В нужное время в нужном месте

Афиши появились в городе задолго до концерта.
В глаза бросились, а потом забылись.
Двадцать пятого с утра позвонила Ирина.
  - Анют, привет! Поздравляю! Хороший повод устроить себе праздник… Есть два билета на сказку! Мой подарок. Ну?... «Какую»?! … А кто сказал: «Вот бы сходить!»? Встречаемся у входа училища искусств. Начало в 18.00. Не опаздывай, пожалуйста…. У нас ОСОБЫЕ места. Приедешь – увидишь.

Анна  вспомнила, что камерный струнный оркестр приглашал на концерт. Да-да, «Рождественская сказка»! Такое название не должно обмануть.

...Уехать в час пик из центра города всегда непросто. Знала ведь. И что бы на полчаса раньше подойти?... Перед Ириной неудобно... Опоздаю, даже если сейчас в автобус сяду...
 
Рука сама поднялась не очень высоко, и не очень уверенно, словно ещё сомневалась, надо ли это её хозяйке.
«Жигули» с тонированными стёклами почти пролетели мимо, когда резко затормозили. Анна обернулась на звук и увидела, как передняя дверь автомобиля распахнулась. Думая, что кто-то выйдет сейчас из машины, она медленно пошла к ней, постепенно ускоряя шаг. Из автомобиля никто не выходил. Поравнявшись с ним, Анна увидела, что сиденье рядом с водителем свободно. Нагнувшись, не разглядев в темноте лица, она бросила в салон:
 
- Здравствуйте! До училища искусств довезёте?
- Добрый вечер! Садитесь! - услышала мужской низкий голос.
 
Пристёгивая ремень, взглянула на водителя, но он в этот момент отвернулся.
В салоне было темно.
- И что у нас сегодня в училище искусств? – в голосе вопрошающего угадывалась улыбка.
- Концерт струнного оркестра в шесть часов, – сообщила Анна на всякий случай и время.
- На чём же вы играете?

Только сейчас, в свете проезжавших витрин, она увидела рядом с собой крупного молодого мужчину с правильными чертами лица и тяжёлым подбородком. В том, как добротная кожаная кепка была сдвинута на лоб было что-то чужое.
Хотя приятный тембр голоса и дружелюбный тон - напротив: очень располагали.

- К сожалению,ни на чём... Я только слушаю, - ответила Анна.
- Раз слушаете, значит понимаете.
- Нет, нет! Я дилетант. Пару раз была у них на концерте. Понравилось. Но они выбирают то, что не может не нравиться. Классика.

- А как вас зовут?
Анна на секунду задумалась.«Какая я ему «Аня»? Он на десяток лет моложе. Может быть, вообще мой бывший ученик. Голос уж очень знакомый».
- Анна Семёновна.
- Анна Семёновна... - протянул он, словно пробовал на звучание. И Анна опять услышала улыбку в голосе.

- Вы в мэрии работаете, - предложение прозвучало как утверждение.
- Нет, я здесь рядом живу, - ответила, поняв ход мыслей собеседника.
- А почему тогда так официально?
- Учительская привычка.
- Вы хотите сказать, что вы учительница? - в голосе послышалось неподдельное удивление.
- И что вас так удивило?
- Вы не похожа на учительницу....
- Потому что без очков и указки?
- У меня даже мысли такой не было. А раз «Анна Семёновна», подумал, что какой-то руководитель или чиновник. И что же вы преподаёте?
- Английский язык.
- Вот, наверное, почему я и не угадал... Иностранцы для меня всегда были загадкой.
- А вас как зовут?
- Егор.
- Хм... Девятнадцать лет назад этим именем  я хотела назвать сына. Но муж с моим выбором не согласился.
 
«Вот и возраст, и семейное положение обозначила», - подумала Анна злорадно.

- И на каком же имени остановились?
- Александр... Это понравилось всем. Особенно бабушке Шуре. А вам кто имя выбрал?
- Отец.
- И как его зовут?
- Илья.
- Егор Ильич, значит. Звучит красиво. Редкое сочетание. Из другого века. Сейчас, правда, опять к этим именам возвращаются. Но уверенна, что тогда это было редкостью. Молодец ваш папа.

Егор посмотрел на попутчицу с любопытством, потом глядя на дорогу, произнёс.
- Да... Это всё, что он для меня сделал.
- Не поняла...
- Я никогда не видел своего отца. Дал имя — и исчез...

Анна "переваривала" полученное откровение, подыскивая правильные слова. Пауза затягивалась, слова не находились, и надо было срочно менять тему.

- Погода сегодня, просто сказочная, - проговорила фальшиво бодрым голосом, а сама подумала: «Англичанка долбаная!» и не дожидаясь реакции собеседника, спросила как можно ровнее.
- А вы кем работаете?
- А вы попробуйте догадаться.
 
Анна хотела сначала польстить и назвать одну из престижных профессий, но потом передумала.
- Мм... попробую... Скорее всего, в охране какого-то босса, - выдала она версию, сопоставив возраст, внешность и новый автомобиль.
 
Только сейчас Анна обратила внимание на то, как плавно они ехали. Не умея водить сама, но сравнивая манеры вождения других, она поняла, что этот тип вождения самый спокойный и красивый. Машина скользила по асфальту, точно танцевала вальс, плавно меняя полосы, оказываясь всегда перед загорающимся зелёным огоньком светофора.
Ей казалось, что едут они медленнее, чем позволяло ограничение по городу, но ей очень нравилось такое катание. Не было ни рывков, ни остановок. Она поймала себя на мысли, что вопреки мнению Гоголя есть таки русская, которая не любит быстрой езды, даже когда опаздывает.

Егор никак не отреагировал на её слова, и Анна решила не уточнять.
- Значит, «Рождественскую сказку» слушать будете? - спросил он.
- Так вы уже её слушали?
- Нет. Афишу только что проехали... Вот и обещанный снежок пошёл... Скромненько пока.

Редкие хлопья бились о стекло, оставляя слёзные дорожки о недолгой жизни. Егор включил дворники.
- Так, значит вы не работаете в мэрии? - спросил как следователь, располагающий неопровержимыми доказательствами обратного.
- Не довелось... Хотя, на планёрки в период строительства здания ходила раз в неделю.
«Неужели мы там встречались? Не может быть... Мне тогда было тридцать пять, а моложе-то никого там и не было. Ерунда какая-то».

- Строитель по совместительству?
- Не угадали... Когда-то работала в горкоме... А нынешнее здание мэрии строилось на обкомовские деньги. И сроки освоения контролировались жёстко. Вот два зав.отделами и сидели на этих планёрках.
- Какими отделами?
- Строительным и общим.
- Значит, общим?
- Да. Очень общим, как говорила моя подруга. Это было совсем в другой жизни, и в другой стране...

- Жалеете о том времени?
- Скорее - о тех людях. «Иных уж нет, а те далече»...
- Всё-таки чиновника я в вас разглядел... Значит, вы знакомы с Сиротиным? - спросил как-то неуверенно, вроде бы не желая задавать этот вопрос.
- Да, - ответила односложно, а сама подумала: «Неужели его водитель? ... Да он с «Волги» на «Жигули» бы не пересел... Хотя... Жизнь разные сюрпризы дарит...» - А вы, Егор, с ним сейчас работаете?
- Нет. Меня с ним интересный случай свёл.

Сделал паузу, потом продолжил.
- Я тогда занимался борьбой. И он к нашему тренеру за помощью обратился. Другу его — Шагалову - помочь надо было. Знаете такого педагога?
- Фамилия знакома... Шагалов... Метод у него был какой-то особый... Опорные таблицы, кажется... Да, точно! У нас его новаторство даже распространяли, но недолго. И чем же вы должны были помочь? Рекламу сделать?

- Нет. Нас просто попросили пожить у него на даче, - сказал Егор неразборчиво, как бубнила иногда Анна, когда разговаривала сама с собой.
- Что вы сказали? ... Простите, не поняла?

- Мы пожили у него почти неделю на даче. Вся наша городская команда.
- Семинар в неформальной обстановке, - понимающе кивнула Анна, даже непроизвольно хмыкнув, потому что представила «новаторские методы».

- Да, нет... Охрана такая была нужна.
- Кому? Ему? Шагалову?!
- Именно.
- Так он, что бизнесменом стал?
- А по-вашему, угрожать можно только бизнесменам? - спросил Егор, не глядя на пассажирку.

Они оба разговаривали, не глядя друг на друга. Анна смотрела на стекло, отчаянно пытаясь разглядеть рисунки снежинок. Но они превращались в бесформенную кашицу быстрее, чем она успевала их заметить. Егор смотрел на дорогу.

- Ну, ещё, депутатам, олигархам, прокурорам, журналистам, в конце концов. Но учителю-то, за что?! Или он крупное наследство получил? - спросила, будто подзадоривала.

Егор вздохнул, повернув голову, впервые внимательно посмотрел на Анну.

- Недооцениваете вы, Анна Семёновна, возможности своей профессии... Можно ведь воспитать человека, который не будет бояться. А это — сила!

Анна замолчала. Сейчас ей показалось, что спутник её не такой уж молодой. И уж точно мудрее, чем ей представилось раньше. Ей стало неловко за то, что ни новых методов она не открыла, ни новых людей не воспитала...  Да и воспитывала ли она своих учеников?... На её уроках дети больше смеялись, чем учились. Даже на традиционных встречах выпускников вспоминали как ставили спектакли, играли в КВН... Её благодарили не за знания, а за то, что когда-то смотрели на уроке «Звуки музыки», «Форест Гамп», «Чайка по имени Джонатан Ливенгстон» или читали «Над пропастью во ржи». Сильными она их не воспитывала. Её ученики скорее были открытыми к общению. Главным своим достоинством она считала тот факт, что ЕЁ не боялись. Совсем. Кто-то из коллег видел в подобных отношениях угрозу потери авторитета учителя. Она же в этом видела доверие. И по-другому общаться с учениками отказывалась.

- Вас ведь ученики тоже не боятся? - услышала вопрос.
- Я это сказала вслух??? - повернулась к Егору.
Он не смог скрыть ухмылки.
- Нет. Я прочёл ваши мысли.
- Этому вас тоже Шагалов научил?
- Он научил слушать... Я очень доволен, что судьба свела с ним... Знаете, мне везёт оказываться в нужное время в нужном месте. И вам, по-моему, тоже.
- Да, сегодня мне вас просто Санта Клаус прислал в виде подарка, а то бы опоздала.
- Разве только сегодня?

- Вы хотите сказать, что мы с вами знакомы были раньше? - проговорила Анна медленно, словно выкраивала время, чтобы вспомнить, где и когда видела этого человека.
- Однозначно — нет... Я бы, Анна Семёновна, такое не забыл...
 
«Похоже на комплимент. Но благодарить не буду», - подумала про себя. А Егор продолжал.
- Думаю, что вы тоже были в таких ситуациях.
 
- Наверное, у каждого была и не одна. Вот только воспользоваться ею не все успевают. А иногда и не замечают...
- Какая у вас была, когда заметили?

- Несколько раз бывало. Именно в нужное время в нужном месте... А из последних : два года назад мне повезло узнать о конкурсе. И в результате — поездка в страну изучаемого языка, да к тому же с возможностью почувствовать их жизнь изнутри.
- В Англию съездили?
- В Америку.
- И сколько вы там пробыли?
- Учебный год, работала в школе...
- Американцам английский преподавали? - удивился Егор.
- Нет, русский.

Какое-то время они опять ехали молча. И в салоне слышно было как дворники интенсивно сметали хлопья со стекла.
- Знаете, Анна Семёновна, что я заметил?... Мне легко с вами разговаривать. Хотел бы я быть одним из ваших учеников.
- А я, честно говоря, и приняла вас сначала за одного из них... Но вот Егоров среди них не было, - сказала Анна просто без всякого подтекста.

- Вот и ваше училище искусств. Ещё семь минут до начала концерта. Вас кто-то ждёт?
- Да. Вон та красивая девушка в длинной чёрной шубе, - указала рукой вперёд, где у входа стояла серьёзная Ирина, всматриваясь в идущих с остановки людей. - Спасибо вам большое, Егор! Сколько я вам должна?

- У меня не совсем обычная такса, Анна Семёновна. Я собираю истории. Тему вы знаете: «В нужное время в нужном месте». Хотелось бы узнать вашу историю поподробнее. Телефон свой не дадите?

При этих словах мысль в голове Анны заработала машинисткой, печатающей тысячу знаков в минуту: «В молодости телефонов не давала, неужели сейчас созрела? Создаю впечатление доступной женщины? Нет! Нет! Ты по-прежнему недоступна! Дура — ты! Человек тебе доброе дело сделал, а ты … думаешь, что с тобой романы крутить собираются? Успокойся! Не в том возрасте! Молодых хватает. И заметь, это ни к чему не обязывает».
- Записывайте! – сказала с улыбкой и назвала свой домашний телефон.

***

- Ты что, на такси приехала? – встретила подругу обрадованная Ирина. –  Учителям зарплату  повысили?
-  С сегодняшнего дня начинаю жить по-новому: больше не опаздываю.
-  Ой, ли?  Свежо предание…  Пошли, а то не успеем себя показать. На сцене сидим.
-  Как это?
-  Желающих столько, что администрация решила поставить два ряда стульев прямо за оркестром.
- Оригинально...  Халява, значит? А играть не заставят?
-  Не думаю. Разве только сплясать захочешь... Или запоёшь... Ну, ты уж воздержись. Словом перекинуться не получится, как на витрине сидеть будем.


Знакомая администратор встретила подруг в фойе и объяснила, что на сцену они могут подняться из зала.
- Занимайте любые места. Там все наши будут.
- «Наши» - это особо приближённые?
- Не умничай, а то не пустят, – одёрнула Ирина подругу.

Стулья на сцене стояли не совсем за оркестром, а слева от дирижёра, так что сидевшие на них видели большую часть зала.

Сравнение с витриной было точным. И ощущения оказались не из приятных.
Всё-таки Анна была не публичным человеком. Стоя перед учениками, она  всякий раз наивно надеялась, что их больше интересует, что она говорит, чем во что одета.
 
А жизнь подтверждала народную мудрость - встречают по одёжке: ученики  сначала рассматривали, а потом только слушали,  и что важно – иногда и слышали...

Разглядывать зрителей было неловко, но глаза сами бегали по рядам, выискивая знакомых.
Раза два Анна кивнула со значением. Получила в ответ округлённые глаза с полезшими на лоб бровями. Пожала плечами.
Женщина слева помахала рукой кому-то в зале. На этом театр пантомимы и закончился.
Оставшееся до появления музыкантов время Анна сидела, разглядывая пол на сцене.
Как только появились скрипачи и виолончелисты, на зрителей, сидящих за оркестром, внимание уже никто не обращал.
А тут ещё и сам дирижёр, встав после поклонов спиной к залу, оказался прямо перед глазами.
 
Взмах палочки – и звуки божественной музыки прошлись ознобом восторга по спине... Потом мурашками побежали по рукам... Потом что-то защипало глаза, так что даже зажмуриться пришлось.
Музыка понесла по закоулкам памяти...
Вспоминалось такое далёкое, что позже удивило Анну: как это забытое вдруг растревожилось,  пробудилось, вернулось чувством прежней влюблённости.
Хотелось плакать и смеяться одновременно.
Как в детстве, когда ещё не могла справляться с этими эмоциями, не умела их различать.

А дирижёр, как опытный гондольер, уверенно направлял лодку по знакомому маршруту, выбирая для причала самые романтичные островки воспоминаний.

Маэстро играл лицом так же виртуозно, как его оркестр на инструментах.
И тут Анна подумала, что людей глухих от рождения надо сажать на концертах на сцену. Они смогут считывать музыку с лица дирижёра.
Всю щедрость его души можно было читать как по нотам: нежность и любовь, боль и страсть, неуверенность и восторг, отчаяние и триумф...
Столько эмоций, воплощённых в звук!

 

В очередной раз она пожалела, что не умеет играть ни на одном инструменте.
Хотя была возможность.
В свои восемь лет она оказалась в нужное время в нужном месте...
Сосед по лестничной площадке,  первоклассник Серёжа, с которым в детстве дружила Аня, учился в музыкальной школе. И вот однажды, когда он не мог запомнить какую-то простенькую мелодию, Аня, глядя на его руки, подсказала верную клавишу. Мама мальчика предложила Ане повторить мелодию, что девочка и сделала. Тогда женщина поговорила при встрече с мамой Ани, предложив заниматься на их инструменте. Аня, узнав об этом, представляла уже себя известной пианисткой - ведь мама согласилась...
Но через два дня, оказавшись в квартире соседей, её мама услышала, как Серёжа «долбил» по клавишам и по ушам домочадцев. Придя домой, она сказала: «Ты знаешь, я послушала как Серёжа мучает это несчастное пианино, а теперь ещё и ты то же самое будешь делать... Нет, дочь. Они люди хорошие. Пожалей их».
И Аня пожалела.

Теперь же, сидя на сцене, она пыталась представить себя среди этих музыкантов. И никак это у неё не получалось.
Не ложился ни один инструмент в её руки.
Или воображения не хватало, или инструменты не желали быть в руках неумехи.
А музыка всё  звала, и звала за собой...

Вспоминалось всё радостное и светлое.
Безоблачная синь детства, когда тебя все любят, сменилась самонадеянной юностью, когда ты любишь всех и уверенна во взаимности...
Мелькали дорогие лица, какие-то эпизоды.
И вдруг очень неожиданно полились слёзы...



В конце второго отделения девчушки с подносами пошли по рядам, предлагая зрителям шампанское в пластиковых стаканчиках, оркестр разразился бравурным маршем, а   по залу пошёл одобрительный смех и аплодисменты.

Обещанная рождественская сказка состоялась.
***
Подаренное настроение хотелось удержать в душе, поэтому домой подруги возвращались молча и не спеша.
Даже не заметили, как несколько остановок прошли пешком, наслаждаясь безветренным снегопадом, когда огромные снежинки медленно падают точно вниз.
 
Сказочный вечер возвращал память обеих в новогоднее детство, украшенное ватными шариками на ниточках.
Договорились ехать к той, чей автобус подойдёт первым.
А они подъехали один за другим.

 - Нет уж, нет! Мой всё равно первый. Едем ко мне! Уговор дороже денег, Ирик!  – удержала Анна подругу. - Я требую продолжение банкета!

Ирина сопротивляться не стала.


Открыв дверь квартиры, увидели в прихожей и на кухне свет. Сначала Анна подумала, что забыла выключить, но потом заметила на вешалке куртку сына.

- Сашка приехал! Ура! Сашка приехал! – закричала счастливая мамаша, и , не снимая сапог,  прошла по коридору, заглядывая сначала в одну комнату, потом в другую, где на диванчике обнаружила полусонного сына.
 - И зачем так кричать, когда ребёнок спит? – пробурчал он, потягиваясь. – Я сегодня ночь не спал  – зачёт сдал, а она кричит.  Жестокая мать!
- Ой, жестокая, ой жестокая! - повторяла Анна, обнимая и целуя сына.
- Привет, студент! - зашла в комнату Ирина. - Надолго к нам?
- Два дня. Привет! А откуда это вы такие красивые? Кристмас меррили? И я хочу.
- Точно. Merry Christmas!
- Вот-вот. А накормить ребёнка? Слабо?!
- Бегу! Бегу!  - опомнилась Анна и побежала на кухню.

Потом были детальные расспросы матери об учёбе сына,  его друзьях и преподавателях. Всё как обычно: что ест, кто готовит, хватает ли денег.
Новость о том, что Сашка недавно получил денежный перевод от отца, приятно удивила...
 - Я ему должен перезвонить. Он себе мобильник купил. Теперь я с любого номера двойной дозвон делаю, а потом он на меня выходит...  А тебе часто звонит?
 - Сейчас что-то притих.  То ли подругу завёл, то ли понял, наконец, что дважды в одну и ту же реку не входят, – ответила Анна, убирая посуду с кухонного стола.  – Пойдёмте в комнату. Хочется ноги вытянуть...

***

Когда поздно вечером все трое сидели перед телевизором, бросая ленивые взгляды на экран, и болтая ни о чём, зазвонил телефон.
Подняв трубку, Анна услышала.
 - Добрый вечер, Анна... Семёновна. Это Егор... Ваш сегодняшний знакомый... Не забыли?
 - Добрый вечер, Егор Ильич! Нет, не забыла.
 - Хотелось бы услышать вашу историю. Уговор помните?
 - Да, да. За мной должок — хотите сказать?...
 - Просто историю услышать хочу. Когда вам будет удобно и где?

Анна на секунду замялась, покраснела, что не осталось незамеченным Ириной, отреагировавшей на услышанные реплики непроизвольным поднятием бровей.
С вопросом в глазах она смотрела на зардевшуюся подругу, махающую рукой, что означало «Это не то, что ты думаешь». - «Ой ли?» -  читала Анна в глазах Ирины и держала паузу. И вдруг совершенно неожиданно для себя самой Анна произнесла:
 - А приезжайте прямо сейчас. Записывайте адрес, – и назвала свой домашний адрес.
 - Адрес запомнил, но сейчас не получится. Можно на завтра перенести встречу?
  Назовите время, пожалуйста.
 - Завтра ведь воскресенье?... Так приходите часам к одиннадцати. «Кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро?»
 - Да. да. Очень мудрое у тех бывает утро. Значит, завтра в одиннадцать. Доброй ночи.


Когда Анна положила трубку телефона на место, Ирина  стала покачивать плечами, глядя в глаза подруге, а сын спросил прямо.
 – Кто звонил?
 – Егор Ильич, – ответила за подругу Ирина. – И кто у нас Егор Ильич?
 - Да  подвёз меня сегодня на концерт.
 - Таксист, что-ли ?
 - Не совсем.  Случайно на остановке тормознула.

 - И уже в гости приглашаешь? – спросили двое почти одновременно.
 - Ну, захотел человек услышать рассказ про Америку.
 - А что он ещё захотел? – спросила Ирина.
 - Так ты ему уже и это успела сообщить? – удивился сын.

 - Да! Мы разговаривали! Когда ехали! А что тут такого?!  – громко и раздражённо возмутилась Анна, покраснев ещё больше.
 - Ничего такого. Если учесть, что раньше ты в дом посторонних не приглашала.
 - Потому и пригласила, что вы здесь.
 - Разумно, – согласилась Ирина после недолгой паузы. – Жаль мне не удастся с ним свидеться. В 10 должна быть уже на рабочем месте... И какой из себя этот Егор?
 - Мужик, как мужик. Лет на десять моложе. Да не о том ты думаешь. Похоже, ему не с кем поболтать.
 - Ну, это вы можете, –  добродушно хмыкнула подруга. –  Есть такая передача... До смерти не заговори.
 - Ой, можно подумать, ты – не болтушка?!
 - Ладно, тётеньки, я пошёл спать,  –  поднялся  с кресла студент. – Да и вам пора, пока не поссорились.
 - Вот ещё! Было бы из-за кого. Спокойной ночи, сынок!
 - Спокойной ночи, Саш!


***

Утром Анна, помыв голову, не стала укладывать непослушные волосы, а связала их в пучок на затылке. «Никаких особых приготовлений. Придёт историю слушать — так пусть и слушает». И надела на себя то, в чём обычно учеников дома встречала: джинсы и  мужская рубашка.

Ровно в одиннадцать раздался звонок. «Ах, какой точный!» - отметила про себя. Вчерашний разговор с подругой сегодня позволил взглянуть на ситуацию иначе. 
Анна уже жалела об опрометчивом поступке. «Истории он, видите ли, собирает?! Оригиналом показаться хочет! Надо было положить деньги на сиденье и уйти».
Её всё больше  раздражала  собственная авантюра с приглашением человека с улицы. А внутренний голос пытался защитить его же, оказавшего ей услугу.
Анна выдержала паузу, стоя у двери. Словно хотела заставить стоящего по другую  её сторону позвонить ещё раз. Потом,  поняв свою глупость, открыла дверь. И была довольна, что успела до второго звонка.

Егор стоял в дверях и вежливо улыбался.
 - Здравствуйте,  Анна! Я ведь могу вас так называть?
 - Здравствуйте, Егор!  Как вам будет угодно. Проходите.
 
Там, в салоне автомобиля он казался не таким высоким.
Сейчас стоящий перед ней мужчина напоминал богатыря из русских сказок.
Кепка скрывала начинающуюся со лба залысину. Лицо анфас, а не в полу профиль, как ранее его видела Анна, было красивым, с правильными чертами, а выразительные глаза  при свете дня – тёмно синими.
 
В тот момент, когда хозяйка передавала гостю плечики для его куртки, из ванной вышел Сашка в махровом халате, с мокрыми волосами,  свисающими, как лапша.
 – Знакомьтесь,  Егор Ильич, это мой сын.
 – Александр, – подал Сашка руку.
 – Егор, – представился новый знакомый.

Анна пригласила гостя в комнату. Сашка ушёл в свою.

 - Как вчерашний концерт?  Не разочаровал? – спросил Егор, не подозревая, что Анна была уверена, что гость начнёт разговор именно с этого вопроса.
 - Очень понравился. А вы никогда их не слушали?
 - Именно их – нет.
 - Постарайтесь попасть. Думаю, они и вас не разочаруют, – проговорила она, усаживаясь в другое кресло, и , повернувшись лицом к собеседнику, продолжила.
 - Так что вы хотели узнать об Америке?
 - Как туда попали. Расскажите, что вам там понравилось? У вас же есть фотографии. Расскажите по ним. Люди обычно снимают то, что им нравится. И вспоминать по снимкам легче.

«Чтобы разглядывать фотографии, придётся сесть на диван, иначе как их комментировать», – думала Анна, а сама держала паузу. «Со стороны я, наверное, выгляжу «тормозом», ну и пусть».

– Фотографии, конечно, есть... –  встала Анна с кресла и подошла к книжному шкафу. –  И немало... Ну, давайте посмотрим некоторые, – вытащила она один альбом.  – А понравилось мне у них больше всего оснащение школ.  Довелось побывать в трёх и в университете. И  учиться в таких условиях, скажу я вам, – просто мечта.

Анна села на диван, и Егор сел рядом. Перебирая фотографии, и передавая их гостю, она  начала рассказывать о том, что на них изображено, когда невольно обратила внимание на его ...ухо.
Оно было какие-то не такое, как у всех: слишком прижато к голове. «Коты так прижимают уши, когда готовятся напасть», – пронеслось в уме. И тут необъяснимый страх охватил всю сразу.
Анна кожей почувствовала опасность, исходящую от этого человека.
мощную силу, угрожающую ей, и испугалась...
Вдруг вспомнила о своей однокурснице, обнаруженной убитой в собственной квартире... Испугалась не за себя, а за сына. «С таким амбалом Сашке не справиться. И зачем я только его пригласила?!... Хорошо, что хоть Ирина знает, что к нам должен прийти Егор Ильич... Надеюсь, она запомнила это имя... Хотя, он мог и «с потолка» его взять... И даже примет никаких ей не дала... ни рост, ни уши»...
 
Анна комментировала фотографии на автопилоте, а сама рисовала в уме картины: одна страшнее другой. В этот момент она достала снимок, где они были запечатлены втроём на фоне здания католической церкви: она, Сашка и его отец.

 - Интересный у вас сын. На какого-то артиста похож, – заметил Егор.
 - А разве не на своего отца? – спросила, указав на фото. «Спросить о муже не посмеет. А если спросит, скажу, что часто заходит без предупреждения... Может быть, это отпугнёт. По-моему, он что-то сказал»...

Егор смотрел на Анну удивлённо.

 - Простите, я не расслышала, что вы спросили.
 - Я говорю, вы не хотели бы там жить? – повторил Егор вопрос.

 - Нет. Мне хватило этого года. Даже при условии перевоза всех родных и друзей, я бы затосковала... 
 - По чему? 
 - А нашлось бы...  Хотя многие эмигранты там вполне комфортно себя чувствуют и даже без знания языка...

Сашка прошёл по коридору на кухню, и вскоре там засвистел чайник.
«Надо бы предложить чай. У нас и коробка конфет есть» – подсказывал внутренний голос, но в это же самое время другой, упрямый,  шептал: «Ещё чего?! Чтобы он подумал, что я его пытаюсь охмурить?!»

Монолог Анны о комфортной жизни в Штатах был прерван сигналом пейджера.

Егор прочёл полученное сообщение.

 - Простите. Можно мне позвонить с вашего телефона?
 - Да, пожалуйста.
 - Слушаю тебя... нет, друг...   сегодня не получится... даже не знаю, что тебе и сказать... давай обговорим это позже... а что предлагаешь... ну, сегодня никак не получится... ситуация поменялась... и что без меня – никак?  когда узнал?  жаль, конечно, ну, что с тобой сделаешь... жди...через полчаса буду.

 - Спасибо, Анна.  Вы меня извините, но мне срочно нужно уехать.
 - Да, что вы, Егор! Какие извинения?! Что я не понимаю, что дело важнее всего, – с нескрываемым облегчением в голосе отвечала хозяйка.

 - Можно мне услышать продолжение рассказа в следующий раз? - спросил Егор, стоя в прихожей.
 - Конечно,  – ответила Анна, держа в руках его кепку, и глядя, как он надевает куртку. – Только мне удобней будет принять вас ..  в гимназии... Это здесь рядом.

 - В гимназии??? – не скрывая удивления, громче, чем он говорил до этого, спросил Егор.
 - Да. Я большую часть времени провожу там. Задерживаюсь часто допоздна. –
И  Анна назвала номер гимназии, где работала.
  – Хорошо. Я запомнил.

Выходя из дверей, он задержался на секунду, взял руку хозяйки, поднёс к губам, поцеловал и сказал совсем тихо: "Только в следующий раз вы, Анна, так не пугайтесь".

Она резко выдернула руку и почти захлопнула дверь. Лицо её пылало.
И не то, чтобы ей было стыдно, а как-то неловко, что её мысли были с лёгкостью прочитаны.
***

Справившись с волнением, Анна прошла на кухню.
Сын пил чай, покачиваясь в такт звучащей в наушниках мелодии.
 - Твой гость уже ушёл? – спросил, снимая наушники.
 - Да. Ему позвонили. Какое-то срочное дело.  Кстати, что ты можешь о нём сказать?
 - А  я должен о нём что-то сказать?
 - Ну, не показался он тебе подозрительным?
 - То есть?... Агент вражеской разведки?
 - Не дури! Вдруг он бандит, который хотел меня убить.
 - ??? Зачем? - Сашка даже закашлялся.
 - С целью ограбления.
 - А что у тебя грабить, стесняюсь спросить? Старую мебель из опилок? Или вы где-то прячете картины с бриллиантами?
 - Но он-то не знал. Думал, раз в Штатах была, значит что-то есть. А тут приехал, посмотрел, да ещё и тебя увидел, вот и передумал. И с напарником договорился, чтобы тот позвонил... Ну, труп чтобы из квартиры вынести.
 - Да...  Вот что значит, у женщины много свободного времени и ещё больше тараканов в голове.
 - Матери так не говорят.
 - Разве не ты учила говорить правду?... Знаешь, а не начать ли тебе писать рОманы?
 - А сколько, по-твоему, ему лет?
 - Не врубаюсь: какое принципиальное значение имеет возраст для предполагаемого убийцы?
 - Ну мне показалось, что он очень молод.
 - Это тебе показалось. Он совершеннолетний.
 - Нет. Правда, сколько бы ты ему дал?
 - А сколько надо?
 - Невежливо отвечать вопросом на вопрос. Он намного моложе меня?
 - Да мне показалось, что  чуть старше. Но я сильно не всматривался.  А раз тебе это интересно, то что же не спросила?
 - Ладно, не важно. Ушёл и славненько, –  произнесла Анна не очень убедительно.

***
Через два дня  Сашка уехал. В день отъезда сына Анна даже всплакнула. Но потом позвонила Ирина, чтобы узнать, как прошло свидание с Егором.
 - Так его и не было. Ему кто-то позвонил, и он убежал. Правда минут пятнадцать фотки разглядывал.
 - А что ему было надо?
 - Говорю же тебе – истории человек собирает.
 - Странный какой-то собиратель... Он с  цветами пришёл?
 - Нет.  Ни цветов, ни конфет, ни диктофона.
 - Сашечка уехал, и ты рыдаешь?
 - Угу. Вот знаю, что вырос сын, и у него своя жизнь, а  так хочется ещё немножко побыть рядом... Но я себя сдерживаю. Уже успокоилась.

Анна  говорила почти правду. Она ещё немного погрустила, а потом рабочие будни заставили войти в привычный ритм.

Несколько дней она со смешанным чувством ждала телефонного звонка от Егора. Телефон молчал. С одной стороны ей было любопытно узнать, кто он, а с другой её не покидал страх чего-то опасного. Не верила она его мягкому тембру. Что-то было чужое в этом человеке. А вот что – хоть и страшно, но хотелось узнать...

В конце недели в сводке криминальных новостей она случайно услышала информацию о  найденном  мужском трупе в автомобиле, оставленном при выезде из города. На экране показали крупного мужчину, лежащего на руле  "Жигулей".  Операторская камера дала крупный план справа, и Анна увидела знакомую куртку, кепку и ухо, сильно прижатое к голове.
В мозгу крутились недавно услышанные слова: «Собираю истории «в нужное время в нужном месте»... Как же так, Егор Ильич?! А говорили «про следующий раз»...












 
 
 


Рецензии
Прочла в два захода, с хорошей остановкой на том месте, где Анна рассуждает о себе как об учителе. Растить людей больших, сильных - это важно, но может быть, всё-таки важнее растить просто нормальных людей) Ей не за что испытывать неловкость.

Призадумалась над рассказом, Людмила, и могу сделать лишь своё предположение. Слежка, охрана, подстраховка - это должно быть в крови, в натуре. Знакомый Анны не похож на такого человека. Быть может, "рассказы, которые он собирает" - его светлое хобби, в противоположность напряжённому миру нападения и защиты.

Спасибо за рассказ. Он написан так, что любовь с самого начала не пришла в голову, вопреки эмоциям героини.
С уважением,

Кассандра Пражская   18.06.2019 14:04     Заявить о нарушении
Вам спасибо, Кассандра, за прочтение и за отзыв.
Это случай из жизни, который заставил помнить о себе двадцать лет.
С уважением,
ЛВ

Людмила Вятская   18.06.2019 17:51   Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.