От казаков днепровских до кубанских ч. 49

Портрет (зарисовка) атамана Игната Федоровича Некрасова. Худ. Дмитрий Киселев.

Их просьбу удовлетворили только спустя 5 лет, когда ген. Вейсбах начал организовывать Украинскую линию крепостей. Ситуация менялась. Россия готовилась к войне с Турцией, поэтому планировалось, что запорожцы, с началом боевых действий, ударят по туркам с тыла. В 1733 г. императрица Анна Иоанновна послала запорожцам грамоту, в которой прощала их и разрешала вернутся в Россию. Возвратившись во главе с кошевым атаманом Иваном Милошевичем, войско расположилось на землях по левому берегу Днепра, в урочище Красный Кут, в 4-х верстах от старой Чертомлыцкой Сечи. Границей между Войском Донским и Войском Запорожским стала р. Кальмиус. Возвращение запорожцев под протекторат России было закреплено Лубенским соглашением 1734 г. И с этого времени сечивики были взяты российским самодержавием на денежное и продовольственное содержание. В 1740 г. по Константинопольскому миру Запорожское войско вошло в состав России и перестало "существовать как самостоятельный субъект международного права" (60). Именно поэтому впоследствии разгон Запорожского войска в 1775 г. стал внутренним делом России и не имел международных последствий. А пока над Новой Запорожской Сечью на р. Подпольной установили военный контроль. На месте старой Сечи был поставлен российский гарнизон "для смотрения за своевольными запорожцами". Казаки приняли присягу, обязались оберегать границу от татар и за это получили прежние земли. Они были поделены на 5 округов, паланок (по турецки - небольшая крепость): Бугогардовскую, Кальмиусскую, Ингульскую, Кодацкую и Самарскую. Каждая паланка управлялась полковником и его старшиной. С 1768 г. добавились ещё две паланки - Орельская и Протовчанская. А затем на татарской территории запорожцы поставили ещё одно укрепление - Прогноинское, и землю вокруг него назвали Прогноинской паланкой (61).

При этом сохранялось деление на 38 куреней, по численности равнявшимся донским станицам. В 1750 г. Запорожское войско впервые со времён Мазепы было подчинено указом Елизаветы Петровны малороссийскому гетману. Новый гетман К. Разумовский был торжественно избран в Глухове 22 февраля 1750 г. На тот момент (сын свинопаса Григория Розума) в свои 22 года не участвовал ни в одном сражении. В 1731 г. некий полковник Вишневский, проезжая село Чемер, в местной церкви услышал приятный голос певчего Алексея Розума и, взял его с собой в Петербург. Алексей был принят в хор при дворе Анны Иоанновны, где его увидела и услышала Елизавета Петровна, пленившись его голосом и приятной внешностью. Ближе познакомившись, Елизавета обнаружила у него и иные достоинства. Она выпросила Алексея у тетушки Анны и зачислила в свой штат обслуги. В 1740 г. его произвели в камер-юнкеры и поменяли малороссийскую фамилию «на более пристойную» - Разумовский. Сразу же после переворота 1741 г. Алексей Разумовский стал камергером и генерал-поручиком. В течение 1742 г. он стал кавалером орденов Св. Анны, Андрея Первозванного и Св. Александра Невского. В 1744 г. он получил графское достоинство, в 1756 г. стал генерал-фельдмаршалом. Всё это можно отнести к официальным наградам. Главной неофициальной наградой стало тайное бракосочетание в 1742 г. с императрицей Елизаветой Петровной. Почему родной брат Алеши - Кирилл стал гетманом, думаю читателю объяснять не надо. Итак, юный гетман сразу начал качать права и донёс в Сенат, что в Сечи, на казацкой Раде атаманом избран прежний - Григорий Фёдоров, а судья, писарь и есаул избраны новые, и что эту перемену казаки сделали, без согласования с ним, гетманом, и он повелел кошевому и старшине отписаться, на каком основании это сделано. Сенат поддержал Кирилла Разумовского и несмотря на это запорожцы по-прежнему на Раде выбирали себе кошевых атаманов.

Постепенно гетман Разумовский начал понимать малороссийские реалии и стал действовать не только кнутом, но и пряником. Так, он «выхлопотал вознаграждение запорожцам: прибавку жалованья по причине умножения этого войска и потому, что оно стеснено от Новой Сербии и нового слободского полка в рыбной и звериной ловле. Кроме того, казаки покинули соляные промыслы и прочую торговлю вследствие увеличения пошлин в пограничных таможнях; гетман просил даже дать запорожцам артиллерию. Сенат приказал жалованья прибавить 2 тыс. руб. и с прежним производить по 6 660 руб.; вместо трёх пушек, оказавшихся негодными, отпустить три новые» (29). И всё же добрый и великодушный Кирилл Разумовский казачьими делами занимался мало, да и вообще жил в Петербурге, где заодно стал президентом Академии наук. В гетманской столице (г. Глухов) в то время неограниченно распоряжалась старшина - войсковой судья и обозный. А украинские казачьи полки стали полными «вотчинами» полковников, которые стали даже передавать свои посты по наследству. Возвращаясь к эпохе Петра I, надо отметить, что она в целом кардинально изменила всю жизнь малороссийского казачества. Процесс ликвидации «вольностей» казачьих пошёл полным ходом от фактической ликвидации, как таковой гетманщины со смертью И.И. Скоропадского до превращения малороссийских полков в регулярные армейские кавалерийские части, формирующиеся уже на совсем иной основе при Екатерине Великой. Немалая вина в этом лежит и на гетманах и, на казачьей старшине, которым царь, после измены Мазепы, просто перестал доверять. Целью существования государства, по мнению Петра Алексеевича должно было быть «общее благо» его граждан. Но, гарантировать такое «благо» могло лишь государство, устроенное по западноевропейской «регулярной» модели.

Но в неё никак не вписывалась Малороссия с её постоянными внутренними проблемами, которые не решались, опять же по мнению царя, без вмешательства центральной власти, и которые угрожали целостности всего государства. Измена Мазепы лишь подтвердила опасения царя Петра и укрепила его решимость превращения Малороссии в рядовую губернию России (30). При правлении Петра, процесс покорения казаков и завоевание земель Дикого Поля, длившийся до этого более двух веков, вступил в свою завершающую фазу. Именно на этом этапе в ход была пущена военная сила. На более ранних стадиях использовались рычаги экономические, политические и религиозные. Пользуясь ими, Москва стравливала казаков с турками и татарами, провоцировала крупномасштабные военные конфликты между ними, ослабляя тех и других. Сразу же после развала Золотой Орды правящая верхушка Московской Руси оказалась достаточно богатой и, учитывая общность интересов казачьих государств и Москвы и плохое экономическое положение казаков, смогла привлечь их к себе на службу. Казакам давалось жалование, порох, свинец, вооружение, продукты. Кроме того, служивые и городовые казаки наделялись землёй в более безопасных районах. Христианская церковь проповедовала, что русский царь – помазанник Божий и его устами глаголет сам Господь и учит нас, это ставило царя выше атаманов и внедряло в сознание казаков главенство русского царя. Церковь также внушала казакам, что ослушание царя есть ослушание Бога. Таким образом, борьба казаков за свою национальную независимость превращалась в дело не богоугодное, а в сознание казаков внедрялось чувство вины перед русским царём. Вместе с тем, проводилась и русификация казачьих земель путём массового переселения русского населения в пределы Дикого Поля. При этом принимались все возможные меры, чтобы предотвратить приём этого населения в казаки.

Казачья старшина быстро сообразила о выгодах, связанных с наличием бесправного иногороднего населения и стала использовать этих людей для личного обогащения, не боясь греха, поскольку сребролюбие, согласно новой христианской вере, грехом теперь не считалось. Тем самым нарушался один из основных казачьих принципов о недопустимости использования чужого труда, а это исключало такие понятия как совесть, справедливость. Рушились моральные устои, которых веками придерживалось казачество, а свобода, равенство и братство превращались в пустой звук. Всё это принесло свои плоды - на завершающей стадии покорения казаков военным путём казачья старшина оказалась сговорчивой и податливой, она с лёгкостью предала своих товарищей и интересы казачества. К концу правления Петра, Украина, Терек, Дон, Волга и Яик оказались в руках России, и только запорожские казаки продолжали сохранять независимость. Деятельность Петра оценивается по-разному. Одни считают, что до него России и русского народа как бы и вовсе не существовало, что это он царь Пётр I, создал Россию и указал ей путь к процветанию. Другие полагают, что он нарушил правильное эволюционное течение русской жизни, уничтожил её свободный народный строй, обычаи, посеял рознь между всеми слоями населения, насадил чуждые иноземные обычаи, устроил государство по чужому образцу, разрушил самосознание народа о своей народности. В какой-то мере правы и те, и другие. В народе, который был доведён до крайней степени нищеты, о Петре много хорошего не говорилось. Не было сказано добрых слов и на завоёванных им казачьих территориях. Т.Г. Шевченко, глядя на памятник Петру I, поставленный Екатериной II, с надписью: «Первому – Вторая» - сказал известные слова: «Это тот Первый, который распинал нашу Украину, а Вторая - доконала вдову - сиротину»! «Распинал» царь Пётр Дон, Терек, Яик и Запорожье.

С помощью масонов, польских евреев Израиля Ория и Оруховича он населил казачьи земли армянами торговцами. Всё это не удивительно, поскольку он сам был масоном, ненавидел русский народ и, не скрывая своих этнокультурных симпатий, спланировал и построил свою северную столицу Санкт-Петербург в виде шестиконечной иудейской звезды Давида. По этой же форме была им построена и Петропавловская крепость. После смерти Петра I в 1725 г. в России началась полоса дворцовых переворотов. Они явились результатом борьбы разных группировок господствующей верхушки за власть. Однако это не меняло сущности самодержавия и его политики в отношении земель Дикого Поля. В 1735 г. Турция, при поддержке Франции, начала войну против России. Русская армия вступила в Подолию и Бессарабию и овладела крепостью Хотин. В Крыму русские войска дошли до Бахчисарая. В вознаграждение всех наших потерь за время русско-турецкой войны 1735-39 гг., а это более 100 тыс. чел., по Белградскому мирному договору, султан согласился срыть Азов до основания, с тем чтобы ни Россия, ни Турция им не владели, уступить нам степь между Бугом и Донцом, отказаться от Запорожья, с которым Порта не могла сладить, и дозволить русским купцам отправлять товары в Чёрное море, но не иначе как на турецких кораблях. Россия возвратила Порте Очаков, Хотин и обязалась не беспокоить Крымского хана. Из турецких владений вернулось 12 тыс. казаков, ушедших в 1709 г. после разгрома Чертомлыкской (Запорожской) Сечи. Эти казаки сохранили свою военную организацию. В одной из турецких хроник о них говорится: «Эти казаки невероятно воинственны и доблестны. Число их примерно двенадцать тысяч человек, вооружённых ружьями». Вернулось в Запорожье и около 3 тыс. казаков с Кубани. В 1734 г. они построили новую Сечь рядом с разрушенной на Базавлуке.

Отсюда казаки снова начали управлять паланками (округами) Вольностей Войска Запорожского: Кодаковской; Протовчанской; Бугогардовской – район Новой Одессы; Перевозской или Ингульской - р-н нынешнего Херсона; Орельской; Самарской – совр. Новомосковский р-н; Кальмиусской – р-н совр. Мариуполя и Прогнойской (от слова «прогнои» - солёные озера, в которых запорожцы добывали соль) - находилась на Кинбурнской косе и имела стратегическое значение, так как служила казакам ключом к «синему морю». Население, в указанных землях, как и прежде, оставалось на своих местах. Россия была вынуждена признать прежние границы Запорожской Сечи. В то же время, в 1736 г. Россия по договору с Персией, получила обширную территорию на юго-западе Каспия. Граница проходила от Каспийского моря по Тереку до Моздока. Территория эта была заселена казаками с Волги и Дона. После заключения Белградского договора, России отошли земли от устья р. Темерник, впадающей в Дон, через Кубанские степи до Моздока на Тереке. Но Кубань и юго-восточное побережье Азовского моря находились в руках кубанских казаков. Их история начиналась ещё в конце XVII в., когда непокорные казаки Дона, в том числе старообрядцы, совершают исход на Кавказ, сначала его Северо-Восточную территорию, а затем и Северо-Западную. Вызванная многими нужными обстоятельствами, но поспешно и крайне топорно осуществлённая реформа Русской Церкви в середине XVII в. породила вторую по масштабам после Смутного времени национальную трагедию - великий религиозно-социальный Раскол. По своим последствиям он вышел далеко за пределы 17-го столетия. Религиозно-гражданский Раскол в условиях колоссального влияния церкви и религии на сознание людей в то время буквально разломил все слои и сословия русского общества надвое.

Продолжение следует в части  50             http://www.proza.ru/2018/01/07/2029


Рецензии