Стихи об искусстве

Стихотворения Сафиулина Максима Сергеевича и Фокиной Ольги Викторовны об искусстве.

Максим Сергеевич (член Международной гильдии писателей (Германия), член Международного Союза писателей "Новый Современник", композитор, поэт, музыкант, автор-исполнитель) и Ольга Викторовна (член Союза журналистов России, поэт, прозаик) - сибирские поэты, авторы 6 книг, имеющих международный стандартный номер, изданных в ведущих издательствах и прорецензированных членами Союза писателей России, а также организаторы Творческого Объединения "СТИМУЛ" (г. Усть-Илимск, Иркутская область).

Конкурс "Несу добро в ладошках" для детей и взрослых:
http://www.proza.ru/2017/09/17/447



ЦЕНИТЕ ЖИВЫХ ПОЭТОВ! (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Не всем дано дожить до старости,
Но забываются о том.
Пусть подождет, и что с ним станется?
Его оставим на потом.

Пусть как вино подольше греется.
Нам тоже тяжко всё далось.
Но пусть надежды все развеются –
Ведь каждый на земле лишь гость…

И каждый равный, нет изгнанников,
На избранных укажет Бог.
Дорогу уступают всадникам,
А скромным достается вздох.

И выдох на исходе жизненном,
Когда всё вроде осознал,
Что имя позабудут… Именно!
Когда настанет свой финал.

Ценить при жизни не научены,
Но ценим тех, кто в небесах…
А молодежь опять измученный
Пройдет их путь на всех «судах»…


СПАСИБО ЗА СВЕТ! (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Прости, Господь, что данный дар тобой,
В пути бездарно нами проливался.
Не мы виновны в том, что мир такой.
Вина, что после нас таким остался.

Хоть каплю изменить, пролить рассвет
На мрак бездушных душ, что в серых масках,
То может быть смогли найти ответ,
За что Господь всем людям дарит сказку?

За что нам жизнь и строчки, что, порой,
Старательно мы вносим в чистый листик?
За что нам, смертным, крылья за спиной?
За что нам разум и ночные мысли?

За что блокнот, исписанный сполна
Стихами о добре, о мире, вере?
Когда вокруг жестокости волна,
В почёте – драки, злоба, месть, измены.

За то, что выбран человек судьбой,
Чтоб изменить весь мир, пролить в зло Света.
Спасибо, Бог, что дал нам путь такой,
И большего не надо мне ответа.


НЕ КАЖДОМУ ДАНО (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Не каждому дано творить,
Кому дано – не обрубайте крылья.
Не нужно их бессмысленно винить
За их талант в потоке изобилья,

За их язык, что должен говорить,
Молчать он просто не имеет права.
Не надо творческих людей винить,
 И поедать от зависти лукаво.

Пускай творят, и не сгорят такие строки,
Из сердца вышедшие прямо на тропу,
Минуя желчь завистников и склоки,
Минуя испытанья за судьбу.

Не отвлекайте их чредой скандалов,
Заданий шумных или бытовых.
Они когда-нибудь (ну кто их знает)
За каждого из нас напишут стих,

Изложат мысли наши и молчанья,
Изложат то, о чем нельзя кричать.
Вы не тревожьте их до поминанья
И дайте им возможность сотворять. 


ЗА ПИСЬМЕННЫМ СТОЛОМ ПОД КРАСНЫМ АБАЖУРОМ (Максим Сафиулин)

За письменным столом под красным абажуром
Я просижу один без отдыха и сна.
И пусть на полотне пока карикатура,
И пусть картина вам пока что не видна.

Придёт пора, и вы увидите картину –
Из шаржа возрастёт чарующий портрет, 
Чтоб через много лет, взобраться на вершину
И показать себя, и подарить всем свет.

Тут скажут, что опять я корчу Прометея 
И что в моих стихах всё то же, всё одно…
Поэтому пишу. Пишу, что сердце греет
И отчего порой волнуется оно.

Увы, совсем не та, не та литература…
Так хочется, чтоб труд был не напрасен мой!
За письменным столом под светом абажура
Пишу, чтобы строка не сделалась немой.

Прочтут. Пусть про себя, не вслух и не прилюдно –
На то не жаль труда, терпения и сил.
В наш век писать стихи для книг сосем не трудно –
Труднее, чтобы их читатель полюбил.

ЗАБЫТЫЙ ПОЭТ (ПОЭТ-БАНКРОТ)
(Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Порыв души, терзанье тела,
И в клочья снова весь блокнот,
И вновь поэт занялся делом,
Он то король, а то банкрот.

То обанкротит его Муза,
То вновь изрядно наградит,
И вновь не спится с мыслью-грузом,
И вновь душа летит-шалит!

Исписан весь листок и руки,
Салфетки тоже впрок пошли,
Какие творчества потуги,
И рождены вновь миражи.

Он ищет, мечется в порыве,
И рифм поток летит в размер,
Он снова в радостном надрыве,
И вновь воодушевит пример.

Но шумом города разбужен,
И снова Муза за порог,
И то, что наш поэт простужен,
Обычным людям невдомек.

Ты не грусти поэт забытый,
Мелькнет вновь Муза на пути,
Черкнешь в тетрадке деловито,
Вернется всё. Ты не грусти.


ЗАБЫТОМУ КОМПОЗИТОРУ (Максим Сафиулин)

В голове его музыка вечная,
Та, что может прийти и спасти...
Жизнь, как гамма летит быстротечная,
Только он до сих пор не в чести.

Двадцать лет, как он пишет, старается,
Чтоб народ его принял, признал,
Но опять что-то не получается,
И опять за провалом провал,

И опять за паденьем падение…
Он, желанье творить не отбив,
Бьёт по клавишам с остервенением,
Вспоминая забытый мотив.

Он взъерошенный и непричёсанный,
Вновь старается взять свой реванш.
Беспорядочно ноты разбросаны,
И лежит на полу карандаш.

Он мечтал о великой симфонии,
Ту, что сможет когда-то создать,
Чтоб играли её в филармонии,
Чтоб смогли полюбить и понять.

Чтоб великим прослыть композитором,
Воплощать миллионы идей,
Чтоб творить, а не быть репетитором
Для ленивых и спящих детей.

Так, при жизни другими не изданный,
После смерти вдруг классиком стал.
Он хотел быть известным и признанным…
Не сумел. Видно, просто устал…

СТАРЫЙ ДРУГ – РОЯЛЬ (Максим Сафиулин)

Чаем горячим пора растопить тоску.
Что бы сыграть, чтобы вырваться из сетей?
Снова соседи шагают по потолку,
Снова за стенами крики чумных детей.

Только когда за рояль я посмею сесть,
Крышку открою, по клавишам проведу,
Сразу почувствую – есть оно, счастье, есть!
Музыка вмиг уведёт от меня беду.

Сверху и сбоку за стенами – тишина.
Слышно как тихо дрожит за стеклом хрусталь.
Только, увы, но сегодня мне не до сна.
Лечит меня от тоски старый друг – рояль.

Я не скандалю, не пью, не ругаюсь зло,
И не подвержен отчаянью и нытью.
Как же, соседи, со мною вам повезло –
Каждую ночь я БЕСПЛАТНО для вас пою.

ПРОХОДИЛА МУЗА ТИХО (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Проходила Муза рядом тихо,
Не нашла в тебе своей опоры.
Не нашла труда. Как облепиха
Вызрела в моём блокноте скоро.

Строчки цвета очень спелой вишни,
С ладаном, что веет благосклонно.
И не посчитав себя здесь лишней,
Завела свой монолог покорный.

Ты шепчи, я запишу скорее.
Исцели других своим дыханьем.
Для тебя всегда открыты двери.
Для тебя открыто подсознанье.

ЕСЛИ МУЗА УЕХАЛА В ОТПУСК  (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Если Муза уехала в отпуск,
Не спеши ты ее хоронить.
В мир поэзии будет пропуск,
Что поможет потом творить.

Отправляйся за ней на море,
А быть может в лесную тишь,
И тогда на природном раздолье
Ты ее вновь вернуть поспешишь.

Что создал для ее ты комфорта?
Разве дал ты ей смелый простор?
И в сознании, глухо протертом,
Задушил с ней в ночи разговор.

Не подпитывал дух мироздания,
Не вдыхал свежесть дивных красот,
Да и в книгах не ведал познания,
День и ночь ты трудился как крот.

Муза любит капризы, внимание,
Впечатления любит, покой,
Постарайся найти понимание
С той, что вновь поиграет с тобой.


ПРОЧТИ СВОИ СТИХИ, ПОЭТ! (Максим Сафиулин)

Прочти свои стихи, поэт!
А я послушаю.
Ты знаменит на целый свет,
Хвалимый лучшими.

Хамить ты строчками мастак  -
Мне так не справиться.
Ты пишешь, что король – дурак,
А людям нравится.

Ты говоришь, что жизнь дурна,
А люди – нелюди.
И вновь печатает журнал
О глупой челяди.

Твой слог прямой, язык остёр,
А темы дерзкие.
Бросай стихи свои в костёр,
Дурные, мерзкие.

Наполни добротой свой стих,
А не обидою.
Поэты пишут для других,
А не завидуют.

РЫЦАРЬ И СКРИПАЧ (Максим Сафиулин)

Меня тут рыцарь вызвал на дуэль.
Да, да, меня, простого музыканта.
Сказал, что не хватает мне таланта,
Что безрассудна жизнь моя и цель.

Он мастер, ну а я лишь простачок.
Он от упрямства, я же ради блага.
В руке его всезнающая шпага,
В моей руке - незнающий смычок.

Он издаёт звериный, львиный рык,
Я издаю простые скрипки звуки.
На мне пиджак, со стрелочками брюки,
А он в доспехах – грозен и велик.

Я взял смычок натруженной рукой,
И скрипка зазвучала оголтело.
Пробила сразу душу, мысли, тело -
Теперь ему едва ль вернуть покой.

Он наземь тут же шпагу уронил,
Рассыпались великие доспехи,
И тут же в голове пошли помехи,
От звуков, что он ухом уловил.

А я играл. Восторженно, легко,
Уверенно, упорно, вдохновенно...
И рыцарь был повержен мной мгновенно,
Ведь Музыки искусство велико!

Его я звуком скрипки окружил,
И он стоял от звука, словно пьяный,
Какой-то неуверенный и странный,
И понял вдруг, что он неверно жил.

Удар. Ещё удар. Противник пал.
И зазвучал фанфар призыв победный!
Он стал от страха, как поганка, бледный.
Молил, чтоб я его не убивал.

Я сжалился. И скрипку зачехлил.
Ведь музыка дана нам ради жизни!
Мой план захвата прост, безукоризнен:
Играй, скрипач! Старайся, что есть сил.


МОНОЛОГ С ТИШИНОЙ (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Лежит опустошенная тетрадь,
Чернила высыхают вновь без дела.
Мне вдохновенья нынче не сыскать,
И батарейка словно снова села.

Я повзрослела в монологе с тишиной,
И занавески больше не открытые,
Я свечи отправляю на покой,
Изменчивой судьбой опять побитая....

Но сыгран нынче только первый бой,
И здесь "ничья". Но это не финальное.
И снова стану крепкою стеной,
И как всегда вновь буду не печальная.

Не бойся, Ангел, нас ведь не сломать,
Мы крепкие и вместе сможем справиться.
Мне много есть чего еще сказать,
Когда моя душа от вас оправится.


ИСКРЕННОСТЬ ПОЭТА (Максим Сафиулин)

Важнее выстоять и в жизни не сломаться,
Наполнить строчками душевными тетрадь,
Но нужно людям научиться улыбаться,
И как-то искренней, добрей друг к другу стать.

Когда других беда нечаянно коснется,
Суметь найти поддержки нужные слова.
Нам за идею всем приходится бороться, 
И верить в то, что в душах искренность жива.

Ударят раз-другой – простим. По крайней мере
Не ставят душами на битое стекло.
Закроют дверь – тогда найдём другие двери
И будем там, где ждут, где сухо и тепло.

И будут ждать тогда совсем другие залы,
И будут сотни интереснейших идей.
Пусть не печатают газеты и журналы,
Важней впечататься в сердца простых людей.

КАК СЛОЖНО НАЙТИСЬ В ЭТОМ МИРЕ (Максим Сафиулин)

Как сложно найтись в этом мире...
Порой сам понять не могу.
И как шоколад на пломбире
Рассыпан песок на снегу.

И солнце лучами играет -
Покинул наш город мороз.
А снег так задумчиво тает,
И мне его жалко до слёз.

Но всё в этой жизни проходит.
Растает обида, как снег...
И ветер по улицам бродит,
Как близкий, родной человек.

Его попрошу я развеять
Все мысли под ритм болеро.
Домой я вернусь ровно в девять,
Где ждут только лист и перо.

Польётся строка осторожно
На бело-бумажную гладь.
Стихи написать мне не сложно,
Сложнее себя отыскать.

В СЕРДЦА (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Я когда-то споткнусь о предательство
Самых близких моих друзей.
Это будто бы вымогательство
Жизни той, где я стану мудрей.
Это будто бы чьё-то пророчество,
Будто я здесь отныне – не я….
Но сломает меня одиночество,
А спасёшь – ты, немая броня.

Я тобой одним очень сильная,
Не сломать меня, будто, ничем.
Ну а жизнь – словно капля чернильная,
Быстротечная – кляксы всем.
Мы вдвоём по тропинке безрадостной
В мир конечного бытия,
Но дорога та стала нам сладостной,
Потому что есть ты и я.

Мы – кремень, мы – единое целое,
Камни в спину не долетят.
Я в дорогу лишь светлую верую,
В звёзд небесных красивый каскад.
Мы на взлётной, почти беспосадочной,
Но, дающей надежду, Судьбе.
Просто каждому путь свой сказочный
Предстоит одолеть при ходьбе.

Будут взлёты и будут падения.
Лёгкий шарм из эмоций чужих.
Нам спасти бы все души от тления
И успеть дописать свой стих.
И рука в руке, шаг до последнего.
Не сломать, не предать, не упасть.
Нам судьбою быть сильными велено.
И стихами в сердца попасть.

МУЗА – ДАМА КАПРИЗНАЯ  (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Муза в белом платье,
И аккордам внемля,
Счастье иль проклятье
Посылает, дремля.

Падая в объятья,
Проклиная землю,
Шепчешь ты заклятья,
Будто бы хмелея.

Всё отдал бы Музе,
Послужив Искусству,
Словно мир иллюзий
Поклонился буйству.

Только не со всеми
Муза благосклонна,
И капризны узы
Спящей белладонны.

Ты всё ждешь, когда же
Муза вновь прибудет.
Но звучит адажио
В мире серых буден.

В платье подвенечном -
Значит благосклонна.
Музы тень невечна,
Муза непреклонна.

Посидит немножко
И уйдет скитаться...
Будешь снова кошкой
В ноги к ней кидаться...

Музы луч капризный
Заберет корону.
Снова в антрепризе
Отобьешь поклоны.

Поласкав немного
Скинет снова китель,
Станет недотрогой,
Поплывет в обитель.

Не печалься, друг мой,
Музы век короткий.
Наслаждайся думой,
Ты - неодинокий...

Может то приехать,
То бесследно сгинет,
Подтолкнет к успеху,
А потом покинет…

СТРЕЛЯЮ СТИХАМИ МЕТКО  (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Я стихами стреляю метко
В душу, в сердце, порою навылет.
Исцеляю людей нередко,
Пока сердце моё не остынет,

Буду вновь их спасать от стужи,
От коварных цепей злодейства.
И пока луч души им нужен,
Помогает чуть-чуть согреться,

Я бороться смогу за спасенье,
За добро, за свободу, за совесть.
Пусть наступит для всех исцеленье,
Хоть и манит бездонная пропасть.


ДУХ ПОЭТА ВЕЧНЫЙ (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Поэт не может уходить бесследно,
Забрав с собой чернила, лист,
Его труды всегда нетленны,
Хоть жизнь играла с ним в каприз.

И навсегда с ним попрощавшись,
Мы сохраним его тетрадь,
А он, на небе распластавшись,
Продолжит снова там писать.

Мы афоризмы его речи
Все процитируем потом.
Поэта дух – он в мире вечен,
Но не дано узнать о том.


ТАКИЕ РАЗНЫЕ ПОЭТЫ (Максим Сафиулин)

Такие разные поэты –
У всех свой слог и свой расчёт:
Один завидует сюжету,
Другой сюжет тот создаёт.

Один сидел и ждал чего-то,
Всё вдохновения просил.
Другой трудился и работал,
Не покладая рук и сил.

Один всё Музы ждать пытался,
А Музы нет – о чём писать?
Другой отчаянно старался
Наполнить строчками тетрадь.

И одного всё раздражало,
И был от гордости оскал.
Другой печатался в журналах
И молча книги выпускал.

Один Другого ненавидит
За то, что тот совсем другой.
Но Музу не поймаешь сидя,
Коль будешь праздности слугой.


ПОЭТОВ СОЛНЦА В НАШЕ ВРЕМЯ НЕ НАЙДЁШЬ (Максим Сафиулин)

У нас у всех на всё, всегда своё есть мнение –
Чужие мнения и мысли не важны.
Поэтов солнечных становится всё менее,
А впереди всё чаще «авторы Луны».   

В наш век прогресса и всецелой продуктивности
«Поэтов солнца» в наше время не найдёшь.
Всё реже пишут о добре и справедливости
 И воспевают стыд, предательство и ложь.

Я окружён всё чаще «лунными поэтами»,
Которым ближе боль, уныние и тьма,
Увлечены они холодными сюжетами,
Но жизнь без солнца для меня не жизнь! Тюрьма!

А современникам тюремный смрад приятнее,
Шуршанье крыс, как тихий шёпот бренных тел…
Они гораздо, в наше время, адекватнее,
Чем тот, кто к Солнцу потянуться захотел.   

Порой, излишне со стихами докучая мне,
Несут такую несуразицу и чушь,
Что как прочтёшь стихи, где смерть, печаль, отчаянье,
Так сразу хочется скорее встать под душ,

Чтоб смыть с себя упадок сил и настроения
И не жалеть о  жизни и прошедшем дне… 
Увы, встречаются подобные явления
И, что страшней всего, ОНИ теперь в цене.

И ИХ взахлёб читают все национальности,
И ИХ стремятся почитать и уважать.
Они меня же обвиняют в ненормальности
И заставляют «лунным мэтрам» подрожать.

Мне ближе свет, тепло, добро несовременное,
А от «могильных строк» пронзает колотун
И для меня сияет вечно неизменное
Святое Солнце, что сильнее сотни лун. 

Я верю, луч добра сильнее туч неистовых
И ручеёк тепла сильней холодных скал!
А для меня важней всего сегодня выстоять,
Чтоб кто-то завтра веру в Свет не потерял.

СТИХ-ШЕДЕВЕР (Максим Сафиулин)

Тёплыми стихами
По холодным душам,
Словно бы дыханьем
В мёрзлое стекло...
Я стихи читаю
(Пусть слегка простужен),
Чтобы стало в душах
От стихов тепло.

Пусть услышат люди -
Всё не так уж плохо,
Хоть кричат "поэты":
"Лучше не пиши".
Нет в стихах коварства,
Подлости, подвоха,
Есть покой уставшей,
Творческой души.

Пусть бывают рифмы
Слабые порою,
Но вот чувство ритма -
Это не отнять.
Я стихи, как стену
Крепкую построю,
Чтоб смогли другие
Их потом читать.

Пусть читают люди
О добре и вере,
А читать не станут -
Тоже не беда!
Я сейчас не знаю,
Но потом проверю -
Стих мой - он "шедевер"
Или ерунда!


ПОЭТУ С ШЕДЕВРОМ (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

ответ на стихотворение М.Сафиулина  «Стих-шедевер»


Строчки, как лекарство, стих, как исцеленье,
В замке одиноком, будто изо льда.
Ты -  поэт народа, даришь просветленье
И добром сжигаешь горы пепла-зла.

Ты пиши, друг милый! Злые те советы, -
Что кричат повсюду, целясь задушить.
В строчках твоих светлых пусть найдут ответы
Те, кто измываясь, нам мешают жить.

Пусть стихи простые, но близки для сердца,
Для души таких же путников как ты,
Пусть добру святому приоткрыта дверца,
Светом озаренные, детские мечты. -

Мир ты не исправишь, даже вырвав сердце,
И добрее людям стать нельзя теперь...
Только ты, друг милый, приоткроешь дверцы
В мир добра и света - станет всем теплей...

Но а стих - шедевр, в нем так много света,
Веры в нас и силы, что даруешь нам.
Пусть услышат люди все твои советы,
Только по дороге не озлобься сам...

ВДОХНОВЕНИЕ – НЕ МУЗА (Максим Сафиулин)

Кто-то говорит, что вдохновение – 
Это самый тёплый, быстрый лучик. 
Я пишу сие стихотворение,
Что б сказать, что это – труд могучий.

И не верьте, если кто-то скажет,
Будто стих родился без мучений.
Не трудился кто над слогом даже,
Тот стихи строчит для злоключений.

Мол, приходит с неба озаренье
В виде Музы – девы, нежной, кроткой.
Я скажу одно, что вдохновенье –
Это дерзкий воин с хлёсткой плёткой.

От него не спрятаться, не скрыться,
Но лентяев Вдохновенье судит –
Навсегда уйдёт и не простится.
К тем придёт, чей путь тяжёл и труден.

ВЫПОРХНУВШАЯ (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Бейся беспризорною тоскою
Бабочка, что загнанная в банку.
Не мешай людскому ненастрою
Бить по этой банке жадно палкой.

Зрителей  не мало нынче вышло,
Любопытно как в стекляшку бьёшься.
Наблюдают это даже свыше:
Выпорхнешь, а может задохнёшься?

Выпорхнула! Надо же! Как странно…
Никакого больше интереса…
Как смогла прервать театр нагло, 
Улетая из-под пресса, поэтесса?!


БУМАГА (Максим Сафиулин)

Молчит звонок - дверной и телефонный.
Спит город, окунувшись в тишь и мрак.
И в плен своих раздумий заключённый,
Я проведу всю ночь среди бумаг.

Нет, не нужны доклад и сообщенье.
Я не готов – порыв мой нерабоч.
Пишу в глухой ночи стихотворенье
И так же нем и глух, как эта ночь.

Бумагу порчу с непомерной силой:
Не то… Не так… Тут плохо… Не пойдёт…
Бывало, и до психа доходило…
Бумага терпит всё. И просто ждёт.

Она готова быть совсем измятой,
Быть порванной и брошенной в огонь...
Вот только б не остаться виноватой,
Что зря легла поэту на ладонь.

В ОДНОМ ОТ СЧАСТЬЯ ШАГЕ (Максим Сафиулин)

Распахну, как форточку в квартире,
Свою заплутавшуюся душу!
И скажу ей тихо: "Три-четыре...",
Но покоя сердца не нарушу.

Я усядусь молча у камина
И укроюсь ночью, словно пледом -
Вновь тоски исчезнет половина,
Остальная часть уйдет к обеду.

Старый друг потрескивая дерзко
Свежими еловыми дровами,
Тянет мои мысли, словно леску,
Грея сердце желтыми огнями.

Вдруг душа наполнится любовью,
Прочь стерев сомненья и тревоги.
Ночь в плаще, насквозь пробитом молью,
Звезды рассыпает на пороге.

Жаль, те звезды тают за мгновенье -
И моей мечтой никто не занят...
Я пишу в ночи стихотворение,
А бумага стерпит. Что ей станет?

Я пишу. Камин все ждет устало
Смятый лист измученной бумаги.
Что ж, дарю... История пропала,
Хоть и был в одном от Счастья шаге.

ТЫ – ПОЭТ! (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Ты в чёрном списке у судьбы
И нищеброд средь царской знати.
Как искры факела – стихи,
Рождён ты был средь шумной рати.

И Богом, и самой судьбой
Оставлен здесь на поле битвы.
Поэт! Ты будь всегда собой,
И будем мы с тобою квиты.

Я твой читатель, искромёт,
Ты – луч к заветному спасенью.
И вот штурмует бедный рот
Стихи свои до потрясенья.

А я опять сижу, молчу,
Внимая, словно звуки в роще.
Я об одном тебя прошу –
Сканируй наши души дольше.


НОЧЬ, ГИТАРА, ЛУННЫЙ СВЕТ (Максим Сафиулин)

Только выйдет на смену луна,
Перестанет от солнышка щуриться,
Сразу станет опять не до сна,
Снова выйду с гитарой на улицу.

Я пройду по лазурной траве -
Настроенье моё новогоднее!
У меня лишь пятак в рукаве,
Но с гитарой я ветра свободнее.

Встретит нас обвалившийся мост –
По нему мы ходили бесстрашные.
Этой ночью так ярко от звёзд,
Что вдруг стали крупней, чем вчерашние.

Сам себе я не принадлежу.
Пой, подруга моя, златострунная!
Я луну на ладонь положу
И дыханье почувствую лунное.

МЕЛОДИЯ ДУШИ МОЕЙ И СЕРДЦА (Максим Сафиулин)

Жизнь моя разложилась, как гамма
В "до мажоре" - без всяких знаков.
И пусть лезут "бемоли" упрямо,
Но они не заставят плакать.

Я на каждый бемоль - бекаром
Отвечаю. Не дрогнут руки.
И на свете живу  недаром -
Я дарю людям сердца звуки.

Пусть тихонько, пусть еле слышно,
Но поёт оно арфы слаще -
Я на арфе игрок никудышный,
Но звук сердца всегда настоящий.

Я пою, ведь молчать не смею.
Как молчать, раз душа так просит?
Жить иначе, увы, не умею -
Пусть осудит кто, пусть возносит.

И пусть стиль мой не всем понятен,
Мне не страшно - шагаю смело.
Путь тернист, но финал приятен,
Жизнь играет по клавишам белым.

В чём искусство без черных клавиш -
Лишь набор из обычных звуков.
Важно то, ЧТО ты людям даришь,
ЧТО и КАК? - вот в чём вся наука.

Ну а я живу в "ля миноре" -
Там всё белое, всё родное!
И в неспешном своём разговоре
Душу на позитив настрою.

Я мелодию собственной Жизни
Проиграю на слух, на память.
Знаю, нет этой дамы капризней,
Но так хочется что-то оставить -

Часть тепла подарить из сердца -
Пусть народ его в души впустит,
Чтобы люди смогли согреться
От холодной тоски и грусти.

НЕ ГАСНУТ ПОЭТА ТВОРЕНЬЯ!  (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Что писать о великом гении,
Пусть расскажут стихи  и дела.   
Пусть нетленными будут творения,
Даже если жизнь мимо прошла.   

Пусть хранят его воспоминания,
И чарует, как прежде, мгновение,
И горит то светило желания,
Но не гаснут поэта творения

О природе, о дивном влечении,
О любви, восхищеньи страной,
И всю жизнь проведя в заточении,
Слишком рано уйдя на покой,

Кто лучам поэтичным отдался,
Тот, кто сказками подчевал нас
И уроками жизни старался
Пополнять наш сердечный запас.

За любовь, за страну, за свободу
Луч негаснувшей силы борьбы.
До того, кто отправился к Богу,
И столетья сметают следы.

То, что нам в тех стихах завещалось,
Мы запомним и будем хранить,
С огоньком из души не прощаясь,
Продолжая, как прежде, творить.


ДЕНЬ МУЗЫКИ (1 октября)
 (Максим Сафиулин - инициатор проведения ежегодного мероприятия,
посвященного празднованию Международного дня музыки в Усть-Илимске)

О, Музыка! Искусство высших чувств!
 Бальзам души и врачеватель сердца!
 В твой чудный мир нам приоткрылась дверца,
 Переживаний вечных дивный вкус.

 Тобой дышали Моцарт, Шуберт, Бах,
 Шопен, Вивальди, Гайдн и Бетховен...
 Язык твой чист и высокодуховен!
 Вся жизнь народа на твоих руках.

 Ты в поминальном плаче так горька,
 Светла ты в гимне целого народа,
 В тебе борьба, неистовость, свобода,
 Любовь, что пронеслась через века. 

 Во время войн, когда враги вошли,
 Ты вместе нас навек соединила!
 В тебе вся мощь и вся святая сила!
 Ты жизнь даёшь народу всей Земли!

 Сегодня мы благодарим Творца,
 Что 40 лет идем по жизни с нею!
 Спасибо, Шостакович за идею -
 Соединять мелодией сердца!
 
 О, Музыка! Великий дар богов,
 Волшебный мир, эпоха мирозданья!
 В ней есть одно, своё очарованье!
 Я жизнь отдать за музыку готов!

МУЗЫКИ ВОЛШЕБНЫЕ МОТИВЫ (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

У музыки волшебные мотивы,
И лишь она способна оживить:
По струнам пальцы пробегут игриво,
Опять захочется любить, и вновь творить!

Рука коснется клавиш осторожно –
И звуки музыки прольются из сердец!
Она терзает душу так безбожно,
Дарует автору измученный венец!

Она отправит душу наслаждаться
В места, где Храм Искусства красотой
Грустить заставит или улыбаться…
Лишь музыка всегда, мой друг, с тобой!

МУЗЫКАНТ (Максим Сафиулин)

Я – простой, обычный музыкант,
Что играет в сквере за идею.
Нахожу со зрителем контакт,
Хоть неважно грамотой владею.

И мне всё равно: что есть, где спать.
Нет еды? Не страшно, раздобудем.
Дайте мне лишь музыку играть,
И позвольте слышать её людям.

Дилетанты могут не понять,
Счесть меня блаженным, ненормальным,
Но нельзя Искусство променять
На блага, что для меня банальны.

Пусть не Моцарт ты и пусть босой,
Но не изменяй шальному чувству.
Может подождать и Смерть с косой,
Если жизнь вся отдана Искусству!


ОТЧЕГО–ТО МНЕ СНОВА НЕ ПИШЕТСЯ (Максим Сафиулин)

Отчего-то мне снова не пишется…
А ведь есть, что ещё сказать.
И листами давно не колышется
Позабытая мной тетрадь.

Она пыльная, нервно-измятая
Всё лежит в глубине стола,
Будто только одна виноватая
В том, что Муза ко мне не шла.

Только в шуме не быть Вдохновению,
Вдохновение любит тишь.
И в тетради нет места творению,
Оттого, – что всегда бежишь.

Не рассказывай старую сказочку,
Будто тягостно воскресать…
Просто надо найти ту тетрадочку
И хоть строчку в ней написать.


СТРОЧКИ, ЗАБЫТЫЕ ВО СНЕ (Максим Сафиулин)

Опять не смог запомнить строчки,
Что этой ночью снились мне,
И вместо строчек – фраз кусочки,
Что скрылись в суматошном дне.
 
Как жаль, что сон столь скоротечен,
Сколь ночь и вся ночная тьма.
И в этом сне я так беспечен,
Во сне, увы, не до письма.
 
Во сне всё дивно и красиво,
И строчки, словно пенье птах,
Тебя окутывают живо,
Но утром вместо строчек – прах.
 
Нельзя записывать виденье,
Чтоб утром воспроизвести.
Стихи окутаны в забвенье,
И вновь расходятся пути.
 
И ты становишься незрячим,
Немым, не помнящим, глухим.
И только в памяти маячат
Твои "волшебные стихи".
 
Под утро, как вставать с постели,
Ты вновь становишься без сил.
И сожаленье во всём теле,
Как-будто счастье упустил.
 
И так становится досадно...
Ах, сколько б гениальных строк,
Что мной забыты безвозвратно,
В стихи свои вплести я смог.

Я так боюсь, что перестанут
Мне строчки сниться по ночам.
Пусть сотни тысяч раз обманут,
Но пусть ласкают по плечам.
 
Я знаю, утром всё забуду,
И буду сам себе не рад.
Но верю я святому чуду,
Что называется "талант".

АРТИСТ В МАСКЕ (Максим Сафиулин)

Гитарист всех на концерт позвал –
Зрители давно его просили.
Люди заходили в старый зал
И друг другу тихо говорили:

«Скоро здесь появится Артист,
Он подарит нам сплошную сказку!»
Вышел в свет софитов гитарист,
Но укрыл лицо своё под маску. 

Зрителям, тем, в общем, всё равно,
И нужны им не глаза, а уши.
Ведь они пришли не на кино,
А пришли, чтоб музыку послушать.

Им плевать, что на душе тоска,
И что сердце выжжено от боли…
Сразу после третьего звонка
Люди ждут фурора от гастроли.

Слёз его под маской не узреть,
Лишь бы руки не забыли грифа.
Он обязан в музыке гореть,
Обойти своих терзаний рифы.

Он отдаст себя и всё, что мог,
Чтоб народ не принял за «кидалу».
Душу он закроет на замок,
Маску скинет лишь пустому залу.

ОНА МЕЧТАЛА (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Она мечтала стать балериной,
Такой воздушной, взлетая ярко.
И ловкий стан её лебединый,
И взгляды томные, слишком жаркие…

Апломб – и снова равновесие,
И арабеск – само изящество.
Да испытания известные
В порыве жизни ускользающей.

А жизнь как спорт, но всё меняется…
И побеждают не сильнейшие.
Теряют форму… не сбываются
Мечты и планы все дальнейшие.

Но кто идет, тот добивается,
А вера, труд – шаги победные.
Желанья светлые сбываются.
Для волевых – Фортуна щедрая.

ЛУННАЯ НОЧЬ (Максим Сафиулин)

Надо бы уравновеситься,
Как-то себя превозмочь.
И золотым полумесяцем
Мне улыбается ночь.

Надо собраться, настроиться,
Взять свою волю в кулак.
Выдохнуть и успокоится.
И отдохнуть… Только как?

Звёзды блестят, как жемчужины -
Жаль, ни одной не достать…
Лунною ночью разбуженный.
Что мне осталось? Мечтать!

Мне до зануды-будильника
Ровно четыре часа.
Что ж, хорошо, очень миленько:
Звёзды! Луна! Небеса!
 
Сяду на стул к подоконнику –
Ночь улыбнётся в ответ.
Буду сверяться по соннику:
Сон мой счастливый иль нет.

Впрочем, к чему все подробности?
Важно любить и прощать.
Мне б не растратить способности
Мысли в стихах воплощать.


СВОИ СТИХИ НЕ ЗНАЮ НАИЗУСТЬ (Максим Сафиулин)

Нет, не учатся стихи наизусть...
Вроде всё твои слова – да никак.
Я читаю и споткнуться боюсь,
Спотыкаюсь, и приходит бардак.

Есть какой-то неизвестный закон,
Будто солнцем рисовать на снегу.
Песен знаю наизусть миллион,
А стихи свои прочесть не могу.

Я когда-то их вообще не читал,
Я писал стихи всё более в стол –
Их дарил легко, шутя отдавал...
Не ценил, пока их сам не прочёл.

Но читая, я заглядывал в лист,
Не боясь того, что где-то собьюсь.
Я своим твореньям сам – сценарист:
Написал, и ничего не боюсь.

Наизусть хотел тут стих прочитать.
Был готов и сам себя проверял,
Только вышел, чтобы что-то сказать,
Но, увы, запомнил только финал.

И с тех пор беру листок и – вперёд.
Кто-то скажет – так нельзя. Ну и пусть!
Тех творений уже больше трёхсот,
Но не знаю ни одно наизусть.

ПЕРО (Максим Сафиулин)

Скользит перо по белой глади
И пишет строчки утомлённо:
Ни ради благ, ни славы ради,
Самозабвенно и влюблённо.
 
То пишет смело и отважно,
То осторожно, без диктовки,
И что напрасен труд - неважно,
Важнее не терять сноровки.

Перо писать совсем устало,
Пропагандируя культуру.
Пускай исписано немало
И часть уйдёт в макулатуру,

Но если вдруг перо забросить,
Оставив в мире и покое…
Никак нельзя. Прощенья просим.
Я не согласен на такое!

НА КРЫЛЬЯХ МЕЧТЫ! (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

На крыльях Пегаса, на крыльях Мечты,
Мы вместе взлетаем и так высоко!
От Света души, не боясь темноты,
Печали отпустим свои далеко!

Мечтой заразив бесконечный мотив
Толпы, что сейчас разучилась мечтать,
Их души настроим мы на позитив,
И вновь поспешим свою жизнь пролистать –

На этих страницах тепло и азарт,
Любовь к нашим близким, отчему краю.
И если есть цель, то ни шагу назад!
Душой мы свободны – нет лучшего рая!

Встречайте, теплом и добром оживив,
Кто солнце несёт из прохлады небес.
И так не судите за сбивчивый стих,
Когда в нём вся сила житейская есть!


ПОСВЯЩЕНИЕ СТАРЫМ СТИХАМ (Максим Сафиулин)

Я заброшу свои стихи,
Словно шубу на антресоль.
И не так уж они плохи,
Просто вышла из них вся соль.

Просто в них испарилась суть –
В чём их суть, я потом решу.
Но себя мне не обмануть –
Я иначе теперь пишу.

Раньше думал – мой стих не плох.
Не шедевр пока,  и что ж?
Появился на строчках мох.
Стал мой стих на меня похож.

На стихе том давно печать,
Что прижали Тоска и Грусть.
Оттого-то его читать
Перед зрителем не берусь.

Может кто-то, когда-нибудь
Все печати с него сорвёт,
Раскопает в нём смысл и суть
И красиво его прочтёт.

Я заброшу стихи свои,
Словно шубу на антресоль.
Верю, время придёт для них,
Лишь бы текст не погрызла моль.

НЕУДАВШАЯСЯ СТРОЧКА (Максим Сафиулин)

Чернила кончаются в ручке, и это обидно,
А столько хотелось ещё написать для людей.
Ведь мыслей хороших, пока не напишешь, не видно,
А коль не напишешь, забудутся в тленности дней.

Конечно, нахлынет потом, как в себе разберёшься,
Но будет не то, что случайно посмел упустить.
Под утро уснёшь, и во сне стих услышав, проснёшься,
Чтоб снова его, не успев записать, позабыть.

И будешь терзаться: о чём и о ком это было?
И снова за лень себя будешь бранить, не стыдясь,
Что память твоя не запомнила, не сохранила
Той мысли, той строчки, что так от души удалась.

СВОБОДНАЯ СТАЯ (Ольга Фокина, Усть-Илимск)
 
Вы можете не звать меня поэтом,
Чернить поток души моей, что льётся.
Пусть будет тишина для вас ответом,
И солнце то, что разумом зовётся.
 
В потоке хоровода рифм и ритма,
За веером гонясь пустых "традиций",
Вам ближе не душа, а просто битва
За трон, корону собственных амбиций.
 
Вы сплетней расчищаете дорогу,
И дар от Бога блажью называя,
Вы вызов сделав, но не мне, а Богу,
Бежите, в спину камни мне бросая.
 
Не долетит. Останется. Пустое.
Чужая грязь с чужими остаётся.
Продолжу воспевать добро простое,
Пусть душ оно тихонечко коснётся.
 
Поэзия - для сердца наслажденье,
Красивые слова и обороты.
А можно подарить всем вдохновенье.
Не путайте свой дар, прошу, с работой.
 
Важнее подарить с любовью строки
И в памяти остаться человека,
Не быть пустым фанатиком  всех склоков,
По жизни не играть роль дровосека.
 
Важнее стать поэтом из народа,
И для народа импульс посылая,
Не потерять духовную свободу,
Оковы снять с стихов свободной стаи.

ПОДАРИ СВЕТ, ПОЭТ! (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Не будь расстрелянным толпою,
Будь светлячком в груди у нас.
Твори, поэт, и Бог с тобою,
Пока огонь твой  не угас.

Умножь метафоры экспромтом,
Плеяду образов возьми.
Ты добиваешься работой
Всё, что скопируют они.

Ты чище, и душа честнее,
Своим успехом множишь пыл,
Ты жалишь их пером больнее,
И дух завистников изныл.

Ты превращаешь все маршруты
В красивый, дивный, светлый путь.
Ты исписал бумаги груды,
Ведь с Музой рядом не уснуть.

Она диктует, направляет,
А ты истерзанный строкой.
Душа спокойствия не знает   
И окрыляет с высотой.

Не возвышаясь над простыми,
Ты даришь нужные слова.
И мы становимся другими,
Другою станет голова.

Ты подари строки мерцанье,
Красивый образ из груди.
Стихи порой - души посланье,
Что облегчает наши дни.

Дерзай, поэт, заложник думы!
Ведь строчки все не сочтены.
Терзай твореньем наши струны,
Надеждой светлой стороны.

ГИТАРИСТ (Максим Сафиулин)

Он гитарист. Обычный паренек,
Что полон творчества и трепетного чувства.
Пусть дома нет, но он не одинок –
С ним рядом песни, музыка, искусство.

Едва рука его коснется медных струн,
Как запоет чуть сонно верная подруга.
А рядом дождь – отчаянный ворчун
Все льет и льет – погоды в том заслуга.

А он поет, поет гитаре в такт!
И от любви сильнее бьется сердце…
Он любит музыку и он не виноват,
Что негде жить и негде обогреться.

Ни зной, ни дождь, ни ветер и ни снег
Не остановят чувственные звуки. 
Он - гитарист! Счастливый человек!
И пусть слегка мозолистые руки.   

Он счастлив тем, что может песни петь!
Поёт гитара с ним назло метели.
Она его лишь может обогреть
Теплом душевным детской колыбели.

ЧТО ТОЛЬКО НЕ ПРИХОДИТСЯ ЧИТАТЬ… (Максим Сафиулин)

Что только не приходится читать:
Стихи, верлибры, прозу и доклады...
Бессмысленно? Подумаешь! В печать!
Уверены, что людям ЭТО надо?!

Убийства, суициды и бардак,
Любовь до гроба престарелой дамы...
Всё, что смогли найти среди бумаг,
То и отдали. На правах рекламы.

Размер шалит – не страшно, не беда,
Зато один. Единственный на свете.
Из под пера выходит ерунда,
И эту ерунду читают дети,

Которые уверены потом,
Что мир наш состоит из половинок,
Все видят мир в унынии пустом
И видят жизнь, как смертный поединок. 

Я старомоден. Бью не в бровь, а в глаз,
Но я пишу о целом, добром мире –
Что выход есть у каждого из нас,
А выход в том, чтоб мыслить ярче, шире,

Чтоб быть друг другу ближе и ясней –
Убрать понты и выключить манерность,
Чтоб в глупости и вычурности дней
Не раствориться, превратившись в серость.

ПОЭТАМ–НОВАТОРАМ (Максим Сафиулин)

Не тем языком и не теми, порой, оборотами
Мы пробуем высказать то, что так трудно понять.
Над словом и смыслом не думали и не работали,
Вгоняя, как нож, да по самую, по рукоять
Бессмыслицу, что называем "находка", "новаторство",
Нелепые фразы, в которых свой почерк и стиль.
Мараем словами бумагу легко и так запросто,
А бедный читатель весь смысл бросает в утиль.

И всё забывается: строки, названья и авторы...
Приходит всему свой черёд, своё время и срок.
Пишите, творите, вещайте, поэты-новаторы,
Но не забывайте о смысле написанных строк.   

ГИТАРИСТ И МУЗА (Максим Сафиулин)

На освещённом тротуаре
Пока совсем не знаменит
Играет парень на гитаре,
В мечтах, что Муза посетит.

Легко, свободно, вдохновенно
Гитара нежная поёт.
Нельзя спугнуть. Он ждёт смиренно...
Он ждёт. Она всё не идёт.

И вдруг он ощутил повсюду
Тепло, что вслух не передать!
Она пришла. Какое чудо!
И тихо стала помогать.

И тут же, словно по заказу,
Вдруг Музы свет ему помог.
И затуманился вдруг разум,
Но парень стал играть, как бог.

Он окрылён был, словно птица,
Весь Ей мечтал принадлежать,
Но он не мог остановиться –
Боялся, что уйдёт опять.

На освещённом тротуаре
Без всякой злости и обид
Он ей играет на гитаре,
Она божественно молчит.

МОИ КАРТИНЫ (Максим Сафиулин)

Я звуками пишу картины
Через свой голос и свой стих,
Себя спасая от рутины
Проблем и глупостей людских.

Пишу картины через песни
И через музыку свою -
Летит она, как буревестник,
Та музыка, что сам люблю.

Надеюсь, что её полюбят,
Не станут грязью поливать,
И верю, что никто не будет
Мои картины воровать.

САМАЯ ПЕРВАЯ СТРОЧКА ДОРОЖЕ! (Максим Сафиулин)

Первая строчка даётся так трудно,
Первая мысль приходит, как в маске -
Первая мысль всегда безрассудна,
Первое слово замазано краской.

Слово бессмысленно и одиноко,
Если нет образа и вдохновения.
Строчка не станет красивой, глубокой,
Если она растворилась в сомнении.

Если нет рифмы, а в рифмах нет сути:
Если то ливень, то яркое солнце.
Сразу становится страшно до жути -
Что это будет и чем обернётся?

Если размер скачет хлеще мустанга,
Хочется бросить и остановиться.
Это как полька и сразу же танго,
И не понять - как к стихам подступиться.

Если история вдруг не понятна
И для читателя неинтересна,
Будет знакомиться с ней неприятно,
Станет история скучной и пресной.

Если поэт много траура вносит:
Много в стихах его грусти, печали,
Сразу читатель стихи те забросит
И до конца дочитает едва ли.

Если сюжет до конца не разложен,
Вряд ли он будет понятен и ясен -
Стих для поэта тогда невозможен,
Значит и весь его труд был напрасен.

Ждал он, что Муза придёт и поможет,
Только она засиделась на крыше.
Самая ПЕРВАЯ СТРОЧКА дороже,
Ведь без неё и стиха не услышишь.

ХОЧУ БЫТЬ ПОЭТОМ (Максим Сафиулин)

Путь до Поэта серьёзен и труден –
Столько канонов, заветов и правил.
Я для людей свои строки оставил
Лишь потому, что мне дороги люди.

Ставить в стихах не стараюсь шаблонов
И избегаю глагольные рифмы,
Словно корабль уходит от рифа,
Строчки текут, как ручьи с горных склонов.

Кто б научил стихотворному делу?
Некому. Только смешки и афронты.
Кто бы помог, дал бы строчкам ремонта?
Вместо того, чтоб ломать неумело.

Злятся, психуют и шлют оскорбленья,
Пробуют вывести из равновесья.
Я не бегу от вас. Глупости. Здесь я.
Просто, как вы, не сижу без движенья.

Нет, не отвечу я хамством на хамство.
Люди рассудят, как судят другие.
Это не звёздность, не автофилия.
Личное мнение, а не упрямство.

А нападать, оскорбляя публично
И запрещать мои строки нескромно.
Я вам желаю удачи огромной
Будет пусть всё в вашей жизни отлично!

ТВОРИТЕ! НЕ НУЖНО БОЯТЬСЯ! (Максим Сафиулин)

Не каждый поэт (тот, кто пишет стихи) может петь,
Не каждый певец (кто поёт) может мыслить стихами,
Но тем и другим очень хочется страх одолеть,
Почувствовать хоть на минуту себя мастерами.

Один, как поэт выступает – за это «зачёт»:
Читает своё и чужое красиво, реально.
Другой на гитаре убитой фальшиво поёт,
Но делает это умело, профессионально.

Но важно для них не ансамбль, не нот чистота,
Не голос поставленный, не суматошные споры...
Важнее единство, любовь и сердец доброта,
И добрые песни, что хочется петь дружным хором.

Большое спасибо за добрый, душевный настрой!
Приятно, что можем все дружно попеть, оторваться,
Но нужно работать, работать, друзья, над собой,
А вот, что ненужно, так это не нужно бояться!


МАСТИТЫЕ ПОЭТЫ (Максим Сафиулин)

Смешно, когда вовсю кричат поэты,
Что все основы забывать пора.
Мне их стихи не нравятся за это,
Ведь нет в них ни культуры, ни добра.
 
Насилие, стремленье к суициду
Нам преподносят, будто божий слог.
А сами, затаившие обиду,
Других не пустят даже на порог.
 
И их шедевры с музыкой воспеты,
А я – лишь автор собственных стихов,
Но если ТЕ «маститые поэты»,
То знать и я добрался до верхов.
 
Хоть мне "верха" никак не помогают,
Но падать вниз я, право, не стремлюсь.
Кто трудится, тот цели достигает,
И я своей трудом своим добьюсь!


ГОВОРЯТ... (Максим Сафиулин)

Говорят, что стихи я пишу без труда.
Ерунда!
Говорят, будто я на поэта похож.
Это ложь!
Будто песни-хиты так и льются рекой –
Нет такой!
Говорят, будто знают меня полстраны.
Врать сильны! 

Мне бы может и вовсе забросить писать.
И молчать.
Заниматься весь день лишь работой одной.
И домой.
Я с работы домой каждый вечер спешу.
И пишу.
Ведь на плаху отдать свою жизнь «палачу»
Не хочу.

Не творить, не писать, не играть и не петь –
Это смерть.
В жизни главное это – творить от души.
Пой, пиши!
Я пишу. И пока интересен мой стих
Для других,
Я всего себя людям хорошим дарю.
И горю.

ТВОРИ, ПОЭТ! (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Твори, поэт, не знавший сути
Триумфа тягостных побед!
Твори, поэт, люби до жути
Своих терзаний жаркий плед!

Ищи пути слов выливания,
Ищи луну и тишину.
Пусть выльются твои страданья
В фейерверк счастливейших минут! 

Нервозно стянут небоскрёбом
Пытливый ум и пылкий нрав.
Кричит поэт со страшным стоном,
Себя природе в плен отдав.

Он не летит так вдохновенно
Поток, спасающий в толпе,
Она придёт, но вновь мгновенно
Нет Музы в чёрной высоте.

И снова муки, снова царство
Забытых дум и тишины.
Какое редкое коварство,
Что забываем свои сны,

В которых дар играет с нами,
Рисует рифмы и мечты,
В которых образов цунами,
При этом дивной красоты...

Терпи поэт, твори и радуй,
Не злись, что всё не просто так.
Живи и дальше в мире радуг,
Тасуй колоду редких карт.


МЕНЯЮ МУЗЫКУ НА СЛОВО (Максим Сафиулин)

Опять застой.
И все сложней дойти до сути…
Мотив простой,
Вот только надоел до жути.
Покой настал,
Да только хочется другого…
Видать, устал –
Меняю музыку на слово.

Пишу стихи,
Да только рифмы бродят где-то.
Мои грехи –
Менять закаты на рассветы.
Готов стоять,
И пусть другие мчат по кругу.
Готов стрелять,
Когда враги загонят в угол.

Меняю боль
На Музы частые визиты.
Души пароль
Мной позабыт. Душа закрыта.
Но я смеюсь,
Хоть смех и смешан со слезами.
И не боюсь,
Что буду вновь гонимый Вами…


ПОЭТ БЕЗВРЕМЕННО УШЕДШИЙ  (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Небесной думой ослеплён
Поэт, безвременно ушедший.
Его стихами мир пленён,
На муки творчества обрекший.
 
Его читают и сейчас.
И перечитывая думы:
Возвышенны, а где угрюмы,
Он и сейчас пошлёт нам глас.
 
Глас упоения свободой,
Любовью той, что сил полна.
Вот у поэзии цена:
Царить в лазурном небосводе.
 
И не внимая жизнь на бис
(Её слепые уговоры),
Надеясь не творить не скоро,
Уйдя внезапно в мир кулис,
 
Ты - обречённый хулиган,
И не подвластный, и свободный,
Ты духу рабства непокорный,
Но не померкнет твой запал...

О СЕБЕ (Максим Сафиулин)

Пишу стихи глубокой ночью,
Когда вокруг сплошная тьма.
Ведь днём никак нельзя собраться,
Ведь днём такая кутерьма!

Я – человек довольно робкий,
Хотя и не кажусь таким.
Когда мне жутко одиноко,
Тогда сажусь писать стихи.

Меня они лишь выручают,
Они мне – верные друзья.
Не с каждым можешь поделиться
Тем, что на сердце у тебя.

А белый лист тебя не спросит,
Не упрекнёт и всё простит.
Лишь напиши стихотворенье
И боль, как птица улетит.

Ты всё взрослеешь понемногу,
Ты по-другому думать стал:
И жизнь не так уж распрекрасна,
И идеал – не идеал.

Ты продолжаешь жить, как прежде
И всё нормально, без тревог.
Стоишь на перекрёстке жизни – 
Перед тобою сто дорог.

Из этих ста, одну лишь выбрав,
Идёшь и людям даришь свет.
Ты рад, что люди тебя любят,
Уверен – это на сто лет.

Но ты жестоко обманулся.
Да, людям нужен ты пока.
Опомнись! Изменись скорее!!!
Ведь это всё не на века!!!

И, вовремя остановившись,
Я понял: главное – душа.
И если душу ты изгадишь,
Не будешь стоить и гроша.

Я ЖИВУ В РИТМЕ РОК-Н-РОЛЛА (Максим Сафиулин)

Я живу в ритме рок-н-ролла...
Но себя не укусишь за локоть,
И пока я горяч и молод,
Есть желание жить и работать.

Понимаю, нельзя допрыгнуть
И рукой уколоться о звезды -
Всё же цели своей достигнуть
Нужно всем нам, пока не поздно.

Ведь живем мы все как-то тихо,
Поменяв рок-н-роллы на блюзы.
В жизни нашей неразбериха...
Где души нашей светлые узы?!

Нет доверия в мире грешном -
Есть лишь подлость обман, гнев и зависть...
Есть и добрый народ, конечно,
Но плохих нам людей не исправить.

Видно, люди уже забыли
О душе. (то огрехи Союза)
Рок-н-ролла огонь сменили
На размеренность сонного блюза.

Ну а те, кто других хитрее,
Норовят "бросить под ноги корку",
Чтоб украсть для себя быстрее,
А украл - прячь скорей в свою норку.

Не хочу "ни добра, ни злата",
Верю, добрых людей не так мало...
Лишь была бы душа богата
И желанье писать не пропало.

ЗАПРЕДЕЛЬНАЯ МУЗА  (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Муза чаще всего запредельно жестока:
Окунув в луч успеха, уходит в туман.
И нет в жизни поэта больнее урока, -
Окрылённые музой получат обман.

Приподнявшись со дна и вкусив лучик света,
Обнадёженный в груде альбомных листов,
Ты не сыщешь больного и большего бреда,
Чем в подачках укутанный, ищущий кров,

Пересмешник судьбы и любимчик породы
Тех, кто ищет всегда - непременно найдет -
Приключенье, успех, одиночество, беды?
Дума сердца, что душу немного прожжёт.

Беспокойной душе нет покоя на свете,
Нет уюта её окрылённым мечтам,
Полетает немного в былом  разноцветье,
Но в порыве мечты потеряется сам.

ХУДОЖНИК (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Когда нельзя сдержать порыв души,
Восторг эмоций, любованье миром,
Художник, ты свой холст держи!
И быт ты превращаешь в лиру.

Глубины дивнейших красот
Не всем вокруг дано увидеть…
А ты, художник, как раз тот,
Кто в нашем сердце – сердце будит!

Ты научил нас всех дышать
Под такт природы очертаньям.
И дар великий не отнять,
А нам осталось – созерцанье.

Так будь же ты творцом всегда,
Пусть вдохновенье не покинет,
И пусть творенья на года
Живут. И сердце не остынет.

АХ, ЕСЛИ Б БУМАГА КРИЧАЛА... (Максим Сафиулин)

Пью кофе, не чувствуя вкуса.
Развеялись мысли-духи.
И вновь превращаются в мусор
Рождённые мною стихи.

Бред! Чушь! Ерунда! Всё сначала!
Сомну и сожгу – все дела.
Ах, если б бумага кричала,
Она бы меня прокляла.

Да разве ОНА виновата,
Что я так беспомощно зол? 
И нет у бедняжки возврата
Из печки лечь снова на стол.

Бумагу сожму некрасиво
В комочек. И мне невдомёк,
Как ласково, неторопливо
Терзает её уголёк.

Бумага потянется к Раю,
Не ведая адову плеть.
За то, что в мученьях сгораю,
Придётся бумаге гореть.

Расправлюсь - сурово и жёстко
Со всем, что теперь не стихи.
Останется чёрная горстка
Рождённой в ночи чепухи.

СТАРЫЙ МУЗЫКАНТ (Максим Сафиулин)

Тот случай был давным-давно, сто лет тому назад…
Когда–то в городе большом жил старый музыкант.
Старик почти пол-сотни лет на сцене простоял,
В «Джаз-банде» был большой звездой!. Он на трубе играл.

Он был известен, знаменит и получал цветы!
Он джаз без памяти любил. С трубой он был на «ты»
Объездил с ней весь белый свет, весь мир исколесил…
Но мир на месте не стоит. И люд о нём забыл.

Его костюм пропитан был весь запахом кулис.
Он часто возвышался вверх, бывало, падал вниз –   
Ему успех слепил глаза, провал его крушил…
Он был богат и знаменит. И как хотел, так жил.

Казалось бы, чего желать? Не жизнь, а красота!
Но вот в душе у старика лишь боль и пустота.
Он одинок. С годами вдруг он начал замечать,
Что стал все чаще и сильней по прошлому скучать.

Он много раз успел уже жениться, развестись,
Но за всю жизнь так и не смог семьей обзавестись.
Он променял семейный быт на славу и почёт
Увы, теперь ему никто воды не перенесёт.

Ведь он теперь – простой старик! Без внуков и родни
А сколько наших стариков сидят сейчас одни?
Ведь нужно им всего чуть-чуть – лишь каплю доброты,
Чтоб уберечь себя смогли от боли, пустоты.

И добрым словом их согреть, и помощь оказать,
Понять, помочь, поговорить, совет им добрый дать.
И будут счастливы они пусть много лет подряд!
И чтоб не жили так, как жил тот старый музыкант.

ЗВЕНИ, ГИТАРА (Максим Сафиулин)

1. На небе нависли тучи
И, кажется, не везёт…
Спасает счастливый случай
От трудностей и невзгод.
И если от боли тесно
И снова порой не до сна,
То грустно внутри, то пресно –
Спасает меня лишь она

Припев:
Когда мне грустно, когда мне весело,
Себя спасаю хорошей песней я –
Возьму гитару и по ладам её пройдусь.
Звени, гитара, своими струнами
Пусть станут люди душою юными
И пусть исчезнет из сердца и печаль, и грусть.

2. И сразу на сердце легче,
И свет миллиона лун.
Согреют теплом, как свечи,
Напевы волшебных струн.
Спасает меня гитара –
Она меня враз исцелит
От жизненного кошмара
И грязных нелепых обид.

Припев:
Когда мне грустно, когда мне весело,
Себя спасаю хорошей песней я –
Возьму гитару и по ладам её пройдусь.
Звени, гитара, своими струнами
Пусть станут люди душою юными
И пусть исчезнет из сердца и печаль, и грусть.


Я ЖИТЬ СОВСЕМ НЕ ТОРОПЛЮСЬ (Максим Сафиулин)

Я жить совсем не тороплюсь,
Я просто бегаю быстрее.
И оступиться не боюсь,
Пока мечту у сердца грею.

Я не боюсь перегореть
И знаю, если отдых нужен.
Ведь надо просто захотеть
И не боясь, идти по лужам.

Что лужи? Грязная вода,
Что с неба на асфальт упала,
Но нет победы без труда
И одного желанья мало.

Готов пройти хоть сотни луж,
Но грязь обид меня не сломит.
Оркестр мне сыграет туш
У президента на приёме.

Нет, надо всё же быть скромней.
(Хоть говорят, мечтать не вредно!)
Но нету участи страшней,
Когда поэт уйдёт бесследно.

Сотрётся облик сквозь века
И имя, и стихи сотрутся….
Но пишет стих моя рука.
Зачем? Потомки разберутся.

Я ЖИТЬ ЛЮБЛЮ (Максим Сафиулин)

Я жить люблю. Люблю творить. В стихах своих мелодий.
Люблю общаться по душам с приятными людьми.
Пишу о свете и добре, животных и природе,
Пишу в блокнот, потом в печать, потом на сайт и в СМИ.

И пусть не всем стихи мои покажутся простыми,
А кто-то сможет в простоте банальной упрекнуть.
Увидят, что не всё легко и просто с запятыми -
Важней всего познать сюжет и распознать всю суть.

И пусть деньгами у меня не давятся карманы,
Зато никто мне ничего не может приказать.
И я горжусь, что я могу пить воду из-под крана,
А про другие города так не могу сказать.

Мой город светел и красив – другого мне не надо.
Все направленья мне близки, дороги и пути.
Иду туда, где мне легко, туда, где ждут и рады.
А где морально тяжело, меня там не найти.

Я не боюсь, что не поймут. Боюсь, что не помогут.
А коль помогут, то потом запишут в должники.
Не будут близкими стихи – не стану прыгать в омут.
Но верить хочется, горят... до зорьки... ночники.

НЕЛЬЗЯ ЛЕТАТЬ! ХОДИ ПЕШКОМ! (Максим Сафиулин)

И пробил час, и пройден год,
Был грубо прерван мой полёт,
И кто-то ласково сказал: «Тебе во благо!
Пока с полётом не знаком,
Нельзя летать! Ходи пешком!
Пусть по твоим стихам соскучится бумага.

Ходи, смотри, мотай на ус
И улучшай свой скверный вкус,
Внимая истину, искусство и культуру.
Ходи пешком и не летай,
И с уваженьем пропускай,
Тех, кто явился неспроста в литературу.

За что хвалить твои стихи?!
Они чудовищно плохи,
Где сплошь одни «моралитэ», «самовлюбленто»,
Позволь читателю решать –
Читать тебя иль не читать.
Не смей себя публиковать! Не скромно это!

Размер пока не так хорош.
Зачем ты очередью бьёшь?
Летят, свистят твои стихи из пулемёта.
Читай других, себя ищи,
А не найдёшь, так не взыщи.
Твои «творения» пока не для полёта.

Чтоб ничего не мог сказать
И за собой народ позвать,
На выступления наложен мораторий.
Чтоб души зрителей сберечь,
Отправь скорей все книги в печь –
Твои стихи не для больших аудиторий».

Мне днём летать запрещено,
И заколочено окно,
Но знаю место, где отпала черепица.
И я летаю по ночам.
Мне все высоты по плечам.
Ой, нет, конечно «по плечу» – 
И так сгодится.
И я летаю по ночам.
Мне все высоты по плечам.
Ой, нет, конечно «по плечу» – 
Я так хочу!

Я НЕ ПИШУ СТИХИ (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Не верьте в то, что пишу стихи, –
Их выжигаю путём до сердца.
Я шью осколки своей пурги,
А взрыв в груди, он вот-вот взорвётся.

Я выцарапываю стихи
На ваших душах и в ваших мыслях.
И ярче солнца горят они,
Они – как ночью внезапный выстрел.

Взращу и выношу – и вперёд.
Благополучно проходят роды.
И пусть не понятый автор – тот,
Кого другие поймут сквозь годы,

Я не пишу, я варю стихи
Из ваших мыслей, переживаний.
Пусть будут ярким огнём они
В потоке вечном самосжигания.

ПОЭТ (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Не врачеватель тел и душ,
А только струны наших нервов.
Помпезной музы верный муж,
И рифмоплетной славы жертва.

ТВОРЧЕСКУЮ НАТУРУ НЕЛЬЗЯ ЛОМАТЬ  (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Нельзя колоть навечно нам анестезию,
Хоть мы и сумасшедшие борцы.
Но не наступит наша амнезия,
Ведь мы по жизни безбилетники-творцы.

СТИХОТВОРЕЦ ИЛИ ПОЭТ?  (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Сегодня каждый стихотворец и рифмоплет уже поэт,
Фортуны луч такой притворец, и лживый подает нам свет.
Кто одарен, кто подтасован, судьба в итоге даст ответ,
И только Бог сказать способен  – поэт ты или не поэт.

ДАР  (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Если Бог дает кому-то дар,
Щедро мы должны его испить,
Как святой божественный нектар,
По дороге только б не разлить.

ТЕАТР  (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Вся жизнь - театр, каждый в ней актер,
И от того, как ты сыграешь роль,
Зависит как окончишь с жизнью спор,
И верно понят ли тобой пароль.

КУЛЬТУРА В ЭМИГРАЦИИ  (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Мы часто сетуем на деградацию
Умов провинциальных и столичных.
Культура нынче в полной эмиграции,
В лохмотьях голая до неприличий...

МУЗА, ВЕРНИСЬ!  (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Моя Муза ушла к другому.
Ушла тихо и без истерик.
Не дала мне сказать ни слова,
Мне оставила только телик

Да диван одинокий дома,
В кухне стол, на весь день накрытый.
Что художник творит голодным,
Для меня это просто мифы…

КАКОВО БЫТЬ МУЗОЙ ДЛЯ ПОЭТА?  (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Каково быть Музой для поэта?
Ни женой, ни даже человеком,
И стихи прольются, как с кометы,
Тьма вдруг озарится лунным светом.

Нет, совсем не страшно быть им Музой,
А страшнее быть им только тенью.
Или жить в своей псвевдо-иллюзии,
Быть к его успеху лишь ступенью.

МОЯ МУЗА ПОД ПРИЦЕЛОМ, ИЛИ Я У НЕЁ НА МУШКЕ?
(Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Моя Муза стоит под прицелом,
Или я под её муштрой,
Я блокирую мысли умело,
Не остаться чтоб за чертой.

Мне диктует она коварно,
Всё сбивая меня с пути.
Я ловлю её мысли жадно,
И боюсь её отпустить.

В голове - креатив, идеи,
Я блокнот не спешу марать.
И в бреду, в диалоге с нею,
Упоённо делю кровать.

Мы проснёмся, она исчезнет,
Только тюль слегка пошумит.
Я на дне той болезни-бездны,
Но о Музе душа болит.

А плутовка вернётся в полночь,
И дыханьем строку возбудит.
Не прошу я спасенья и помощь,
Пусть со мной в тишине говорит.

Запишу её мысли украдкой,
И на утро родится стих.
Мне так дороги Музы повадки,
Пусть не ищет она других.

Снова держит меня под прицелом
И лукаво мне шепчет слова.
И я ей доверяюсь всецело,
Для меня она вечно права.

Не предаст, не обманет надеждой,
И поможет заполнить блокнот.
И порадует образом свежим,
И в очаг вдохновенья толкнет!


ИГРАЙ, МУЗА! (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Танцуй, Муза, танцуй,
Играй со мною беспощадно.
Целуй, Муза, целуй,
Ловлю губами вздох твой жадно.

Ревнуй, Муза, ревнуй,
Дари мне предвкушенья рая.
Пируй, Муза, пируй,
Собою краски поглощая.

Играй, Муза, играй,
Судьбы шальной сдвигая карты,
Давай, Муза, давай,
Бросай игриво жесты-фанты.

Смущай, Муза, смущай,
Соперников не дай порадовать.
Стреляй, Муза, стреляй,
Не позволяй всё предугадывать.

МОЙ ХУДОЖНИК  (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Я куплю тебе краски, кисти и полотно,
Только ты нарисуй мне радугу.
Научусь улыбаться, но прошу об одном:
Серых красок, холодных,  надо ли...

Мой художник, рисуй для меня ты мечту,
Чтобы жизнь изменилась к лучшему.
Ты меня научил видеть в том красоту,
В чём так много всего обычного.

Ты раскрасил мой день, разукрасил покой,
И мечтой озарил беспробудною.
Ты добавил в мой мир ярких красок собой,
Но дорога с тобою трудная.

Ты бежишь и свой мир отдаёшь для других,
Растворяясь в сей миссии полностью.
Ты бежишь, забывая себя и родных,
Сам летаешь над жуткою пропастью.

Мой художник, рисуй, только не на износ,
Не терзай свой талант понапрасну,
Только лучшее ты в мир полотен принёс,
Сей порыв пусть по жизни не гаснет.

Все полотна твои память пусть сохранит,
Только ты вносишь яркие краски,
Только ты нас настроишь на свой позитив,
И расскажешь, что жизнь не напрасна.

НОЧНОЙ РОМАНТИК (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Нет порой романтичнее груза,
Чем бессонная ночь с звездопадом!
Поиграй гитарист для Музы,
Нотных звуков черёд, что в награду.

Расскажи, почему не спится.
Расскажи, сколько звёзд на небе.
Музыкант, ты всего частица,
И твой век для той Музы служебен.

Ты как раб и как пленник рая,
А возможно, любимчик фортуны…
Но стою, за тобой наблюдая,
И любуюсь я сказкой лунной…

Ты обнимешь стан летний, чудесный,
Что зовёт в поэтичный полёт.
Знаю, нет для тебя прелестней
Той, что  рифмой тебе поёт.

Словно пташка вспорхнет на плечи,
И тихонько на ухо шепнёт:
«Милый друг, ты живи полегче,
Вдохновение скоро придёт».


В БУДУЩЕЕ (Ольга Фокина, Усть-Илимск)

Я напишу, а ты прочтешь,
Когда-нибудь в другом столетье.
Поймёшь или опять пройдёшь,
Но мысли расставляют сети.

Мне незнакомый человек,
Которому близки все строчки,
Что собирал по кругу век,
Не расставляя в мыслях точки.

Пусть время бережно хранит
Все те слова в моём блокноте,
Сердца согреют от обид,
Проймут искрой своей на взлёте.

Дойдут, когда-нибудь дойдут,
Стихи мои до адресата,
Поймут, когда-нибудь поймут,
Прочтут и будут даже рады.


Рецензии