Пропавшая

Откуда-то сбоку мерцает яркий свет. В нос шибает запах копоти. Может Я горю? Ан, нет это от поверхности на которой я лежу. Раскрываю глаза. Лицо уткнуто в ободранный подлокотник дивана. Встаю. Окно. Грязное, с двумя тряпками на гвоздях вместо штор. С облупившейся краской и трухлявым деревом подоконника. Комната. 15 метров жуткого беспорядка. Оборванные под тяжестью впитанной воды закопченные обои свисают по углам. Обуглившиеся журналы, стопками и просто так разбросанные по периметру комнаты на старом щербатом полу. В углу, около двери облезший колченогий стол. На нем на груде различного мусора металлический чайник. Металлическая кружка, обоженная по краям. Стул со вздыбленной грязной сидушкой. Протираю глаза. Руки! В кровоподтеках и мелких ссадинах с запекшейся кровью. Глазами ищу раковину. Дверь. Уйти отсюда. Выхожу в длинный коридор. Свет. Окно. Свет от фонаря. За окном темень.  Проем налево. Ряд плит. Кран с раковиной. Кухня. Стук холодной воды о дно раковины гулко раздается в ушах. Холодная вода бодрит. Опять коридор. Дверь. Тяну ее. Заперта. Еще одна. Не та. Как же мне ее найти? Мне надо с чего-то начать. Тяну еще одну. Яркий свет слепит глаза. Женщина запахивает халат.
- Ленка. Соколова. Совсем сдурела?
- Ленка? Да, Ленка - повторяю я механически
- Мало тебя там от синьки лечили. Мих, она вернулась! - прокричала она в глубь комнаты.
- Вернулась.
- Отпусти дверь дура, я не одна. Вцепилась, как в свое. Твоя комната через две.
- Спасибо
- Серый, ты слыхал она мне спасибо сказала. Погоди, ты постриглась? - сказала говорившая вглядываясь в меня.- ты не ленка соколова.
- Ленка?
- Да, Ленка. По батюшки Соколова. Никифорова.
- Я Ленка. Соколова. И отчество мое Никифорова.
- Вот, Ленка. Видать насовсем в свою больничку свалила, если свою спаленную комнатушку продала своей же сестричке по несчастью.
- Продала.
- Ну и катись отсюда в свою норку, шалава.
Быстро прохожу две двери. Дергаю дверь и оказываюсь все в тойже прованявшей гарью комнату. Бухаюсь на диван в груду грязного белья: подушки и ватного одеяла. В голове крутится только одно слово "Ленка", "Ленка". Забываюсь в бредовом сне.
Утро. В голову вдруг полезли разные мысли, но урчавший живот надумал позавтракать.
В небольшом холодильнике было три яйца, кусочек сливочного масла, полбатона черствого. Миска валялась на полу. Повторив вчерашний путь на кухню и застав там одну аборигенку я начала готовить. Для начала ополоснув миску вбила туда три яйца, покрошила черствый хлеб. Поставила сковородку на огонь и кинула на нее кусок сливочного масла. Вылила на нее смесь из миски при растворившемся масле. Пару минут и завтрак готов. Параллельно вскипела вода в чайнике. Взяв сковородку в одну рукавицу, а чайник в другую я почапала в свою комнатушку. По пути мне встретился мужчина стоящий напротив одной из дверей и чесавший свой живот и сморкавшийся в висящую и лоснящуюся от грязи майку. Зевнув на меня, он прочапал дальше по коридору. Вернувшись я приступила к завтраку - яичнице, запивая ее чаем. Чай правда получился не очень крепким так как его кто-то уже заваривал.
Сначала бросив на столе грязную сковородку и вилку, я решила еще повалятся. Делать мне было абсолютно нечего.
- Я - Лена - крутилось в моей голове - это мой дом.
Решив отложить эти мысли до поры до времени Я ободрала одну свисавшую обоину и обнаружила там деньги. Дальше я принялась обрывать обои дальше, но больше так ничего и не нашла. Встала прошла по комнате. Ногами пропинала обгоревшие журналы к двери. С ними сползло одеяло валяющееся на полу. Я решила его пнуть. Не рассчитала траекторию и угодила носком в деревяшку. Она отскочила обнажив какую-то папку. Опустившись на колени принялась отдирать доски. Они отходили легко. Вытащив папку и кое-как заделав дыру в полу я бросила ее на диван. Открыла. Какие-то документы, паспорт. С черно-белой фотографии с меня смотрела нечеткое женское лицо с короткой стрижкой. 25 лет, г. Новый Уренгой, Зеленая, д. 19. Кладу папку с документами на подоконик. Собираю обои, журналы. Выношу в контейнер на улице. Солнце слепит в глаза. Сегодня жаркий день. Хочется пить. Беру чайник со стола, иду на кухню. Женщина жарит рыбу. Мужчина ест яичницу с зеленым луком прямо из сковородки. Стоит копоть и жир летит во все стороны. Наливаю воду. Пристраиваю чайник на комфорке. От нечего делать сажусь за стол к мужчине.
- Новенькая. Как звать? - хрустит он сквозь зубы зеленым луком.
- Лена Соколова. Никифорова.- бросаю Я.
- Тюты...-присвистывает мужик.
- Не свести, денег не будет - брехает в его сторону тетка и шлепает его кухоным полотенцем по спине.
- Отвяжись...Не каждый день встретишь полную тезку синьки-соседки - прыскает мужик. Задирает и вытирает руки о майку. - ну бум знакомы, Сергей.
- Очень приятно - я дотрагиваюсь кончиками пальцев до протянутой мне лапищи.
- Ты слышь - прыскает он опять - ей приятно. Не знаю как ты, а я себя очучаю в обществе графини. Не меньше.
- Эй, ты графиня. У тебя сейчас чайник с плиты слетит.
- Ой - я подрываюсь к плите. Хватаюсь за ручку чайника. Обжигаюсь. Плещу руками - черт. Закатываю футболку обнажая живот и держа ткань между рукой и чайной ручкой иду себе в комнату. При проведении генеральной уборки я наткнулась на початую коробочку чая. Сахар я нашла в дверце холодильника, завернутым в простую белую салфетку. Напившись чаю Я прилегла на диван, вынула пачку денег из кармана и принялась считать. И так мы имели: 15 купюр по 50 рублей, 10 купюр по сто рублей. 5 купюр по пятьсот рублей. Одну купюру по тысячи рублей. В животе заурчало. Еды не было. Пересчитав Я просто засунула их в подушку и повернувшись на другой бок постаралась заснуть. Может во сне голод отступит.
Проснулась, когда сквозь занавески бил свет фонаря. Сев на диван, взглядом наткнулась на грязную сковородку. Переборов зевоту почапала на кухню с чайником. На кухне было пусто. грязная посуда стояла в раковине. Лишь масялянная сковородка с остатками рыбы на костях и коркой черного хлеба были на столе. Я быстро подошла к столу, схватила надкусаную корку хлеба и провела ею по маслянистому дну, руками счистила мясо с кости. Запихнула в рот и принялась жевать. Быстро-быстро.
- Побираешься - не зло констатировала женщина, что жарила рыбу - что все пропила? Она забрала сковородку и поставила ее в раковину поверх тарелок.
- Нет, Я не пила. Пустой чай с сахаром невкусно - добродушно улыбнулась Я.
- Я про водку - криво усмехнулась она.
- Пить воду? Но ведь не жарко. Вот есть хочется - удивленно пролепетала Я
- Есть? Так купи продуктов если чай невкусно, а для воды не жарко - прогнусавила она
- Где же я их куплю. - пожала я плечами.
- В "Ночнушке", за углом стоит. Это магаз 24 часа работает - криво улыбнулась она.
- Спасибо.
- Сковородку свою помой. Спасибо.
Я вернулась в комнату, натянула бомберку и запустив руку в подушку вытащила охапку денег. Закрыла за собой дверь. На ней был номер - "29". Магазинчик и вправду находился прямо за углом. Я спросила у продавцов где здесь съестное и по их указке купила буханку черного хлеба, молока, яиц, бутылку растительного масла, рис, банку тушенки и печенья. Сложила покупки в пакет. Расплатилась. Возвращаясь обратно в свою комнатушку я проходила сквозь ряды развешанных почтовых ящиков. Глаза машинально начали искать цифру "29". Из него торчал бумажный пакет, квитанция об оплате ЖКХ. Первым делом вернувшись в комнату и сгрузив продукты в холодильник я распаковала бумажный пакет. В нем оказалось фиолетовое платье, записка и конверт с тысячной купюрой. "Как и было обговорено оставляю вам платье для подрубки и освежевания вышивки. Также вкладываю нитки и фурнитуру". Разобраться с платьем я решила позже. Все таки желудок сигнализировал о желании перекусить. Смешав в миске три яйца, молоко и капнув туда растительного масла я порезала туда остатки зеленого лука, что я нашла на  кухонном столе. Захватила с собой чайник. Ополоснула сковородку под струей горячей воды. Поставив на зажженную комфорку я вылила смесь из миски в сковородку. Сполоснула миску под водой. Поставила чайник заместо сковородки. Чистую миску водрузила на полку над раковиной. Рассеянный свет от одинокой лампочки высвечивал большое, в большинстве своем чистое помещение. В раковине больше не было грязи. Вся посуда стояла на полках. Расправившись с омлетом и подхватив чайник, опять используя вместо прихватки свою футболку, я поспешила в комнату. Там распаковав пачку топленого печенья я принялась пить чай вперившись взглядом в маленький телевизор, который показывал всего два канала: первый и один из местных. Так мирно смаковав пачку печенья я отправилась на боковую под новости в полночь. Время за неимением в комнате часов я отслеживала по выпускам новостей или в верхнем левом углу местного канала.    
Тряпки на окне совсем не спасали от солнечного света. Спросоня, щурясь от света Я отвернулась к спинке дивана. Взгляд уперся в бумажный пакет. Шитье. В памяти всплывали звуки швейной машинки и мелькающие, кладущие один за другим стежки руки. Может Я смогу? Но для начала позавтракать. Сбегав в магазин и купив там колбасы Я приготовила себе яичницу с колбасой. Попила чай с остатками печенья. На столе стояла какая-то жестянка. я открыла ее. Там оказались всевозможные нитки, иголки и наперсток. Включив телевизор, чтобы не было скучно я принялась за шитье. Сложность состояла еще и в том, что дыра наползала на вышивку. Слава богу фурнитура была в том ж пакете в необходимом количестве. Обработав рваную дыру Я принялась за вышивку. Стежок за стежком и вот уже по по подолу вилась виноградная лоза из бусин. Рука с легкостью порхала над тканью. Я умею это делать. Класс. Часы в телевизоре показывали два, когда я закончила с починкой платья. Спину немножко ломило. Накатила легкая усталость и пришел голод. Взяв пачку риса и банку тушенки я почапала на кухню. За неимением кастрюли пришлось взять сковородку.  Засыпала на дно рис, добавила воды и поставила вариться. Открыла банку тушенки открывашкой, найденной на кухне. Вбухнула в варившийся рис. Выкинула банку в мусор. Поискала глазами тарелку. Не нашла. Стала есть из сковородки. Взгляд скользил по кухне и уткнулся в полки с посудой. Напротив одной из них было написано фломастером "Лена". О, мое! Я подошла поближе. На полке была кастрюля, пара глубоких тарелок, пара мелких тарелок, вилка, граненый стакан, пара засаленых прихваток и обоженное кухонное полотенце. Все было чистым, но старым и с щербинками.
- О! Обозреваешь свое богатство - раздался сзади знакомый голос.
- Да. Это мое - я повернулась к говорившей.
- Твое, твое. Вот позову Пашку-милиционера с первого этажа и скажу, что вселилась какая-то Лена - беззлобно засмеялась она
- Да, я Лена - непонимающе моргнула я
- Да, Лена ты Лена. Только чья Лена? Откуда мне знать что ты не такая же пьяница как та, что тебе все продала?-прерывисто дыша и сощурив левый глаз протянула баба
- Продала. - промямлила я
- Синька - прошипела баба - Освобождай комфорку.
Я сняла сковородку с комфорки. Счистила остатки риса с тушенкой в тарелку. Сковородку сунула в раковину. Немного постояла, потом все-таки решила помыть. Помыла. Поставила чайник. Печенье закончилось. Пришлось пить пустой чай с сахаром. Спать не хотелось. Я просто сидела на диване и смотрела местный канал. Там мужчина с полным лицом вещал что-то про расселение. Глаза начали слипаться. Я медленно повалилась на диван. Протянула руку к пульту. в верхнем левом квадрате вспыхнуло лицо девушки и красным выделилось "Внимание розыск". Лицо показалась мне знакомым. Но не хотелось об этом думать. Выключила телевизор. Спать. 
Нет, с занавесками что-то надо делать. Солнечный свет застилал комнату. Я подняла голову от подушки, повернулась, протерла глаза и уставилась на встречу новому дню. Не плохо бы помыться и постираться. Волосы сальные, от белья идет затхлый запах. Но чем. Надо бы еще раз обыскать комнату. Пробежав глазами комнату еще раз и остановив взгляд на обгоревшей дверце тумбочки. Потянула за ручку. Вау! На полке лежала потрепанного вида мочалка, стоял початый флакон шампуня, иссохшее мыло лежало в красной мыльнице. Рядом валялся скрученный тюбик почти что закончившегося детского крема. На второй полке лежало белье, футболка и спортивный костюм, пара носок. Все было имевшим вид, но чистое. Чего нигде не было так это полотенца. Решив, если ничего не найду в душевой то придется вытереться футболкой. Душ находился напротив кухни. Из трех душевых кабинок работали только две. На входе, к доске были прибиты крючки, на которых висели полотенца. Я повесила футболку на один из крючков. Разделась. Кинула вещи в машинку. На машинке стоял порошок. Отсыпала немного. Покрутила тумблер и поставила вещи стираться. Пошла в душ. Вода шла еле еле, по переменно то холодная, то горячая. Благо у меня короткие волосы. Помыть голову не составило труда. Натерла жесткой мочалкой тело. Мыло пахло земляникой. Вытерлась футболкой. Скрутила тюрбан на голове. Дверь скрипнула.
- Ують! Ты ж поди какие мы - раздался мужской голос - это я удачно зашел.
- Я тут моюсь - Я повернулась на голос.
- Не дурак - поднял руки парень - я Паша.
- Лена. Лена Соколова. Никифорова.- спокойно ответила я на приветствие.
- Погодь. Вот те на. Тезка что-ли? Ладно я тут по делу. Потом разберемся - он засмеялся и пошел в сторону туалета.
Белье выстиралось. Развесила сушится его тут же. Надо позавтракать. Обозрев свои запасы решила доесть вчерашний рис не разогревая. К чаю ничего небыло. Идти в магазин не хотелось поэтому пришлось пить пустой чай с сахаром перед телевизором. Я запаковала платье обратно в пакет. Что теперь с ним делать? Я решила опустить его обратно в почтовый ящик по пути в магазин. В магазине я купила пряников, перловой крупы, хлеба, масло сливочного, банку тушенки, взяла одну луковицу, пару морковен, пакет картошки. Нагрузившись всем этим я почапала домой. Выгрузив покупки в холодильник я взяла все необходимое для похлебки и отправилась на кухню. Направившись к своей полке Я взяла кастрюлю, налила воды, поставила ее на огонь. Почистила морковь, лук. Нарезала. Налила на сковородку растительного масла, высыпала туда порезанную морковь с луком. По-пассировала. Вода закипела. Я высыпала содержимое сковородки в кипящую воду. Убавила огонь. Принялась чистить картошку. Картошка попалась вся в глазках и червоточинах. Половину выбросила. Забросила картошку. Очистила раковину от очистков. Помыла сковородку. Вытерла полотенцем. Поставила ее на полку. Попробовала картошку. Сварилась. Бросила две горсти риса. Вытряхнула тушенку в кастрюлю. Бросила в похлебку лавровый лист. Поварила немного, чтобы рис дошел до готовности. Выключила огонь. Оставила похлебку настаиваться. Подошла к полке с посудой, половник висел на крючке рядом с кухонным полотенцем. Налила похлебку в тарелку. Взяла ложку, отломила хлеба от буханки и принялась есть.      
- Вкусно? - в дверях показался мужик в майке и обвисших на коленях спортивных штанах
- Вкусно - ответила Я.
- Может и мне плеснешь пару половничков - соскалился мужик - моя совсем на меня за пьянку разобиделась.
- Наливайте - отстраненно ответила я - я еще сварю.
Мужик подошел к полке на которой была прибита табличка "Савельевы". Взял большую миску, ложку походившую на черпак. Налил себе в миску похлебку . Так же как и Я отломил хлеба, покрошил в похлебку и начал есть.
- Неплохо, неплохо - причмокивая выдал он - а ты сама откуда? Кем работаешь?
- Откуда? - подняла я голову от тарелки - Кем работаю? Не поняла.
- Место жительство твое где?
- Местожительство? Город Новый Уренгой, ул. Зеленая, д. 19 - я еще немного подумала - комната "29".
- Эммм....- мужик заскоблил ложкой по миске выедая остатки - Все с тобой понятно. Шебутная ты. Ну а кем работаешь?
- Кем работаю?
- Что умеешь?
- Мммм...шить могу. Шила недавно.
- Ладно держи, он засунул пятерню в карман спортивных штанов и выудил оттуда маленькую картонку, на которой что-то было приклеено.- Кофе себе возьмешь в Маке. Все равно мне Васька еще напобирает.
- В Маке? - непонятливо мотнула я головой
- В Макдональсе, дуреха. Я около него таксую. Бывает что и в ночную - потянулся мужик - а так Васька мне напобирает этих картонок с наклейками. Я кофе себе бесплатно беру. Акцион вроде еще идет.
Мужик отправился к раковине, сполоснул свою миску с походившей на черпак ложкой под водой и поставил обратно на полку ушел с кухни. Я тоже закончила есть, принялась за мытье посуды. Моющее средство закончилось и из флакона полилась мыльная пена. В кухню вошла женщина.
- Прибился к тебе значит? - прошипела она
- Простите? - не поняла я
- Я смотрю мужа моего накормила? - все также шипела она - пьяницу этого.
- Накормила -ответила я
- Ты смотри мне. Все воспитание насмарку пустила - оскабилась она - Кстати, теперь твоя очередь покупать моющее.
Я молча домыла тарелку, ложку и половник. Вытерла и положила на полку. Вернулась в комнату, засунула руку в подушку. Вытащила ворох купюр, выудила пятисотку и отправилась в магазин. Прошерстила все полки, но нашла только мыло. Купила хозяйственное, парочку шоколадных батончиков к чаю. Расплатилась, взяла сдачу и пошла обратно. На обратном пути отметила: бумажный пакет исчез. На кухне я положила один кусок мыла на раковину. Другой положила на мочалку в своей комнате. Включила телевизор Пошла ставить чайник. Вскипятив чайник опять закатала футболку и взялась за горячую ручку и понесла его в комнату. Залила заварку в кружке, подождала пока заварится и принялась пить сплевывая чаинки на пол. Отгрызла верх от упаковки батончика. Надкусила. По телевизору шел сюжет про митинги, люди настаивали на переселении из ветхого жилья. Надоело. Балакают и балакают. Хотя без него было совсем скучно. Захотелось в туалет. Из моечной неслись приглушенные голоса.
- Значит не будешь разбираться? - шипел женский голос
- Нет, не буду. Не надо это - ответил ей мужской голос - может и хорошо,что она такая шебутная дуреха. Мне легче с ней будет.
- На квартиру рассчитываешь? - просипела в этот раз женщина.
- А то, как семейным однокомнатная - мужской голос выдавал торжествующие нотки в голосе.
Дверь скрипнула. Удаляясь женский голос потонул в гуле коридора. Я вышла. По пути сняла свое высохшее белье. Не очень мятое. Но можно погладить. Старый утюг с доской стояли тут же, в моечной. Прогладив кое-как нагревшимся утюгом болотного цвета майку я приступила к серого цвета штанам. Штаны были из легкой, но плотной ткани. Утюг скользил по ткани равномерно, но вдруг, проглаживая карманы я наткнулась на что-то острое. Прощупав карманы и засунув в него руку выудила небольшую металлическую капсулу на цепочке. Это мое? Постояла. Посжимала цепочку в руке. Ладно, потом разберусь. Повесила себе на шею, чтобы не потерялась. Поставила утюг и доску на место. Только хотела забрать вещи, как дверь опять скрипнула
- Готовишься, курва? Готовься, готовься - цыкнула на меня женщина из комнаты.
- Вы это о чем? - оторопела я
- Увидишь - оскалбилась она - ладно, чапай откуда пришла.       
Я вернулась в комнату. Захотелось поужинать. Остались яйца и немного молока. Понесла яйца и молоко на кухню. Масло я оставила на кухне раньше. Разожгла огонь, вбила яйца с молоком в миску. Взбила. Вылила на разогретую сковородку. Пока омлет готовился я стояла рядом.
- Эээ...здорова - услышала я голос у дверей
Я начала озираться думая к кому было обращено это приветствие.
- Да к тебе, тебе обращаюсь - это оказался высокий, стройный, если не сказать костлявый молодой парень
- Привет - неуверенно выдавила я
- я вот тут спросить хотел ты мне рабочий бушлат не починишь.
- Починить?
- Зашить в смысле - улыбнулся парень
- Шить. Я умею шить. - ответила я
- ну вот и славненько. Я тебе занесу после ужина.- отозвался парень
- Ээээ...послушай - но он уже скрылся в коридоре.
Поев и помыв посуду я отправилась обратно в комнату. На диване меня уже ждал бушлат и записка: "Допришивай. Я в долгу не останусь. Комната 16". На середине спины бушлата неровными строчками в самом начале кто-то пытался длинными, неровными стежками пришить кусок ткани с большими буквами складывающимися в слово "ПОЛИЦИЯ". Я вздрогнула. Знакомое слово? Нет. Тогда чего я напряглась? Я нерешительно повертела бушлат из стороны в сторону размышляя стоит ли начинать. Отложила бушлат в сторону. Включила телевизор на какой-то мелодраме. Но потом нетерпение и возникшая откуда-то нервозность заставила меня взяться за бушлат. Дел тут оказалось ненадолго. Я закончила шить аккурат к концу мелодрамы. Накатила усталость. Ладно, пора на боковую. Я убрала швейные принадлежности и кинула бушлат на спинку стула. Затолкать такой в почтовый ящик не получится. Ладно, заберет сам.
В комнате было сумрачно. Только какой-то шум шел от окна. Я попыталась зарыться глубже в подушку, но только пробурила носом подлокотник дивана. Потерла ладонью глаз. Голова была тяжелая. Я проснулась, но продолжала валятся на диване. Шумом оказался дождь. Капли воды тяжело барабанил по карнизу, стеклу. От окна шла ощутимая прохлада. Включила телевизор на местном канале. Показывало время "9.45". Организм потребовал пищи. Встала, оделась. Взяла чайник и почапала на кухню. На кухне Сергей, так вроде его звали, зевая отправлял себе в рот кусок хлеба с чем-то розовым. Колбаса! У меня должна остаться колбаса. Я заглянула в холодильник. На полке колбасы не было. Это и есть моя колбаса.
- Это мое. - сказала я и в голосе моем таилось упрямство
- Твое, не твое...в общим общее. Общак понимаешь? - сразу ощетинился мужик - моя совсем лютует, а по работе совсем тихо из-за автобусов, пущенных в ночь. Я взял-то всего два кусочка. Честь знаю.
Я забрала колбасу, перекинула ее на свою доску, нарезала неровными кусками.
- Кто так режет - хмыкнул мужик
- Нож так режет - ответила я
- тюю...да он у тебя совсем тупой. Давай сюда, я заточу - оскалился мужик - не все же нахаляву чужой хлеб есть.
Засвистел чайник. Я налила чай в жестяную кружку, подождала когда большинство чаинок осядут на дне. Остальные вылавливала ложкой и начала пить чай. Сергей в это время закончил пить чай и сполоснув кружку под водой поставил ее на свою полку. Взял с полки какой-то длинный камень и принялся водить по нему острием ножа, перед этим сполоснув его под краном в раковине. Вжик-вжик. В памяти всплыли мелькающие руки водящие по ремню нож с широким лезвием, рядом на поясе висят тушки птицы.
- Эй, ты. Куда уплыла, очнись. - тряс меня за плечо Сергей
-Ай, горячо - воскликнула Я - птица, мертвая птица!
- Вот ты клуша, чай расплескала. Что еще за птица? - он подошел к доске, отрезал тонкий пласт колбасы и засунул себе в рот - Мммм...Дичь? Дичь знаешь не по наши рты. Ее бизнесмены с политиканами откушивают. Ну покедова. Дела у меня. И с этими словами вышел из кухни.
Я в одиночестве допила чай, доела бутерброд. Подумала было унести колбасу в комнату, но потом передумала взглянув на оставшийся хвостик. Сполоснула чашку усеяв чаинками раковину. Смыла. Захватила кружку и чайник с собой в комнату. В комнате тихо гудел новостями телевизор. Я села на диван и попыталась порыться в памяти, но тщетно. В голове была одна темнота.
-"Есть кто в хате" - раздался стук и на меня блеснули голубые глаза.- Да чего молчишь? Принимать работу? Мне сегодня в смену надо выходить.
-Работу? Принимай. - Я кинула ему бушлат.
Он сгреб меня в руки и начал кружить по комнате со словами "Деваха, мы с тобой еще повоюем". Потом его тело вдруг напряглось и он бросив меня на диван подмял меня под себя. Его губы начали тыкаться мне в грудь, руки начали шнырять на уровне паха. Расстегнув молнию у себя на брюках, он сорвал вниз мои штаны и резко вошел в меня. Часто задышал, мгновение, мгновение замер, но потом продолжил движение телом. Навалился всем телом и прогнулся, обессилено обмякнув уткнулся в шею.
-Подмойся...Так это что такое. Ты что - девочка? Блять, вот попал. Ладно, на следующей недели понесем документы на регистрацию. А сейчас мне надо валить на смену. Да, вот еще держи - он кинул мне кусок картона. - Я там людей предупредил. Можешь не благодарить. Свои, сочтемся. Он ушел хлопнув дверью.
Я лежала на диване, тело пронзала боль, мысли путались. Я опустила руки на лобок, они были в какой-то слизи. Сил хватило только на то, чтобы обтереться кухонным полотенцем. Оно почему-то было в подтеках крови. Соображать почему не хотелось. Зарывшись в подушку Я закрыла глаза и попробовала провалится в сон.
Телевизор тихо гудел, когда Я разлепила глаза. Блуждая глазами по полу Я остановила свой взгляд на куске картона, валяющегося на остатках ковра. Свесившись с дивана и протянув руку Я подняла с пола кусок картона: "Мария" гласило название; дальше шел телефон и адрес. А это мне надо?
Засунув руку под подушку я извлекла всего навсего пять бумажек по 500 рублей. Деньги стремительно заканчивались. После оплаты ЖКХ у меня оставалось всего одна бумажка по 500 и две по сто. Может не стоитупускать шанса устроиться на работу? Испытать себя?
- "Мария"...Я знаю где это. Давай я тебя за сотню отвезу? У меня пока клиентов нет.- Я стояла напротив раковины пытаясь выхватить у Сереги-таксиста визитку. Вода лилась на грязную миску с которой Я до этого счищала скудный обед оставшийся со вчерашнего вечера.
- За сотню? - мялась Я.
- Ты знаешь сколько нынче бензин стоит? - округлил глаза Серега-таксист - за сотню ей видишь-ли много. Так сказать по дружбе...вообще за даром предлагаю. Сотня, это мое последнее слово.
- Ну ладно, сейчас бомберку надену и поедем.
- Паспорт взять не забудь!
- Паспорт?! - замялась Я - чей?
- Вот дурында. Свой, чей-же еще. - прищурился Серега-таксист - ты не работала совсем что-ли? А ладно,поехали.
Я зашла за кофтой. Вынула паспорт из тайника. Засунула визитку в обложку. Закрыла дверь на висящий замок.
Машиной оказалась раздолбленная захламленная десятка. Я, сев на переднее сиденье, инстинктивно потянулась за ремнем. Мне пришлось приложить усилия, но Я его застегнула.
- Тю...это хорошо. А то зайцы нанче совсем лютуют.- ухмыльнулся Серега-таксист
- Зайцы? - притихла Я
- Гайцы-зайцы, ну ты деревня...
оставшиеся 10 минут мы проехали в молчании. Почему 10 минут? Так, как ателье "Мария" находилось в начале квартала.
- Все, вылезай. Пройдешь между этими домами, повернешь направо...там, в подвале и найдешь Марию.- просипел Серега-таксист затягиваясь сигаретой - а я на точку поеду. Сотню давай. Давай, не жмись..
Я порылась в кармане и вытянула сотню.
- На держи. Колбасу купи - оскалбилась Я
- Тю, какие мы остроумные. Запомни. Пойдешь в обратном направлении. В конце квартала перейдешь дорогу. Там пустырь и наш барак стоит. Последний из нераселенных остался. Покедова.
Подул ветер. Меня пробил озноб. Я натянула капюшон. Пройдя по указанному маршруту Я уткнулась в подъезд. Так, где-то тут должен был быть подвал. Кинувшись вправо Я увидела стрелочку и надпись "ремонт одежды". Пройдя по этим стрелкам Я добралась до металлической двери. Толкнула ее.
- Ой, - потерла Я ушибленное место -"Берегите голову."Раньше не могли предупредить?
Я с силой пнула ногой порог. Бетон
- Блин...больно - я схватилась за ногу и подпрыгнула на месте грохнув дверью.
- Ну, кто это тут расшумелся? - навстречу мне выплыла женщина в теле, но манкая. Больше всего на лице выделялись ее глаза с влажной поволокой. С роскошными волосами, собранныеми в высокую прическу.
Полумрак тушевал морщины. Она мне показалась младше, чем тогда когда мы вместе прошли дальше и вошли в широкую, светлую комнату. Со швейными машинками и манекеном. Большим столом заваленным разномастной тканью.
Сейчас же, на свету люминисцентных ламп ее натруженные руки выдали пятидесятилетнюю даму.
- Я вас слушаю молодой человек - проговорила женщина.- мы вообще специализируемся на женских платьях. Но и с костюмом мы вам помочь сможем.
Я скинула капюшон и потянулась рукой за паспартом.
- А! Вы девушка. - расплылась в улыбке женщина - желаете платье или костюм?
- Вот - не стала долго раговаривать Я протягивая ей свой паспорт.
- Что вот. Не понимаю. Здесь не паспортный стол. На что мне твой паспорт - мы уже перешли на ты
- Работа - отрывисто сказала Я - визитка.
- Работа? - удивленно повела плечами женщина - ты умеешь шить?
С недоверием ее руки протянулись к моему паспорту.
- А что это у нас тут? - она вытянула визитку - ну будем знакомы. Мария. А тебя как звать?
- Меня? Лена. Мария? Как ателье?
- Мария, как хозяйка ателье. А ты не шибко сообразительная. Что заканчивала?
- Заканчивала? Я вышивку на платье сладила, бушлат зашила. Дальше хочу.
- Платье справила? Бушлат подшила - уныло повторила женщина - как говоришь тебя зовут? Лена. Та самая Лена?
Ее лицо вдруг стало приторно слащавым, глаза между тем оставались холодными.
- Ну, ладно Лена, проходи. Посмотрим что ты умеешь. - сказала она снимая сантиметр с плеча и бросая его на стол.
- Заправь для начала машинку.
- Заправить машинку? Я на руках шью. - сразу обмякла Я.
- Ну, ты может и на руках шьешь, а у меня в мастерской вся работа на машинках. - прищурив один глаз и растянув рот в наподобии улыбки сказала Мария - сейчас Я покажу как надо заправлять машинку. А ты смотри и мотай на волос. Поняла?
- Машинку? Давайте, раз по другому нельзя - сьежилась Я.
- Вот, давай подходи поближе.
Она показала мне на одну из двух рядов швейных машин. Всего их было пять. Они стояли вдоль стен в два ряда, друг за другом. Рядом с каждой была прекреплена лампа.
- Ну, показываю - хозяйка ателье наклонилась над одной. Сдвинула металлическую пластину на основании, достала округлую металлическую деталь с катушкой ниток внутри.- Это челнок. Без него машинка не шьет.
Сейчас Я тебе покажу, как заправлять швейную машинку. Нитку, с которой ты будешь работать, намотать на шпульку и на этом же этапе на катушку для верхней нити надеть верхний штырь. Далее нужно заправить верхнюю нить швейной машинки. К верхней нити относится та, которая от катушки протягивается в ушко иглы. Прежде чем продеть нить в ушко, следует поднять лапку и установить иглу так, чтобы она заняла положение на самом верху. Проверить натяжение нити. В современных устройствах есть специальные регуляторы натяжения. После заправки верхней нити, можно заправлять нить нижнюю. Для этого надо отключить привод (моховое колесо) и шпульку вставить на место. После этого, надо включить колесо и крутить его, пока на шпульке не окажется достаточно нитки. Колпачок шпульки вставить в челночное устройство, следя за тем, чтобы палец шпульки совпадал с прорезью челночного устройства. Если все сделать правильно, то раздастся характерный щелчок. Вот как сейчас.
Щелк...
- Дальше нить надо вывести через пластину задвижки, закрыть ее. Верхнюю и нижнюю нить надо соединить и завести назад за лопатку. Чтобы проверить правильность проделанной работы, следует прокрутить маховое колесо. После того как иголка поднимется и опустится, из отверстия в пластине на верхней нити должна образоваться петля из нити нижней. Поняла? - спросила Мария,- садись и попробуй сама.
Раздался щелчок. Иголка прошла сквозь ткань тяня за собой вторую нитку.
- Ну, не все так безнадежно - заметила Мария - а теперь попробуй проложить строчку. Аккуратно жми на педаль.
рез некоторое время Я более или менее освоилась со швейной машинкой. Переходить к вышивке мы пока не стали. Я сказала, что мне привычнее это делать на руках. Мария дала мне для демонстрации моих способностей пару работ. Их надо было закончить за одну из мастериц. В подвальчике на приглушенных тонах играло радио. Размеренно жужжал вентилятор. От монотонного мелькания нитки и бусин по ткани глаза начали по тихоньку слипаться.
- Эй ты...заснула что-ли? - откуда-то слева ткнули мне в бок кулаком - смотри, криво строчку кладешь.
Голос был звонкий, с укоризной. Беззлобный.
- Ай...Я что. Я ничего. Радио усыпило. Ты кто? - протерла Я глаза.
- Эля. - ответил звонкий голос.
-Лена. Я лишь на минутку задремала. Если Я проведу ряд бусин сюда - Я показала на съехавшую строчку - то будет совсем не заметно.
- Пол-пятого - заметила Мария - ты сегодня рано, Эля.
- Ладно-ладно...завтра с утра отработаю - не сдавался звонкий голос. - Новенькая?
- Я еще подумаю. - ответила хозяйка ателье - заканчиваешь?
- Почти. За сегодня управлюсь. - ответила Я - а это...-промямлила Я- деньги будут?
- Не в моих правилах платить вот так сразу. Ладно, вот тебе 500 руб. И приходи завтра к 10-00.
Позже, встав из-за машинки и выгнув спину Я слегка потянула руки в замке помогая спине расслабится.
- Голову пригни - крикнул мне в спину звонкий голос. 
Возвращалась назад Я строго по Серёгиной указке. Прошла до конца квартала и перейдя оживленную трассу. Я было бы сунулась переходить через дорогу, но на оживленной трассе не было ни пешеходного, ни светофора. Вдалеке, метров в 5 маячил остов надземного перехода. Видно было, что его еще не доделали. Крыши не было, перила приделаны не до конца. Я пошла по нему решив, что это лучше чем перебегать дорогу под носом у мчащихся машин. В желудке заурчало. Чай и колбаса были выпиты и съедены давно. Не найдя сил и настроения готовить Я купила в магазине бычков в томате. Хлеб у меня еще оставался. На кухню решила не проходить, а поесть прямо в комнате. Пнув половик и отодвинув его ногой в сторону наклонилась за ключом. Дверь поддалась легко. Первое, что бросилось в глаза - кастрюля обтянутая какими-то тряпками. Сверху лежал клочок бумаги. "Я тебе говорю Всё у нас будет, а пока картошка. Бедно, но метко...Я на дежурство. Оставь на телевизоре свой паспорт." Картошка оказалась не простой, а запеченной в фольге. Местами обгорелой, но это уже кое-какой но ужин. Все уже давно остыло поэтому Я не торопясь вскрыла банку бычков в томате и нарезала толстыми ломтями хлеб. Поужинав и начав засыпать под бодрый шелест телевизора, в котором очередная шишка вещала про сдачу многоквартирного дома Я свалилась на подушку и мгновенно заснула. Проснувшись по утру Я взглянула на часы. Было 8-30. Бросив взгляд на стол Я уткнулась глазами в паспорт. Попив простой воды из кружки и закусив оставшейся картошкой Я еще раз перечитала записку. Все формальности по работе были улажены еще вчера так, что про паспорт Я благополучно забыла бросив его на край стола. Была мысль переодеться, но я нашла только кофту. Остальное нужно было гладить. Утюга у меня не было и Я решила повесить джинсы в ванной над тазом каким-то чудом появившейся горячей воды. Выбросив банку из под бычков в томате по дороге из душевой Я направилась к выходу. Закрыла дверь на замок, проверила перед выходом почтовый ящик. Помня о голоде, что возникал во время работы Я по пути в ателье зашла в магазин. Благо деньги у меня еще были. Купив крекеров с сыром Я отправилась через пустырь прежним ходом.


Рецензии