МУСЯ прости меня

Дачный сезон свалился во вторую половину. Поспевала ягода. Приготовлением шедевров в виде варенья заниматься не стал. Обленился? Сомневаюсь. Был неурожай сливы. Варенье из других плодов интересовали мало, тем более в подвале в гараже еще несколько лет назад наваренное женой не очень качественное варенье стояло.
Болезнь суставов началась давно, после сорока. Сначала непродолжительными приступами: то заболят косточки одной стопы или заболит большой палец ноги, все это сопровождалось  распуханием болезненных мест и покраснением, бессонницей и тяжелыми мыслями; то другая стопа, или палец заболят. И как предчувствие, мелькала мысль: «а почему другие суставы в покое», или « слава Богу, что не обе стопы одновременно болят». Но оказалось все впереди.
В период созревания дачных ягод  радовался, что только кисть правой руки стала похожа на голову гуся. Поднимаешь руку от локтя или от плечевого сустава, а кисть остается в первоначальном положении и тень от нее похожа на голову крупной птицы на длинной шее, поднимешь безвольную кисть  левой рукой, а она снова падает. Хорошо, что правая кисть на сжатие могла немного работать и с обезболивающим лекарством, можно не торопясь собирать ягоду и в пакетах в морозильную камеру складывать. Этим и занимался. 
Любил иногда в зимние вечера набрать в пиалу красной или черной смородины и, пока она не оттаяла, съедать.  Но главное, научился готовить морс. Здесь уже все разнообразие ягод пригодится, где основой была черноплодная рябина, она понижает давление.
Именно изготавливать морс, а не варить.  Набираешь в небольшую кастрюлю ягоды, добавляешь сок и мякоть от лимона и пару ложек варенья или меда, ждешь, когда оттает ягода. Затем ставишь пятилитровую кастрюлю с фильтрованной водой на плиту, а до закипания колотушкой сминаешь ягоду до однородной массы. Кастрюлю с горячей кипяченой водой водружаешь на приготовленное для укрытия место, вываливаешь месиво из ягод в кипяток, перемешиваешь, закрываешь крышкой и большим махровым полотенцем и другими теплыми вещами. Почти сутки стоит и медленно остывает. Много готовить такого морса не желательно, максимум на четыре дня. В конце третьих суток морс начинает бродить, становится газированным, даже в холодильнике. Хотя от долгого хранения морс  только вкуснее становится, резче  и приятнее, но это уже искушение. 
В русских сказках без расшифровки в виде подсказки говорится о мертвой и живой воде. Мертвая вода – это лекарство на спирту в малых дозах. Например, корень женьшеня, пантокрин, лимонник, боярышник. 
Раис  Зиганшин работал на севере слесарем, жена фельдшером. Он рассказывал, как они у сестры жены во Владивостоке отдыхали. В шестидесятых годах прошлого века в то время, там дефицит с алкоголем был.
Гуляю, - говорит Зиганшин, - по центру города, смотрю у небольшого магазина очередь из мужиков, не за молоком же стоят, сам себе думаю, занял очередь, отстоял часа полтора. Оказывается, корень женьшеня, заспиртованный в бутылках, продавали, купил парочку.  Домой пришел, жена с сестрой, куда-то в гости усвистели. Потихонечку, помаленечку  уговорил одну, вторую начал. К вечеру сморило меня. Утром просыпаюсь, голова ясная, а встать не могу. Лежу   трухлявым поленом ни рукой пошевелить, ни ногой. Жена спрашивает, что случилось?  Признавайся, какой дряни налакался!
Показал ей  на бутылки с корнями, прочла и говорит: - Как врач тебе докладываю, парализовало тебя, все теперь на инвалидной коляске домой поедешь. И уехали они куда-то с сестрой опять. А я лежу перепуганный,  пить хочется, в туалет не мешало бы.  Вернулись гулёны к вечеру, жена подходит, спрашивает: -  Может воды и горшок принести? - Молчу, терплю.
- Ладно, - говорит она, - хватит сачковать, руки протяни.
Кое-как приподнял руки, она за них ухватилась, дернула меня, и я уже сижу на кровати. Ноги мне с кровати сняла,  я уже восседаю на краю кровати.
Приносит швабру, командует: -  Теперь по ней сам взбирайся.
Осторожно схватился за швабру, приподнялся, жена низ швабры отставила: - Шагай,   - говорит. Пошел испуганный, медленно, потом быстрее. Затем  швабру отставил и зашагал уверенно, побежал в туалет. Ожил, короче.
Живую воду в неограниченном количестве можно потреблять, только внушать себе надо, когда ее пьешь. С каждым глотком мысленно повторять надобно, что она живая.

В разгар сбора смородины она и появилась через  дыру в старом дощатом заборе   участка в углу от ворот. Этот проем закрывала раскидистая пятнадцатилетняя ель, которую в начале освоения участка небольшим отростком  выкопал в лесу и пересадил.
Она прошла до угла веранды, присела в монументальной грациозной позе, выпятив белую грудь, и стала наблюдать. Не знаю, каким чувством, шестым, наверное, осознал  и оглянулся. Был ступор, почти шок. Возле веранды, со стороны въезда на участок сидела гордая красивая рыжая колли. Не было никакого сомнения, что она чистокровной породы. Проявления кремового либо соломенного окраса, которые считаются браком у таких собак, отсутствовали.
Вышел из ступора, словно зомби, побрел в дом. Колли убежала под ель.
Набрал еды, вынес на улицу. С левой стороны от крыльца, между верандой и хоз.блоком раньше делал помойную яму, она оказалась рассадником зеленых мух. Зарыл. На это место выливал жидкие отходы из-под умывальника. А вот в помойное ведро умывальника всегда сбрасывал все, что относилось к биологическим отходам, вплоть до сухарей, куриных косточек, лимонных корок и картофельных очисток. Зеленых мух больше не появлялось, но биотходы на том месте регулярно инспектировались воронами, сороками, деревенскими котами, крысами и мышами. Там и оставил снедь, а сам вернулся в дом. Вышел на улицу через полчаса, продукты питания на месте их падения отсутствовали. Озадачило. Либо постоянные клиенты унесли еду, либо колли.

Однажды, перед приходом колли, какой-то низкорослый кобель приводил трех щенят. Заметил их, когда выходил из дома. Они копошились, возле моей импровизированной помойки. Увидев меня, щенки резво спрятались  под хоз.блок, а кобель убежал под ель. Впоследствии, показалось, что это были детки колли. Надеялся, что на следующий день колли вернется. Действительно в тоже время она пришла. Снова пошел в дом. Колли убежала под ель.  Набрал больше еды, вынес, положил, на прежнее место и стал ожидать на веранде. Пришла колли. Поразило то, как она аккуратно ест и немного. Остатки хлеба она взяла в зубы и не спеша удалилась с участка. Собрался, поехал в ближайший магазин, купил дешевой тушенки, паштета, перловки, черного и белого хлеба.  К назначенному собакой времени, намазал паштетом несколько кусков хлеба, сварил перловку.
Колли пришла не одна, а привела с собой пепельного окраса, добренького щенка. Это была девочка, изможденная и худая, ее тонкая шкура с гладкой шерсткой на ребрах лежала волнами, ребра запросто можно было пересчитать. Не деревня, концлагерь, Бухенвальд, Дахау. Вынес приготовленный хлеб и быстро вернулся на кухню, стал перловую кашу перемешивать с тушенкой и складывать в пластиковые емкости от квашеной капусты. Но пока готовил собаки ушли.
Кого из себя возомнили люди: хозяевами земли; богами на земле? Только те, кто превратно понимает слова из библии: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по  подобию Нашему…». Да, есть слово в библии, обращенное  к человеку: ВЛАДЫЧЕСТВУЙ.  Но не найдете слов: мори голодом сотворенных мною животных, трави их, убивай. Зато есть заповедь Бога: НЕ  УБИЙ!
И еще, для живодеров! Земля испытательный полигон Бога. Здесь он, через генетические коды людей, готовит «подобие НАШЕМУ». Не скоро это произойдет. Задача наша оберегать собственный генетический код, создавать ему будущее. Для этого строго соблюдать заповеди божьи, другие ЕГО  подсказки, изложенные в Библии. В противном случае иссохнет ветвь  на генеалогическом древе рода твоего, и ответ держать будешь не перед Богом, а перед предками своими. 
К следующему сеансу приготовился основательнее, и когда они пришли, вынес емкости с кашей, разделочную доску с нарезанным и намазанным паштетом хлебом.  Сам не ушел, сел на крыльце с хлебом. Кода они прикончили кашу, изможденный щеночек-девочка безбоязненно подбежала и ткнулась в ноги, стал кормить ее хлебом. Мать стояла в стороне,  в ее позе не чувствовалось напряжения, она мирно ожидала когда поест дочь. Кинул колли несколько кусочков хлеба с паштетом. Один она аккуратно съела, а когда дочь насытилась, остальные кусочки собрала и они ушли.
Стал  готовить кашу с тушенкой по-армейски. Рассчитывал, что трехлитровой кастрюли забористой каши хватит на два дня. Но ошибся. На следующий день колли пришла с тремя щенками: еще с одной девочкой, черной масти и сыном, белой масти с черными пятнами на спине. Кобелек был более упитанным, у него не торчали ребра, видимо у сестер отбирал и так скудную еду. Выживает сильнейший.
Отдал всю кашу и хлеб, а когда они ушли, поехал в соседний городок за продуктами. Советовался с продавцами, покупателями. Благодаря им  купил обрези от свиных туш, кости, дешевую крупу: пшеничную,  гречку, перловку, геркулес, морковку и семилитровую алюминиевую кастрюлю.
На следующее утро они плотно поели и щенки стали играть, гоняться друг за другом, хороший  знак. В это время собирал плоды черемухи для сушки на веранде. Колли поставила передние лапы на первую ступеньку крыльца и повернула голову в мою сторону, на веранде дверь была открыта. Снова почувствовал ее взгляд, она вроде бы спрашивала разрешение пройти на веранду.  Отрицательно покачал головой. Она отошла.
Возвращаясь с ягодой, от неожиданности присел на крыльце. Все пластиковые емкости из-под каши были разодраны в клочья. Ну да понятно, молодым надо точить растущие зубы и чистить их.
Сижу, размышляю: «Есть металлические коробки из-под печенья со всякой мелочью, можно перебрать и освободить; есть два плафона в виде корыта из толстого стекла, где лежат старые гвозди; древняя алюминиевая  кастрюлька с ручкой. Короче выкрутимся».
В это время колли собрала к себе детей, они прошли между забором и хоз.блоком, обогнули здание и с торца полезли под него. Даже мать, легла на правый бок, опираясь и отталкиваясь лапами о землю,  проникла под здание. Где-то со стороны забора вылезли, снова обогнули здание и легли греться на солнышке. Вообще колли учила детей находить комфортные места на участке в зависимости от ветра, солнца, времени суток, температуры. Утром она ложилась возле фундамента веранды, детки собирались подле нее, днем перемещались под навес, где стояла машина, или к березам у пруда. Так и должно быть.
Понял, подробное изучение колли территории вокруг хоз.блока и под ним, комфортные места на участке и даже попытку пройти на веранду, являются определением среды обитания ее семьи на участке на постоянной основе. Она была очень терпелива и корректна. Но как же они будут здесь зимовать. Дача не зимний вариант. Имеется небольшой водяной котелок, проведена отопительная система из кухни в комнату, заряженная антифризом. В доме нет туалета, душевой, не отапливается коридор, проем на второй этаж открыт, второй этаж  не оборудован отоплением. Пока плюсовая температура можно худо, бедно существовать, а дальше будут большие проблемы.
После встречи с изможденной голодом семьи собак, первым желанием было постараться откормить их, чтобы до зимы у них образовался хороший жировой прослоек. Занимался этим. Были времена, когда они начали отказываться от черного хлеба, от белого, а потом с белого - слизывать только паштет. Были моменты, когда они объедались и срыгивали, но это издержки, лучше пере.., чем не до…
Мать щенят к еде относилась очень бережно, ела мало, а если была сыта, то все равно брала аккуратно белый  хлеб с паштетом и уходила. Проследил за ней. Она хлеб  закапывала под  фруктовыми деревьями, а кости уносила на соседний заброшенный участок и прятала под вагончик.  Опыт голодного существования поразителен.
По утрам колли уводила своих детей, они отсутствовали пару часов. Предположил, что мать водила их по «хлебным» местам: по помойкам дачников; на деревенское кладбище. Иногда, особенно по выходным, приходили вполне сытыми и, только из уважения, съедали немного каши.
Ближе к холодам щемило сердце от тревоги за собак, болела кисть руки. Превозмогая боли, стал строить импровизированную конуру.
Хоз.блок стоял одним остовом из закрытой части, где находилась летняя кухня и помещение для хранения инструментов; полуоткрытой продуваемой  части под навесом, где сооружен  ящик для угля и   площадка, с дощатым полом, на котором лежали вещи почти ненужные, а выбросить жалко. Замыкала эту конструкцию с отдельным входом душевая кабина. Прихожая  и торец душевой кабины были увиты диким виноградом.
С торца, прямо между ветвями дикого винограда стояла приставная лестница, для осмотра бака душевой. В низу между стеной и лестницей соорудил конуру из подсобного материала, вход закрыл старыми рабочими брюками.
Приучал щенков безбоязненно залазить в конуру. Колли внимательно наблюдала за этим. Брал миску с кусочками хлеба, обмазанного паштетом, приходил к конуре. Щенки одни редко прибегали, если только доверчивая пепельная девочка. Остальных, обычно приводила мать. В открытый проем конуры кидал несколько кусочков хлеба, сам отходил. Только Пепелка (так называл ее) бесстрашно заскакивала и съедала хлеб. Иногда могла забежать в конуру Чернушка, при условии  отсутствия у конуры человека. Белый и Рыжуха туда носа не совали.

Про Рыжуху отдельный разговор. Она появилась на участке после двух или трех недель пребывания семьи колли. Ровесница щенков, не просто худая, ее  шатало от истощения, глаза были безумные, завидев хозяина  участка, моментально исчезала под хоз.блоком. Колли неприветливо приняла ее, даже пыталась  прогнать, но она, как и от хозяина,  пряталась под хоз.блок. Первое время приходилось хлеб, обмазанный маслом и паштетом, кидать под здание. Такое кормление продолжалось с неделю, потом Рыжуха, постепенно подружилась со своими ровесниками, но когда вся семья ела, она не приближалась. Приходилось в отдельной посуде относить еду на край участка и, на приличном расстоянии, охранять, чтобы другие щенки не отобрали у нее кашу, или кости, особенно от кобелька Белого.
Колли смирилась с присутствием Рыжухи, приняла ее в свою семью. Сама Рыжуха боялась только одного: ЧЕЛОВЕКА. Не доверяла даже тем, которые кормили ее, панически боялась.
Вспомнил момент в конце августа, на какую-то из соседних дач, нагрянула молодежь оторваться. Музыка до небес и по всей округе, радостные крики, девичий визг, запах дыма и шашлыка. Предполагал, что именно в этот момент маленький ласковый рыженький щенок приблизился к веселой молодежи. Поймали, затискали, обласкали, накормили и закрыли в помещении, чтобы не убежал. На следующий день продолжили празднество и со щенком играли, кормили и снова закрыли. А когда уезжали, забыли. И только, после приезда взрослых, был выпущен на волю щенок. Сколько Рыжуха просидела в заточении без воды и пищи? Только вот та радостная молодежь, да и сама Рыжуха знают. На всю жизнь ей хватило бояться людей, в том числе и тех, с чьих рук она принимала пищу.

Время шло своим чередом: секунда, минута, час, сутки, неделя. В середине октября возникли вопросы по машине. Пришло время для оформления  диагностической карты, заключения  договора ОСАГО, смены резины на зимнюю, замены масла. За сутки не управиться, надвое суток минимум придется оставить своих друзей. Стал готовиться. Набил два пакета нарезанными кусками белого и черного хлебом. Сварил наваристую кашу, разложил по емкостям и оставил на веранде.
Рано утром вынес посуду с кашей на улицу, один пакет с хлебом сунул под хоз.блок, второй под ель. Выехал с тяжелым сердцем, сразу оставлять надвое суток? Мысль гнал из себя, что в ноябре вообще придется уехать до весны.  За первый день решил почти все вопросы, кроме смены масла. Подумал так: «машина хорошая, понятливая, пару недель потерпит». 
Рано утром вернулся на дачу. Уже светало. Открывая створки ворот, заметил, что перед калиткой стоит пятилитровая пластиковая бутыль с водой. Странно. Начал внимательнее осматриваться, увидел несколько емкостей для пищи и на земле немного  подушечек сухого корма. Загадка. Готовил кашу для собак и думал: «Неужели  объявились добровольные помощники для кормления собак»? Все разрешилось во вторую половину дня.

Ближе  к вечеру пришли три пожилых женщины. Руководила Ирина. У  нее продовольственные точки и кафе в Москве. У ее мужа фирма в сфере газификации.     С Ириной пришли: староста деревни Вера и простая пенсионерка Надя. Познакомились.
Ирина рассказала о судьбе Колли. Оказывается на соседней даче жил одноногий старик и у него со щенячьего возраста проживала собака по имени Муха. Этого старика переселил на дачу сын. Видите ли, оболтус внук, обучаясь в колледже, рано женился. Деда из личной однокомнатной квартиры, выслали на дачу. Сын, газ провел в дом и плиту газовую поставил, а на отопление денег не хватило. Поэтому разогревал отца горячительными напитками, в выходные привозил пакет водки.  В последние годы, по рассказам Ирины, дед вообще из дома не выходил, даже по нужде и собаку не выпускал. Ирина  покупала старику продукты и сменную одежду. Но приезжал сын и новую одежду, вплоть до нательного белья, забирал. Дед умер, сын отца похоронил на деревенском кладбище, а собаку выгнал на улицу,  дом закрыл.

Не нравилась  кличка Муха. Сериалы штурмуют телевидение про Муху, овчарку, кобеля Мухтара. А кличка Муха для рыжей собаки женского пола ассоциируется с рыжей навозной мухой, которых около пятисот видов и многие из них предпочитают откладывать личинки в свежие коровьи навозные лепешки, бр… 
Стал Колли называть Мусей. Но, кажется, ей было абсолютно все равно, как ее кличут. Когда Муся была в расслабленном состоянии, она окликалась, хоть горшком назови. А вот если она в напряжении, услышав звук приближающейся машины, зови ее кличкой детства или горшком, рванет под ель, выскочит на дорогу, облает машину и с чувством исполненного долга, вернется на территорию. Так она понимала свою службу и приучала своих детей к такому ритуалу.
Вообще Муся любила ритуалы. Если уезжал в магазин и через непродолжительное время возвращался, она встречала на улице, потом повизгивая и радостно гавкая, бежала впереди машины. А когда выходил из машины, чтобы открыть ворота, она стремилась встать на задние лапы, а передние положить на грудь, верх доверия и любви. Говорил ей, перехватывая передние лапы: - Мусенька у тебя же вся обувь в грязи, ты испачкаешь мне одежду, а стирать мне негде. Она вроде бы понимала, но каждое возвращение ритуал свой повторяла. Или завтраки! Кормил их, как правило, в 10-00. Ближе к назначенному времени, она собирала свою стаю возле веранды, они располагались кому, где нравится, и тихо скромно ожидали выноса посуды с едой.
Еще она была очень чистоплотной. По утрам купалась либо в пруду около домика бабы Веры, либо бегала на речку. Пробовала и в местном пруду, который находился на краю двух участков, основного, где проживали собаки, и заброшенного участка слева. На необработанном участке слева, находился вагончик и по периметру установлены металлические столбики. Раньше пруд являлся искусственным водоемом для водопоя коров. Со временем пруд зарос ивняком и к середине лета пересыхал. Весной Муся пробовала в нем искупаться, но застряла в иле и чуть не утонула. Выбраться ей,  помогали собственные дети. Больше таких попыток она не делала.

Все складывалось наилучшим образом. Когда сказал Ирине, что вынужден, буду покинуть дачу в начале ноября до весны и смогу приезжать только максимум раз в неделю. Она, как показалось, даже обрадовалась. Замахала руками: - Главное мы очень рады, что Муха нашлась живая, да еще с детками. Не беспокойся, мы их не оставим в беде. У нас живет семья сына моей подруги с  Украины, Женя его зовут, он работает в фирме моего мужа и у него достаточно времени, приехать и покормить собак.
- Может денег оставить?
Ирина снова замахала руками: - Какие деньги! У меня же кафе в Москве, там предостаточно продуктовых отходов…
Отлегло от сердца. В начале ноября уехал домой, скучал, через неделю вернулся. Готовил  еду для собак, выставил кастрюлю на веранду, что бы быстрее остыла. Собаки сгрудились возле крыльца. Может тоже скучали?
Команда была не вся. Не было первого щенка, пришедшего на участок, девочки Пепелки. Позвонил Ирине,  справился о щенке. Она рассказала, что видели ее деревенские, она сидела на обочине дороги на выезде из деревни, встречала и провожала машины. Мимо проезжал внедорожник, вильнул и задавил щенка. Вышел водитель внедорожника, взял раздавленное тельце щенка за задние лапы и выкинул за обочину дороги и спокойно уехал. Трудно назвать такое существо человеком. Оно не понимает, что самым великим искусителем  является Бог. Это Он на своем испытательном полигоне проверяет, как созревают души человеческие, чисты ли они,  помыслы их праведные ли? Один великий пророк сказал: «Даже мысли не допускай». Имеется в  виду любой, особенно  поганой мысли по отношению к другому человеку. Считываются  мысли рожденные в мозгах людей, либо  контролируются, присланные извне.
Рождались, или получал извне подобные мысли, но всегда напрягался, резко мотал головой, изгоняя их, становилось легче, и спокойнее. Все реже стали посещать такие мысли, а потом вообще прекратились. Не перспективный.
Те, кто воспринимает подобные мысли, подчиняется им,  «виляет». Для них это и есть искушение. Впавшие в искушение, ждите испытания. Когда наступят испытания, не удивляйтесь, ищите причину в себе. Существ, не выдержавших испытание, неотвратимо ждет наказание.

Первое время приезжал раз в неделю, готовил еду собакам, общался с Женей, расспрашивал его о работе, жизни в Украине. Хороший парень, но собак недолюбливал, молодой еще.
В начале декабря, сделав все дела на участке, собрался уезжать. Но на встречу шла размашистыми шагами пожилая женщина, замотанная в какое-то старое пальто, повязанное обычной бельевой веревкой. Она махала рукой и восклицала: «Подождите, подождите». Подождал. Познакомились, разговорились. Варвара Ивановна, вместе с мужем проживала, в усадьбе, напротив, по одной стороне. Между нашими усадьбами находился разрушенный остов коровника и два неразработанных участка.
Варвара Ивановна стала быстро говорить взахлеб и за несколько минут высказала море информации для размышления. Оказывается, она была знакома с Мусей и  они с мужем хотели  бы принять участия в судьбе собак.
Возражения о том, что за собаками уже ухаживают, присматривают Ирина и ее люди, положительной реакции от Варвары  Ивановны получено не было. Она насупилась и произнесла: - Иринин Женя кормит собак не каждый день и очень плохо к ним относится, иногда даже пинает их. А мы им  под вашим навесом оборудуем спальные места, и каждый день будем приносить по ведру еды. Тут же согласился: - Здорово! Только время кормления согласуйте с Ириной, чтобы  два ведра с едой одновременно не приносить. Обменялись номерами телефонов. Показал калитку справа от ворот, объяснил, что она зафиксирована только куском провода, скрученного в кольцо, и пообещал возле калитки зачистить снег. Заглушил машину, вернулся за инструментом. Через двадцать минут, калитка свободно открывалась. С легким сердцем вернулся домой.
В конце декабря приезжал еще один раз. Познакомился с Ефимом, мужем. Варвары Ивановны, поговорили. Практически говорил он один. Служил в КГБ во внешней разведке, пенсионер, любит собак, всю жизнь их держит, в последнее время их было пятеро, осталось только две и то один кобель уже очень старый. Лишняя информация, но слушал, кивал головой, все ради собак.
В новом году решил устроить каникулы и приехать после «старого» нового года. Не повезло. В середине первой декады января позвонила Варвара Ивановна  и сообщила, что Муся пропала.   
Позвонил Ирине, договорился, что бы  на следующий день подъехал Женя, помог в поисках Муси.   Действительно на участке Муси не было. Правда, ее  дети беспокойство, по поводу отсутствия матери, не проявляли.     Приготовил еду, пока каша остывала на веранде, подъехал Женя на снегоходе.  Он по округе проехал,  Мусиных следов не обнаружил.
- Значит, она прячется где-то рядом, - сказал Женя.
Он обошел вокруг дома, с торца хоз.блока, заглянул под здание.
- Так вот же она, - Женя указал рукой под здание, - со щенками лежит.
Пришлось складываться у торца хоз.блока. Тут же возникло две проблемы: как аккуратно лечь на снег, а потом подняться. Сгруппировался, встал на колени, прилег, повернувшись на правый бок, посмотрел под здание, немного покряхтел, перевернулся на живот, приподнялся вначале на колени, потом руками оттолкнулся, встал. Да, Муся в мерзлой  глине вырыла углубление, сделала лежбище и возле нее копошились слепые щенки.
Женя, со знанием дела сказал: - Теперь, пока щенки не прозреют, она не выйдет из-под сарая.
- Согласен.
Накормил кашей остальных собак, нарезал белого и черного хлеба, накидал под здание поближе к лежбищу Муси. Уехал.

  В следующее посещение дачи увидел, что у  Муси воспалена одна молочная железа, при ходьбе она причиняла ей боль. Знал о том, что Варвара и Ирина забрали себе щенят и организовали раздачу остальных щенков. Варвара Ивановна с Ефимом забрали четырех девочек, выделили им комнату на втором этаже. Самого красивого, пепельного кобелька взяла Ирина. Двух кобельков, по настоятельной рекомендации Ирины, забрали соседи. От последнего помета остался один болезненный кобелек, которым  стал заниматься Ефим и дал ему имя Умка. Он ставил ему уколы; отдельно от других кормил сырым говяжьим мясом, или фаршем, печеночной колбасой. Поднял. Правда, потом все время хвастался этим. Не знал, видимо слова, сказанные великим пророком: «Делай добро тайно, воздастся явно».
Приготовил еду, остудил ее на веранде, выставил в мисках собакам, сел на крыльцо. Муся не ела, она ложилась напротив, приподнимала заднюю лапу, обнажая опухшую молочную железу. Появилась успокаивающая коварная мысль: «Щенков разобрали, а одному щенку  молока слишком много, поэтому оно перегорает, скорее всего, рассосется постепенно.  После кормления щенков убрал посуду, собрался и поехал домой.
У въезда в усадьбу Ефим и Варвара Ивановна убирали снег. Подъехал, остановился, вышел, поздоровались, поговорили. Пока разговаривали медленно, видимо каждый шаг причинял боль, подошла Муся. Показал на воспаленную железу. Ефим сразу все понял и скомандовал: - Варвара! Возьми ключи от машины, мои документы, поводок, намордник, сама переоденься, поедим к ветеринарам.
Извинился , заспешил к машине. Ефим махнул рукой: - Поезжай.
Позже узнал, что у Муси произошел застой молока в железах из-за раннего отъема щенков. Три раза, ей делали новокаиновую блокаду, и все разрешилось благополучно.
 
В середине марта пригласил хирурга-ветеринара, для этого перегородил черной пленкой веранду, поставил калорифер, освободил самодельный  длинный стол от скатерти и вещей, накрыл пленкой. Собак не кормил. Нужно было стерилизовать Мусю, Чернушку и Рыжуху. Но молодые собаки, завидев вет.персонал в количестве трех человек, кинулись в рассыпную: Чернушка сбежала неведомо куда; Белый и Умка спрятались в импровизированной конуре под навесом; Рыжуха, видимо была очень голодной, поэтому настороженно сидела в отдалении от крыльца. Однако, завидев вышедшего на крыльцо врача с трубкой, стреканула так, что лапы засверкали. Вот, только Муся безропотно ожидала своей участи. В комнате встал перед Мусей  на колени, обнял ее за шею. Врач поставил ей укол седативного средства, для обездвижения. Прошло несколько минут, укол  подействовал. Перенесли Мусю на веранду, уложили на столе в переносное приспособление для проведения операций.  Хозяина турнули из операционной. Операция длилась медленно и долго. Ходил по участку, но молодежь шкурой чувствовала опасность. Чернушка вообще пришла на следующий день.
Муся тяжело отходила от наркоза. Пила воду, ее выворачивало,  ложилась, вставала, пила воду, срыгивала водой. Топил водяной котелок, в комнате становилось тепло. Топил котел до четырех утра. Сломался, уснул, проснулся ближе к восьми, разогрел кашу. Вынес еду щенкам.  Все были на месте. Прибрался в комнате, нагрел воды и помыл пол. Выпустил Мусю. Она шла медленно, ее слегка пошатывало. Проводил ее под навес. Не мог избавиться от ощущения, что Муся понимала (осознавала), все манипуляции с ее организмом.  Жалко было безмерно.
С другой стороны был ли  выбор?  Одно из двух, либо решать проблему с раздачей зрячих щенков по восемь штук за помет, или их убийства, либо стерилизовать Мусю. Она по человеческим меркам была уже мать – героиня, живых, растущих, веселых, радостных, у нее уже одиннадцать детей находилось в миру.
Так успокаивал щемящее сердце, но все равно уезжал с тяжелым грузом в груди. Вернулся через неделю. В поведении Муси не заметил ярких отличий, вот только к своим деткам она стала относиться нежнее, ласковее, с сюсюканьем и облизыванием. Женщины могли бы позавидовать.

В апреле встретился с Варварой Ивановной и Ефимом. Сообщил им, что в конце месяца вернусь на весь сезон, а сейчас буду готовиться. Переехал с пятьюдесятью литрами домашней воды, большим количеством долгосрочных продуктов, электроинструментами. Первое время приходилось вечерами топить котелок, но не долго.
Как же радовалась Муся постоянному пребыванию хозяина участка. В народе говорят: «воспряла духом». Ей не надо было приспосабливаться  к другим людям. Оценил ее преданность, выделил всё внутреннее  пространство дома. Неустанно повторял, что она полноправная хозяйка дома и участка. В спальне, оборудовал ей лежбище на тахте, покрытое покрывалом, поверх положил кожаную куртку и подушку из ватина. Муся вела себя подобающе. Она выбирала себе удобные места. Могла днем подняться на второй этаж и до одури валяться на кроватях, могла в спальне забраться на кровать хозяина и лечь поперек. Подходил, разводил руками и с укором спрашивал: - А мне куда лечь и отдохнуть? - Муха делала вид, что не понимает. Тогда ложился с краю и, извиваясь всем телом, вытеснял Мусю к стене. Она замирала, лежала в таких стесненных условиях некоторое время, потом вставала, осторожно перешагивала через  хозяина и ложилась либо на палас, либо на свою тахту.  Видимо не могла понять. Ее первый хозяин, из-за отсутствия полноценной системы  отопления, брал  к себе в кровать и ее шубой, вывернутым шерстью наверх, согревался.
Трудно объяснить Муси, что не привык к тесноте, всегда стремился обеспечивать себе возможные по условиям комфортные  условия самостоятельно.  Время покажет.

Начинались сельскохозяйственные работы, Граблями  собрал весь мусор с участка, Вывез на тачке за территорию в яму, куда ранее с коровника сливали жидкие отходы. Культиватором обработал места, где планировал посадить картофель, лук-севок, укроп. Прекратил выращивать другие овощи. Проблема стала с прополкой, если голову опускал ниже пятой точки, она начинала кружиться, зараза!
Почти каждый вечер с ведром еды приходили Варвара Ивановна и Ефим. Сидели на крыльце, разговаривали. Ефим, указывая на навес между хоз.блоком и душем, стал говорить, что построит псарню для собак, только надо, убрать весь хлам, закрыть все открытые части, чтобы внутри ветер не гулял. Ходили, смотрели, как рациональнее такие работы провести.
Еще Ефим рассказал, как спасали дети мать. Муся хотела искупаться в пруду, но застряла в иле и ее оттуда вытаскивали щенки. Рассказывал подробно, словно видел. Тогда  почему не помог?   
Немного наискосок на другой стороне дороги строился двухэтажный дом из бруса. Во второй половине лета, строительство закончилось, строители попытались древесные отходы сжечь. Ефим с руководителем работ договорился, и мы втроем перенесли все отходы на участок.   Основную часть материалов свалили прямо у входа. Укрыл пленкой, зафиксировал ее.
В последующие дни длинной вагонкой зашил низ забора, напротив дороги. Теперь, чтобы облаять, проезжающие мимо машины, собакам приходилось мчаться в противоположную сторону и на углу, проскакивать под черемухой. Короче, машины уезжали на  приличное расстояние от участка. Надеялся, что собакам, такая беготня скоро надоест.
Первым сдался Белый. Он был крупной дворнягой, но флегматичным, ленивым увальнем.  Когда  Муся начинала лаять на подъезжающую к участку машину, потом мчаться к черемухе и все детки с лаем кидались за ней, Белый, для виду пару раз  гавкал, потом делал несколько прыжков в сторону черемухи и медленно возвращался под навес, где стояла машина.
Каждое утро Муся с детьми совершала променад, по ее придуманному маршруту. Белый участвовал редко, он лежа медитировал на солнышке, либо в тени, в зависимости от погоды и оставался на хозяйстве. Причиной такого поведения явилось неудачное участие в свадебном ритуале Рыжухи. Повредил ему сустав передней лапы один из участников свадьбы, его отец, черный, матерый пес, живущий в усадьбе Ирины.
Евгений, проживающий у Ирины, рассказывал, что когда он насыпал еду в миску Черного, тот немного съедал и ложился подле миски, в ожидании прихода своей любимой. Муся приходила без детей и съедала остатки.

Резкой, самостоятельной, независимой, свободной выросла Чернушка. Ее отличие от других являлось то, что она умела улыбаться и делала это даже по просьбе. Ей говорили: «улыбнись» и она показывала свои мелкие белоснежные, острые зубки. Сразу пропадало желание погладить ее, возникало чувство опасности, что эти зубки вопьются в плоть руки.
Рыжуха, повзрослев, не избавилась от фобии страха перед людьми. Она была наблюдательной. Видела, что Муся, Белый, Умка вились вокруг кормящих их, своими движениями показывали радость, терлись об их ноги, или поднимались на задние лапы, а передние стремились положить человеку на грудь. Рыжухе хотелось провести подобные манипуляции, но если человек прикасался к ней и пытался погладить ее, она в панике, с животным страхом отскакивала и убегала за участок.
Умка рос добрым, ласковым, дурашливым щенком. Был похож на старшего брата Белого, только черные пятна  на теле его находились в других местах и меньше по размеру. Он старался задружиться со старшим братом, навязать ему жесткую игру. Белый неуклюже выворачивался, убирал свою пораненную левую переднюю лапу, а когда младший брат доставал его, он просто заваливал своей массой, прижимал к земле и недовольно рычал. 
Тогда Умка сдружился с Рыжухой. Они вытаскивали из-под навеса постельную утварь, раздирали ее на лоскутки, точили и чистили зубы. Варвара Ивановна благосклонно относилась к таким забавам: - У меня много тряпья, пусть дерут, - говорила она.
Удивительно было другое. Все Муськины дети являлись разномастными дворнягами. Ни один из щенков хотя бы слегка, отдаленно походил на мать. Форма пасти, рост, окрас туловища, глаза, форма ушей,  ум, стать все не в пользу детей. Муся любила своих деток безмерно такими, какие они есть. После еды, лежала возле своих деток, умилялась их дурашливым играм. Наверное, гордилась, что ее детки сытые, гладкие, добрые и ласковые.

Ефим заболел, на второй недели болезни мужа предупредил Варвару Ивановну, что приступаю к сооружению под навесом зимних помещений для собак.   Варвара Ивановна приняла информацию к сведению. На следующий день за несколько ходок она принесла две емкости с ржавыми, гнутыми гвоздями, треть ведра зеленой масляной краски, рулон пергамина  и листы пенопласта.
Именного этого не хватало, поблагодарил и приступил к работе. Вдоль прихожей и душевой кабины под навесом сделал разметку двух помещений для собак; для девочек и мальчиков. Нанес в два слоя зеленой краски на доски пола, соорудил из брусков каркас. Утеплил пол пенопластом, предварительно закрыв его пергамином, зашил досками,  То же самое сделал со стенами. Верх помещений, накрыл отдельно сделанными съемными утепленными крышками.
Работал несколько дней. Муся наблюдала за работой с крыльца дома. Иногда заходила под навес и ложилась на пол будущих помещений. Инспектировала, проверяла входы, объем будущего общежития, недовольства не показывала. Каждый вечер с едой для собак приходила Варвара Ивановна, осматривала  ход строительства.
Закончив работы по созданию собачьей общаги, съездил в город, купил два прозрачных листа поликарбоната 6х2,1м.  Между ограждением навеса и забором освободил проход  от хлама и мусора, занес стремянку и протащил цельный лист поликарбоната. Расстояние между зданием и забором было минимальным. Стремянку невозможно раскрыть, можно только прислонить к стене  хоз.блока, душевой, к вертикальным стойкам из бруса, поддерживающих поперечную балку крыши, или к забору. Чтобы одному поднять и закрепить лист поликарбоната, для изоляции тыльной стороны навеса, потребовалось не менее ста подъемов на стремянку и спусков, вымотался в хлам, но сделал. Лицевую часть навеса изолировать мерными кусками поликарбоната дело плевое. Оставил только место для дверного проема.

Выздоровел Ефим, пришел с Варварой Ивановной, проинспектировал псарню. Спросил его: - Может дверь поставить?
- Нет не надо! Мы проем завесим одеялом. А вот вдоль тыльного ограждения навеса я сделаю еще одну конуру. Только ты ограждение утепли.
Снова пустил в ход остатки пергамина, пенопласта и обрезки досок.
Пока ездил домой за водой, продуктами и финансами, Ефим слепил конуру, но дюже непрофессионально. Не утеплял пол, бруски каркаса крепил на длинные шурупы, а утеплитель и куски плюша, бархата с внутренней стороны крепил степлером. Перекрытие конуры  не делал вообще: набросал досок, а поверх их тряпки. Получилась весенне-летне-осенняя конура. Собакам по барабану, лишь бы было хорошее укрытие, но в сильные морозы они прятались в помещения вдоль душевой.
Лето и начало осени протекали в работах по хозяйству: прополки лука и картофеля; сбору ягоды и перевозки ее домой; покосу травы.
Раньше, скошенную траву сразу свозил в приямок на конце  участка, лет десять трава там гнила, прела, здесь  находился «Эдом» для красных дождевых червей. В этот раз, траву стал сушить, после покоса, рыхлить и готовое сено укладывать на деревянный каркас, выстроенный буквой «Г» на приямке, куда годами свозил свежую траву. К зиме получилось теплое убежище для собак. В этом шалаше прятались и отдыхали те, кто любил  одиночество.  С первым снегом один вход заткнул старой теплой ватной  курткой.
В одну из длительных отлучек, Чернушка завела себе приятеля и с ним вернулась. Мелковатый кобелек оказался, гладкошерстным, но с мощными мышцами и почти с бульдожьей мордой.  Окрас белый с редкой разбросанной почти равномерно по всему телу черной шерстью. Голова  вся покрыта  мелкой черной шерстью. Явно в его родословной принимал участие бостон-терьер. Вынужден поставить его  на довольствие.
Кобель быстро освоился в Мусиной стае, даже пытался захватить  власть. Пресёк на корню. У крыльца положил длинный прут. При  проявлении наглости пса или унижения местных собак, гонял его по всему двору, пока он не забирался под хоз.блок.  Но уходить с хлебного места пес не планировал. Объяснял ему, что Муся вожак стаи по родственному признаку, всем собакам мать. Более того, она полноправная хозяйка усадьбы, будешь покушаться на ее права, пожалеешь. Вел его за участок, показывал остов кирпичного коровника и объяснял, что если не угомонится, будет привязан  здесь и останется умирать голодной смертью. Гонял прутом, объяснял, не позволял покушаться на еду других. Постепенно  привык, смирился, подружился с молодежью, играл с ними, к Мусе относился почтительно и уважительно. Понравился пес Варваре Ивановне, и Ефиму.  Ефим, дал псу кличку «РИФ», заверил, что он на нее откликается. Пес был умным, способным, понятливым, быстро привык к кличке. Правда, при встрече с незнакомыми людьми, подбегал к ним, обнюхивал. Видимо искал прежнего хозяина.

Гораздо позже узнал о судьбе Рифа. Оказывается, в соседнем поселении длительное время армянин снимал дом с собакой породы хаски. Однажды, по недосмотру, или специально выпустил собаку за ворота. Хаски свободолюбивые собаки, признающие хозяина, как партнера, а не владыку.  Первый же выход ее на свободу закончился трагически. На проезжей  части она была задавлена машиной. Тогда армянин привез щенка, будущего Рифа. Прожил еще  шесть или семь лет и покинул поселение, оставив собаку во дворе. Хозяева дома, почему то долго не приезжали. И сосед, рассказчик истории о Рифе,  подкармливал его. Дальше только догадки: либо сосед помог Рифу выбраться из заточения, либо он сам нашел выход. Когда Риф пришел с Чернушкой на участок, был вполне упитанным и гладким.

На завершающем этапе дачного сезона, на участке стал появляться большой беспородный гладкошерстный рыжий, почти кирпичного цвета, мосластый пес с ошейником.  Неоднократно встречал его, проезжая автобусную остановку соседнего селения. Он смирно сидел на бетонной плите автобусной остановки, явно, кого то ожидая. Узнал от продавщицы мясного отдела магазина, что она подкармливает брошенного пса. Еды  ему не хватало, поэтому постоянно находился в поисках. Приняли участие в его судьбе. Утром подкармливал его, вечером кормила Варвара Ивановна и Ефим. Но кобель быстро освоился, стал претендовать на должность вожака Мусиной стаи, повторять действия Рифа.
Вынужден был отгонять не прошеного гостя от участка. Когда находился в доме, рыжий кобель прокрадывался в псарню, оборудованную под навесом, а проход в нее уже был закрыт плотным покрывалом, «строил» там  Мусиных сыновей, наводил свои порядки. При появлении хозяина на крыльце, выскакивал из псарни и убегал с участка.
Вынужден был вспомнить детство и сделать рогатку, на дороге набрать пакет камешек. Добежать до псарни не успевал, но обстрелы из рогатки подействовали, изгнал наглого кобеля. Хотя каждое утро оставлял миску собачьей еды за участком, возле шалаша.
Муся благосклонно приняла присутствие рыжего кобеля. Более того, разыграла брачный ритуал и ушла с ним почти на сутки. Вернулась одна. Не выказывала никакого беспокойства, только еще больше тепла и внимания стала уделять детям.

Вечерами Ефим стал рассказывать о достоинствах кварцевых обогревателей, их эффективность, надежность и минимальное потребление электроэнергии. Ефим съездил  в Москву, приобрел две установки и опробовал в комнате Варвары Ивановны. В деревне многие дома газифицированы, но Ефим не доверял общей системе газификации, боялся утечки и взрыва газа. Вообще жил в круговой обороне. Топил печь, для нее на зиму закупал КАМАЗ березовых поленьев. На летний период, для приготовления пищи, на станции заполнял газом баллоны. Он существовал среди врагов. У него в деревне не было даже просто приятелей. Все были плохими, врагами.

У бабы Веры, живущей в маленьком деревенском домике на въезде в деревню, в один день были убиты 21 курица и два петуха. Соседи Ефима, живущие неподалеку от его усадьбы, полковник милиции в отставке Евгений и его жена, бывшая криминалист, уговорили бабу Веру написать заявление в полицию. Посоветовали в заявлении указать про убегающую собаку.  Такое заявление они сами отвезли в районный отдел полиции. Из полиции приехал дознаватель капитан ДПС. Он пообщался с бабой Верой, посадил ее в машину и привез к воротам участка, где проживали Муся со своими детками. Евгений и его жена тоже подошли к воротам. Пришли Варвара Ивановна и Ефим.  Начались разборки. Дознаватель попросился осмотреть двор. Разрешил. Зашли на участок. Муся с детками отбежали ближе к черемухе, легли и внимательно смотрели на нас.
- Баба Вера говорила про большую черную собаку, посмотри. - Показал рукой  на смирно лежащих собак, - черной масти одна мелкая Чернушка, пусть посмотрит баба Вера, похожа она на большую страшную черную  собаку?
Капитан пригласил хозяйку погибших кур. Она замахала руками: - Ну, о чем вы говорите, конечно, это не та собака.
Вернулись к машине.  Евгений стал высказывать предположение, что на кур могла напасть  рыжая собака, Муся. Ефим приблизился к нему и негромко прорычал: - Заткнись жид порхатый!
Удивился такой реакции Ефима, а Евгений испугался, отступил к жене и они быстро ушли. Сели с капитаном в машину для составления протокола, спросил его: - Собаку держишь? - Он утвердительно кивнул
- Можешь представить, что бы сытая собака проникла через забор в курятник и, без шума, гама и кудахтанья, задрала больше двадцати кур?
Дознаватель удивился, отложил ручку и спросил: - Тогда, кто мог столько убить птиц?
- Первое, что нужно сделать, это взять несколько убитых птиц на экспертизу и по характеру их ранений, предположить, кто… Может  неуловимая чупакабра, ласка, или хорек. Два первых зверя любители выпивать кровь у жертвы, проверь.  Дознаватель почесал затылок: - Извини, но протокол я обязан написать.
Разрешил. Подписал протокол, с комментариями: - Немного отредактируй, классный рассказ получится.
Больше дознавателей, бабу Веру, Евгения с женой возле своего участка не встречал. Гораздо позже спросил Ефима, зачем он так оскорбительно обозвал Евгения. Ефим задумался и, как то неуверенно проронил: - Я к нему пришел с фляжкой водки и предложил выпить, а он отказался.
Подумал. От такого предложения, пожалуй, тоже бы отказался.

Варвара Ивановна принесла вырезку из газеты о достоинствах кварцевого обогревателя ТеплЭко и рассказала, как тепло в комнате.  Она напрямую намекала, что нужно зимовать с собаками. Сложно это было. Удобства на улице. Зимой негде будет помыться. Но только казалось, что самим созданная ситуация явилась тупиковой. Собак без личного присмотра оставить не мог. Съездил домой, заказал две установки ТеплЭко, с доставкой на дом. Уехал, позвонил, дочери и попросил в определенный день получить заказ и оплатить. Деньги оставил на столе.
Через неделю приехал забрал установки, из гаража биотуалет, набрал домашней воды в канистры, более пятидесяти литров, собрал зимнюю рыбацкую амуницию, все привез на дачу и стал готовиться зимовке.  Одну установку прикрепил к стене, вторую – на напольной подставке установил напротив кровати.
С улицы перенес на кухню столитровую пластиковую бочку. Эту бочку и все свободные ведра заполнил водой из скважины. На участке  находилась двух кубовая вагонетка, которую тоже заполнил водой. Входную дверь в комнату с внутренней стороны закрыл шерстяным одеялом, входную дверь в дом – тоже закрыл одеялом. Второй этаж перекрыл досками, сверху уложил пленку и ковры. Под лестницей, ведущей на второй этаж, оборудовал биотуалет. Кухня обогревалась только за счет электроплиты, на которой ежедневно в ведре готовил  еду собакам.
Зима выдалась хотя и снежной, но теплой. Под минус 30° температура продержалась только неделю. Холодные дни, принудили перенести ведра с водой и погружной насос со шлангами в комнату. Биотуалет замерз. 
Без работы не оставался, кроме приготовления ведра каши собакам, нужно было содержать на въезде дорогу и внутри двора карман для разворота машины. Лопатить снег пришлось много  и  часто.
Раз в десять дней грел воду, в тазике смачивал горячей водой махровое полотенце,  по частям обтирался им, затем вытирался сухим полотенцем.  Мылся  таким способом: вначале сверху по пояс, одевался; затем,  снимал одежду с пояса до пяток, после протирки теплым мокрым и сухим полотенцами, одевался. Раз в месяц ездил домой, принимал ванную, привозил домашней воды для себя. Пополнял быстро убывающую воду из ведер, путем извлечения льда, наколотого в вагонетке и оттаивания его в теплой комнате.

В зиму входили медленно. Мусю и Рифа забрал к себе.  Они любили устраиваться на кровати хозяина. Риф лежал в ногах. Муся у изголовья.  Часто с ней беседовал. Она была классным собеседником, никогда не перебивала, внимательно слушала, глядя в глаза. Внушал ей, что ангел хранитель у нас один, что не являюсь ее спасителем, а это она спасает своего друга и лечит своим присутствием. Перестали болеть суставы, все тело в экстремальной ситуации сгруппировалось и направило  свои усилия на одну проблему: «Выжить»!
Кто может оспаривать, что у некоторых собак есть душа, а у некоторых людей душа отсутствует? В библии сказано: «И сказал Бог: вот Я дал вам всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя; - вам сие будет в пищу; а всем зверям земным, и всем птицам небесным, и всякому (гаду) пресмыкающемуся по земле, в котором душа живая, дал Я всю зелень, травную в пищу. И стало так». Нарушили наказ Бога люди, стали всеядными. Приручили люди хищника волка, назвали потомство его собаками, и стали они всеядными, и наградил Бог некоторых из них вечной душой живою.

Днем Муся служила во дворе с детьми, иногда оставалась с ними на ночь. Очень радовался, когда Муся возвращалась в теплую комнату. Долго лежать на хозяйской кровати она не могла, облаченная в зимнюю  шубу ей требовалась прохлада. Она залазила под кровать, либо ложилась на голый пол, где не было ковролина. А Риф, напротив, прижимался к радиаторам ТеплЭко, перегревшись, ложился на спину, раскинув лапы в разные стороны. Сам на ночь снимал только куртку и обувь, укрывался ватным одеялом.
На черных полах, потом за брусом внешней  стены, выходящей на веранду, стали слышны шорохи, либо мыши завелись, либо крысы. В одно утро, выпуская Мусю и Рифа на улицу, на веранде немного замешкался, бросок Рифа поразил. Момент и он держал в пасти за хребет большую крысу. Растерялся. Стал  ожидать, что дальше будет делать Риф. А он подождал секунд двадцать и отпустил крысу, она метнулась в залавок,  который соорудил  вдоль торцевой стены веранды и трети внешней стены дома.
Внешнюю стену дома со стороны веранды утеплил пенопластом и зашил вагонкой. В залавке хранились рыбацкие принадлежности, даже мешок с тремя сетями.  Отодвинул стол и стал из залавка вытаскивать вещи. Возле меня сделал стойку Риф. Крыса не выдержала шума и попыталась прорваться. Риф был на месте. Он опять схватил крысу за хребет и моментально перекусил его. Муся сидела у входных дверей и терпеливо ждала. Выпустил собак на улицу. Риф выскочил с крысой, стал хвастаться перед Мусиными детьми. Весь день гордость распирала его. Охотник. Щенки уважительно смотрели на него, завидовали.
Вынес собакам  еду, а сам пошел искать отверстие, через которое вылезла крыса на веранду, нашел. Аккуратное круглое отверстие было прогрызено в вагонке, за сломанным холодильником. В нем хранил крупы, сахар, соль, чай и другие продукты, которые могли бы испохабить грызуны. Заткнул дыру клином. После этого эпизода, шуршание не прекратилось. Съездил в город, купил таблетки крысиного яда, накидал в отверстие, сделал круче пробку из куска толстой ветки и забил молотком.   Еще три отравленных крысы вышли на улицу, с ними расправлялись дворовые собаки. Потом собрал дохлых крыс и закинул на перекрытие остова коровника.

Время текло оттаянным ручейком. Наступили новогодние каникулы. Варваре Ивановне стало затруднительно  носить по скользкой дороге ведро с едой для собак. Ефим ей никогда не помогал. Не мог по здоровью. Неустанно рассказывал, что у него пуля под сердцем. По рассказам, его убивали на Кубе. Выстрелили и сбросили с дороги на обочину. Был скоро обнаружен, переправлен в госпиталь. Это спасло ему жизнь, а пулю доставать не стали, уж слишком близко она находилась от сердца. Поэтому все тяжести носила Варвара Ивановна, хотя у самой была операция по замене тазобедренного сустава. Она предложила вечером кормить собак у ворот их усадьбы. С радостью согласился, и каждый вечер в 19-00 сопровождал собак к воротам усадьбы Ефима.
Масло в башке не хватило. Не мог предположить, что Муся охранную зону расширит до усадьбы Варвары и Ефима. И стая будет гораздо дальше бегать за машинами и облаивать их. Непростительно понял позже, что надо было встречать Варвару Ивановну у ворот их усадьбы, забирать ведро и нести на свой участок и там кормить собак. Сильны мы задним умом.
На новый год по юлианскому календарю, привел собак к Варваре Ивановне, с одной настораживающей новостью: «Пропала Рыжуха». Себя и Варвару Ивановну пытался успокоить одним, как казалось, сильным аргументом: - Год рыжей собаки. Кто-то решил сделать благо такому неприкаянному животному и самому получить благодать. В корм добавил снотворное, усыпил и забрал Рыжуху. - Так была себе версия, притянутая за уши, но она держалась месяц. Варвара Ивановна сказала, что раньше почти каждую ночь приходил рыжий пес в ошейнике и сгрызал со снега остатки каши, теперь перестал приходить.

Однажды, Муся принесла прозрачный пакет, чем то наполненный, легла напротив и стала, поглядывая в глаза, раздирать пакет, остановил ее: - Прекрати! - Поднял пакетик, в нем находилась распаренная перловка, - где ты это взяла? - Муся пошла к воротам. За воротами находилось еще три пакета, один был слегка разодран и перловка рассыпана. Собрал пакеты и рассыпанную перловку в один большой пакет, положил на веранде на холодильник. После этого случая Муся стала слабеть,  пройдет немного и ложится, отдохнет, поднимется, сделает несколько шагов и задние лапы у нее подкашиваются. Позвонил Варваре Ивановне, рассказал о поведении Муси. Они пришли через полчаса, Ефим с заготовленной версией: «Отравленные крысы  вышли наружу, наследили ядом на снегу, а собаки зимой вместо воды лижут снег, поэтому Муся отравилась». Бред, больного воображения.
-  Муся проживает в доме, а  там, в ведрах много открытой воды. Более того почти каждый день Муся получает молоко и с удовольствием его потребляет. Во вторых…,,  - замолчал, вынес с веранды пакет с пакетиками отравленной перловки, показал. Ефим насупился, но мнение не поменял. Согласился на следующий день отвезти Мусю в ветлечебницу. Привезли, объяснили, о возможном отравлении собаки. Мусе поставили капельницу, вкололи, какое то лекарство. После сеанса расплатился, врачи рекомендовали пройти весь курс. На следующий день Ефим приехал за Мусей раздраженным всю дорогу до ветлечебницы ругался, говорил, что последний раз едет.  Мусе первый сеанс хорошо помог, к ней вернулся аппетит, и она стала веселой.  Объяснил врачам. Они провели второй сеанс,  на продолжении лечения не настаивали. Расплатился. Ефим повеселел, был доволен. Понимал его, у  Ефима в усадьбе своих собак полон двор.

В феврале пропал Белый. Он вечером плотно поел у Варвары Ивановны и в одиночестве первым вернулся на участок под навес, где стояла машина. Слышал, как ночью он немного лаял. Оторвался от телевизора, выглянул в окно, но шел плотный снег, даже забора не было видно. Белый утром не пришел завтракать. Посмотрел в псарне, под навесом, где стояла машина, сходил к шалашу, Белого нигде не было. Вечером привел собак к Варваре Ивановне без Белого.  Все положительные предположения рухнули. Не знал, что и думать.
Пропадать стали собаки с появлением строителей. Наша улица поворачивала перпендикулярно, упираясь в  параллельную короткую улицу, по ней: налево - было два дома, за ними тропа на кладбище; направо – слева четыре дачи, справа, с угловым домом, три дачи и  одна последняя в стадии строительства. 
На первом повороте после Нового года вошли строители возводить из бруса двухэтажную дачу. Сходил к ним уточнил конкретную дату начала строительства. Они подтвердили, что приехали на старый Новый год и живут у заказчика. Заказчик, владелец земли, рядом выстроена его усадьба с  основным двухэтажным деревянным домом и множественными вспомогательными строениями.
При встрече с Ефимом высказал предположение, что собаки стали исчезать именно в период появления строителей. Ефим завелся. На следующий день пришел и предложил ежедневно устраивать прогулки с собаками по этим местам.
Удивился: - Зачем, там гулять, провоцировать предполагаемых убийц на активизацию действий?
- Нет, - сказал Ефим, - я кое с кем хочу поговорить,
Наверное, хотел напугать людей, ему казалось, что он выглядит устрашающе. Маленький, щупленький, облаченный в камуфляжную одежду, вплоть до фуражки. Рассказывал всем знакомым в деревне, что служил в КГБ во внешней разведке и одним пальцем может убить человека.  Страшилки на ночь пенсионерам.
Почему бы и нет. Согласился. Перед обедом приходил Ефим, и мы с собаками выходили на прогулку. Первый раз мы дошли только до строителей.
Как же радовалась Муся гулянию вместе с людьми и своими детками. Она вышагивала впереди метров на пять от нас. Не вышагивала, а словно дефилировала по подиуму, виляла не хвостом, а всей задней половиной своего тела.  Пройдя пять или шесть метров, она останавливалась, оглядывалась и смотрела на реакцию. Сжимал четыре пальца, а большой палец поднимал вверх, с возгласом: «Во…, Ого.., Здорово..». Это заряжало Мусю положительными эмоциями, она еще более старательно осуществляла манипуляции с частью своего тела.
Длилось путешествие не долго. Подошли к стройке двухэтажной дачи, строители занимались сооружением кровли. Один из них, находился внизу и через блочек подавал материалы. К нему и направился Ефим, поздоровался, познакомились.  Ефим выказал версию, что с их появлением, стали пропадать собаки. Строитель в недоумение смотрел и стал оправдываться. Подошел еще один строитель и сказал Ефиму: - Это я страшно боюсь собак, меня они кусали, чуть не задрали, но это не является поводом убивать всех собак.
Ефим бросал, какие то угрожающие реплики в сторону строителей, повернулся и пошел к дороге, проходя мимо, сказал: - Пошли домой. Не понимал агрессивную реакцию Ефима, шел за ним и думал: «Человек служил в КГБ, офицер там, что ли учили обвинять людей по косвенным уликам. Ведь вполне могло быть появление строителей прикрытием, для убийц собак. Но могло быть, их временное пребывание в деревне, являться основанием платного заказа убийства собак. От заказчика деньги и отрава, но как проверить»?
Все только может быть и не одного факта.

На следующий день снова пришел Ефим, пошли гулять. Собаки радовались, Муся шла впереди снова, как по подиуму.  От таких прогулок  она получала громадный объем положительной жизненной энергии, и вся лучилась от счастья. Она была жизнелюбивым святым существом.
Подошли к строящему дому. Ефим снова пошел к строителям и стал извиняться перед ними, просить прощение.
- Бывает! - Отвечали они. – Ваши собаки иногда к нам прибегают, и мы их подкармливаем.
  Почему вдруг такие перемены? Видимо Ефим рассказал вчерашний случай Варваре Ивановне и получил выволочку. Пошли дальше. В конце улицы, на другой стороне дороги стоял богатый трехэтажный особняк   из силикатного кирпича и множество других построек за металлическим ограждением на кирпичном фундаменте. У металлических ворот на выезде убирали снег мужчина и женщина нашего поколения. Поздоровались, познакомился, Ефим их знал.  Собаки держались на расстоянии, кроме Рифа. Риф старательно обнюхал хозяина и хозяйку усадьбы, искал первого своего  хозяина-друга.
Женщина подошла и стала рассказывать о себе: - Была главным бухгалтером крупной фирмы, был сын, но погиб, теперь живут вдвоем. Остановил ее трескотню вопросом: - Наследники есть? - Женщина отрицательно покачала головой. –  В церковь ходите? – Снова повторила движение головой. Подошел ближе и стал негромко говорить, словно читать проповедь: - Чтобы выстроить такую усадьбу, нужны очень большие деньги, быть  успешным, богатым, обеспеченным. Великий пророк сказал: «Верблюд быстрее пролезет через игольчатое  ушко, чем богатый попадет в рай». Вы разве это не знали? Бог забрал у вас самое дорогое, НСЛЕДНИКА, вы не хотите раскаиваться, продолжаете изливать желчь, нести зло окружающим. А вам жизненно необходимо покаяние и смирение. Все здесь временные, все мы на Земле в гостях. – Показал на собак. – И они такие же божьи твари, как и мы. Все равны перед Богом. Не надо бегать по деревне, искушать людей на совершение зла по отношению к собакам. Писать коллективное заявление и собирать подписи. Они здесь родились, это их земля, а мы – понаехали.  Все мы приходим в этот мир голыми, а уходим обнаженными.   - Еще говорил…  Вытянулось лицо у женщины, потекли слезы,  она подхватила лопату и быстро пошла в дом, почти побежала. Информацию о поведении женщины узнал со слов Ефима, стало жаль за не сдержанность. А вдруг Ефим оговорил?
С  собаками двинулся направо. Хотелось посмотреть на здание, которое с левой стороны стояло последним. Наблюдал за строительством со второго этажа своего дома, думал, что какой-то фермер строит коровник, смущала черная металлическая дверь с торца, почти во всю стену, туда мог заехать КАМАЗ.  Может конюшню выстроил, либо бокс для танка? 
Подошел, проверил, с правой стороны в конце здания находилось открытое  крыльцо и вход. Проезжая часть дороги почищена от снега. Видел, после обильных снегопадов на эту дорогу спешил фронтальный погрузчик, он чистил дорогу, а снег выталкивал, или отвозил и сваливал параллельно за участок. Навозил громадную комковатую кучу, от нее вдоль ограждения участка шла набитая собачья тропа, а  в обратную сторону, тропа проходила по краю строящего не огражденного участка, до самой псарни, где жили собаки.
Вернулись с собаками. Ефим, наговорившись с хозяином богатой усадьбы, примкнул к нам.
- Ну, какие сведения удалось выведать?
- А… - Поморщился Ефим, - меня сведения не интересовали. Предупредил, если дальше его жена будет бегать по дворам и уговаривать народ написать жалобу на       неправильное содержание собак, а особенно если они причастны к убийствам собак, пожгу их всех.
- Испугались?
- Да,..! Хозяин, преподавателем в колледже до инфаркта служил, выкарабкался,  теперь ему стрессы не нужны, думаю, накрутит хвоста жене. 
Рассказал Ефиму про свои наблюдения о собачьих тропах.
- Пойдем завтра, посмотрим. Может  собаки бегают в долину, на зайцев охотятся?  Видел там, на снегоходах носятся, охотники капканы, или петли на зайцев и лис наверно проверяют? Могли и наши собаки попасть. – стал фантазировать Ефим, увлекаясь в красноречии.
Пришлось прервать тираду: - По собачьим тропам тяжело ходить без лыж.
- Ничего, пробьёмся. – Уверенно одернул Ефим.
 
На следующий день Ефим пришел с бамбуковой палкой. Пришлось взять сломанное косовище. Держал его при кровати, на случай обострения болезни суставов ног. Именно при помощи такого посоха поднимался с кровати, ковылял до туалета, расположенного в конце участка, за забором из сетки рабицы с калиткой, забор  был промежуточным. Участок заканчивался за прудом, и пять соток земли не обрабатывал.  Сборы были короткими, пошли гулять.  Вышли за ворота. Слева в снегу валялся плоский прозрачный пакет. Подошел, поднял, стал рассматривать: - Как думаешь, что это? Ефим взял пакет, повертел и говорит: - Это какая-то пища с кетчупом, есть мясо овощи, наверное, строители не доели и принесли собакам.
- Сам-то в это веришь? Строители сказали, что подкармливают собак на стройке.
Ефим вышел на дорогу и со злостью швырнул мерзлый пакет в противоположную сторону на заброшенный участок, огороженный сеткой рабица.   
Пошли гулять молча. Дошли до дома многодетной семьи, последнего с правой стороны дороги, следующим был участок в стадии строительства. С участка, где выстроена конюшня, или бокс для танка, выехала машина, она остановилась возле нас. В машине сидела пассажиром угрюмая с каменным лицом женщина средних лет, за рулем - ее ровесник  с «отмороженными глазами»,   либо с глубокого похмелья. У светлоглазых людей после длительного запоя глаза становились водянистыми, выцветшими.
Разговаривал с водителем  Ефим. Он поведал ему, что идем обследовать собачью тропу,  стали пропадать собаки и, возможно, они пострадали за их участком в поле. Водителю тема разговора не нравилась, он перехватил инициативу и сказал, что бывший военный, собак он подкармливает, бросает кости на гребень снежной кучи. И быстро уехал.
Опираясь на свои «посохи» обошли комковатую снежную груду,  пошли вдоль участка по собачьей тропе, проваливаясь по колено в снег. Протопали  не более десяти метров, Ефим понял, всю трудоемкость своей затеи и предложил вернуться. Вернулись на дорогу, забрались на гребень снежной кучи, где собаки поглощали «сахарные» бараньи косточки.
Показал Ефиму на крыльцо дома:- Удобная позиция для отстрела любителей костей. - Ефим согласился, но доказательств ноль.

На следующий день снова удалось дойти только до строящейся дачи. На дороге, возле строительства, стояли строители и хозяин усадьбы,  Ефим свернул на тропу к стройке, чтобы поздороваться со знакомым рабочим. Такой финт породил бурную агрессию у похмелившегося хозяина территории, он закричал: - Куда на чужую землю прешь без разрешения. – Ефим услышал, но все-таки дошел до строителя, поздоровался и  быстро вернулся на дорогу. Хозяин продолжал кричать и стал угрожать: - Вот этим оружием, -  в правой руке он держал кусок арматуры согнутой в букву «П», - пропорю брюхо собаки. Ближе к нему находился Умка, который не чувствовал угрозы,  добродушно вилял хвостом.
Пришлось приблизиться к хозяину, заметил на руках его синие наколки, подумал:        - «Из блатных, что ли? - значит по фене ботает.  Тогда все просто».
 На ухо ему тихо сказал: - Попробуй! - Он еще немного покричал, снова сказал ему: - Попробуй! - И добавил: - Чего базланишь? А… Юрок! 
Видимо слова в его заспиртованных мозгах вовремя  переварились, он замолчал и повернулся.
- Кто ты такой! Залетный. Стоишь на общественной дороге, угрожаешь местным  деревенским собакам. Кем себя мнишь?  Зачем порожняк толкаешь? Ты откуда жижа булькаешь?
Заткнулся! Залепетал воитель. Вспомнил и стал рассказывать, как весной спасал Мусю от утопления в пруду, возле дома, где живут собаки.  Почти поверил.
Ефим еще не оправился от страха, стал пятиться задом и быстро говорить: - Уходим, уходим…
- Ладно, -  потрепал Умку по загривку, - живи пока, а мы  пошли.
Вернулся домой, нашел не оборудованную леской телескопическую удочку. Вышел за калитку и за дорогой, почти по пояс пропахал снег до забора из рабицы. Через несколько попыток подцепил пакет, выброшенный Ефимом, принес на веранду, положил в накопительный пакет с отравой.
Еще несколько раз делали коллективный с собаками выгул, но Ефим  постоянно находился в напряженном состоянии и такие прогулки становились для него карой. Прогулками он пытался доказать, что не трус не боится и не боялся. Прекратили ходить по теперь уже ненавистной Ефиму дороге.

Вечерами исправно провожал оставшихся собак к усадьбе Ефима на ужин. В один из вечеров остановилась проезжающая мимо машина, из нее вышел глава многодетной семьи, молодой крепкий, высокий парень. Познакомились, его звали Евгений. Разговаривал с ним Ефим. Нет, не разговаривал,  угрожал. Сказал, что доберется до сути, кто занимается живодерством и сожжет у того усадьбу.
- Подозреваете, кого-нибудь? - Поинтересовался Евгений.
Здесь не выдержала Варвара Ивановна и эмоционально заговорила: - Да всю вашу улицу подозреваем, кто зимует. Особенно хозяина последней усадьбы, у которой черная дверь с торца, для въезда танка.   
- Но тогда пламя и до моего дома доберется.
- А, что вы святые в этом противостоянии? – Стала заводиться Варвара Ивановна.
Евгений скомкал разговор и уехал. Для себя уяснил только одно; Евгений работает на складе, значит, у него имеется доступ к наиболее эффективному яду для крыс.

Через несколько дней пропал Умка. Утром, когда выносил на веранду, разогретую собачью еду, для быстрого охлаждения, заметил через окна, как Чернушка уводила Умку на тропу, которая вела к снежному пригорку возле бокса для танка. Когда каша стала теплой, разложил по мискам, выпустил на улицу Мусю и Рифа, вынес миски, сам сел на крыльцо. Муся поела, как всегда немного, Риф плотно, почти две миски умял. Он всегда ел плотно, зато никогда не бегал по округе в поисках еды. Правда, иногда во дворе находил Мусины схроны и съедал.
Позже вернулась Чернушка. Она легла возле полной миски, напротив крыльца и смотрела, не моргая и не отводя глаз. Спросил ее: - Где Умка? – Чернушка не реагировала, окаменела, или была в шоковом состоянии.  Встал, прошел через калитку,  заглянул в шалаш, прошел мимо туалета, вышел на тропу и, в пределах видимости, осмотрелся, Умки не было. Чернушка, так и не поев, забилась в псарню.
Через пару часов, взял с собой Мусю и Рифа пошли по дороге до снежной кучи. Умки нигде не было. Стали возвращаться. У многодетной семьи ворота были открыты, видимо Евгений собирался отъезжать. Его провожала вся семья две маленьких дочки, сынок (все погодки) жена и теща. Риф бесцеремонно заскочил к ним во двор и стал  обнюхивать присутствующих. Теща испуганно заверещала, сложив руки на груди: – Уберите собаку, уберите!
Успокоил ее: -  Не бойтесь его, он не агрессивный, просто ищет своего первого хозяина, - и скомандовал: - Риф назад!
Риф метнулся со двора. Поговорил немного с Евгением, и мы пошли домой.   Дома позвонил Варваре Ивановне, предупредил, что не приведу собак на ужин, потому что пропал Умка, и утренняя каша осталась, не доедена.
На следующий день пришли Ефим и Варвара Ивановна. Ефим предложил пойти на поиски Умки. Ответил ему, что мы с Мусей и Рифом еще вчера ходили искать, подходили к куче снега, возле злосчастной усадьбы. Умки нигде нет. Осталось пара недель и снег сойдет,  если убийцы не увозили трупы, тогда найдем всех.
Ефим недовольно поморщился: - Я один схожу.
Сходил, ничего не нашел. Пока Ефим ходил, поговорил с Варварой Ивановной. Предложил прекратить  готовку горячей пищи, оставшимся собакам, но в гости приходить можно часто и, желательно с деликатесами. Приходили практически каждый день.  Приносили  ливерную колбасу,  соленую рыбу, сырые говяжьи кости, или просто сухой корм.
Рифа прошлый хозяин костями не баловал, а здесь получал вдоволь, с глубокой термообработкой свиных  костей, иногда сырых  говяжьих, которые приносил Ефим. Ближе к весне заглянул Рифу в пасть и раскаялся, что так много позволял ему грызть кости;   на нижней челюсти у него отсутствовали  передние зубы.

На следующий день пришел один Ефим. Он долго сидел на крыльце молча, много курил. Потом стал говорить: - У  меня есть наградной пистолет и такое сильное желание!  Перестрелять всех живодеров, а потом самому застрелиться.
Про такое не говорят, а делают. Да и «застрелиться» сказал как-то неуверенно, театрально, что ли? За всем этим  скрывалась ненависть к  человеку, человечеству.  Достаточно одного подозрения и готов перестрелять.
Но сказал Ефиму другое: - Может они на уровне подсознания сами стремятся  быть убитыми, чтоб отмучиться. Думаю корявые у  них судьбы и, не поймут они никак, что сами в этом виноваты. Не по божьим заповедям жили и живут.
Ефим молчал, думал: - А может им всем коленки перебить, чтоб только ползать могли и мучиться?
- Ну да! А самому застрелиться, чтоб  не мучиться и не страдать?
Ефим растерялся -  Так, что делать-то?
- Богу богово; Кесарю….,  не подменяй их.
Понимал, что Ефим не очень здоровый человек. По его словам, поведению и рассказам Варвары Ивановны складывалась картина, глубоко больного человека, с диагнозом «Афганский синдром». Был ли Ефим в Афганистане в период десятилетней войны и убивал ли моджахедов, не уточнял.  Скорее всего, нет.  Но то, что он в других странах убивал предателей Родины и организовывал их убийства, рассказывал сам. Посттравматическое стрессовое расстройство в его сущности присутствовало это факт.
Как рассказывают психиатры за десять лет войны в чужой стране, выработался порядок подготовки необстрелянных молодых ребят к убийствам.  По призыву, вначале солдаты  направлялись в учебку. Там  отцы-командиры обучали военной профессии, а замполиты – внушали  (зомбировали) будущим воинам, что  моджахед враг: «Если ты не убьешь его первым, он убьет тебя». И как только молодой солдат, прибывший в Афганистан, убивал первого  человека, автоматически становился раненым, но не в голову, а на голову. Что-то в башке солдата щелкало, и в последующем убивал врагов, не задумываясь, не кошмарился  и кошмары не снились. Страну захлестнул «афганский синдром» после массового прибытия солдат из Афганистана в 1989 году. Единицы смогли адаптироваться в мирной жизни. Государство, кинуло молодых зомбированных солдат-убийц, на произвол судьбы, не стало заморачиваться на их реабилитации. Подключать к их адаптации в мирную жизнь психологов и психотерапевтов.
Такие же симптомы посттравматического стрессового расстройства присутствовали у Ефима. Они обострялись и проявлялись особенно в весенние и осенние периоды. Держал в напряжении ближнее и дальнее окружение. Страдали жена и ее дети; усыновленный Ефимом  сын и удочеренная дочь. В постоянном напряжении находились соседи, проживающие возле усадьбы Ефима. С одними судился, на других писал заявления в правоохранительные органы. У татарина Раиса, соседа, имеющего усадьбу через дорогу от усадьбы, Ефим пристрелил собаку и сокрушался, что вторая сумела убежать.
- За что?
- Раис натравил собак на меня, я его предупредил, что следующим будет он. – Таков был ответ. Ефим даже не осознавал, что собаки чувствуют злых, агрессивных  людей и могут самостоятельно, не получив добро от хозяина, облаивать и кидаться на них.
Судьба детей Варвары Ивановны незавидна. Сына Бог одарил «сократовским лбом». Такие люди рождаются раз в сто лет. Они становятся либо гениями, либо бомжами. Из них вырастают  сугубо гражданские люди, с отсутствием внутреннего стержня сопротивления злу, поступающего извне. Если родители бережно относятся к такому ребенку, помогают ему познавать мир, поощряют его стремление  к изучению точных наук, искусству, музыке, литературы, философии и т.п. Эффект не заставит себя долго ждать.
А если, как отец Ефима, генерал КГБ, ломал сына через колено, чтобы он пошел по его стопам. Получился пшик. Однажды Ефим сказал, что по армейским званиям он был полковником, и отец готовил из него замену себе. Лукавил.
Действительно до 1945 года, звания контрразведчиков, по предоставленным правам, считались на два звания выше, чем  в армии.  В мирной жизни они были уравнены. Значит, дослужился Ефим максимум до майора, но при Ельцине, был разжалован, лишен наград и отправлен на обычную социальную пенсию. Вернули звание и награды только с приходом во власть коллеги. Пересмотрели льготы по пенсии, и на ней оставили.
Приемного сына Ефим, тоже хотел через колено сломать, что бы стал сотрудником КГБ. Сын, вопреки желанию Ефима, после восьмого класса поступил в техникум, затем рано женился, переехал к жене. Таким способом ушел из-под влияния отчима. Но карьера не задалась, брак распался. Варвара Ивановна правдами и неправдами приобрела сыну комнатку в соседнем городке. Мать же, подсуетилась и оформила инвалидность. Сейчас бомжует, при наличии денег - пьет,
  Дочь Варвары Ивановны, повзрослев, сбежала в Америку, вышла замуж за американца и у нее уже взрослая дочь. Бежала она туда от тирании отчима, страдает, скучает.

Ефим страшится умереть. Однажды в сезон ходил за грибами и, вдруг почувствовал мощную усталость, сложился у дерева и понимал, что самостоятельно домой прийти не сможет. Благо, мимо проходил грибник, который спас Ефима,  помог встать, сопроводил до дома.
Ефим стал бояться один ходить по лесу, ездить на машине. Несколько раз дома терял сознание и Варвара Ивановна, до приезда врачей, реанимировала его.
После победы христианства на Руси, когда религия вплелась в тело русского народа, в обществе стало бытовать физика двух понятий: «Душевный человек и бездушный человек». С веками эти выражения утратили физику, и только для красного словца говорят: «Ты душевный человек»; «Ты бездушный человек».
В христианстве утверждается, что душа наделена возможностью выбора развития в позитивном или в негативном направлении. Ее дело, какую сторону избрать, отрицательную или положительную.
В ведизме  есть понятие, что жизнь человека вполне возможна без души. Существование души не кем не оспаривается. Новорожденный человек возникает в  земном мире с искоркой божьей. Душа неразрывно связана с телом человеческим.  При позитивном развитии - Душа наполняется положительной энергией и излучает душевность. При негативном состоянии – душа воспринимает отрицательную энергию, скукоживается и пульсирует бездушием.  Такие люди, дожившие до старости, страшно бояться конца жизни, смерти. Им нечего положить на  божественный алтарь и предъявить душам предков.

Длительный процесс общения с собаками породил ощущение участия в пьесе, сценарий которой написан, кем-то сверху. Каждая сцена завершалась выбором, либо правильным, или диаметрально противоположным. Чтобы Муся с детьми не покидали участок. купил поводок и ошейник из мягкой свиной кожи под цвет окраса хозяйки. В комнате примерил. Пока одевал, застегивал ошейник, прикреплял поводок, Муся не сопротивлялась,  не была напряжена. Но только закончил манипуляции она страшно обиделась! Вместе с ошейником и поводком залезла под кровать и лежала там не менее получаса. На просьбы вылезти, не реагировала. Осознал, как только выкарабкалась, снял с нее ошейник и закинул в угол. Свобода превыше всего.
Рассказал многодетному отцу Евгению, что только сойдет снег, сразу зашью низ забора досками по всему периметру. Снег еще не сошел, но вместо изоляции участка, купил морозильную камеру, для хранения собачьих продуктов: кости, обрези, куриный фарш, субпродукты.  А вот разговор с Евгением, видимо  ускорил действия убийц.
Мог бы, не дожидаясь таяния снега, перекрыть низ забора? Мог! Спасло бы это собак? Нет! Деревянный забор не превышает полутора метров, остановил бы он живодеров-отравителей, нет!

Чернушка осталась одна на участке. Муся и Риф, после вечерней прогулки приходили домой, и спали в теплой комнате. После потери сыновей Муся, стала ревностно относиться к Рифу. Она не позволяла ему проходить в комнату, он оставался на веранде. Там, возле залавка, лежал небольшой матрац, покрытый покрывалом. В принципе удобное место и, в начале апреля, даже существам, покрытым гладкой шерстью, можно  вполне комфортно находиться на солнечной, застекленной с трех сторон веранде. Запускал Мусю в дом,  потом с маниакальным упорством загонял Рифа в комнату. При этом, Муся не нападала на Рифа, а демонстративно забиралась под кровать.   Риф же взбирался на кровать хозяина и терпеливо ждал. Насмотревших передач, выключал телевизор, засыпал. Каждое утро, просыпался с Мусей. Как она по-тихому изгоняла Рифа с кровати, загадка? Он спал на полушубке, лежащим кверху мехом на второй тахте. 
Пытался на ночь, на веранду заманить Чернушку и один раз удалось, но как только захотел закрыть входную дверь, она так ломанулась наружу, что впоследствии вообще перестала приближаться к крыльцу.
Щенков в детстве не пускал в дом. Они не могли понять, почему матери можно, а им нельзя. Иногда прорывались на веранду, убедившись, что еды нет, уходили. Муся, когда  дети были еще мелкими, ела очень мало, или не ела вообще. Перед каждым кормлением на улице, наполнял едой пластиковую емкость из-под солений и оставлял на веранде. Взял за правило, после кормления щенков, заводить Мусю на веранду, и она спокойно ела, как умела: не спеша, всегда очень  аккуратно.
   
В начале весны у Чернухи наступил брачный период. Она не бегала по деревням
В поисках женихов, ждала на участке. Черный, Ирин кобель, словно знал время брачных периодов своих дочерей и, в этот момент появлялся.
Прошлой осенью на брачных играх Риф лишился части шкуры с живота,  имел другие раны отмеченные матерым, агрессивным Черным. Риф вынужден был лечь на спину, раскинув лапы в разные стороны, открыв самое уязвимое место и публично признать свое поражение. Потом он долго зализывал свои раны.
В этот раз Риф дрался с Черным жестко и, скорее всего, мог проиграть, если бы они покинули территорию. Чернуха не уходила с участка. Кобели бились у всех  присутствующих на виду. Затем Чернуха заскочила в псарню, женихи рвали друг друга там. Риф был слабее. Надоела эта возня, взял прут, подошел к псарне, поднял за край покрывало, закрывавшее проем. Первая метнулась из псарни Чернуха, за ней Черный, успел огреть его по заднице прутом. Риф в этом увидел знак помощи,  силы его удвоились. Он извернулся, схватил Черного за нижнюю челюсть, сжал, стоял на задних лапах и мотал головой. Черный взвыл, заскулил, потащил Рифа к черемухе. Только под  черемухой Черный освободился от зубов Рифа, кинулся с участка. Риф гнал его до самого поворота, напротив усадьбы Ефима.
Риф победил и в награду получил Чернуху. Они отсутствовали два дня. Позвонила Ирина, жаловалась, что в битве Черный повредил глаз, и она  вынуждена лечить его у ветеринарных врачей. Выразил сожаление и сказал, что не принимал ничью сторону в собачьих  брачных ритуалах. Черный, видимо стареет, молодежь подпирает. Сохранить ему здоровье можно только одним способом! Не отпускать с цепи. Больше Черного не видел.

Чернушка по ночам продолжала исправно нести службу. Она не бегала за проезжающими мимо дома машинами, но лаем с участка оповещала об опасности.  Пешеходов она встречала за воротами, проникнув у черемухи наружу  и,  пробежав по собачьей тропе вдоль забора до снежного гребня у ворот. Поднявшись  на гребень, она облаивала, пока люди не скрывались за поворотом. За все время возведения дачи по соседству, строители вечерами часто проходили в сторону соседнего поселка в магазин. Магазин работал до 22-00.
Вторая половина апреля, как предписано по сценарию весенних дней, активно готовила землю для возрождения флоры. Днем, через пронзительное голубое небо, Солнце прямыми лучами топило снег. Ночью, оставшийся снег покрывался ледяной коркой, ледяными кристаллами и с наступлением дня, прямые солнечные лучи через увеличительные стекла-льдинки свою работу совершали более эффективно. Снег оседал, первыми освобождались тропы, дольше всех держались рукотворные сугробы вдоль дорог и  тропинок.

В один из вечеров, последней декады апреля, наступил предпоследний акт пьесы без выбора конца сюжета. Залаяла Чернушка. Слышно было, что лает не со двора, а за воротами.  Выглянул в  окно. Два человека шли в сторону выезда из деревни. Потом  остановились, один развернулся, стал приближаться к дому, нагнулся, что то поднял и пошел к напарнику. Они удалились за поворотом. По одежде были похожи на строителей. Чернушка перестала лаять. Утром Чернушку не нашел. Прошел, вместе с Мусей и Рифом до усадьбы Ефима, Чернушки не было. Стали возвращаться. У ворот Муся поднялась на гребень просевшего сугроба и начала смотреть на кусты у собачьей тропы, иногда бросая взор в мою сторону. Вышел  на тропу. Пригляделся да, действительно, метрах в пятнадцати  из-за кустов выглядывали кончики задних лап Чернушки.  Все оборвалось внутри, защемило сердце, трудно стало дышать. Позвонил жителям деревни Наде и Мише, попросил помощи. Позвонил Варваре Ивановне, сообщил о трагедии.

Загнал во двор Мусю, Риф уже был во дворе. Прошел на веранду, приготовил черную пленку, из хоз.блока достал совковую лопату. Пришли  Варвара Ивановна и Ефим.
 Ефим спросил: - Где!
- Пойдем, покажу. – Взял лопату и пленку.
Вышли за ворота, показал рукой на тропу. Ефим пошел первым.  При виде Чернушки у Ефима потемнело лицо. Показал ему на красный усеченный конус из перловой каши,  густо замешанной оранжевой отравой, сказал: - Видишь! Какой объем яда своими лапками принесли крысы и аккуратно на снег вытряхнули из пластикового стаканчика. Посмотри, сколько откусила Чернушка, почти лизнула, отскочила в сторону от опасности и в прыжке умерла. Ефим молчал, только желваки гуляли по скулам. Прибежала Муся, завидев мертвое тело дочери, кинулась к ней. Стал отгонять Мусю и просить Ефима забрать её. Ефима она послушалась и, поникшая ушла с ним во двор.
Пришли Миша и Надя. Миша принес эмалированное  ведро с крышкой, спросил: - Где щенки?
Ответил: - Щенков нет и, никогда не будет. Помоги мне!
Привел к месту, где усеченным конусом стояла ядовитая смесь. Под солнцем она таяла и стекала вниз, приступил к уборке. Вместе  со снегом аккуратно собирал яд и лопатой складывал в ведро. Собрал почти весь отравленный снег, осталось только бледное розовое пятно у самой земли. «Задний ум», даже не щелкнул в сторону сарая, ведра в нем, полной зачистки ядовитого пятна. Закрыл пятно снегом,  утрамбовал лопатой.
Попросил Мишу, чтобы он нашел место, куда схоронить яд. Дал денег на водку.
- Не беспокойся, найду куда спрятать. Они с Надей ушли.
Варвара Ивановна и Ефим тоже долго не задержались.
Возле гибели Чернушки расчистил снег до мерзлой земли. Расстелил половину пленки в очищенное место, на пленку положил Чернушку, второй половиной закрыл и засыпал снегом. Сходил в дом, взял кусок пленки, расстелил поверх снежного холма и сверху еще набросал снега.
Завел собак в дом.  Согрел им еду, вынес на веранду, переоделся. Спустя некоторое время вывел собак на веранду, закрыл на ключ входную дверь в дом и дверь веранды, поехал в магазин, купил водки, закуску. Отсутствовал двадцать минут, может чуть больше, вернулся. Совсем забыл, что Муся страшно боялась оставаться в доме одна, без хозяина. У нее была ярко выражена  клаустрофобия, после нескольких суток пребывания в одной комнате с трупом первого хозяина.
Однажды Муся показывала свой характер и не хотела отпускать, вообще не любила, когда уезжал: - Хорошо! – Сказал ей, - оставайся, быстро съезжу в магазин и вернусь. - Был не долго. Но за это время Муся своими когтями, так разделала низ межкомнатной двери, что она восстановлению не подлежала. То же самое произошло и с входной дверью веранды. Хотя была слабая надежда, что в присутствии Рифа, Муся не станет биться в дверь, царапать, драть облицовку. Ошибался, получил!
Завел собак в комнату, поменял брюки, надел шерстяные носки, теплую рыбацкую куртку с капюшоном,  прилег на кровать отдохнуть, Риф завалился на полушубок, лежащий на его тахте, Муся расположилась возле кровати и, не мигая смотрела в глаза.
Очень устал, следующий день предстоял быть тяжелым. Надо организовать   поиски убитых собак.  Задремал. Проснулся, когда стемнело. Муся лежала, не меняя позы, Риф дрых, без задних лап. Опустился перед Мусей на колени, гладил по голове, приговаривая: - Вопреки всему надо жить. Жизнь, каждому существу, имеющему душу, вдыхает Бог. Он ее и забирает. Это Его прерогатива.
Говорил еще что-то, успокаивал. Муся закрыла глаза, расслабилась. Затекли ноги, осторожно отодвинулся, и снова сел на кровать.

Разбудил Рифа. Муся тяжело, но поднялась сама. Выпустил на вечернюю прогулку, предупредил, чтобы гуляли в пределах участка и недолго. Вернулся в комнату,  в миски добавил сухой корм. Прошел на кухню, сделал пару бутербродов, приготовил чай.
В дверь веранды начали отчаянно скрестись. Открыл дверь. Муся кинулась в дом. Закрыл дверь веранды, закрыл входную дверь в дом. Муся лежала на кухне головой в сторону окна. Судороги терзали все ее тело. Она не издавала ни звука, невыносимая боль и страдание выражались в ее оскале плотно сжатых зубов. Кинулся к ней, обнял за шею. Глаза застилали слезы. Никогда не думал, что в этом месте может   находиться столько влаги. Она стекала по щекам и утопала в Мусиной шерсти. Осознавал, Муся умирает, застонал, заговорил: - Что ты наделала Муся? Ты убиваешь не только себя, но и меня. Муся! Милое мое существо! Все было сделано ради твоей долгой жизни. Лишил тебя программы воспроизводства, ухаживал за твоими детьми, но не смог обеспечить им безопасность. И ты потеряла в жизни смысл. Прости меня Муся! Не смог противостоять изощренному человеческому коварству. Знаю! Буду наказан Богом за это. Какое бы не было наказание, приму со смирением, только с одной просьбой обращаюсь к Богу: «Покарай убийц и организаторов убийства. Об одном молю тебя Всевышний»!
Муся угасала, судороги сокращались. Когда замерла, встал, погасил свет,  закрыл дверь в кухню. Вышел на крыльцо, позвал Рифа. Риф выбежал из псарни, запустил его в комнату, сам сел на кровать, задумался. Чтобы переключиться от тяжких дум, стал вспоминать. Риф никогда не просился в дом, или из дома, никогда не клянчил еду, воду. Был очень терпелив. Любые предложения воспринимал, как должные, не проявлял радости и не разочаровывался. Идеальный друг.
Риф поел сухого корма, попил и завалился на свой полушубок спать. Засопел.  Вышел на кухню, включил свет, посмотрел на самое любимое существо, сжалось сердце, заныло. Глаза снова застилала влага. Швыркая носом, утирая влагу полотенцем, достал водку, налил полстакана, выпил, запил холодным чаем, закусывать не стал. Вернулся в комнату лёг,  не раздеваясь на кровать. Долго не мог уснуть. Вернулся на кухню. Выпил еще водки, занюхал бутербродом, вернулся в комнату. Риф безмятежно спал на спине, раскинув лапы в разные стороны. Снял куртку, разулся, залез под одеяло, стало тепло снаружи  и припекать в пищеводе. Провалился в мрачную тьму без сновидений. Очнулся утром с одной мыслью в голове: «Надо»!

Оделся, взял из хоз.блока тачку, подкатил к крыльцу, принес совковую лопату. Нашел два небольших  куска пленки, вынес Мусю и погрузил в тачку, положил пленку и лопату, отвез за шалаш. Расчистил место, на пленку уложил Мусю, пленкой укрыл. Стал возить снег, с мест, где он еще оставался. Засыпал Мусю снегом. Умаялся, вернулся домой, поставил кастрюлю на электроплиту для приготовления, с обрезами и костями,  каши Рифу.    Когда вода закипела, насыпал гречки, перловки, геркулеса и уменьшил температуру плиты.
Риф проснулся, надел на него ошейник и за поводок привязал к крыльцу. Готовую кашу выставил на веранду. Ушел в комнату, прилег отдохнуть. Вынес  Рифу завтрак. Не спеша переоделся, поехали  с ним в ближайший городок.
Риф любил кататься в машине. Усаживал его на заднее сиденье, снимал ошейник, он тут же перебирался вперед на место штурмана и гордый, с чувством собственного достоинства, осматривал окрестности.
На рынке купил еще черной пленки, в магазине водку, сухой паек. Вернулись.  Переоделся в рабочую робу. Рифа оставил привязанным у крыльца. Пошел искать собак. 
Первым нашел Белого. Он лежал возле смородины, которая росла вдоль забора, ближе к черемухе, головой в сторону забора. Получалось, что  убегал с участка уже отравленным. Осмотрел тело, видимых пулевых ранений не обнаружил. Вспомнил в тот вечер и ночь шел обильный снег. Белый, сигналил об опасности, облаивая кого-то. Выглядывал в окно, но из-за снега ничего не было видно.
Вспомнил еще важный момент. Когда  во дворе убирал снег, на проезжей части обнаружил белый разодранный пластиковый стаканчик. Списал на собак, что кто-то из них притащил во двор. Оказывается, живодеры подкинули отравленную кашу в стаканчике, прямо во двор, но концентрация яда была не столь велика. И Белый убегал от опасности. Погрузил его в тачку, вывез  за калитку, прикопал в снегу.
Вторым нашел Умку у бани соседнего участка. Между двумя участками образовалась нейтральная полоса. Участок прямоугольной формы в 25 соток  являлся земельным паем  колхозников.  Внук возводил дом из бруса, не достроил. Согласился купить строение и 15 соток земли. Так оказалась невостребованная земля в 10 соток, граничащая с участком, где сезонно велись  работы по строительству, в холода все замирало.
Умка закоченевший лежал на правом боку, возле  левой передней лапы на теле имелась небольшая рана от пули мелкокалиберного ружья. Эта мразь, с выцветшими глазами, проживающая в боксе для танка, устроила тир по живым мишеням, кидая кости на снежную кучу, прикармливая собак, потом с крыльца отстреливая их. Господи! Покарай убийцу, с осознанием и чувствами, за что!
Взял Умку за передние лапы, приподнял голову и поволок к месту будущей  братской могилы ближе к дому, на краю нейтральной полосы. Тяжесть не чувствовал. Но несколько раз останавливался для смены руки. Завернул Умку в черную пленку, немного наскреб снега, присыпал.
  Рыжуху не нашел. Надежда, что благородный человек в год рыжей собаки пригрел одинокую, боязливую, чистенькую, рыжую собачку, рухнула окончательно.
К вечеру пришел Ефим с домашней речевой заготовкой. Узнав о суициде Муси, обрушился с обвинениями. Выслушал, пока не иссяк поток грязи. Ответил: - Вину с  себя не снимаю, буду осужден и наказан Богом. Ты кого из себя мнишь, судью, бога? «Не суди, да не судим, будешь»! Обвиняя меня, хочешь выглядеть белым и пушистым? Не получится. Стоило тебе пошевелить мизинчиком, забрать Мусю и поселить ее с дочками. Она навела бы у них порядок, а главное никогда бы не задумывалась о суициде.
- Я больше никогда сюда не приду! - Пытаясь изобразить брезгливость, прорычал Ефим.
- И правильно сделаешь. Тебе здесь больше незачем появляться. Разве вы с женой сюда были приглашены? Сами вызвались помогать. Видел, как тебя коробило от этих обязательств. Молчал ради собак. Ты заявлял, что специалист по содержанию собак, умеешь даже уколы ставить! Вали отсюда, - махнул рукой в сторону ворот, - покинь территорию.
Понял одно! Вся организация и исполнение похорон любимых существ, принадлежит одному.
 
На следующий день, Рифа привязал к дверной ручке хоз.блока. Взял секатор, грабли, штыковую лопату пошел к участку будущей могилы. Зачистка места и снятие дерна первого слоя земли, отняла много сил и времени. Усугубило ситуацию проникновение талой воды в выемку.
Вернулся в дом, отдохнул, обулся в болотные  сапоги, помыл у вагонетки кроссовки, поставил на крыльцо, пошел к «станку». Работал до изнеможения, вычерпывая из густой воды комки глины. Отдыхал несколько раз на крыльце. Удивлялся терпению Рифа, складывалось впечатление, что он все понимает и не тревожит собой. Землекопом вкалывал почти до темноты, густая вода в могиле была гораздо выше колена. Опасался, что из-за притока талой воды не смогу ее вычерпать.
Инструмент вернул в  хоз.блок.  С Рифом прошли в комнату, переоделся. На кухне приготовил себе лапшу Доширак, Рифу разогрел кашу, поужинали. Провалился в сон без сновидений. Утром попил кефира с куском белого хлеба, покормил Рифа, привязал его к дверной ручки хоз.блока, взял ведра. Под мозговой метроном стал ритмично вычерпывать воду. Радовался, что вода не прибывает. Высшие силы блокировали талую влагу, удалось даже ведром снять слой набухшей от воды глины. Вылез из ямы, в тачку собрал обрезки досок, привез. Принес  черную пленку, накрыл дно могилы, притоптал, разложил доски.
Первую, завернутую в черную пленку, положил Мусю, головой к дому, хвостом к убийцам. Следующего уложил Белого – старшего сына Муси, потом Умку - младшего сына. Беременную  Чернушку положил последней. Закрыл всех одним куском пленки, сверху накрыл  тонкими досками, размером с братскую могилу. Ритуально на каждого насыпал по горсти земли. Аккуратно стал засыпать погребальную яму и облагораживать насыпь над ней. По контуру расчистил подходы к могиле.
Отдохнул в комнате, хотел позвать  Надю и Мишу на поминки, но телефон не отвечал. Позвонил Ирине, она сказала, что Миша и Надя получили пенсии и, скорее всего сейчас пьют. Больше не стал беспокоить.  С веранды принес два стула, второй ходкой взял пакет с водкой, закуской и привел Рифа. Усадил возле стульев Рифа, никуда не привязывая. Достал закуску, налил водки в стакан, отдал один бутерброд с колбасой Рифу, сказал: - Помянем, друг мой сердечный, невинно замученных существ божьих. Пусть отсохнут руки у тех, которые нажимали курок оружия, выкладывали яд, кто провоцировал таких существ на убийство, пусть все они  примут мученические болезни и страдания.
Только после того, как выпил и закусил, Риф съел свой бутерброд.  Каждого помянул отдельно. Снял с Рифа ошейник с поводком, положил на стул, накрыл пакетом с остатками еды и водки, пошли домой.
Три дня находился в трауре. Все валилось из рук. Тосковал по собакам, особенно по Мусе. Вспоминал ее и, слезы застилали глаза. Она была очень мудрым существом. Когда начались попытки отравления, она ввела в стае особый ритуал. Пока раскладывал еду  по мискам и разносил в разные места, все сидели и ждали, пока Муся не обнюхает миски и не начнет,  есть. Тогда только набрасывались на еду. Даже Риф соблюдал этот порядок. 
А вот за территорией, вне контроля матери дети находились в постоянном поиске еды, а находя ее, радовались и съедали  не задумываясь.
Слонялся по комнате, готовил еду себе и Рифу. Ел сам, кормил Рифа, выгуливал его на поводке. Часто сидел на скамейке под березой.
Тянуло к березе. Она символизировала семью. Обратил на это внимание спустя десять лет. Выкопал ее в лесу, высотой она не превышала метра. Из одного корня росло четыре прутика и, когда они поднялись, стало наглядно видно, что центральный ствол березы был наиболее мощным, символизировал главу семьи. Слева, немногим тоньше центрального – жену. Справа – два ствола: покрупнее, символизировал сына; самый тоненький стройный – дочь. Ветки не путались между собой, стволы от корня отклонялись на приличное расстояние.
Когда еще не было собак дочь с мужем иногда на выходные приезжали за грибами. И в тот раз встретил их на станции, привез на дачу, покормил,  они переоделись, повез на грибное место. Был не урожай, набрали грибов немного. Однако хватило пожарить с домашней молодой картошкой на приличной сковороде. Вечером поели с молоком или чаем, на выбор. Привел дочь к березам, рассказал о символе и завещал ей. Когда путь мой закончится на земле, тело по старославянскому обычаю кремировать, а пепел закопать под березами. Микроэлементами поднимусь в их стволы и ветви.  Потом можно продать участок, дальше уже не важно. Утром отвез их на станцию.

На четвертый день после похорон силой заставил приняться за работу. Взял гвозди плоскогубцы, молоток и пошел ремонтировать забор. Доски забора сгнивали снизу и отваливались. Вытаскивал из них гвозди, переворачивал и прибивал на прежнее место. Ремонтируя  прошел вдоль дороги, по соседнему участку мимо вагончика в сторону пруда. Метров в пяти от вагончика увидел Рыжуху. По ней уже ползали зеленые мухи. Завязал с ремонтом, вернулся домой. Взял черную пленку, которую оставлял на осень, для закрытия окон изнутри. Одел старые рабочие перчатки. Прогнал мух, осмотрел тело Рыжей. У нее было смертельное ранение от мелкокалиберной винтовки, не под лопатку, а в живот. Поэтому от места убийства она ушла так далеко. Не пошла на участок, где люди кормили ее, не доверяла никому. Поэтому умирала на заброшенном соседнем участке.
Сравнивая смертельную  рану   Рыжухи   с раной у Умки можно заключить, что в первом  случае стрелок был пьян. Убийство, видимо понравилось, но как же, в ответ пуля не прилетит. Не могу убийцу назвать человеком, язык не поворачивается: «Тварь, мразь, живодер. маньяк». Да! Как не назови, сущность не изменится. Единый закон для таких существ должен быть; изоляция от общества, пожизненная изоляция. Обществу необходимо очищаться от наносной грязи.
Завернул Рыжуху в пленку, почти на вытянутых руках понес вокруг пруда, ближе к братской могиле. Метров в пяти от Муси с детьми похоронил Рыжуху. По тому же принципу: головой к дому и к псарне, хвостом к убийцам. Траур продлил еще на два дня.
В первую ночь надел  Рифу упряжь, взял пакет с холодильника на веранде с ядовитыми веществами, пошли на последнюю прогулку по ненавистной дороге. Риф не рвал поводок, приноравливался к человеческому шагу. Создавалось  ощущение, что Риф являлся поводырем.
Дошли до дома, где с торца громадная черная дверь. Все в глухой спячке. Возвращаясь, аккуратно  положил пакет с отравой у ворот многодетной семьи. Этот пакет обязательно должен заметить хозяин,  надеялся,  поймет. Теперь ему и его семье с этим жить. И, чтобы не происходило в его семье негативное, откровенно страшное, непоправимое, непреодолимое будет вспоминать эпизоды с собаками. Обеспечение безопасности детей путем убийства  не агрессивных божьих тварей, прямое нарушения заповедей Бога.
Целыми днями сидел на скамейке возле берез. Здесь же привязывал Рифа. Тосковал. Группа берез от одного корня, символизирующая семью, являлась вершиной равнобедренного треугольника, углы основания которого упирались в могилы любимых друзей. Если дочь исполнит волю отца, замкну вершину пирамиды: «Пантеона для неизвестных». Произойдет это тогда, когда смертельно устану нести свой крест.


ПОСЛЕСЛОВИЕ.

Основа Вселенной является жесткая, агрессивная среда, для биологических структур. Земля не исключение. Биологические особи, во имя исполнения своих программ, вынуждены бороться за  существование. Итогом победы в борьбе является воспроизводство себе подобных.  Именно через потомков происходит движение во времени собственного генетического кода.
Пятнадцать лет назад приобрел земельный участок, до этого он был загоном для коров. Остов фундамента и полуразрушенного подсобного помещения из красного кирпича находятся в четырех метрах от забора со стороны калитки и ворот. Естественно, земля, перемешанная коровьим навозом, была очень плодовитой. Царем  растений, заполняющих  территорию загона, являлся лопух. Свобода его существования выражалась в мощном разветвленном растении, выше человеческого роста, с большим количеством липучих соцветий-корзинок.
На участке  вольготно себя вели островки крапивы, лебеды и другие сорняки. Стал бороться с ними. Каждые выходные   выкашивал минимум половину участка и секатором вырубал до корня все видимые лопухи.
Как он сопротивлялся и бился за право жить и размножаться? Лопух  на протяжении всей борьбы менял свою программу. Вместо высокого развесистого ствола, выкидывал стебель  с липучими небольшими соцветиями-корзинками. К концу сезона он, небольшими листочками прижимался к земле и на коротеньких стебельках, выкидывал малюсенькие корзинки.
Садоводом был не совсем удачным, безграмотным, но не ленивым. Просто, за выходные не успевал провести все сельскохозяйственные работы. А в начале пути, делал непоправимые ошибки. Посадил саженцы черной, красной смородины и крыжовника в одном ряду и близко друг к другу, вдоль забора.  Развиваясь, они сблизились, и между ними началась борьба за территорию. У крыжовника ягодки уменьшились почти вдвое, но количество ветвей стало гораздо больше. Красная смородина сохранила только несколько более мощных своих веток и, перед гибелью, выдала исключительный урожай. Ветви почти не имели листьев, но были все усыпаны гроздьями крупной ягоды.
Полностью красная смородина не погибла. Ее корень прополз в земле не менее двадцати метров вдоль забора и проявился стеблями между сливой и черемухой.  Правда корень смородины притащил на себе  корень крыжовника и его колючие стебли тоже появились. Дождался урожая. Смородина дала грозди с нормальными ягодами, крыжовник – с ягодками-бусинками. После сбора смородины, все побеги крыжовника срезал.
Малина стала появляться на соседнем заброшенном участке. Хмель, растущий по боковым стенам крыльца, со временем появился возле ближнего окна хоз.блока. А, самое удивительное то, что стебли хмеля проявились под навесом на противоположной стороне дома.
 
Нет смысла  углубленно вдаваться в историю монотеизма иудеев. Их единобожию   более 3 тыс. лет. Почему же религия иудаизма не распространилась среди  других племен, народов? Причина будет ясна, если мы обратимся к Библии.  В книге Исход, в 23 главе имеются такие строки: «Если будешь слушать гласа Моего, и будешь исполнять все, что скажу тебе, и сохранишь завет Мой, то  вы будете у Меня народом, избранным из всех племен, ибо вся земля Моя; вы будете у Меня царственным священством и народом святым».
Этим подписали себе сектантство, национальную религию иудеев. По этой причине не стремились к прозелитизму, обращать в свою веру другие народы. Да, этого невозможно было осуществить потому, что если язычник принимал иудаизм, он не становился избранным Богом. Не мог быть «святым».
Даже переводы ветхозаветных книг иудеев (3-1 в. до н.э.) на греческий язык не подтолкнули, не привели к широкому распространению иудаизма
Плевать было другим племенам (гоям) на религию иудеев. В мире существовало и существует один   закон: право сильного!
Поэтому, не взирая, на передовую религию единобожия, иудеев порабощали, унижали, изгоняли с земли обетованной.
Вздохнула более свободно иудейская элита, когда их царство стало протекторатом Римской империи. Но в иудейской обществе образовалось два противоположных течения: одни говорили, что под щитом мощной, в военном отношении, сильной империи народу иудейского царства жить безопаснее и спокойнее, а победить римлян невозможно. Зелоты (часть фарисеев, последователей Шамая) были настроены более решительно и воинственно. Они  считали, что двойное налогообложение, императору Римскому и царю Иудейскому, ввергает народ в  нищенское существование. Победили вторые. В период правления императоров Нерона и Веспасиана (66-74 гг. н.э.) было поднято восстание против Рима. Итоги: иудея лишилась всех льгот автономии; Иерусалим и храм в нем были разрушены до основания; три четверти населения Иудеи погибло; половина жителей Иерусалима продано в рабство.
Восстание стало  возможным только после того, когда идея иудейского синедриона о революционном распространении новой передовой христианской религии, постулаты которой  взяты из иудейских ветхозаветных книг, среди народов территории Римской империи забуксовала. 
Молодая передовая религия, фундаментом которой являлась мудрость ветхозаветных книг иудаизма и добавлена современными желаниями народов, прошла сложный, тернистый мученический длительный путь от мелкогруппового сектантства, христианских общин среди язычников до государственной религии. Составил такой путь по времени более трехсот лет. 
Что было добавлено в христианскую религию? В ритуалах поклонения Богу исключены жертвоприношения любой божьей твари. Знак этот оставил Иисус когда, за неделю до своей гибели, в храме опрокидывал столы менял и прогонял тех, кто продавал жертвенных крупных домашних животных и голубей.
Допускалось   включение в жизнь христианской церкви ряда мирных языческих обрядов, либо их адаптации  к климатическим условиям.
Упрощались ритуалы захоронения усопших.
Дополнялись ритуалы крещения и понятия о покаянии, об отпущении грехов.
 Создание христианских церквей, необходимость  религиозных посредников между Богом и прихожанами. Знак! Иисус взял с собой учеников на гору для ночного общения с Богом  и говорил им: «Молитесь, общайтесь с Богом»! Была тишина, теплые камни, умиротворенность, хотелось спать. Несколько раз Иисус  будил учеников, советовал молиться. Утром сказал им: «Овцы вы, вам поводырь нужен».
В последствие, возведение христианских монастырей.

Бог в христианской религии представлен не в виде  иудаистского Бога Яхве, а в триединстве: Бог отец, сын Бога и Дух святой. Но это произошло после мессианства Иисуса.
Иуда, в своем Евангелие говорит Иисусу: «Я знаю, кто ты и откуда явился. Ты из царствия бессмертных  Барбело. И я не достоин раскрыть имя пославшего тебя». Иисус не открыл остальным ученикам имя Бога,  они продолжали молиться тому Богу, который у них внутри.  Не раскрыл имя и Иуда в книге «Евангелие от Иуды». Почему такая тайна, непонятно.
Все деяния и проповеди Иисуса на территории  Иудеи, затем целенаправленное проповедование первыми апостолами и учениками  мессии сына божьего среди язычников, создание новой религии, разве не являются доказательством коллективного разума? Какая роль в этом иудейского синедриона большого и малого?  Кто организовывал  гонение первых христиан из Иудеи и из иудейских общин, синагог, расположенных среди язычников, чтобы сохранить чистоту собственной религии?
Первые робкие шаги учеников Иисуса в проповедях христианской религии среди язычников ожидаемого успеха не принесли, только навело смуту между своими соплеменниками, проживающими общинами у язычников.
Синедрион вынужден был создать систему обучения будущих христианских посланников в народы, их первоначальное содержание. Подготовка проповедников проводилась из числа семидесяти учеников Иисуса. Один из семидесяти учеников стал первым епископом Иерусалимским, он считался сводным братом Иисуса; апостол Иаков.
Объединением христианских церквей вплотную стал заниматься фарисей, выпускник Иерусалимской раввинской  академии Савл (апостол язычников Павел),  по воле синедриона ревностный гонитель христиан, затем великий просветитель христианства.
Первая волна проповедников  христианской религии являлись  религиозными представителями иудаизма и не утрачивали связь с синагогой. Вышла настоящая христианская религия из сектантства, из малых христианских общин, только тогда, когда проповедниками ее стали истинные христиане, других национальностей. В древней Киевской Руси проповедниками были  в основном греки-христиане.

Речь не о христианской религии. Был ли такой человек по имени Иисус из Назарета, или это собирательный образ? Существовали ли апостолы, ученики, герои, мученики при создании новой религии?  Теперь уже не важно. Христианство победило.
Волнует другое.  Кто создал человека? Из ветхозаветной книги Бытие знаем, что небо (вселенную) и Землю сотворил Бог. По сказаниям Иисуса, существует два божьих мира; низший и высший. Иисус признает, что еврейский бог создал наш мир. Но этот мир наполнен страданием, нуждой, агрессией, несправедливостью, лишениями. В нем бытуют войны, массовые убийства, кровожадность, одержимость манией. И бог, если не приветствует, то относится спокойно, безразлично, вроде так и должно быть. Человек подобие богу, принадлежит низшему царству, как и его бог. Эволюция человечества невозможна без двух составляющих: добра и зла и в сфере одной из них, тоже не может существовать.
Истинный Бог не имеет ничего общего с этим миром. Человек так же не выбирал этот мир. Но  он призван по жизни, пронести свою судьбу через все испытания и искушения.  Только тогда в нем воссияет Божественная искра и, после смерти тела, душа его возвратится  в бессмертное царствие Барбело.
Иисус считал, что в мире имеется два вида людей. Одни получили души от архангела Михаила во временное пользование, для служения и, после смерти тела, их души прекращают существование. Вторые – приобрели Вечный дух от архангела Гавриила. Они  становятся носителями  Божественной искры и после смерти, возвращаются в царство, из которого пришли.
- Муся! Ты по собственной воле ушла из этого мира, из этой «выгребной ямы». Уверен! Ты вернулась в Высшее бессмертное Царство.  Чувствовал, осознавал и понял твой  уход. Иисус добровольно уходил из жизни ради спасения людей, но он не накладывал на себя руки. Организаторы и исполнители убийства Иисуса были конкретные люди.
Муся! Ты  утратила смысл существования в этом паршивом мире. Муся прости меня за то, что не удержал!
Если мы с тобой из одного мира, значит, при возращении найду тебя и попрошу еще раз прощения. Нет! Бесконечно буду об этом просить.




 











 


Рецензии
Да, такое прои не часто встретишь. И такого человека, каким является главный герой - тоже. Памятник надо ставить таким душевным людям. Автор неплохо знает Библию и умело трактует. Приятно сознавать. Почему же ГГ жил один, без жены? Вроде и машина у него есть, и квартира в городе, и дача. Ещё не поняла, как он мог варить столько еды, таскать воду и другие тяжести при таком состоянии рук и ног, которое описано вначале?

Ольга Гаинут   31.03.2020 02:32     Заявить о нарушении
Спасибо за внимание. Жена горожанка, созерцатель, дети в нее. Описание бытовых сложностей и их решение малоинтересно. Организм человека в экстремальных условиях сам организовывается и болячки переходят на второй план. Помню первую уборку снега от дороги до крыльца дома и навеса для машины. В этот момент суставы пытались взбунтоваться. Запретил. Хотел написать ведь не об этом...
С благодарностью за отзыв ГГ и Муся (ей обещал, когда она умирала).

Анатолий Петров 51   31.03.2020 16:35   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.