Вера

Не могу назвать себя глубоко верующим человеком. Но не раз задумывался «что же такое настоящая вера»? Слышал неоднократно христианскую мудрость о том, что «вера может спасти человека», но она (эта мудрость) не доходила до моего понимания. Еще более странным казалось мне утверждение, что истинно верующий человек может возлюбить врагов своих, ибо те «не ведают, что творят!».
Помню еще в школьные годы думал я над этой фразой. Как же врага можно возлюбить? Это же враг. Ты его возлюбишь, а он? Пожалеет ли он тебя? И как же можно победить врага, если ты его жалеешь? Ни в этом ли слабость?
Помнится будучи уже много старше, мы рассуждали о том, что такое «вера» с одним моим приятелем. Он говорит «Помнишь кинофильм «Матрица», в жизни все как в матрице, - если веришь «на все сто» то можешь разбежаться и сквозь бетонную стену пройти, выйти за любую преграду, и нечего с тобой не случится, а если усомнишься то эта преграда стеной тебя встретит, и лоб об нее разобьешь». И хоть я отдаленно чувствовал смысл и красоту этой метафоры, она оставалась книжной отвлеченной и нежизненной. Как это пройти сквозь бетонную стену?
И вот недавно мой хороший знакомый, журналист - Владимир Митин был у меня на творческом вечере, подошел ко мне в перерыве и говорит: «Ты знаешь Саша, послушал я твои рассказы, и захотелось мне тебе один сюжет передать. Долго он у меня в памяти сидит, думал сам написать, да чувствую так руки и не дойдут, может ты его превратишь в какой рассказ». И поведал мне следующую историю.
- Был у меня старший товарищ, священник – рассказывал Владимир - он же учил меня играть в шахматы. Несуетливый спокойный, вставал всегда рано, в одно время, в шесть утра, молился, и, никуда не торопясь, успевал переделать массу дел. Однажды я случайно узнал, что он провел десять лет в лагерях строгого режима на Соловках. Мне было любопытно, и я спросил его, как он туда попал, как смог выжить в этом страшном месте, как там, вообще было.
- Нормально там было – отвечал он, после небольшой паузы - везде люди живут.
- А как вы попали туда?
Он начал вспоминать - Пришли ко мне как к священнику, то есть врагу народа, товарищи из НКВД. И было у них решение забрать меня с конфискацией имущества. Тут же при мне стали это самое имущество выносить. Все подчистую. Буквально на кровати жена больная лежала, так кровать и матрац остался, а так все вынесли. Одежду, что на мне была, тоже оставили. Нашли карманные часы. Хорошие часы, с выпуклой гладкой крышкой, луковицей такие называли. Я было попросил и часы мне оставить. Так один из бойцов, в кожаной тужурке так возмутился, что я, враг народа, хотел лишить советскую власть такой нужной и полезной вещи. Забрали часы и меня увезли. А потом в Соловки отправили.
- Как же вы там выживали?
- Летом легче - зимой тяжелее. В нескольких верстах от лагеря делянка была в лесу. Посылали туда группу, норма была 15 кубов в неделю. Избушка там имелась, в ней печка, так что совсем не замерзали. Утром помолишься, чаю выпьешь горячего и за работу. Жили день за днем - молитва, чай, печка - так десять лет и прошло за работой да за молитвой.
И вот уж не помню, сколько лет прошло, - рассказывал священник - как вернулся я, шел по городу, и увидел на улице нищего с протянутой рукой. Пригляделся что-то мне лицо его показалось знакомо, хотя и не сразу я его узнал – исхудал он, видать.
Посмотрели мы друг на друга и он меня тоже признал. «Я говорит помню вас, у вас еще часы были карманные, луковка».
– Как же ты до жизни такой дошел? – спрашиваю.
А он рассказывает: «Берия-то врагом народа оказался, а когда раскрыли это, многие из его окружения пострадали, вот и мой начальник в числе предателей оказался, а с ним и меня выгнали, никакие заслуги не помогли! Сколько, казалось, служил верой и правдой.
Не смог я пережить такой несправедливости, запил с горя, а там пошло поехало. Все подчистую пропил, ничего не осталось. Одна кровать с матрацем осталась в пустой комнате. А потом и комнаты лишился. Видать, соседи кляузу написали, им же в итоге моя комната и отошла, а меня на улицу, вот жив еще пока Божью милостью».
Ну что тут скажешь, подытожил свой рассказ священник - стоит человек милостыню просит ради Христа. Пожертвовал я ему пятак и пошел своею дорогою.
Услышал я эту историю про священника, знакомого Владимира, и подумал – как жизненно обе мысли прозвучали в этом коротком рассказе, мысли, которые у меня в голове не укладывались – про веру и про любовь к ближнему. А выслушав этот незатейливый рассказ даже сомнений не возникло, что именно так оно и было с этим священником, который пятак отдал нищему, после того как прошел все тяготы самого страшного лагеря и не сломался, потому что «если веришь, то можешь сквозь любое испытание пройти, а без веры любая преграда может стать для тебя бетонной стеной».


Рецензии