Зима и незима гл. 3

Предыдущая глава http://proza.ru/2019/01/14/503

ЛАРИСА 

  Свадьба гремела на всю округу. Уже разгорячённые гости шумели, смеялись, наперебой произносили тосты.
  Жених был высок и красив, но ещё симпатичней выглядел свидетель, одетый в военную форму. Лариса посмотрела в его сторону. Молоденький кареглазый лейтенант весело подмигнул ей.
  - Не знаешь, кто это? - спросила она у соседки по столу.
  - Он из наших, из местных. Только не очень заглядывайся. У него невеста есть,  - ответила та.
  - Вот ещё! Я привыкла, чтобы на меня заглядывались, - парировала Лариса, но продолжала обмениваться взглядами с парнем,  пока не начались танцы.
               
  Танцевала Лариса хорошо. Знала, парни обращали внимание на её крепкое стройное тело. Она поднялась из-за стола, вышла в центр круга, покачивая бёдрами, задорно вскидывая подбородок и притопывая каблучками. Как будто само собой, лейтенант оказался рядом. В весёлой толчее они лихо прошлись в задорной пляске, показывая сноровку и удаль, словно соревнуясь в умении танцевать. Лариса, словно ненароком, оказалась рядом со свидетелем, когда поменялась музыка, и лейтенант протянул ей руку, приглашая на медленный танец.
В течение вечера они много танцевали, почти не расставаясь, смеялись над шутками тамады, о чём-то весело болтали, и Ларисе казалось, что она сумела очаровать своего неожиданного кавалера. Она позволяла ему обнимать себя за талию и наливать вино. А к концу вечера, когда усталые, захмелевшие гости начали расходиться по домам, они вместе проводили жениха и невесту, а потом Павел (так  звали лейтенанта) отправился провожать её, Ларису.
  Они о чём-то шутили, спотыкаясь на ухабистой дороге, обсуждали гостей, молодо-жёнов, проклинали ночную темь, слякотную погоду и совсем продрогли, пока добрались до Ларисиного дома. Девушка прижалась к Павлу, и он обхватил её за плечи. Так было теплее. Лейтенант зашёл за нею в подъезд, решив немного отогреться перед обратной дорогой, и Лариса, обрадованная тем, что парень медлит уходить, пригласила его к себе на чаёк. Оба были хорошо захмелевшие, но сумели незаметно пробраться в маленькую комнатушку в коммуналке, где оказалось так тепло и уютно, что Павлу не захотелось сразу покидать гостеприимную хозяйку. Чай расслабил, согрел, и Лариса сама не помнила потом, как оказались они вместе на её постели. 
   Когда Лариса проснулась, Павла уже не было. Не было никакой записки и никакого иного напоминания о нём, кроме двух немытых чайных чашек на столе. В голове тяжело гудело, хотелось снова упасть на подушку и продолжить прервавшийся сон, но в душе появилось  смутное беспокойство, и заснуть она уже не смогла. Перед глазами замелькали события бурной ночи, и Лариса поднялась с кровати. Она помнила, что Павел должен был уезжать на дневном поезде, и, наспех одевшись, подкрасившись и слегка перекусив, бросилась на вокзал.
  - «Как же так? - думала она, - надо же взять адрес, договориться о встрече. Не может же он теперь так просто уехать».
  Девушка увидела его на перроне. Рядом с ним стояли высокий мужчина и моложавая женщина.
  - «Родители, наверное. Как же мне заговорить с ним?» - соображала Лариса. Решила подойти с той стороны, куда смотрел Павел и стать у него на виду. Заметит и подойдёт сам. Так она и сделала. Наконец Павел посмотрел на неё, и она радостно улыбнулась. Но он равнодушно скользнул по ней взглядом и отвернулся, явно не желая узнавать. Лариса покрутилась ещё немного, но, поняв, что ничего не выйдет, и, что парень не хочет с ней говорить, раздосадованная отправилась домой, изобразив на лице полнейшее безразличие.
  - Вот ещё, буду о нём думать. Не он первый, не он последний, - сказала она себе.   
          
  Но думать пришлось. Через пару месяцев у неё появились смутные подозрения. Об-ращаться в местную поликлинику она не захотела, сразу поползут слухи. Городишко-то маленький. А она всё же в школе работает, не замужем, молодая учительница, только после института. Поэтому Лариса решила подождать зимних каникул и съездить в областной центр, к своим бывшим соседкам по общежитию.
  - Поживу у них, заодно сделаю аборт, - решила она и отправилась в путь сразу после Нового года.
  Но в городе её ждали сразу два удара. Первый ей нанесли в больнице, где сообщили, что срок уже слишком большой и сделать ничего нельзя. А второй она получила от своей бывшей соседки по комнате, хорошенькой третьекурсницы Маринки. Та, счастливо улыбаясь, рассказывала подругам о своей недавней свадьбе, о молодом муже и показывала свадебные фотографии.
  - Вот на этой фотографии мы по лестнице поднимаемся в зал. А здесь мы надеваем кольца. А эта не очень удачная – нас совсем заслонили. Это Павел свою роспись ставит. Здесь мы танцуем…
  - Маринка, ты такая красивая! А какое платье! – восторгались девчонки.
  - А как твоему мужу форма идёт!
  - И смотритесь вы вместе замечательно. Ты такая хрупкая блондиночка, а он высокий, плечи широченные и красивый…
  - Люблю брюнетов! Жаль, не мне достался!
  - Счастливая ты, Маринка!
  Чтобы отвлечься от чёрных мыслей о нежеланном ребёнке и заинтересованная общим разговором, Лариса тоже потянулась к фотографиям и обмерла. Со снимка на неё взглянул тот самый Павел, чьего ребёнка она носила и от которого, как выяснилось, ей уже не избавиться.
  - Ничего, избавлюсь, - решила она, - придёт срок, вы у меня поплатитесь оба,  - Она искоса со злобой взглянула на Маринку, - Придёт срок!   

  Больше она не приезжала в общежитие до самого лета. Ещё пару месяцев жизнь её была по-прежнему спокойной, но живот подрос, одежда перестала его скрывать, и начались разговоры. Ей пришлось сочинить историю о женихе, который находится далеко и из-за его службы они не успевают сыграть свадьбу. Он, якобы, сам переживает, что она оказалась одна в трудном положении, но летом они обязательно поженятся.
 Кто-то ей верил, кто-то нет. Одни осуждали, другие сочувствовали. Дети в школе  шушукались за её спиной. Учителя многозначительно переглядывались. Ей пришлось терпеть. От тоски её спасали лишь мысли о предстоящей мести, и она с наслаждением размышляла о том, что и как сделает, когда подойдёт время. Благодаря своему не очень большому животу Лариса скрывала настоящие сроки беременности и, когда она была уже на девятом месяце, все думали, что у неё всего лишь седьмой.
   В начале лета она взяла отпуск и заявила, что уезжает к родителям играть свадьбу, там же встанет на учёт в больнице, и будет рожать. Отправилась же она в институтское общежитие, к Марине, которой и собиралась подбросить ребёнка.
  Ей неожиданно повезло, всё прошло гладко и складно, как будто сам дьявол помо-гал. Она сумела провести доверчивую, гостеприимную  Марину, выкрала её документы и положила их назад, успев записать своего сына на её имя. А потом, подбросив малыша его собственному отцу, уехала догуливать летний отпуск. Сначала погостила в родном городке у родителей, а потом махнула к Чёрному морю снимать нервное напряжение и восстанавливать силы. О ребёнке она не думала.
  Да, всё было так, как она спланировала. Одно только вышло не по её, Ларисиному желанию. Павел оказался слишком большим эгоистом и бросил любимую жену так же спешно и бесповоротно, как когда-то и свою случайную знакомую. Так и не пришлось их сыну жить с настоящим отцом. Да, только не было горе-матери до этого никакого дела. Ненавидела она и самого ребёнка, и его отца.  Ей слишком хотелось вновь быть свободной и начать охоту за очередным претендентом в женихи.
  - Но уж теперь я буду осторожнее, - решила она.
  Осенью, вернувшись в школу, Лариса рассказала слезливую историю о том, как упала с вагонной полки и потеряла своего ещё не рождённого ребёнка, как болела всё лето, как бросил её жених, сколько горя довелось ей перенести.
  Страдалица так красочно расписывала свои беды, что знакомые верили, сочувство-вали, жалели её. Никому и в голову не приходило, что вся история была выдумана и, на самом деле, Ларису стоило бы осуждать, а не сочувствовать ей. Но на её счастье их городишко находился на окраине большой области, и слухи о Ларисиных похождениях в институте сюда не дошли.
  Скоро все забыли про её беременность, и жизнь покатилась по-прежнему монотонно и размеренно. Школьные уроки. Бесконечные тетради. Длинные, скучные, одинокие вечера. Редкие, однообразные развлечения. Дни казались серыми и унылыми. Ещё год она проработала в этом городке, затем сумела перебраться в другой, побольше и поближе к своим родителям. Там и вовсе никто не знал её историю. Лариса успокоилась. Из памяти стало понемногу стираться всё, что с нею произошло.

Продолжение следует http://proza.ru/2019/01/16/544


Рецензии
Типичная кукушка. Так раньше таких мамаш называли.

Михаил Бортников   23.01.2019 19:15     Заявить о нарушении
Верно, Михаил. Лариса уважения не вызывает. Но все люди разные.
Спасибо за прочтение.
С уважением, Ирина

Ирина Борунова-Кукушкина   23.01.2019 19:36   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.