Сказка про фарфоровый чаник

В одном доме,  в серванте за стеклом жил старинный фарфоровый сервиз,  он был невероятно красивым,  с большими яркими цветами на перламутровом фоне. И когда солнышко светило в окно и попадало своими лучами на стекло серванта,  сервиз начинал сиять еще сильнее,  и еще ярче так,  что глаз отвести было невозможно! И больше всех в этот момент сиял большой пузатый чайник из чайной части, живущий на нижней полке. Ах как он  гордился Своей красотой в эти минуты,  как высоко задирался его носик над чайными парами,  молочником и сахарницей! Он бы мог задрать свой носик еще выше,  но стеклянная полка над ним не позволила бы ему это сделать,  но чайник не сильно расстраивался по этому поводу- он и так выглядел лучше чем остальные предметы сервиза,  и никто не посмел бы с этим поспорить,  если даже очень захотел это сделать…
Так и стоял бы чайник всю свою жизнь за стеклом,  так и сиял бы на солнышке всем своим перламутром, если бы не семейные праздники.  В такой день обязательно раскладывался стол,  устилалась  белоснежная скатерть с кружевными оборками,  а по верх её выставлялся весь сервиз - сначала обеденная его часть,  а затем и чайная.   В большой чайник клали ароматный цейлонский чай и заливали его кипятком,  но конечно же не крутым.  Нет, чайник совсем не боялся крутого кипятка,  он же был сделан из настоящего фарфора,  а не из какого-нибудь неприглядного,  простолюдинского фаянса.  Крутого кипятка боялись сухие чайные листочки,  ведь тогда они не смогут раскрыть свой истинный аромат,  а для чайных листочков это было самым важным делом  всей их жизни.  И вот,  когда заканчивалось очередное семейное празднование,  вся посуда отправлялась на кухню,  чтобы быть вымытой и высушенной мягкими вафельными полотенцами.  И если для полотенец,  это был их звездный час,  то для сервиза,  и особенно для чайника,  это было самое ужасное время!  Время,  когда приходилось стоять на одном столе с простой посудой и даже (О!  Ужас!)  иногда соприкасаться с ней.  С трудом чайник выдерживал эти мучительные минуты,  он старался смотреть только вперед, чтобы не замечать простую грязную посуду.  Бр-р!  Как это было противно,  но слава Богу,  совсем не долго.  Вымытый,  высушенный чайник снова оказывался на своей любимой полке,  где он мог беззаботно ожидать солнечного лучика,  чтобы,  как и прежде,  сиять всей своей красотой…
   Время летело,  месяц проходил за месяцем,  год за годом.  И всё бы так и продолжалось: будни,  праздники,  накрытый стол,  кухонная мойка, временное соседство с простой посудой и снова любимый сервант,  и снова будни…
     Пока не произошло то,  что чайнику и в страшном сне присниться не могло.  А случилось вот что: однажды,  после очередного семейного праздника,  когда вся посуда была отправлена на кухню,  чтобы быть вымытой,  какие-то маленькие ручонки схватили чайник с кухонного стола и потащили его вниз, а так как ручки были совсем маленькие,  а чайник был большой и пузатый, и от этого тяжелый,  то ручонки дрогнули и  чуть не уронили чайник на пол,  правда его тут же подхватили большие руки,  но от беды это не спасло- чайник со всей силы ударился своим носиком о край стола, и по кухне эхом разнесся фарфоровый звон!  В одно мгновение носик чайника из красивого перламутрового «лебедя»  стал уродливым и  страшным таким,  что все его друзья: фарфоровые блюдца с чашечками,  молочник и сахарница, ахнули в один голос и отвернулись в другую сторону.  Они ведь,  тоже были очень гордыми и заносчивыми и больше не желали знаться с тем кто,  по их мнению, стал их недостойным. (На самом деле носик чайника пострадал не так уж и сильно,  просто чуть-чуть откололся,  почти не заметно,  а сильный звон от удара был только потому,  что фарфоровая посуда всегда так звучит если её даже слегка ударить.)  Всё  горе несчастного чайника состоял в том,  что теперь его больше никто и никогда не поставит в сервант за стекло.  Даже с таким небольшим сколом,  даже очень красивому и перламутровому чайнику больше ни будет места среди фарфоровой посуды! «О!  Теперь я самый несчастный чайник на свете!» горько простонал он и не услышав никакого ответа,  ни капли сострадания от теперь уже бывших друзей,  чайник замолчал и решил,  что больше никогда и ни с кем не будет разговаривать.  Так и простоял он на кухонном столе до самого позднего вечера,  а потом произошло то, что оказалось еще страшнее чем тот удар о край стола- его,  такого красивого,  с яркими цветами на перламутровом фоне,  взяли и поставили в кухонный шкаф,  за глухие деревянные дверцы,  туда где жила простая фаянсовая посуда!  Большего позора,   для фарфорового чайника и придумать было невозможно!
  Время потянулось мучительно медленно.  Солнечного света чайник больше не видел,  разве если только урывками,  когда дверцы шкафа открывались для того чтобы,  поставить или забрать простую посуду- тарелку суповую или блюдечко или среднюю тарелку под второе блюдо…  А потом снова была темнота.  Но самая настоящая темнота наступала,  конечно же ночью!  Вот тогда вообще ничего невозможно было разглядеть, и от этого чайнику было очень страшно и одиноко, но рассказать кому-либо о своих чувствах он не мог,   ведь он же решил,  что больше ни с кем не будет разговаривать!  Тем более с простой посудой!  Нет!  Никогда! Так и стоял он молча день за днем, ночь за ночью. А поговорить то ах как сильно хотелось,  тем более простая посуда все ночи на пролет болтала друг с другом,  рассказывая о том какие события произошли в тот или иной день.  И эти истории иногда были очень и очень интересными,  но чайник делал вид,  что и не собирался их слушать…  И вдруг,  в одну из самых темных и одиноких для чайника ночей,  он услышал,  как к нему обращается слабенький,  неуверенный голосок, такими голосками обычно разговаривали маленькие блюдца,  те которые были самыми маленькими в шкафу и поэтому их особо не слушали,  потому что очень сложно расслышать тоненький голосок,  если все кругом громко разговаривают.  А вот около чайника всегда была тишина , видимо,  поэтому-то маленькое блюдце и осмелилось обратиться к чайнику в надежде что хотя бы он его услышит … « Простите,  а вы не подскажите,  что сейчас суповая тарелка сказала,  вроде что то про звезды?»
Сначала чайник даже не поверил своим ушам!  Как это простое блюдце посмело обратиться к нему – к фарфоровому чайнику,  к такому красивому и знатному!  Но тут же грустно вздохнул: какой же он теперь знатный,  если кончик носика отломлен,  если его держат на кухне за глухими дверями,  куда не проникает ни одного даже самого маленького лучика солнца,  и где никто не может видеть всего великолепия перламутрового фарфора с большими яркими цветами…
«Да,  юноша,  суповая тарелка сказала,  что на небе ночью загораются четыре звезды,  одна большая и три маленьких», медленно,  выговаривая каждую букву ответил чайник.  И вся посуда в шкафу вдруг замолчала; тарелки,  блюдца,  чашки на нижнем поддоне и разеточки под варенье,  все уставились на фарфоровый чайник.  Ведь никто и никогда раньше не видел чтобы фарфоровая посуда заговорила с простой посудой…   Чайнику тоже стало неловко,  но он уже очень устал стоять в одиночестве и молчать.  И поэтому,  с глубокой благодарностью в сердце к смелому блюдечку,  чайник решил продолжить.  «Но на самом деле на небе вовсе не четыре звезды,  а намного больше!  Так же много,  как сахара в сахарнице или соли в солонке.  Они все объединены в самые разные созвездия,   и у каждой звезды есть свое имя… »  До самого утра чайник рассказывал про звезды,  про планеты,  метеориты и горящие хвостатые кометы, обитающие в космосе!  А когда наступило утро и дверки шкафа открылись вся посуда вздрогнула от неожиданности,  ведь еще никогда ночь не проходила так быстро!  Следующую ночь чайник рассказывал про бескрайние и глубокие моря и океаны с различными сказочными обитателями неописуемой красоты!  И эта ночь пролетела как один миг! И следующая тоже…  Чайник оказался изумительным  рассказчиков и он знал тысячу историй,  столько,  сколько простой посуде и за всю свою жизнь не узнать.  А все потому,  что в гостиной,  где когда-то в серванте жил чайник,  стоял старенький телевизор,  который показывал всего три,  или чуть больше,  канала,  и в основном это были познавательные каналы. Когда их включали,  то все кто был в гостиной( и даже фарфоровый сервиз)  засыпали от скуки,  но только не чайник – он часами мог смотреть  передачи про звезды и космос,  про морских обитателей,  про африканские пустыни и бесконечные снега южного и северного полюсов….  Теперь он мог всё это рассказывать простой посуде и та,  будучи благодарным слушателем,  ловила каждое слово чайника,  с нетерпением ожидая очередной ночи…  И хотя чайник продолжал скучать по серванту и лучикам солнца ( по фарфоровой посуде он не очень скучал,  ведь они же все отвернулись от него когда откололся кончик его носика,  значит и скучать по ним и не обязательно),  и так: хотя чайник и скучал по своей прежней жизни,  он был всё же весьма доволен нынешним своим положение.  А что?  Как быть не довольным,  если ты стал самым уважаемым во всем кухонном шкафу,  да что там в шкафу – во всей кухне!  Ведь когда тарелки или чашки,  или блюдца забирали на завтрак,  обед или ужин они рассказывали всем,  кто не жил в шкафу,  все те истории которые поведал им фарфоровый чайник, и вскоре уже вся кухня мечтала попасть в шкаф и послушать какую-нибудь приинтереснейшую историю!
     Но вдруг, в одно,  казалось бы,  простое утро,  обе дверцы кухонного шкафчика открылись настежь.  Надо сказать,  что такого уже давно не бывало,  обычно открывали только одну дверцу,  ту за которой стояли тарелки, чашки и блюдца,  а вторую дверцу не трогали,  потому, что там стояла та посуда,  которой пользовались очень редко или не пользовались совсем,  а выкинуть не решались,  вот за этой дверцей и жил чайник,  смелое маленькое блюдце, голос которого никто не мог расслышать,  ну потому что блюдце было слишком маленьким,  и так же жили разеточки для варенья,  и еще редко-нужная утварь.  Но зачем же сегодня открыли эту дверцу? И через мгновение все поняли зачем: большие руки подхватили фарфоровый чайник и,  в первые за несколько месяцев,  вынесли его прямо под солнечные лучи,  которые лились сквозь кухонное окошко и падая на перламутр фарфора заставили всех обитателей шкафа да и всей кухни тоже,  ахнут от изумления,  так сильно и так красиво заиграли большие яркие цветы на перламутровом фоне чайника!  « Да,  вы правы- обратились большие руки к рукам хозяина дома,  - этот чайник просто великолепен!»
«Вот кончик его носика,  - волнуясь проговорил хозяин,  - вы говорили что его можно отреставрировать»
Увидев отколотый кончик своего носика,  чайник так обрадовался,  что чуть ли не выпрыгнул из рук мастера (дело в том,  что большие руки  принадлежали мастеру,  который чинит разбитую посуду, и хотя эти руки и были действительно большими,  чинили они просто виртуозно! )
 « Это же мой носик!- Воскликнул чайник,  - мой бедный, несчастный носик!  А я думал,  что он потерялся навсегда!»
    Через минуту чайник опустили в просторную коробку наполненную мягкими поролоновыми шариками и его увезли на реставрацию.  Что такое «реставрация» так никто и не понял,  ведь еще никому из простой посуды не говорили таких слов,  но вот что поняли даже самые маленькие столовые приборы,  так это то,  что их чайник – их изумительный рассказчик,  больше никогда навернётся к ним на кухню…..
Ломбард,  это то место где живут старинные, весьма ценные вещи,  может они не очень красивые,  но очень ценные.  Правда,  всё же,  бывают там и красивые,  старинные и весьма ценные вещи!  Например как один большой фарфоровый чайник покрытый перламутром,  с яркими наикрасивейшими цветами,  и высоко задранным носиком – абсолютно целым перламутровым носиком.  Он стоит на витрине за прозрачным стеклом и его освещают сразу четыре яркие лампочки,  они светят так ярко,  что даже в самую,  пасмурную погоду чайник стоит залитый светом, и весь его перламутр искрится и переливается,  заставляя прохожих останавливаться и подолгу любоваться такой сказочной красотой! А ещё над фарфоровым чайником не было никакого стекла,  как в старом серванте и он мог бы задирать свой носик так высоко, как только бы захотел, но он не хотел, да, да,  совсем не хотел,  хотя ему очень нравились восхищенные взгляды людей. А когда наступала ночь и свет гас до утра,  чайник закрывал глаза и представлял,  что он находиться в кухонном шкафу,  а рядом с ним маленькое смелое блюдечко,  голос которого никто не мог расслышать,  ну потому что оно очень маленькое.  Тут же рядом стоят разеточки для варенья,  а там подальше: тарелки суповые,  тарелки для второго блюда,  блюдца  и внизу,  на поддоне,  чашки. И он- фарфоровый чайник,  все ночи напролёт рассказывает им свои такие разные и такие интересные истории…


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.