Прерванный кайф

  Всю ночь, где-то недалеко, за Егоровкой рвались снаряды. В окнах дребезжали стекла. Они там, как побесились: бах и бах. Эти глухие звуки держали в напряжении слух Игоря Шарина. Он спал, как заяц. То проваливался в сон, как в омут, то опять, как будто всплывал на поверхность. Уже под утро, когда начало светать и наступила тишина, сон, наконец-то, по-настоящему овладел им. Но блаженство длилось недолго: за окном прозвучало: «Мяу, мяу, мяу!» Эти тонкие жалобные звуки разбудили Шарина. Он обрадовался Пушку, который сидел на подоконнике. Его уже сутки не было дома. Игорь не раз замечал, что при обстрелах коты и собаки первыми бежали в подвал. Натягивая штаны, он подумал: «Сейчас я тебя колбаской угощу». Открыв дверь, Шарин, будто остолбенел. С широко открытыми глазами он молча смотрел на соседку Лизу, которая стояла перед ним.
  — Игорь, что с тобой случилось? — заговорила она.
  — Я в норме.
  — У тебя такое выражение лица, как будто ты меня не узнаешь.
  — Ты меня напугала.
  — Интересно, чем же?
  — Ну, как же, я открывал дверь котенку, а тут ты нарисовалась. Хоть бы позвонила, а так может крышу снести.
  — Ты смотри, какой нежный.
  — У меня нервы никудышные. Сказываются бессонные ночи.
  — Игорь, а мне кому жаловаться? У меня уже руки трясутся.
  — Ладно, Лиза, проходи на кухню, чего стоять.
  Он усадил ее за стол. В холодильнике нашлись бутылочка беленькой и кусок ветчинной колбаски. Приняли по пять капель. У Лизы зарумянились щеки, запылали губы. Улыбаясь, она заговорила:
  — Игорь, у тебя проблемы с памятью?
  — С чего ты взяла?
  — А с того, что ты забыл ко мне дорогу.
  — Лиза, ну что ты такое говоришь? Просто я каждый день занят: то огород, то кухня. Со вчерашнего дня — маковой росинки во рту не было.
  — Ах, бедненький, замотался. А еще Варваре, своей соседке толстозадой надо массаж делать. Где уж тут до меня?!
  — Ты меньше слушай языкатых.
  — А что неправда? У нас разведка работает четко. Все знают о твоих похождениях.
  Шарин, заметив гневный блеск в вишневых глазах Лизы, понизил тон.
  — А что тут скрывать. Ну, пришла ко мне Варвара, вся в слезах. В магазин сходить не может: поясницу скрутило. Надо было выручать. А из этого пустяка раздули целый роман.
  — Ишь, какой сердобольный. Ты бы ей еще пенсию свою отдал.
  — Я тебе предлагал, переходи, мол, ко мне. Забыла? Все выглядываешь принца на белом Мерседесе?
  — Очень хорошо помню, как ты мной любовался, и время находил. А потом ты уехал и даже не простился...
  — Ладно, Лиза, закроем в прошлое дверь. Как себя чувствуешь?
  — Неважно, радикулит задолбал. Возникает безо всяких причин.
  — Тогда чего мы сидим. Ложись. Займемся твоей поясницей.
  Она сняла свои вещи и повесила их на спинку стула, оставшись в одних трусиках.
  — Вот, Лиза, — Игорь подал ей крем в тюбике, — перед сном намажешь поясницу, закроешь куском полиэтилена, полежишь с полчаса, смывать крем не надо. Используй перчатки. Надеюсь, что утром почувствуешь себя молодой.
  — Благодарю, Игорь. Вот если бы твои слова до бога дошли.
  — С моей помощью наверняка дойдут. Какой массаж желаешь?
  — Игорь, если можно, то тибетский.
  — Как скажешь.

  Ему нравилась ее, в меру полная, фигура. Разминая ее белую, чистую кожу на спине, он вспоминал, как при первом прикосновении к ее телу у него загоралась кровь. Какое было тяготение... Порой он думал, что его чувства к ней уже угасли. Но в данный момент она была перед ним, и это тело манило его. И чувства после дремы проснулись. Когда она перевернулась и открылась грудь, и он прикоснулся губами к ее соскам, то страсть только усилилась. Игорь начал горячими ладонями массировать ее бедра. И только он прикоснулся к ее коленям и готов был дать волю своей страсти, как раздался громкий стук в кухонное окно.
  — Кого там еще принесло? — произнес Шарин и поспешил на кухню.
  — Что там случилось? — нетерпеливо крикнула Лиза.
  — Авария у Гуськова. Порвало трубу. Просит помощи. Ничего не поделаешь, придется бежать.
  — У тебя с головой все в порядке?
  — А что?
  — Да ничего… дебил, что ли?.. А как же моя вторая нога? Такой кайф прервал!
  — Лиза, прости. Должок верну с процентами.
  — Понесешь свои проценты Варваре, а моей ноги тут больше не будет.

  Шарин пошел к Гуськову по каштановой аллее. Рослые каштаны, липы, клены растянулись ровными шеренгами до конца сквера. Удивительно, но они ему ровесники. Даже не верилось, что они так вымахали.  Поднявшийся сквер стал зеленой стеной, защищая поселок от шумного и пыльного Бахмута, по которому в свое время днем и ночью проносились легковушки, автобусы, фуры. После зимней спячки сквер преобразился, покрывшись изумрудной листвой. Торжество весны. Зацвели каштаны — вспыхнули в пышных кронах белые свечи соцветий. Загалдели воробьи, загудели пчелы. Шарин, выбрав покороче путь, свернул с аллеи на боковую улицу. Он, занятый своими мыслями, и не заметил двух мужчин. Один из них был военный. Ему не надо было встречаться с этой парочкой. Эти двое шли прямо на него. Сворачивать или бежать ему куда-то было уже поздно. Когда же он их рассмотрел, то у него забегали мурашки по спине. Шарин сначала почувствовал опасность, а потом только подумал: «Все заметут меня». Они уже были рядом. Солдат в камуфляжной форме, гигантского роста, ну вылитый киногерой из Голливуда. Форма его подогнана, ботинки высокие, цвета какао, на коричневых шнурках. Одним словом, этот красавец конвоировал маленького тщедушного мужичка, одетого в затрапезный синий костюм и с явно выраженной виной на небритом лице. Глядя на эту картину можно было подумать, что этого несчастного конвоир ведет на казнь за какое-то страшное преступление. Эти мгновения, пока Шарин рассматривал солдата, показались ему вечностью. Ему казалось, что солдат направил на него дуло автомата, а палец держит на спусковом крючке. Когда Шарин поравнялся с парочкой, то к нему подошел бедный мужичок. Он, как японец, сложил на груди руки, низко поклонился и заговорил: «Дядечку, будь ласка скажить, де можна дистаты це дило?» Он щелкнул средним пальцем по своей тонкой шее. Все было понятно без перевода. Шарин с облегчением вздохнул и сказал: «Вот в этом доме, второй подъезд, первая квартира слева». Тот сходил по указанному адресу, но вернулся с пустыми руками. Но тут же следом вышла знакомая Шарину тетка Сорока и как увидела, что мужичок стоит босиком, то как заголосит, всплеснув над головой руками: «Ой, сынку, як же ты ходыш, тут скло, жужелка!!!» Шарин, уходя, подумал: «Если этот бомжик не достанет огненной воды, то до утра не дотянет». Игорь Шарин вошел в первый подъезд пятиэтажки, поднялся на второй этаж и позвонил в пятую квартиру. Ему пришлось звонить ещё несколько раз, а потом стучать кулаком по двери и кричать: «Артем, открой!» Наконец за дверью послышался стук костылей. Дверь распахнулась и появилась фигура мужчины среднего роста, худощавого и лысого. Он стоял на костылях и улыбался.
  — Артем, ты что спал? — раздраженно сказал Шарин.
  — Да нет. Я подумал, что опять тот бомж ломится ко мне.
  — Тот, что разгуливает босиком?
  — Именно тот тип. А от тебя, что ему надо было?
  — Хотел достать горючку.
  — И ты ему подсказал, где можно взять?
  — Как не помочь такому несчастному.
  — Значит, ты на окопы захотел?
  — А меня-то за что?
  — Военный комендант Егоровки издал постановление, что за производство хмельного зелья и его распространение виновные будут посланы на рытье окопов. Тебе еще повезло, раз не взяли.
  — Слушай, а этих двоих,.. что не касается приказ коменданта?
  — Они же — власть.
  — Ну, солдат-то понятно, а мужичок, что подсадная утка, что ли?
  — Да нет. Я расспрашивал, за что его взяли. Он сказал, что в карты проигрался...
  — Артем, ну показывай, где твоя авария?
  — Они прошли на кухню и Шарин, увидев, что вода из трубы течет в подставленный тазик, сказал:
  — Артем, а чего воду не перекрыл?
  — У нас перекрыть ее можно только в подвале. Соседи мои убежали от войны, а я на костылях не дойду.
  — Давай лампу, — сказал Шарин.
  — Вот, возьми, — Артем подал ему красный фонарик.
  Шарин с ремонтом разобрался быстро: вырезал ножовкой поврежденный кусок металлопластиковой трубы, а новый отрезок взял на фитинги — и все дела. Вот с ногой у Гуськова — проблемы. Рана от осколочного ранения на голени заживала очень медленно. Он уже полгода мучился. Провожая Шарина, Гуськов сказал:
  — Благодарю за помощь. Прости за беспокойство. Вот — возьми вино. Порадуйтесь с Лизой.
  — Все, Артем, с твоим ремонтом я потерял Лизу. Ты постучал ко мне в горячий момент. Она осталась без внимания и расстроилась, на меня накричала и сказала, чтоб забыл ее.
  — Игорь, прости меня ради бога. Понимаю, что заявился к тебе не вовремя. Но что мне было делать? Не будь тебя, меня бы затопило. Я тебе обещаю, что она вернется. Сейчас же пойду к ней. Упаду на колени и буду просить ее о прощении. Ведь ты ни в чем не виноват, — ты выручил соседа.


Рецензии
"Война -это не только смерть, это ещё жизнь такая. И если не найдёшь, ради чего тебе жить - убьют." (слова из фильма "Битва за Севастополь")
Лучше и не скажешь.
Даже на войне продолжается жизнь, особенная, другая, со своими огромными бедами и маленькими радостями,
у Вас это хорошо чувствуется в рассказе.
Небольшой эпизод из фильма по имени реальность.
Спасибо, Владимир!

Натали Бизанс   16.02.2019 16:11     Заявить о нарушении
Натали, огромное спасибо за оценку, за понимание!
Там, где я бываю-часто стреляли. Рушились дома, гибли люди.
Осенью прошлого года посетил я Луганск. Что принесла война
в нашу жизнь- об этом мой рассказ "Вита бела."
Вам успехов в творчестве, а в жизни- любви!

Владимир Кронов   16.02.2019 20:53   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.