Призрак мятежного Ориона. 30гл

начало: http://www.proza.ru/2018/12/10/1596

*Мемуары друга публикуются с его согласия.
Фамилия ЛГ вымышлена. События реальны.

"Новому поколению подводников России в память о тех, кто погибал без боя и без славы, но честь не потерял и Присяге не изменил."

30 ГЛАВА.

Старпом - старший лейтенант Владимир Владленов, представлял собой типичный образ молодого и малоопытного для такой должности офицера. Он попал в известный период омоложения флота, называемый морскими волками оскорбительно «озеленение».
Таким, как Владленов, они обидно предлагали надеть сапоги и прятаться в травке, или попрыгать как кузнечик. Володя был не просто добрым и спокойным, и не по должности мягеньким.
Старший офицер на корабле - фигура значительная. Он не просто организатор и построитель корабельной службы - он первый боевой заместитель командира в бою и глава кают-компании офицеров, образец служаки. В Корабельном уставе ВМФ жирным шрифтом выделено: «Частое оставление корабля старшим помощником командира несовместимо с должным исполнением своих служебных обязанностей».

То ли потому, что он известил Самарина об этом треклятом прикомандировании, то ли из-за его слабого авторитета…В общем, Виктор нарушил субординацию - напомнил, в неуважительной форме, о беременности жены и месте проживания, где нет поблизости телефона.
Соврал, конечно. На КПП была связь с дежурным РОВД и военной комендатурой.
Старпом сдержанно и спокойно ответил:

«Понимаю. Но это приказ. У меня дочь родилась, когда я в море был. И у многих так случается. Командир и Зам уже сошли, но завтра я им доложу ситуацию. Тебе даю добро на сход до шести ноль-ноль. Придёшь сразу на борт Мизалиса к приготовлению. Удачи, лейтенант. Привет жене!».

Самарин позвонил своему Флагманскому специалисту капитану третьего ранга Кахановскому, в надежде, исправить приказ. Но штаб уже расслаблялся по-субботнему и будучи навеселе, пробасил:

«Лейтенант, всё знаю. Ну, не тебе же рожать-то. Ты у нас самый молодой, так что все моря и океаны - твои!».

Судя по спокойной реакции офицеров и мичманов, Самарин понял, что для моряка эта ситуация не проблема.
Минёр посочувствовал: «От, sуки». Да и, то, только потому, что на одного дежурного офицера меньше стало. Спокойно достал график дежурств и начал его корректуру. Саша Добронравов, тоже лейтенант, вместе пришли на корабль, вылезший с какой-то цистерны чумазый и вонючий, пошутил:

«Ничего, дружище, побалуешь женушку таранькой с шоколадом. Мы с тобой!».

Он был инициатором сбора копчёной колбасы и селёдки в кают-компании «для Люси».
А старшины команд - настоящие волки, отморячившие на всех лодках дивизии, объяснили просто особенности службы на 644 проекте: «Там мичмана опытные мужики. Не лезь, лейтенант, глыбко, они сами всё сделают. Счастливого плавания, начальник!».

В целом, Самарин остыл и пожалел, что наехал на старпома. И всё равно, с чувством досады, отправился домой с билетами в кино.

А тут ещё Люси и мать, тоже просто отреагировали на выход в море...мол, надо - значит надо.
Виктор не помнит почему, но прозевал время убытия в кинотеатр. Начались гонки.
Сначала до КПП на автобус, потом с автобуса до кинотеатра - и всё бегом с животом и смехом.
Перед театром отдышались, и он пошутил: «Загнанных лошадей пристреливают. Пошли». Вернулись очень поздно, как положено...при беременности.

***

Рано утром, Виктора не будильник разбудил, а жена и мать.
Оказывается всё, всё уже, всё!!! Началось!

«Не был бы я Самариным, если бы не …» - это он всегда про себя выражался в случаях, когда что-то не то. Люся, полулёжа, держалась за живот. Виктор чувствовал её тревогу, но, ни паники, ни каких-то требований, просьб и стонов не было. И вообще, за период беременности, при нём не было каприз или неординарности, свойственным другим женщинам. Вскочил, сполоснул лицо, завернул в газету зубную щётку, пилотку, запасные трусы и носки. Это всё, из чего состоит тревожный чемоданчик офицера-подводника.
Остальное всё есть на корабле.

Потихоньку, вдоль виноградников, они дошли до КПП. Ребята-милиционеры их хорошо знали, поэтому проблем разъехаться в разные стороны, даже в такую рань, не было. Всё произошло настолько быстро, что даже сопли не успели попускать. Жена в Севастополь, а муж в Балаклаву.

По дороге, в попутке Самарин думал о том, какой он негодяй:

«И какого чёрта, были нужны эти «Загнанные лошади» с бегами, серпантинные поездки вдоль ЮБК, магазинные тырканья и ялтинские загары? Почему всё это, мне только сейчас, показалось вредным для беременной женщины?! А теперь эта «сто шестьдесят вторая». Проблем связи политотдела с роддомами, как мне сказали, не было - сообщают быстро.»

Но всё равно «…Неправильно всё это!!!…Не война же!» - кричало в нём негодование.

                -«»-

На «С-162» прибыл раньше всех, и даже раньше запланированной «внезапной тревоги». Лодки 644 проекта называли «раскладушками» из-за поднимающихся и опускающихся ракетных контейнеров. Это практически 613-й проект, только привесили контейнера с ракетами, которые могут на дистанции до 270 км ударить по надводным и наземным целям. А если надо, то и что-то вроде Хиросимы с Нагасакой учудить в Босфорском Гёльджюке или Анкаре.

«С-162» на соединении отличалась высокой дисциплиной и морской культурой.
Было заметно, как выгодно отличаются бойцы не только содержанием формы одежды, но и в общении. Скромность, серьёзность и высокие знания...Между собой, и в других экипажах, этих ребят называли «гансами» - из-за прибалтийского происхождения их командира.

Да, немцы были лучшими подводниками в мире.
За Вторую мировую войну они имели двенадцать командиров-подводников-ассов. А это означает уничтожение, каждым из них, кораблей и судов более 200 000 тонн дедвейтом. На одного, погибшего немецкого подводника, приходилось более десяти боевых надводников и более одного железнодорожного состава ценных грузов. Островная Англия уже пухла от голодала, находясь в изоляции «гансами» из Кригсмарине. Эта нация действительно достойна уважения, но только как воинов, а не нацистов.
Командир лодки капитан II ранга Мизалис Тецезиус Игнатьевич соответствовал германским стандартам.

По классификации НАТО лодка имела название «Whiskey Twin Cylindеr».

На борту «сто шестьдесят второй» был отработанный порядок, которому  торпедоносцам, ещё поучиться надо. После приготовления корабля к бою и походу сразу объявили завтрак. Бойцы без шума, в отличие от самаринской «триста сорок восьмой», пронесли свои баки через офицерский отсек. Военно-морская культура поразила Виктора сразу. Даже на фешенебельных атомоходах такого не видел.

Дождавшись, пока он закончил приём пищи, командир вежливо обратился к салаге на «Вы»:

- О Вас наслышан, лейтенант. А с техникой РСДН и комплексами типа «П», знакомы?
- Так точно. Изучал, товарищ командир…в училище,- ответил Самарин и начал вспоминать, что это такое.
- Хм…Но у нас только две ракеты, а Вы со штурманом должны первую навести на цель. Стрельба с доразведкой по данным штаба флота,- лукавил Мизалис.
- Но, ведь, координаты дадут с ближней морской зоны…
- Лейтенант, ты настолько мил и молод,- перешёл он на «Ты»,- Рекомендую больше учиться. Приятного аппетита,- и вышел.

Теперь, Самарин растерялся по последней вводной командира: «…Но у нас только две ракеты. Вы должны…». Крылатые ракеты П-5 или 6 - это не лучшие в мире кислородные торпеды.

«У этих дур по Маху…им необходимо успеть указать свою жирную свинью…а по берегу - как бог даст, по пеленгу и дистанции…?!»

В общем, запутался Самарин от незнания и отупел.
Вспоминать училищные тренировки поздно, он чувствовал, всё уже забыл. Нужны документы.
И вдруг, мягкий голос могучего ракетчика из-за спины:

«Не писай, летёха, промахнуться не дам. На флоте осталось в живых две новые мишени, а командир группы мишеней бездарь, вроде тебя, но мой однокашник. Я уже знаю, где они будут. Мои девочки далеко не дурочки, и на засветочку, как бабочки в «автомате» долетят».

Самарин всё понял: «Они не дуры. Уже хорошо».
Вспомнил напутствие своих мичманов: «…глыбко не залезай…». Чувствовать себя идиотом и бездарью всё равно не хотелось, и пошёл к старпому за «Правилами ракетной стрельбы».

***

Старший помощник, вроде него «зелёный», но совсем не такой уж мягкий.
Всем на соединении не нравилась его фамилия - Дрянкин. С его почти двухметровым ростом, даже обаятельно-мордастенькая улыбка настораживала.
Самарин был с ним хорошо знаком по вечеринкам в «Мотеле». Так называли офицерское общежитие подводников. Дрянкин жену боялся, и с «запахом» ночевал там.

Документов Сергей ему не дал, ссылаясь на занятость, и опять-таки, с улыбкой:
«Не дёргайся, Викто'р. Оно тебе надо?».
Самарин, окончательно, почувствовал какую-то собственную бездарность в условиях элитной лёгкости на этом корабле. Столь трепетное отношение к нему подсказало одно - найти свою койку, а тренировки по стрельбе...ещё впереди.

В 1987-ом году Сергей, уже командиром лодки, сменил свою фамилию на другую.
И в том же году нелепо погиб. В подземном переходе на Матроса Кошки в Севастополе.
Не мог офицер пройти мимо, и не вступиться за честь женщины.
Офицеров, в горбачёвские времена - господства жёлтой прессы, называли «ангинами» из-за белого кашне. Практически каждый день толпы хулиганов подлавливали их в разных местах и били, или подло подрезали сзади...иногда на смерть...Генералов надо было казнить, а не тех, кто в окопах с солдатом вшей кормит.

_______________________________________

Мои стихотворения по теме «Призрак».

1.

Старпом на корабле совсем «зелёный».
Омоложенье флота - налицо.
Морские «волки» говорят солёно:
- Кузнечик, в сапоги, и на крыльцо.

Простительны обидные издёвки,
Но перед ними - старший офицер.
Его команды, иногда, неловки.
Суровый быт избавит от манер.

Он тоже будет образцом служаки,
Пройдя метаморфозы глубины.
Пусть, все его учебные атаки,
Не станут репетицией войны.

2.

Вот и Самарин, тоже «отличился»,
Ровесника увидев пред собой.
И обратился как-то не по чину.
Обида захлестнула с головой:

Что место проживания неблизко,
Жена ещё, должна родить вот-вот.
Старпом спокойно выслушал «артиста».
На берег до утра' позволил сход.

И не будильник разбудил - тревога!
Всё закрутилось в доме. Началось!
До КПП нелёгкая дорога...
А дальше, тропки разбежались врозь.

3.

Зато, на лодку прибыл, спозаранку.
Там дисциплина - любо посмотреть.
Да-а...«гансы» высоко держали планку:
Серьёзен экипаж, сверкает медь.

На «Вы», и с глубочайшим уваженьем,
К салаге обратился капитан.
Дал вводную, и этим ввёл в сомнения.
У лейтенанта в голове - туман.

Быть бездарем-тупицей не хотелось.
Наказ припомнил «…глыбко не залазь»,
Ракетчик ободрил, вселяя смелость.
Хороший парень...жаль, убила мразь.

***
За женщину вступился в переходе.
Шпану взбесило белое кашне.
Погиб нелепо, при честно'м народе.
На, подло в спину брошенном, ноже.

*коллаж автора, на фото ПЛ С-37
*продолжение: http://www.proza.ru/2019/01/13/2077


Рецензии
Грустная глава, невольно меня на воспоминания наводит. Сколько я этой мрази на веку своём повидал...

Леонид Тиликин   05.05.2019 21:35     Заявить о нарушении
Как думаете, Леонид, эта мразь рождается уже такой, со своей программой. Или виноваты родители?

Ольга Шельпякова   05.05.2019 21:41   Заявить о нарушении
На этот вопрос у меня, к сожалению, ответ неопределённый. В большинстве случаев эти люди произрастают, конечно, из неблагополучных семей, но с некоторого времени социальная сторона стала несколько меняться.У них своя психология, которую преподаватели и близкие познать не могут.В больном обществе всегда наличствует гнойник, а общество наше как было больным ещё с советских времён, так и остаётся поныне.И никакие психологи их не исправят, ибо они признают лишь силу, каковая может быть сильнее их, или авторитет сильного и духовно и физически человека, будь то отец, учитель или даже следователь.И тогда они быстро ломаются, каются, по полу ползают, плачут... но когда проходит время, увы, в большинстве своём становятся прежними, в особенности, дети закостенелых зэков-рецидивистов. И так этот круг крутится и крутится.И пока наше общество будет болеть от нищеты, вранья и показухи, положение будет ухудшаться.Вот такой, Ольга, мой печальный прогноз.



Леонид Тиликин   05.05.2019 22:25   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.