За Камнем. Глава 45. Трудный выбор

               

     Как не странно, но о несчастье, постигшем князя, верхушка городского общества, куда относились чиновники, купцы и различные промышленники, узнали сразу.  Пожалуй, наверно раньше, чем Сергей Николаевич пакет успел распечатать.
Может тот, кто бумагу ему с родины доставил, поделился с кем-то своими знаниями, или ещё, откуда надуло.  Только меньше чем через неделю практически все жители города знали больше того о чём в послании было написано.
     Сразу же богатейшие люди, у кого дочери поспели на выданье, стали приглашать князя в свой дом.  Благо подошли Рождественские праздники.  А вездесущие свахи протоптали дорожку к домику Елизаветы Львовны с предложениями сосватать сына за девиц с большим приданым.  За четырёх невест их отцы готовы были выделить от трёхсот до четырёхсот тысяч рублей.
     После Крещения первый раз за две недели Сергей Николаевич посетил дом Кузнецовых.  По окончанию обеда и разговоров на общие темы, князь, откланявшись со всеми, вдруг обратился к Татьяне:
     - Матушка часто восхищается вашим зимним садом, а я так ни разу и не был в нём.  Может вы, Татьяна Афанасьевна, покажите мне его очарование?
     - С удовольствием Сергей Николаевич. – Ответила, слегка покраснев, девушка, накидывая шубку и надевая валенки.
     За порогом дома морозец немножко пощипывал их за щёчки.  Какое-то время шли молча.   Наконец князь задумчиво проговорил:
     - Татьяна Афанасьевна, какой ответ я мог бы ожидать, коль посватаюсь к вам?
     Девушка вздрогнула, незримо для попутчика, и её щёчки зарумянились, может от мороза или другого чего.  Мягкая, добрая и печальная улыбка озарила прекрасное лицо:
     - Ваша Светлость, зачем мечтать о несбыточном.  Сейчас для вас необходима невеста с огромным приданым, чтобы поправить семейные дела, сохранить поместье, оплатив долги отца.  Так что вам и думать не к чему о такой невесте как я, бесприданнице.
     - Я вам не нравлюсь? – казалось бы, небрежно произнёс попутчик.
     - Очень нравитесь мне и может быть даже слишком, поэтому искренне желаю большого счастья вам и вашей матушке под родным кровом. – Тут её голос дрогнул. – А я не в состоянии дать вам такого счастья и благополучия.
     Князь при ответе пристально смотрел в лицо девушки, и ему показалось, что при последних словах в её глазах, или от мороза или по другой причине, промелькнули слезинки.  Дальнейший путь по дорожкам сада они прошли молча.
     У крыльца Сергей поцеловал на прощание Татьяне руку, дождался, когда она, взбежав по ступенькам, скрылась за дверью, и сев в поджидавший его экипаж направился в сторону места проживания.
     Вечером в домике князя состоялся такой разговор.  Княгиня, Елизавета Львовна, обратив за ужином внимание на понурый вид сына спросила:
     - Серёжа, что тебя беспокоит, или неприятности какие случились.  Может, об отце думаешь?  Так время вспять не повернуть.  Все мы смертны, а живым о жизни думать надобно.
     - О жизни я и размышляю.  Такое у меня чувство возникает, что не я выбираю невесту с подходящим приданым, а сам собираюсь продаться одной из них за большие деньги, вместе с достоинством и честью.  Да и девицы-то, одна другой стоят, заносчивы, спесивы, избалованы богатыми родителями.  Начинаешь с ними беседовать, а поговорить-то не о чём, похоже не учили их ничему, кроме слова хочу.  Тут ещё вдруг понял, что полюбил я, кажется, матушка.
     - И кого же если не секрет?
     - Умом то понимаю, чтобы восстановить былое материальное благополучие, нужна невеста с богатым приданым.  Вот только сердце тоскует по бесприданнице, Татьяне, приёмной дочери Степана Ивановича.  Прости матушка, конечно, я женюсь на одной из четырёх девиц.  И у тебя будет возможность вернуться и жить в нашем родовом поместье.
     - Сынок, так ли уж оно важно слишком большое материальное состояние, может важнее душевное благополучие и семейное счастье.  А Таня неплохой женой могла бы стать.  И в домашних хозяйственных делах они с сестрой хорошо разбираются и в светском обществе с ней не совестно появиться.  Я же к здешним местам и обществу начинаю немного привыкать.  Обзавожусь новыми знакомыми.  Да и не хочется, чтобы из-за меня, ты счастье своё упустил.  У тебя сейчас неплохое жалование, надеюсь, меня с женой прокормить сумеешь. – Улыбнулась мать. – А к тебе она как относится?  Ты спрашивал у неё?
     - Не могу понять матушка. – И он пересказал их разговор во время прогулки по саду.
     - Только истинно любящая и благородная женщина, в силу обстоятельств, может жертвовать своей любовью и желать счастья любимому с другой. – Заявила Елизавета Львовна. – Я сама завтра поговорю с ней.
     На следующий день княгиня посетила дом Кузнецовых.  После общих разговоров, гостья изъявила желание перемолвиться с Татьяной наедине, и они закрылись в комнате девушки.  О чём там две женщины беседовали больше часа неизвестно, только вышли обе оттуда с покрасневшими глазами.
     Перед отъездом, Елизавета Львовна ненадолго заглянула в кабинет к Степану Ивановичу.


Рецензии