Еще повоюем

Начинать всегда тяжело. Любое дело начинать тяжело, а от того как начнешь писать рассказ, зависит все повествование – стиль, характер. Этот рассказ я хотела начать по-другому – с описания природы. Славной зимней природы в небольшом сибирском городе Горно-Алтайске. И обязательно запах весны, свежий, бодрый запах молодой весны, безошибочно угадывающийся в воздухе, когда кругом еще зима, холодно и лежит снег. Но природа надоела, поэтому в этом рассказе ее не будет. Зато будут мысли и рассуждения. Ну уж как пошло.
Итак, заснеженный Горно-Алтайск.
Высокий черноволосый парень, которого звали Дима, одетый в легкую куртку и джинсы, со спортивной сумкой через плечо, спешил по вечерней улице. Пройдя мимо трех домов, он завернул за четвертый и оказался в довольно узком, глухом и слабо освещенном проулке. Он успел пройти только пару шагов, как от забора отделилась темная фигура невысокого плотного человека в капюшоне, который направился к нему. Дима остановился и обернулся на шорох шагов.
- Все принес? – спросил его человек в капюшоне, подойдя ближе.
- Агась, - кивнул Дима и, поставив на снег перед собой спортивную сумку, наклонился над ней, расстегивая молнию.
- Хорошо, - удовлетворенно сказал подошедший, доставая нож.
Молодой человек вытащил из сумки толстую свечу и зажег ее. Его собеседник поднес лезвие к огню и зашептал:
- Именем Сварога, Небесного Кузнеца, именем Симаргла Огнебожича, - нагретым острием он начертил на земле большой круг, - очищаю это место от всякой заразы, от левого глаза, от разного худа, от темного люда, с Перуновым словом, для правого дела. Гой! – закончил он обряд очищения места и убрал нож.
- Сань, змея-то еще не протухла? – спросил Дима, вытаскивая из сумки кулек с мукой.
- Нет, - покачал головой парень в капюшоне, развернув небольшой пакет и положив его рядом с кругом, - я ее в морозилке держу.
- Ясно, - Дима вошел в заговоренный круг, присел на корточки, насыпал на ладонь изрядную горсть муки и, зачерпнув снега, стал мешать его с мукой.
- Встану не помолясь, выйду не благословясь, - зашептал он, катая в руках липкий комок теста, - из двора не воротами, мышьей норой, собачьей тропой; выйду в широкое поле, встану на чистое место, поклонюсь небу светлому, - молодой человек наклонил голову, - поклонюсь земле-матушке, поклонюсь змею мудрому; - Дима взял из Сашиного пакета кусочек змеи, утопил его в тесто и вылепил длинную колбаску, - приведи меня змей всевидящий туда, где нежить прячется, что кровь людскую пьет, да жить спокойно не дает, - парень представил в голове подробный образ упыря и дунул на тесто, - Живи!
Колбаска в руках молодого человека внезапно извернулась, словно змея, соскочила в снег и быстро поползла вдоль дороги, оставляя за собой неглубокий прямой след.
-Сань, морок! – крикнул Дима, подхватывая сумку, на ходу застегивая ее и спеша за заколдованным тестом.
Его друг все это время сосредоточенно рассматривавший воздух между своими почти сведенными ладонями, резко вытянул правую руку в сторону необычного змея и тоже поспешил следом.
Практически незаметный на земле комок теста неожиданно вспух коричневым пузырем и превратился в дворовую собаку. Животное выскочило на людную улицу и резво побежало на север. Никто из прохожих не обращал внимания на обычную с виду собаку и двух спешащих за ней молодых людей.
- Слишком часто они стали появляться в последнее время, - вполголоса рассуждал Саша
- Агась, - поддакнул Дима, - уже трое за последние две недели, с этим будет четверо.
- Это не просто так, - покачал головой Саша.
- Думаешь, их кто-то специально оживляет? – нахмурился его собеседник.
- Похоже на то, - кивнул Саша, - Твою мать!
Собака внезапно повернула вправо и выскочила на дорогу прямо под колеса проезжавшей мимо машины. Молодые люди замерли.
Машина резко затормозила и через десять метров остановилась. Следом ехавший автомобиль вильнул, объезжая ее, послышалась матерная ругань водителей. Собака как ни в чем не бывало пересекла проезжую часть, благо на второй полосе машин не было, и побежала к домам на той стороне улицы.
- Сами разберутся, - выдохнул и махнул рукой Саша.
- Агась, - кивнул Дима, и молодые люди перебежали дорогу следом за заколдованным животным.
Здесь опять было бы классно описать природу. Что-то чудесное, неповторимое, что есть только в Горно-Алтайске, его особенную горно-таежную атмосферу. Ведь чудеса, они рядом. Мы настолько привыкли к обычной жизни, к логичности и предсказуемости, что даже не задумываемся о том, что в нашем мире может происходить что-то необычное. Даже не так. Мы знаем, что что-то необычное, необъяснимое есть, только мы не допускаем мысли, что оно рядом с нами. Как, например, эти молодые люди. Мы думаем, что они спешат весенним поздним вечером домой или в бар, чтобы расслабиться после тяжелого рабочего дня. Мы никогда не поверим в то, чем они заминаются в реальности. Для нас всего лишь страшные сказки то, с чем они сталкиваются в действительности почти каждый день, в нашей действительности, в той самой, в которой мы живем. Но что забавно, ведь только благодаря этим ребятам и их работе мы ни о чем не подозреваем и полностью уверены в изученности и безопасности мира.
Собака тем временем вывела молодых людей на окраину города, где на тихой безлюдной улице стояли одноэтажные частные дома, окруженные крепкими заборами. Животное направилось к стоящему далеко от других дому в конце улицы с темным заколоченными окнами и облезлым невысоким забором. Рядом с ним, низко опустив голову, растерянно брел человек.
- Это он, - негромко сказал Саша.
Дима открыл сумку, доставая два топора.
Конечно же, самое лучшее оружие против упыря или зомби – это топор. Упырь – сущность неживая и двигается только за счет темной энергии, «оживившей» его. Эта же темная энергия и заставляет нечисть нападать на людей.
Один топор Дима отдал Саше, второй взял себе, а спортивную сумку, теперь не нужную, бросил к ближайшему забору.
- У меня если что, еще ягуар есть, - тихо сообщил Дима. Саша недовольно поморщился.
Под «ягуаром» парень имел в виду энергетик, но не тот, который продается в магазинах.  Собственноручно изготовленный по древнему рецепту в утренний час полнолуния в безветренную погоду после строгого недельного поста, он мобилизовал все силы организма, давая супер силу, выносливость и быстроту и позволяя не чувствовать боли и усталости в течение четырех-пяти часов. «И мертвого поднимет» - посмеивался Дима, но Саша не любил им пользоваться. После него больше недели приходилось отсыпаться и отъедаться за четверых, восстанавливая силы.
Собака подбежала к понурому прохожему и замерла на месте. Он остановился, поднял голову, повернув к молодым людям сморщенное полуистлевшее безглазое лицо, и, сорвавшись с места, кинулся к Саше. Парень встретил его топором, который вошел в жуткое лицо нечисти и застрял там. Упырь совершенно не обратил на это внимание, продолжая стремительное движение, он схватил Сашу за плечи и повалил на землю. Дима, подбежав сбоку, отрубил нечисти руку, и Саша освободился от хватки потерявшего опору зомби, завалив его на бок. Не давая монстру подняться на ноги, Дима несколькими мощными ударами отрубил ему голову. Тело упыря, лишенное руки и головы, растерянно дергалось, голова сдавленно мычала.
- Готов, - усмехнулся Дима, помогая Саше подняться с земли.
- Отлично, - кивнул его друг, доставая серебряное распятие размером с ладонь.
Саша наклонился над телом монстра и, положив ему на грудь распятие, зашептал:
- Отче наш, еже еси на небеси…
Дима отошел в сторону. В наше время, когда повсеместно распространено христианство, это был быстрый и самый верный способ отправить нежить в мир иной, и Саша им активно пользовался, но Дима не мог. Он очень хорошо чувствовал слова молитвы, обращенные к чужому Богу, отдававшиеся в его теле болью и острыми иглами холода. А еще он чувствовал жаркое дыхание преисподней, открывавшейся каждый раз, чтобы забрать темную энергию нежити и каждый раз ласково тянущуюся к молодому человеку, обещая иноверцу полную мучений вечность.
Когда Саша закончил, тело упыря, лишенное магической подпитки, потеряло форму и превратилось в серую сухую труху.
- Ну все, - удовлетворенно отметил парень, поднимая свой топор.
- А где наша собака? – озадаченно оглянулся Дима, ведь сделавшее свое дело заговоренное животное должно было остаться на том месте, где оно обнаружило нечисть.
- Вон она, - указал Саша на тыкавшуюся в забор темную фигуру.
- Что там? Пойдем, глянем, - насторожился Дима.
Молодые люди подошли к старому дощатому забору и заглянули внутрь. Они увидели широкий двор перед заброшенным одноэтажным домом с высокой двускатной крышей и наглухо заколоченными окнами. На дворе располагалась пара сараев и засыпанные снегом кучи мусора. Неглубокий снег по всему двору был утоптан цепочками человеческих следов. Вокруг одной мусорной кучи потерянно шатался пожилой человек, очень бледный и одетый не по погоде в белую рубашку и брюки.
- Еще один? – удивился Саша.
- Хорошая собачка… - Дима задумчиво опустил руку, собираясь погладить магическое существо, но рука, пройдя сквозь морок, не ощутила теплой собачей шерсти.
Из-за сарая появилась женщина в сером платье и на каблуках. В сумерках не было видно, что вместо лица у нее страшная маска из остатков сгнившей кожи и мышц. Она уставилась на парней бессмысленным равнодушным взглядом ввалившихся глаз, глухо замычала и, спотыкаясь, заковыляла к ним.
- Ого! Двое! – воскликнул Саша.
- Ну что, вперед, - его друг оглядел забор и, выбрав место пониже, перелез через него.
- Тебе мужика, а я с этой разберусь, - негромко поделил Саша, следуя за ним.
- Агась, - кивнул Дима и азартно махнул топором, готовясь к бою.
Мужчина повернул свою мертвую голову и резво побежал к нему. Увернувшись от атаки зомби, парень подставил ему подножку, прыгнул сверху на растянувшегося в снегу монстра и, не давая ему подняться, отрубил голову.
- Угугу – глухо загудела голова. Тело, неспособное скоординировано двигаться без головы,  неуклюже барахталось в снегу.
Саша подскочив к упырю, отмахнулся от его протянутых рук и ударил по ноге. Конечность монстра подогнулась, и он упал на колени. Извернувшись, зомби попытался снова схватить парня, но он рубанул по вытянутой руке и, толкнув упыря, свалил на землю. Придерживая пытающееся встать тело, Саша достал распятие.
- Я осмотрюсь пока, - подошел к нему Дима и кивнул на дом, - там, кажется, свет.
Из окна, не видного с улицы, из-под досок пробивалась тонкая полоска света.
- Давай, я с этими закончу, - кивнул Саша и начал молитву.
Дима подошел к дому. У окна он присел, пытаясь заглянуть в щель, но кроме досок ничего не было видно. Прислушавшись, он не услышал никаких громких звуков.
Парень направился к двери и легонько потянул за ручку. Толстая деревянная дверь оказалась не заперта и открылась без скрипа.
Войдя внутрь, молодой человек оказался  в темном небольшом коридоре с белеными стенами и потолком. На полу лежал старый вытертый ковер, в углу у двери одиноко стоял деревянный табурет. Пахло сыростью, плесенью и чем-то едко-неприятным.
Коридор выходил в большую комнату с деревянным полом, такими же побеленными стенами и потолком. Единственная лампочка без плафона свисала с потолка. Два темных проема обозначали входы в другие комнаты. Посередине комнаты на полу была нарисована пятиконечная звезда, заключенная в круг и украшенная множеством различных символов. В центре звезды стоял жертвенный стол, сильно потемневший от времени. Его вырезанные в виде геометрических фигур ножки были исписаны рунами и знаками. На столе, лежала совсем молодая голая девушка, прикрытая белой тканью. Хрупкая, маленькая, с длинными золотистыми волосами, она, казалось, попала сюда из диснеевской сказки. Ее руки и ноги были привязаны к специальным проушинам, вделанным в столешницу.
Пожилой седовласый мужчина, одетый в черный балахон с капюшоном, сосредоточенно дорисовал символы на  полу. Его балахон и широкий пояс также были вышиты рунами и знаками.
- Эй, ты что задумал?! – разозлился Дима.
Ясно было, что мужчина хотел принести девушку в жертву. Это был либо заигравшийся придурок-сатанист, либо настоящий колдун, задумавший очень страшное колдовство. Первое было очень вероятно и объясняло, откуда взялись упыри. Сатанист нашел тексты реальных заклинаний, оживил пару зомби и решил поиграться с вызовом демонов. Второй вариант был совсем невероятен, настоящих колунов осталось очень мало, и вряд ли один из них внезапно окажется в маленьком Горно-Алтайске и решит в заброшенном доме на виду у всех проводить какие-то обряды. Да и Степанович бы точно про это узнал.
Вениамин Степанович, сосед Димы, и был настоящим колдуном, единственным на весь Горно-Алтайск, зорко следившим за происходящим в городе. Он же и обучал Диму с Сашей магическому ремеслу.
В любом случае сатаниста надо было немедленно остановить.
- Не мешайте мне! – раздраженно рыкнул мужчина, даже не посмотрев на парня.
- Эй ты, козел, ты что делаешь?! – пришел в ярость Дима и бросился к нему.
Тот не глядя махнул над головой рукой. Парень споткнулся на полпути, влетев носом в невидимую стену.
- Ах, ты… - молодой человек пошарил по стене руками, затем ударил пару раз топором, но ничего не изменилось.
Из ближайшего проема ведущего в другую комнату вышли два упыря. Сильно разложившиеся, почти скелеты, они двигались очень уверенно и ловко. Увернувшись от их атаки, Дима ударил топором в череп одного, но тот шустро отпрыгнул в сторону. Второй скелет схватил парня за руку. Дима развернувшись, толкнул его в грудь, освобождая руку. Скелет налетел на невидимую стену, от чего на ней проявился серебристый рисунок в виде сот и сразу пропал.
- Интересно, - обрадовался Дима.
Колдун тем временем закончив приготовления, начал обряд. Парень почувствовал, как сгущается темная энергия в комнате, с нетерпением ожидая дальнейших действий мужчины.
Дима отклонился, пропуская мимо себя атакующего врага, схватил его за череп сзади и ударил им о магическую стену, на которой опять отобразился странный рисунок. Скелет вывернулся и схватил парня за плечо, потянувшись к нему зубами. Второй скелет поспешил атаковать, чтобы помочь напарнику. Дима развернулся, толкая вцепившегося в него упыря на второго, а затем со всей силы бросил его снова на магическую стену. Как только на ней высветился странный рисунок, парень ударил в него топором.
- Пффф, - разрушилась защитная стена, развалившись на радужные осколки.
Пнув упыря, Дима повернулся к колдуну и остолбенел. Из-под капюшона на него смотрели страшные нечеловеческие черные глаза на белом как саван лице.
Колдун провел по воздуху рукой, и там появилось черное дымящееся глянцевое длинное лезвие.
«Черная стрела» - сообразил парень, трясясь от ужаса и шаря по карманам в поисках защиты.
Черная стрела – оружие сильных магов, останавливающая любое колдовство и мгновенно убивающая противника. Степанович, показывая ее молодым людям, строго настрого запретил подходить близко к чародеям, умеющим ее создавать.
«Бл…» - подумал Дима, когда она сорвалась с места и вошла молодому человеку в сердце, оставив в груди обугленную рану. Нащупав в кармане только пузырек с «ягуаром», парень влил его в себя и провалился в темную яму беспамятства.
Затем резкой ледяной тяжелой волной действительность вернулась к нему. Дима лежал на полу, сверху мощным прессом давила темная энергия. Мышцы наполнились силой, сердце, запущенное зельем, бешено стучало, эхом отдаваясь в висках, но парень чувствовал непривычный холод. Он понял, что как только действие зелья закончится, сердце остановится вновь.
Молодой человек огляделся. Скелеты, дезориентированные мощным потоком энергии, беспорядочно крутились в углах. Колдун, негромко произнося заклинание, достал искусно выточенный из камня, тонкий и очень красивый жертвенный нож.
«О!» - Дима схватил топор и кинулся к нему. И хотя их разделяло не больше пяти шагов, парню понадобилось время, чтобы добраться до мужчины сквозь сгустившуюся, словно кисель темную энергию.
Дима подскочил к колдуну в тот момент, когда он поднял нож над головой, чтобы вонзить в жертву. Молодой человек с силой дернул его за руку и вытолкнул из пентаграммы. Нож вылетел из его ладони и раскололся на части, ударившись о стену. Лицо колдуна вытянулось от удивления, а Дима уже опустил топор ему на шею, перерубив сонную артерию. Глаза мужчины побелели и закатились, тело осело на пол в лужу собственной крови.
«У-у-у-у-у-у!» - загудел сгустившийся в пентаграмме сумрак и закружился в мощный смерч вокруг жертвы, крови которой он так и не получил. Не получил он и крови колдуна, вызвавшего его в этот мир.
Видя ярость взбешенного духа, Дима понял, что девушку надо оттуда вытащить. В голове мелькнула мысль, что он, обычный человек, знающий всего пару магических приемов, вряд ли сможет противостоять демону.
«По фигу» - махнул рукой парень, не привыкший пасовать перед опасностями.
 Дух внезапно остановился, и Дима почувствовал, как комнату наполнило напряженное ожидание. Труп колдуна начал корчиться на полу. Парень застыл в нерешительности, не зная, что делать, лишь холодное сердце, подгоняемое энергетиком, бешено стучало в висках.
«Он, наверное, нашел способ вселиться в колдуна» - сообразил молодой человек, - «надо ему помешать»
- Кхм… - парень склонился над телом и размашисто перекрестил его, - отче наш…
Он начал молитву и сразу почувствовал жар открывающейся преисподней. Стараясь не обращать на нее внимания, он мысленно потянулся наверх, туда, где, по его мнению, должен был быть христианский Бог, помощи которого он просил:
-… да святится имя твое… - Дима перекрестил тело еще раз.
Колдун дернулся и затих, внезапно ушло ощущение напряженного ожидания, словно тяжелый груз сняли с плеч. Лишь адский огонь нестерпимо поджаривал спину.
- да будет Царствие… аминь, спасибо за помощь, - торопливо прервал молитву парень, не забыв поблагодарить Бога, следуя простой истине: один раз не проявишь почтения, в следующий раз не дождешься помощи.
Сжав топор, молодой человек резко обернулся – ни упырям, ни злым духам, ни чертям из преисподней он сдаваться не собирался, тем более что ягуар еще действовал, но ничего нового в комнате не увидел.
- Хи-их-хи, - задорно рассмеялись гадкие голоса над ухом и огромная адская печка выключилась.
В комнате стало спокойно и тихо, даже скелеты лежали в углах и не шевелились.
Дима подбежал к девушке и прислушался. Услышав ее легкое дыхание, парень попытался ее разбудить, но у него ничего не вышло.
«Под наркотой, наверное» - решил он.
Разрезав на руках девушки веревки, он укутал ее в белую ткань и свою куртку, закинул на плечо и вышел из дома.
Весенняя ночь подошла к концу, тихо сменившись утренней мглой. День обещал быть пасмурным – небо было затянуто плотными темно-серыми облаками.
Во дворе толпа зомби разной степени разложения, перелезая друг через друга, стремилась достать кого-то в центе.
- Саня! – Дима кинулся на помощь со всей быстротой и мощью, усиленной энергетическим напитком.
Одной рукой удерживая девушку, он ловко орудовал топором в другой руке, расталкивая и рубя упырей.
- Саня! – он, наконец, добрался до друга.
Саша стоял на коленях, пытаясь спрятаться за упыря, вцепившегося в его предплечье, от других и устало отмахивался топором от протянутых к нему рук.
- Граната… - прохрипел он, увидев Диму.
- Агась, - парень вытащил и бросил под ноги монстрам «световую гранату» - стеклянный пузырек с заколдованным в нем солнечным светом. Стекло разбилось, яркая вспышка осветила толпу, которая взвыла от боли и кинулась врассыпную.
Дима двумя ударами перерубил череп упыря, вцепившегося в друга, Саша упал на землю.
Свет погас и зомби остановились. Развернувшись, они снова двинулись на молодых людей.
Дима положил девушку и начертил топором круг вокруг нее и Саши, приговаривая:
- Закаляли железо в кузнице Сварога, освящали железо именем Симаргла; из него я дом построю, сюда нечисти хода нет; пол – железный, потолок-железный, стены-железные, двери-железные, железный замок, топор – это ключ, ключом дверь запираю, живи!
Закончив круг, парень с силой вогнал топор в мерзлую землю поперек линии. Упыри, добежав до круга, в нерешительности остановились.
Дима помог Саше сесть:
- Ты как?
- Плохо, - выдавил друг, - ногу, кажется, сломали, руку повредили, покусали… поцарапали…
Парень принялся накладывать жгуты на поврежденные конечности, чтобы остановить кровь.
- У тебя что? – кивнул Саша на Димину обугленную грудь.
- А я… - замялся молодой человек, - труп.
- Что?
-Черная стрела… - Дима нервно запустил руку в карман, чтобы достать пачку сигарет и закурить, но ее там не было. Он бросил курить больше года назад, но временами привычка снимать стресс сигаретой напоминала о себе, - держусь пока на ягуаре, потом конец. Вот.
- Степанович сможет помочь, надо быстрее к нему,- нахмурился Саша и оглядел толпу упырей, топтавшихся вокруг, - но их слишком много, нам не пробиться.
- Да ладно, справимся, - подмигнул Дима, но в душе он не чувствовал уверенности в своих словах. Действие энергетика слабело, Саша был серьезно ранен, и девушку нельзя было здесь оставлять. Все было против них.
Реальность – штука бессердечная. Нельзя переиграть или поступить по-другому. Или если вдруг судьба ополчилась на тебя, и удача оставила, значит тебе конец. И сколько их было, безымянных героев, решивших рискнуть и проигравших? А сколько их было, которым приходилось выбирать из двух одинаково проигрышных вариантов, или у которых выбора не было вообще? Можно лишь отдать должное человеческой храбрости и пожелать удачи всем тем, кому предстоит еще оказаться в такой ситуации. Ведь те, кто уже прошел через такое, либо победили, либо лежат в могиле.
Но все же в реальности есть место и чудесам. Для кого-то это Дед Мороз, приносящий подарки, для кого-то монета, брошенная в фонтан или лента, завязанная на ветке счастливого дерева, а для кого-то это вовремя произошедшее неожиданное событие, вернувшаяся удача.
- Ну, погнали! – Саша тряхнул головой и покрепче сжал топор.
- Агась, - Дима закинул девушку на плечо и рывком вытащил топор из земли, замахнувшись на ближайшего упыря.
Хмурое холодное утро посветлело, словно в мире добавили яркости. Робкие лучи солнца пробились через поредевшие тучи, заливая двор мягким желтым светом. Монстры в ужасе начали разбегаться, укрываясь за строениями и ища спасительную тень.
- Во везуха! – обрадовался Дима, засунул топор за пояс и, подставив плечо Саше, двинулся к забору.
У забора ютился полуистлевший уродливый упырь. Парень пнул его ногой, отчего тот вылетел на середину двора, упав в снег. Его голова и спина стали дымиться под лучами солнца. Схватившись за голову, монстр глухо замычал, пытаясь встать.
- Еще повоюем! – пригрозил ему молодой человек.
Сердце все еще работало в бешеном ритме, адреналин выпрыскивался в кровь, подгоняя парня. Он легко перемахнул через забор, несмотря на девушку на одном плече и Сашу на другом, и отправился в сторону дома старого колдуна Степановича.


Рецензии
Сколько живу, не видел ни одного упыря - и слава богу! А вот парни с топорами встречались, и даже с бензопилой. Всё думал, для чего им это железо, теперь понятно. :)

Геннадий Ищенко   13.09.2020 05:47     Заявить о нарушении
Хех :) За всех ручаться не могу, но за двоих из моего рассказа точно :)
Добра!

Елена Ивановская   14.09.2020 20:30   Заявить о нарушении