Самодержавие - крест России

...Расплясались, разгулялись бесы
По России вдоль и поперек
Рвет и крутит снежные завесы
Выстуженный Северо-Восток.

В этом ветре — вся судьба России,
Страшная, безумная судьба.
В этом ветре — гнет веков свинцовых,
Русь Малют, Иванов, Годуновых,
Хищников, опричников, стрельцов,
Свежевателей живого мяса,
Чертогана, вихря, свистопляса,
Быль царей и явь большевиков...

М. Волошин


Россия понемногу отходит от либеральной дури и мало-помалу осознает себя, свое отличие от Запада, порой не совсем приятное, но естественное. Мы во многом другие. Мы действительно всей своей историей демонстрируем миру, как не нужно поступать, как самоубийственно «выскакивать за флажки» - невидимые границы, поставленные человеку природой.

Мы постоянно за эти флажки вылезали, а при власти коммунистов вообще ринулись «покорять природу». А она, оказывается, уже более тысячи лет покоряла нас. Природе на нас наплевать, у нее закон простой: или приспосабливайся к ней, или умирай. Мы считали себя царями природы, кричали, что нам не нужны ее милости, «взять их у нее – наша задача». А на самом деле планомерно шло упрощение интеллекта, то самое быдлоидное вырождение, в результате которого мы постепенно превращались в еще один Коренной народ Севера, homo tardum – то изуродованное подобие homo sapiens, которое более приспособлено для жизни в климатической зоне, враждебной для человека разумного.

Быдлоизация большинства нашего народа делала нас более крепкими и выносливыми, но лишала зато развития производительных сил, ограничивая наш прогресс ранним феодализмом бесконечного XVII века. Много чего лишала, считая это многое ненужным и даже мешающим выживать в лесотундре. В частности, вот свободы и демократии.

Геннадий Гудков https://echo.msk.ru/blog/gudkov/2350067-echo/

«Россия есть страна с постоянно регенерирующимся абсолютизмом во власти, и поэтому она ни коим образом не сумеет стать «послепутина» цивилизованным демократическим государством. Приход заполошного вождя типа Уго Чавеса, по мнению В. Пастухова [см. ниже], намного более вероятен, чем нового «умеренного» Горбачева, поставившего в конце 80-х крест на власти ортодоксальной партноменклатуры КПСС, которая «подарила» нашей стране за недолгих 70 лет своего всевластия самый мрачный и кровавый период в ее истории.

Да, безусловно, соглашаемся с автором: абсолютизация и персонификация политической власти есть главный тормоз исторического развития России, ключевой источник всех ее трагедий, войн, революций и геноцида собственного народа. На протяжении веков на Олимпе политической власти России меняются лишь имена вождей и степень жестокости, с которой они вершат власть в стране. Все это — правда, демократия в России всегда была похожа на солнце в пасмурный ноябрьский день: если и проявлялась, то крайне робко и очень ненадолго. Короткие «оттепели» и долгие мрачные «ледовые периоды» длились порой больше жизни нескольких поколений, которые ушли в небытие, так и не сумев реализовать свои мечты и идеалы из-за бесконечного правления очередного узурпатора на троне».

Владимир Пастухов 
https://www.e-vid.ru/
obschestvo/090119/

«Основная ошибка русского либерального взгляда на Россию – неистребимая уверенность в том, что все отклонения русской истории от либерального (и, естественно, «западнического») идеала, включая путинский посткоммунистический неототалитаризм, являются аномалией, вызванной к жизни преимущественно или даже исключительно субъективными факторами, и, конечно, в первую очередь – злой волей ничтожных правителей и их приспешников.

Русская либеральная мысль живет постоянным ожиданием чудесного, но обязательного избавления от зла после ухода очередного «сатрапа» в политическое небытие. Сначала это было чудо «послесталина», потом – «послебрежнева», теперь вот – «послепутина». При этом остается загадкой, почему так много умных и хорошо образованных людей считают, что, когда темницы рухнут, то у входа их встретит именно Свобода, а не пара жандармов, которые увезут их в новые темницы.

Логичней предположить, что имеется глубокая и неразрывная связь между русским культурным кодом и русской историей, которая вопреки широко распространенному в либеральной среде мнению вовсе не является аномальной. Напротив, и Сталин, и Андропов, и Путин гораздо более имманентны этой культуре, чем, скажем, Александр II или Горбачев. Если культурный код России останется неизменным, то исторические шансы на то, что все закончится другим Путиным – молодым и посвежевшим, – гораздо выше, чем, например, шансы получить хотя бы нового Горбачева.

Путина из истории уже не выкинешь. Он создал свою эпоху, и от нее теперь придется идти дальше вперед. Россия в своем развитии будет отталкиваться от Путина с его плутократией, как раньше отталкивалась от Сталина с его террором и от Брежнева с его застоем. Произошла социальная мутация, которая имеет шансы передаваться по наследству, и которую не отрежешь скальпелем политического хирурга. Чтобы сгладить ее, потребуются жизни еще нескольких поколений, да и то зарубка останется.

Развернуть историю вспять, рассосать Путина как ее случайное «затвердение» уже не получится. К сожалению, нет, а может, никогда и не было, той «нормальной» России, процветанию которой мешает злой гений Путина и в теплые объятия которой русская либеральная оппозиция вернется, как только Путин куда-нибудь исчезнет. Есть Россия, которая сформировала Путина таким, каков он есть, и подмяла его под себя. Поэтому созданный Путиным режим, хотя и не избежит больших потрясений, но теоретически вполне способен продолжить существование и без своего создателя. И уж тем более возможна его историческая реинкарнация после небольшого перерыва.

«Послепутина» как неизбежная либерализация, как возврат (неправильное слово, так как нельзя вернуться туда, где не был) к демократическому пути, как торжество «исторической нормы» над «исторической аномалией» – это опасный миф, очередная русская утопия. Она заслоняет собой нелицеприятные исторические реалии, без осознания которых движение в сторону действительного освобождения русского народа невозможно.

После Путина будет не оттепель, а паводок. Путин является главным сдерживающим фактором междоусобной внутриэлитной борьбы, которая особенно опасна при отсутствии институтов. Сейчас он всех остудил, и элиты лежат тихо, как политические окорочка в холодильнике. Но стоит открыть дверь этой морозильной камеры, как все демоны десятилетиями копившихся обид и подозрений выпорхнут наружу и начнут терзать депрессивное общество.

Что бы ни было потом, вначале будет потоп. Россию захлестнет волна сведения счетов, страха, неопределенности и ненависти. Затем она схлынет, потому что общество устанет и от этого. И тогда на обнажившейся политической поверхности покажутся руины. Но это будут не руины «либеральной демократии», а потрепанный остов все того же путинского государства, только еще более убогий, чем прежде, без неоимперского лоска и с обшарпанным фасадом.

На руинах путинской России будут бродить все те же, мало изменившиеся, но еще больше напуганные и озлобленные люди. И дальше все зависит от того, станут ли обитатели послепутинских политических трущоб заново отстраивать доставшиеся им по наследству развалины, поменяв бенефициаров, либо попытаются снести этот имперский хлам до основания, чтобы выстроить на его месте новое государство. При этом одного намерения мало – и Ленин, и Чубайс с Гайдаром обещали не оставить камня на камне от старого мира, а в итоге сделали репринт самодержавия. К сожалению, выбор этот никак не связан с уходом Путина».

Очень выстраданные мысли. Но пока даже умные и незашоренные русские либералы, а цитированные мною авторы либералы в самом лучшем смысле этого слова, - остаются пленниками главного либерального порока – отрицания первичности природы во всех процессах, в том числе и общественного развития.

Первопричина особости России в ее климате. Вы когда-либо видели демократическое зимовье? Или антарктическую экспедицию с парламентом и оппозицией? Нет, кончатся нефть и газ, и страна-уродина, запоровшаяся чуть ли не на Северный полюс, должна исчезнуть, развалившись окончательно. Самодержавие, припозднившееся в России навечно, есть ее плата за то, что в условиях, корежащих любое живое существо, мы все-таки выжили. Заплатили за жизнь свободой.

И «послепутина», если мы снова попытаемся «покорять природу», насильно навязывая противоестественный для страны демократический путь европейского образца, ничего хорошего из этого не выйдет. Чтобы стать как европейцы, надо уйти с северов, а «уйти» некуда. Но и этого мало, нужно найти способ запустить возврат  народа назад, снова к homo sapiens. А генетические процессы если и имеют обратный ход (что отнюдь не доказано!), то этот мифический «обратный ход» наверняка займет время, соизмеримое с временем быдлоидного вырождения. Превратить нормального человека в генетического раба с упрощенным интеллектом, идеально приспособленного к жизни в лесотундре, дело нехитрое, достаточно просто сидеть сложа руки, а чтобы из пустого места вновь получился человек…

Нет, быдло по мановению волшебной палочки не исчезнет. Более того, оно всегда будет возрождать самодержавие, рабство, коррупцию и лизоблюдство. Ничем хорошим новый либеральный психоз не кончится. Только с каждым приступом шагреневая кожа страны, ее ресурсы, будут уменьшаться, пока не наступит полный коллапс.

«Послепутина» будет Путин, это в самом лучшем случае, и с этим нужно смириться. Никакая «экономика», никакое «международное сообщество», тем более, «победа холодильника над телевизором», не смогут отменить законы природы. Можно сколько угодно менять путинных, но останется быдло, которое все заштопает. Я уже где-то писал, что Россия очень напоминает Черное море; сверху тонкий слой, в котором кипит жизнь, а внизу безжизненная черная сероводородная бездна…

Единственное, что могут сделать немногие разумные русские, это уйти из России, предоставив ее естественной её участи. Природа сама исправит свою ошибку. В конце концов, мало ли государств исчезло на протяжении истории, не мы первые, и наверняка, не мы последние.

Я думаю, другого варианта нет. Может, у украинцев еще что-то получится, по крайней мере, страна хотя бы превратится в еще одну Румынию, но что касается России, то тут надежд никаких. С каждым годом страна будет все беднее, пока не развалится окончательно. И даже развал надежд никому не прибавит, потому что жизнеспособных в рыночном смысле регионов нет категорически. Просто на развалинах бывшей «встающей с колен» начнется война всех против всех, которая, с учетом гор военного хлама и огромного числа лиц, желающих «послужить», довольно быстро довершит дело.

Валентин Спицин


Рецензии