Ординарец

    Разбирая с внуком семейный фотоархив на глаза попалась фотография отца с незнакомым человеком. Вспомнила, что фотография появилась после поездки родителей в Белоруссию, к боевому товарищу отца.
 Ординарец!
“Это фамилия? “- Спросил 10 летний внук.
 Вот оно поколение пепси! В трехлетнем возрасте, картавя, называл без ошибочно все марки проезжающих мимо машин, в первом классе не знал, кто такие фашисты, а в пятом -  такие слова, как «блиндаж» или «ординарец» поставили в тупик.
     «Ну-ка поводи пальчиком по своему гаджету-планшету, почитай-ка кто же такие ординарцы.»
Интернет не заставил себя долго ждать:
Приказ Ставки Верховного Главнокомандующего (ВКГ) от 10.10.1942 г. №-994235 о введении ординарцев:
   «В целях разгрузки комсостава и предоставления ему больше возможностей использовать всё имеющееся время для управления своими подразделениями и частями, Ставка ВГК приказала:
   1. Для обслуживания личных бытовых нужд и выполнения служебных поручений комсостава, ввести в действующих армиях ординарцев за счет численности части из числа рядового состава, соответствующих этому назначению, и как правило, ограниченно годных к строевой службе.
   2. Ординарцев ввести: а) для командиров стрелковых подразделений и частей от командира взвода до командира дивизии включительно...».

     Решили с внуком найти в фронтовых письмах прадеда Кеши, строки о боевых товарищах, в частности, о том, к кому спустя 23 года после победы ездил гости в Белоруссию..
     Из писем стало ясно, что оперативная группа, старшим в которой был мой отец, старший оперуполномоченный отдела контрразведки «СМЕРШ» 102 Дальневосточной Новгород-Северской стрелковой дивизии капитан Киселев Иннокентий состояла из ст. лейтенанта Павла, ст. лейтенанта Петра, и рядовых ординарцев Алексея и   двух Владимиров.
В своих письмах он знакомил свою будущую жену, мою маму со своими боевыми товарищами.
 « Тонюша, от всей своей души заявляю тебе, что если нет от тебя долгое время писем , я действительно переживаю, меня никто не развлекает, кроме моих помощников Павла и Петра, Алексея и Владимиров .
       Мы не только способны разрешить деловые вопросы, но в свободные минуты способны развеселить друг друга, скучать себе права не даем. Проверяем силу друг у друга, рассказываем анекдоты. И тот, кто находится около нас, из офицеров или солдат, обязательно освежит себя смехом.

     Алексей - это мой ординарец, как я его называю комендантом. Сам он с Урала. В 1941 году был тяжело ранен под Москвой, ему проделали три сложных операции, он не строевой, но в строю, функции его уход за воронком. Это моя лошадь, Каштаном его называем. Что характерно, вчера Алексей пас на лугу Каштана. Алексей уснул,а Каштан рядом лег и голову положил на Алексея. Вот как на войне животные дружат с человеком.

     Второй ординарец – Владимир Первый, молодой парень, местный, до прихода частей Красной армии был в партизанском отряде "Смерть фашизму", хорошо знает местность и предателей Родины, что полезно в работе. Он родом одессит,1924 года рождения, тоже черноглазый, ростом выше меня, окончил 9летку и техникум, учился на первом курсе ж.д. института, бросил учебу и ушел работать на транспорт. Работал в г. Жлобин. Во время войны ушел в партизанский отряд, был ординарцем командира партизанской бригады, со мной он с декабря прошлого года, проворный, славный парень, на днях получил правительственную награду и звание сержант. Хорошо владеет зрительной памятью, крепко помогает в работе, всегда со мной, «вшиско» разумеет польской «мови». Имеющиеся кое-какие недостатки (относящиеся к детству) - поправимы. Война и люди на войне многому научат, Война даст возможность правильно оценить и построить свою жизнь.

    Владимир Второй- повар, на хозяйстве отряда

    Павел, в чине ст. лейтенант, на 4 года старше меня, в прошлом партийный работник. Знаю его ещё по Дальнему Востоку. Все время находился с ним с первых боев.Он был ранен, но вскоре вернулся в строй. Был женат. Жена его врач, была на 1ом Украинском фронте. Вот уже 4 месяца о её судьбе он ничего не знает.
Из полученных источников считает её погибшей в боях.
Хороший парень, прекрасно понимает стоящие перед ним задачи.
Спим мы всегда вместе, подушка у нас одна на двоих.  Между делами, в свободную минуту, веселим не только друг друга, но и других. Скучать не разрешаем себе ни при каких условиях

    Петр ст. лейтенант, оперуполномоченный, на этой работе уже 10 лет, старше меня на 10 лет. Отечественная война захватила его в Львове, с ни я уже второй год.Хороший парень, веселый.
    В общем, все собрались такие, что "будь, будь" (это у меня поговорка такая), из мертвого сделаем живого.
Хочу после обеда вздремнуть, хлопцы уже спят, они все любители поспать. Я принял метод будить их – кричу: «Авиация противника, поднимайтесь!» или «Просочились автоматчики!»; при таком подъеме встают быстро, а если скажешь: «Павел, Петр, Владимиры – кушать!», то проведешь час и не разбудишь.»
 Владимир Первый, ординарец-порученец, чаще всего упоминался в письмах Иннокентия
 «Вчера  был с Володей в боевых порядках, гранатами отбивали контратаку бешеных фрицев. Это не впервые. И хвороба не взяла и не возьмет, встречу гарантирую, дорогая. Когда встретимся, а встреча уже не далеко, тогда обмоем мои ордена.
  Привет родным, тебя крепко, крепко целую моя дорогая, твой Кеша.»

13 ноября 1944г
Действующая армия.
                День добрый слышко коханая Паненка!
     Тонюша, тебе написал письмо мой Владимир, что бы ты познакомила его с кем-нибудь.
Он парень так хорош, что многие говорят мне, какой сам, такого и ординарца нашел. Красивый хлопец, но из прохвостов, прохвост. Много имеет свободного времени и строчит письма во все концы Советского Союза. Не одной голову закрутил. Носит полные карманы фотокарточек поляков и немцев в гражданской форме и шпигует их в свои письма, мотивируя, тем, что мол в условиях фронта сфотографироваться не представляется возможным, а вот осталась одна ещё довоенная фотокарточка.
Высылает, босяк, кому постарше, кому помоложе, сочиняя возраст клиента.
Эти Владимиры, подлецы, всех студенток из Ивановского физтехникума на ноги подняли. Ему пишут из Москвы, из Киева и других городов.
     Детства много у них, хотя вот и Петро, старый хрыч, имеет уже 40 лет, переписывается с тремя москвичками. Я его пробовал ругать, отвечает  к кому-нибудь и приеду.
Не подумай, дорогая, что и  я такой же, нет!.
     Переписываюсь только с тобой, единственной, любимой и надеюсь, что мы с тобой будем настоящими друзьями и после войны.
          А Владимиру, хочу, чтобы ты выбрала время, и прочитала бы ему хорошую нотацию.
          И так, моя дорогая, кончаю. Синяк у меня спал, и поэтому дела, настроение и здоровье отличные.
                Привет родным.
                Крепко, крепко тебя, дорогая, целую, только твой Кеша 

  6 декабря  1944г
  Действующая армия.
                Здравствуй моя дорогая Тонюша!
Время сейчас 4 часа 45 мину утра
     И вот только что, зашел в свою землянку, зажег свет, разбудил Владимира. Он достает три дорогих от тебя, моя любимая, письма, одновременно, сукин сын, говорит: «Получил я фото от москвички одной, где бы фото хорошего поляка найти, послать ей?»
Вот босяк! Надо, чтобы ты его прочихвостила, как следует в своем письме.
      Вечером, Тонечка, ещё напишу.
      Дела, настроение и здоровье отличные. Привет родным.
     Крепко, крепко тебя, моя дорогая, целую , Кеша.»

В ответ на просьбу прочихвостить Владимира Первого, Тоня написала

       «  Говоришь, Владимир хорош парень, но из прохвостов прохвост (крутит голову ни одной девушке через письма), да и Петро (хотя и в возрасте) не отстает. В общем перебарщивают, это не честно. Да и зачем это? Вот видишь, какая ваша боевая семья не хорошая в этом отношении. Говоришь, ты не такой – переписываешься только со мной (только, чтоб это было не пустыми словами!), и надеешься на нашу дружбу – быть друзьями жизни.
     Сейчас по радио передают концерт, время 0.30. Концерт в честь 20тилетия радиовещания.
Сегодня также написала письмо Володе, тебе сниму копию, а ты попроси, чтобы он тебе прочитал мое письмо, посмотри, как он будет реагировать на него и напиши мне.
                Будь здоров. С приветом, Тоня.»

В семейном архиве сохранилась и копия письма Владимиру.

« 16 декабря 1944г
Москва
                День добрый, Володя!
Вот наконец, нашлась свободная минутка ответить на Ваше письмо, которое я получила уже давненько.
Прошу извинить за такое «чуткое» внимание. Совершенно нет свободного времени, да и вопрос не большой важности. Если бы Вы обратились ко мне с другим, серьезным вопросом, то ответ получили бы своевременно.
Сегодня выкроилась свободная частичка времени, благодаря чему уделяю Вам некоторое внимание. Ваша просьба мне знакома, напрасно Вы думаете, что я забыла о ней.
Не выполняю Вашу просьбу по своим соображениям. Вы не ошиблись, что у меня есть подруги и знакомые, с которыми я могла бы Вас познакомить.
Но Вы, Володя, извините меня замою откровенность, но мне почему-то кажется над этим вопросом серьезно не задумывались. Ваш возраст, по-моему, смотрит на эти вопросы по-детски.
Возможно я и ошибаюсь, но мне кажется, что я не ошибаюсь в своих мыслях.
Кроме того, Вы на переписку смотрите, как на развлечение, чего недолжно быть.
Сомневаюсь, что Вы не имели переписки с девушками тыла.
Знакомить для того чтобы портить бумагу, которой, по-моему, не такой уж избыток и собирать мешками коллекцию фотокарточек не особо интересный род занятий, так, что думаю и надеюсь, что Вы сами сможете доставить себе такое удовольствие, без моей помощи, не привлекая к этому лишнего человека.
Подруги у меня есть и молодые девушки, но очень серьезные по своему содержанию и по поведению.
Володя, прошу меня извинить за откровенность, ибо моя натура не терпит никаких пошлостей. Люблю чтобы все было правдиво, искренне и т.д.
Так что прошу не обижаться на такой ответ. Убедительно прошу Вас. Володя, поддерживайте Кешу, чтобы настроение его было всегда хорошим. Передайте ему от меня горячий привет.
А, Вам, молодой рыц3арь, я пожелаю хороших боевых успехов и исполнения всех Ваших желаний.
          Будьте здоровы.   С приветом, Антонина
               
26 Декабря 1944г.
Действующая армия.
                Тонюша, здравствуй дорогая!
Настроение сегодня у меня с утра было не совсем приятное, а вот когда получил от тебя, моя дорогуша, два письма, то во многом улучшилось.
      Тонюша, как ценно, что мы храним нашу переписку, как это будет замечательно вспомнить про нашу переписку при нашей встрече, до которой, по-моему, ждать осталось меньше, чем ждали.
Володя письмо твое получил и на мой вопрос: «Как реагируешь на письмо от Тони?»  От него последовал ответ: «Напишите Антонине, что этому рыцарю такие же нотации читает весь Советский Союз!»
Прости, милая, что мало написал, и так, родная, настроение, дела и здоровье на отлично! Привет родным.
                Крепко, крепко, тебя, сероглазая, целую, твой Кеша.»

7 января 1945г
Действующая армия.
                Родная!
     Поздравляю тебя, моя дорогая, с наступающим днем твоего рождения, желаю тебе самого крепкого здоровья, выполнения твоих желаний и здравствовать многое, многие лета, счастливо дождаться счастливой, желанной встречи.
     Тонечка, очень доволен, что ты пишешь: «Губную помаду употребляю в редких случаях». Это в моем вкусе и мне это нравится, тех кто красится всегда обхожу за три версты. Тонюша, твой привет Владимиру 1му передал, вот он рядом сидит и читает.
Я ему передаю от твоего имени привет, а он, босяк, отвечает «Я на днях написал четыре письма по адресу Москва 68, Восточная ул. Кор.7 по разным квартирам, скоро Ваша москвичка будет под полным моим обстрелом!»
Это я слышал и от Владимира 2го.
     Тонюша, я тебе как-то писал, что Владимир 1ый поднял на ноги весь Ивановский техникум, вот высылаю тебе, для доказательства, одно письмо. Батурин – это Владимир 1ый.
     Разреши, милая, на этом письмо кончить, так как много работы впереди. И так, любимая, здоровье, настроение и дела отличные, только у радиоприемника перегорели лампы, скучно без него. Старик Петро возит с собой патефон и штук пять пластинок, из них только две хорошие - «До свиданья девушки» и «Маша».
               Привет родным.   Крепко, крепко тебя, родненька, целую, Кеша»

В конце февраля 1945 года Иннокентий «загремел» в госпиталь.

18 февраля 1945 г
                Здравствуй родная!
      Тонюша, вот сегодня, как вторые сутки в армейском госпитале. Дело идет на поправку. Если завтра будет лучше, сбегу обратно в часть. Утром сегодня температура 38, а вечером 40.
      Сегодня ко мне должен приехать Володя, чувствуется, что привезет от любимой Тонюши письмецо.
Родная, пиши по старому адресу.
                Ну, пока, Родная. Привет родителям.
                Крепко, крепко целую тебя, твой друг Кеша.

22 февраля 1945г
  госпиталь

                Здравствуй родненькая Тонюша!
      Вчера нашел тебе маленькую открытку, но боюсь, что она не дойдет. Я сейчас нахожусь, вернее завезли меня далеко, далеко от фронта, нахожусь в тыловом госпитале. Здесь веселее, офицеры в нашей палате - живые хлопцы, часто играет баянист.
Вчера у меня температура днем достигала 39, но я смеялся, а то, уж было, чуть с ума не сошел, лежа в изоляторе один. Ты только представь, в таком состоянии и один!
      Вчера, Тонечка развлекал меня Володя, привез шоколаду, а то здесь бедно. Как приятно употреблять шоколад с молоком!
Завтра опять должен прибыть Володя и, наверняка, привезет от тебя, моя дорогая, письмецо.
     Ну, пока, дорогая. Здоровье не совсем важно, но должно поправиться, видимо, отразилась последняя январская декада.
            Привет родным.
            Крепко, крепко, тебя целую, твой друг Кеша

  24 февраля 1945г
  госпиталь
                Здравствуй дорогая Тонюша!
       Прошу не ругаться, родная, что мало пишу, поверь, милая, что здоровье до сих пор ещё не вошло в нормальную колею.
Чувствую себя слабовато, так что получаю к обеду 50 грамм водки и пьянит, тогда как здорового и 300 грамм не брало.
      Скоро поправлюсь и вернусь обратно в строй.
Три дня нет Володи, наверное, есть от родной Тонюши письма.
            Ну, пока дорогая.  Привет родным.
Крепко, крепко тебя, родная, целую, твой друг Кеша.

Как видно из писем  Владимир Первый навещал его, привозил из части корреспонденцию  от Антонины .
После чего докладывал  Антонине о посещении.

2 марта 1945г   
Восточная Пруссия   
                Здравствуйте Антонина!
Сегодня, то есть, 2 марта получил от Вас на имя Иннокентия Марковича 3 письма. Завтра повезу в госпиталь, к капитану.
Я у него был позавчера, правда, здоровье его было слабовато, но по сравнению с прошлым, получше. Возил ему шоколад, водки и папиросы.
     Все про письма спрашивал. Правда теперь есть с чем ехать. Скоро должен выписаться, тогда сообщит.
Ну вот пока что всё. Будьте здоровы.
                Да! Поздравляю Вас с Вашим праздником

   Но уже в середине марта в боях под г.Браунинсберг Иннокентий и его ординарец Владимир были тяжело ранены, о чем после 3дней послеоперационного бреда в медсанбате дивизии, было написано Антонине письмо от 20 марта 1945г

                Здравствуй родная!
    10 марта написал тебе письмо. 17 го в бою получил 8 ранений. Володя -  7 ранений. Все ранения с положительным исходом. Много ушло крови. Теперь выправляюсь. Самочувствие прекрасно.
    Пишу, Тонечка, левой рукой. Скоро буду писать правой. Привет родным.
    Крепко-крепко тебя целую, Кеша.

Далее пути Иннокентия и Владимира разошлись.
          В конце апреля из эвакогоспиталя города Казани Иннокентий писал Антонине:

24 апреля 1945г.
Казань                Привет Родная!
     Жду от тебя, милая, весточки, а её все нет и нет.
Тонюша, если что- либо написал тебе мой Владимир, сообщи его адрес, он должен меня разыскивать. Мы с ним после операции разъехались. Где он сейчас, бог его знает!
     Дела мои всё лучше и лучше. С костылями хожу дней пять, сегодня пробовал без костылей, получается, но мешают раны. Раны отличные.
      Скоро буду опять, такой как был. 
     Тонюша, какие счастливые и прекрасные сейчас предмайские дни!
Вот сегодня, третий день, на удивление всего госпиталя, я стал ходить без всяких костылей и палок. а ведь больше месяца носили на носилках!
Свободно теперь хожу по лестнице. Сегодня прогуливался по улице, проехал на трамвае две остановки к киоску с пивом (только не прилично, в госпитальном белье!)
Хожу на физкультуру, развиваю раненые ноги и руку.
Скоро буду в полном порядке, как был, а то ещё лучше.
     Однако жалко, что наши войска уже в Германии, а я не принимаю участие. Ну что ж, мы свое дело сделали.
Тонечка, дела идут хорошо, раны не плохие.
    Родная, если Володя сообщил тебе свой адрес, то напиши мне. Он ранен тяжелее. Хороший он парень! Перед ранением он дал мне большие часы, которые положил я в карман. Они меня и спасли. Родненькая, карточка твоя простреляна, храню ее, и все письма храню.
               Ну, пока, родная.  Привет родным
                Крепко, крепко целую, твой друг Кеша.
P.S.  Плохо написал, не могу ещё из-за раны положить руку на стол как
следует.

   17 мая 1945г товарищи из части переслали Иннокентию письмо Владимира 1го, находящегося на излечении в одном из эвакогоспиталей г.Тулы.
 
" Вчера, Тонечка, получил два твоих письма, в одном из них фото любимой Тонюши, чему я очень рад. Все время ты, родненькая, предо мною, нет той минуты, чтобы я не взглянул на твое фото и не подумал о тебе, родная.
Второе письмо было с адресом и письмом Владимира. Ему я ответил."

Связь боевых друзей возобновилась.


Рецензии
Снова читаю Ваши письма с фронта и снова возвращаюсь в тяжёлые годы испытаний для нас, в жизнь наших отцов. Моего отца в 44 году комиссовали из госпиталя больным, недолгой была его жизнь после войны. Мама наша одна растила нас. Тяжёлое было время, оно не забывается.
Спасибо Вам, Татьяна!
С уважением-

Анна Алексеевна Золотовская   10.01.2019 10:20     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Анна Алексеевна!
Спасибо за визит и отклик. Извините, хворь не дала ответить Вам вовремя.
Вы правы, тяжёлые годы испытаний наших отцов у нас не забываются
наша задача, чтобы и внуки знали и помнили о ратных делах своих предков.
С уважением,

Таня Киселёва   12.03.2019 10:24   Заявить о нарушении