Ч. 11 О чём узнали американцы

Предыдущая страница   http://www.proza.ru/2019/01/08/2122
 
Трудно себе представить, что в тех условиях экипаж подводной лодки U-177 под командой корветтен-капитана Гизе с перерывом в два месяца пробыл только в двух патрульных походах, в общей сложности 312 дней.

Гизе был незаурядным командиром, но и большим везунчиком, о чём уже было сказано. Везенье экипажа подводной лодки окончилось со сменой командиров.  Вместо Роберта Гизе назначили корветтен-капитана Хайнца Бухгольца.

Новый командир представлял собой полную противоположность предыдущему. Гизе команда боготворила. Он был не только искусным мореходом, но и находил единственно верные решения в самых трудных ситуациях.

Кроме того, командир подводной лодки был прост и доступен в общении с подчинёнными. Гизе старался действовать убеждением, а новый командир – только принуждением, беспощадно наказывая за малейший проступок.

Под командой Бухгольца U-177 2-го января 1944 года отправилась в третий патруль, который оказался для неё последним. Перед отправлением в плавание новый командир проинструктировал весь личный состав, что говорить противнику в случае попадания в плен, как ввести его в заблуждение, сообщив ложные сведения.

6 февраля 1944 года подводная лодка находилась на позиции к западу от острова Вознесения, когда командир американского бомбардировщика B-24 Liberator лейтенант Кэррел Пиннелл с большой точностью сбросил на неё глубинные бомбы.

Из экипажа 65 человек только 20 человек смогли выбраться на верхнюю палубу из быстро тонувшей подводной лодки. Шесть человек были убиты огнём с бомбардировщика, в их числе и Бухгольц.

Когда командир бомбардировщика увидел, что лодка потонула, а в воде плавают люди, он распорядился сбросить надувной спасательный плот. Через 56 часов лёгкий крейсер «Omaha» подобрал четырнадцать оставшихся в живых немецких подводников.

Сначала их допросили в Бразилии, а потом переправили в США, где допрос проводился в специальных центрах. Инструктаж корветтен-капитана Бухгольца не помог: пленные выкладывали всё, что знали.

Американцев  прежде всего интересовали технические новшества на огромной по тем временам океанской подводной лодке длиной 88 метров. Допрос вели различные специалисты, поэтому по словам пленных делали рисунки.

Речь шла обо всём:  начиная от вооружения, оканчивая деталями быта на корабле. Не хочу утомлять читателя подробностями, интересными только узким специалистам, например, меня интересовало артиллерийское вооружение, но не могу не упомянуть о необычной вещи: на подводной лодке имелся вертолёт, который поднимал наблюдателя, осматривавшего горизонт.

Готовили пилотов вертолётов в специальной лётной школе в Гельнхаузене. Из соображений секретности курсанты носили лётную форму. Один из выживших пленных как раз оказался пилотом вертолёта.

Вертолёт поднимался на высоту примерно 150 метров, что позволяло осматривать пространство радиусом 25 миль. Лётчик был связан с подводной лодкой телефонным кабелем.

Когда я прочитал описание вертолёта, напоминавшего самолёт Можайского с той разницей, что вертолёт всё же летал, и инструкцию для лётчика, то подумал, что для такой должности подбирали особенно храбрых  и рисковых людей.

В сущности, то был смертник, потому что при необходимости срочного погружения, например, при атаке авиацией, трос и кабели мгновенно отсоединяли и… «летите, голуби, летите!» Из этих соображений на подводной лодке находились три пилота.

От пленных требовали подробных характеристик и биографий всех, с кем они служили. Словом, каждый пленный после дней и недель допросов чувствовал себя выжатым лимоном.

Моральный дух немецких подводников в конце войны был сломлен и большинство из них охотно шли на сотрудничество, немало в этом отношении «потрудился» Бухгольц, которого ненавидела вся команда.

Постоянного врача на подводных лодках не было, врач и фельдшер назначались только в длительные многомесячные походы. Первый выход в море задержался на две недели из-за ранения Гизе во время авианалёта.
 
Тогда же был убит и Гроссе, врач подводной лодки, поэтому ждали, пока Гизе подлечат рану и назначат нового врача. На эти две недели весь личный состав отправили в отпуск. Командир U-177 приковылял на лодку на костылях. Один из его двух костылей потом хранился в рубке, как талисман.

Перед выходом в море U-177 посетила делегация эсэсовцев, которые хорошо поели и напились на подводной лодке. Они подарили портрет  Гиммлера в раме, который торжественно повесили в кают-компании.
               
После их ухода Гизе приказал вместо портрета Гиммлера повесить большую фотографию погибшего врача подводной лодки.

Пленные рассказали американским следователям, что французские партизаны столь активно нападали на поезда с подводниками, которых везли на базы подлодок во Франции, что гитлеровцы стали возить своих подводников с пленными англичанами, прикрываясь ими.

Продолжение http://www.proza.ru/2019/01/12/175


Рецензии
Владимир, здравствуйте! Читаю, хоть и не просто осознавать события.
Благодарю ВАС.

Нина Радостная   18.01.2019 11:09     Заявить о нарушении
Понемногу станете специалистом в военном деле, Нина!
С дружеским приветом
Владимир

Владимир Врубель   18.01.2019 13:07   Заявить о нарушении
На это произведение написано 19 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.