руки для пожатия и знакомства.

               Они оба прошли на кухню, оставаясь долго сидеть вдвоём.  С этого момента эти два товарища стали неразлучны, незаметно подчиняя Любу своей воле. Тучи сгущались над ней с каждым днём всё сильнее и сильнее, приближая её жизнь к неминуемой погибели…

    
               

 
               
               


Рецензии