Мобильник. Версия 1. 0

   Телефон притаился на самом краешке скамейки. Спрятанный в пластиковый чехол, он чем-то напоминал хамелеона: должно было повезти, чтобы получилось усмотреть мобильник на фоне намокших от дождя досок. А тут ещё и жёлтый кленовый лист, сорванный с дерева порывом ветра, спланировал прямо на телефон, сделав его практически незаметным для постороннего взгляда. На свою беду, Марк телефон увидел.
   Натянув на голову капюшон, Островский неспешно прогуливался по пустынным дорожкам городского парка. Он любил дождь, но именно в таком формате: один на один, без посторонних зрителей и проезжающих мимо автомобилей. Особенно без последних: неожиданно они могут окатить водой из лужи или развеять очарование прогулки громким резким сигналом. Хорошо, что в парке машины не ездили. Странно, но в этот час, когда сумерки лишь готовились опуститься на осенний город, не было в парке и людей. Только Марк и дождь. Они грустно улыбались друг другу, каждый думая о чём-то своём. Примерно так ведут себя два старинных друга: молчание их обоих ничуть не смущает, да и говорить, в сущности, не о чем, потому что уже давным-давно всё сказано. Капли стучат по капюшону, время от времени холодный колючий ветер пытается сорвать его с головы, и серое небо отражается в лужах, разбросанных по дорожкам парка там и сям.
   Как Островскому удалось заметить телефон? Почему, даже увидев его, Марк просто не прошёл мимо? Подумаешь - лежит и лежит: наверняка, хозяин скоро хватится пропажи и вернётся за своим имуществом. Но судьбе было угодно по-другому: мужчина остановился возле скамейки, отшвырнул кленовый лист, взял телефон в руки. Сам себе он объяснил свой поступок вполне логично: “ Позвоню по одному из номеров, что обязательно найдётся в списке контактов. Узнаю координаты владельца. Если он не так далеко, то отнесу ему телефон. Если нет, просто оставлю свой номер”. Как говорится, благими намерениями выстлана дорога в ад.
  - Ух, ты! – удивился Марк, разглядывая мобильник. Одна из первых моделей Siemens, практически раритет. Островский даже немного поностальгировал, вспоминая, что заряд батареи в этих телефонах держался на протяжении недели, а полифонические мелодии на звонке звучали очень просто, но в то же время задорно и призывно. И если даже уронишь такой мобильник – ничего страшного: его корпус был почти неубиваем, а в случае чего под рукой всегда находилась сменная панель.
   Спрятанный в пластиковый прозрачный чехол, телефон выглядел абсолютно новым, будто только вчера сошёл с конвейера: ни каких-либо царапин, ни стертых цифр на клавишах. Марк решил, что хозяин мобильника очень аккуратен и бережлив. А что ещё можно сказать о человеке, если судить по его телефону? Островскому захотелось проверить свои аналитические способности. “ Кем может являться владелец мобильника столь старой модели?” – приступил к размышлениям мужчина. “ Вряд ли это ребёнок. В наши дни дети в погоне за статусом обращают огромное внимание на такие вещи и даже больше, чем некоторые взрослые. Бедные родители вынуждены брать кредиты, лишь бы у их чада был телефон не хуже, чем у кого-то из одноклассников. Тем более это не какой-нибудь студент, для них мобильник – многофункциональная вещь, с возможностью выхода в интернет и ещё кучей всевозможных приложений. Человек средних лет? Вполне возможно, но вряд ли. Скорее всего, это пенсионер. Чехол и отличное состояние телефона такой вывод только подтверждают: сегодняшние пожилые люди с их мизерной пенсией, несомненно, будут дорожить даже недорогим мобильником”.
  Марк повертел телефон в руках, высматривая какие-нибудь дополнительные особенности, но больше его взгляд ни за что не зацепился. Он понял, что явно не тянет на Шерлока Холмса, уж тот бы точно сумел  определить  пол и точный возраст владельца мобильника, перечислить его вредные привычки, и даже кое-что рассказать о его домашнем питомце, если таковой, конечно, имелся.
“Хотя, никаких если. Сто процентов, что имеется. Трудно представить себе пожилого человека, не обременённого заботой о мурчащем пушистике. А с кем ещё, скажите, пожалуйста, ему разделять своё одиночество?”
   Марк коснулся одной из клавиш. На экране телефона высветилась надпись, что для разблокирования клавиатуры необходимо нажать на кнопку с обозначением звёздочки. Островский улыбнулся – никаких тебе пин-кодов, графических ключей и сканеров отпечатков пальцев. Удержал в течение нескольких секунд клавишу со звёздочкой, и нате вам, Сезам открылся.
Первым делом Марк зашёл в список контактов. Удивительно, но в нём находилось всего девять номеров. Островский задался вопросом, сколько контактов имеется в его собственном телефоне? Ну уж точно не меньше двухсот. Правда, если разобраться и удалить все лишние, сохранив номера только тех людей, с которыми Марк действительно регулярно общается, то, скорее всего, в его телефоне останется примерно столько же. “Да что я сам себя обманываю”, - подумал Островский. “Меньше, намного меньше. Всего четыре. Или даже три”.
   Мужчина пролистал список, который на первый взгляд казался вполне обычным. Вернее, обычными выглядели лишь первые восемь контактов: Антонина, Валентина Пе (видимо, сокращение от Петровны, ввести большее количество символов не представлялось возможным из-за маленькой памяти, установленной в телефоне), Володя, Галя пенсия, поликлиника, соцзащита, сыночек, Тимофей Иван (видимо, Иванович). А вот название девятого сбивало с толку — оно было набрано английскими буквами и дословно звучало, как Abaddon .
“Что за Abaddon?” - удивился Марк. “Кого можно назвать словом, что в переводе с английского обозначает преисподнюю? А ещё, если я не ошибаюсь, имя, которое в латинском написании выглядит именно как Abaddon, носил один из демонов ада”. Островский решил, что всё это очень странно, но, тем не менее, его вовсе не касается. Перед тем, как позвонить по одному из номеров, указанных в списке контактов, он открыл журнал вызовов. Скромные возможности найденного им телефона позволяли отображать всего лишь десять исходящих, десять входящих и столько же пропущенных звонков.  Записей о пропущенных вызовах не нашлось вовсе: или хозяин телефона их всех удалил, или, что более вероятно, он всегда держал телефон рядом с собой и старался отвечать на каждый звонок. “А были ли вообще эти звонки?” – озадачился  Островский. “Сейчас узнаем”.
Десять входящих вызовов уложились во временной период, охватывающий восемь последних дней. Да уж, действительно не густо. Что было очень печальным  – ни одного звонка от сына. Попутно Марк пришёл к выводу, что хозяин телефона всё же является женщиной: разве мужчина назвал бы в телефонной книге своего ребёнка сыночком? Вряд ли. Итак, из десяти входящих вызовов три приходились на Валентину Петровну, один – на Антонину. Ещё один номер не определился, но судя по первым трём цифрам – это была бесплатная линия. Скорее всего,  бесполезный социальный опрос населения или звонок из какого-нибудь банка с предложением взять кредит. Причём, на очень выгодных условиях. О том, что такие условия выгодны лишь банку, конечно же, умалчивалось. Самому Островскому подобных звонков поступало  великое множество: обычно он сразу добавлял номер, с которого ему звонили, в чёрный список своего мобильника.
    Так, и главное – наибольшее количество входящих вызовов значилось от абонента, указанного в телефонной книге, как Abaddon. По одному звонку за каждые из последних пяти суток. Что было необычным,  вызов поступал всегда ночью, между двенадцатью и двумя часами. Длительность первого звонка – четыре минуты. Дальше по нарастающей. Крайний разговор, состоявшийся минувшей ночью, длился уже полтора часа. Марк даже присвистнул от удивления. Ему стало очень интересно, что же это за демон ада, который так нещадно отрывает людей от сна? Островский зашёл в контакт, открыл номер. Вполне обычные цифры, ничего примечательного. А он уж думал, что в номере будут сплошные шестёрки.
 “Чем я занимаюсь? Вместо того, чтобы просто отдать телефон хозяину, устроил тут целое расследование,” –укорил себя Марк. “Да и неправильно это: рыться в чужом телефоне. Всё, пора звонить”.
   Островский вполне логично решил, что в сложившейся ситуации ему разумнее всего поговорить с сыном хозяйки телефона. Марк нажал на кнопку вызова, в трубке раздались длинные гудки. Долго не отвечали, и Островский уже хотел закончить звонок, как вдруг вместо гудков услышал какие-то нечленораздельные звуки.
- Алло, - прокричал он в трубку. – Алло!
Мужчина на другом конце провода был мертвецки пьян, по крайней мере, у Островского возникло именно такое ощущение. Он что-то мычал и хрюкал, перемежая всё это жалобными стонами и пронзительными воплями.
- Харя, это ты? – наконец-то разобрал Марк хоть какие-то осмысленные слова.
- Я нашёл этот телефон на улице. Вы не подскажите мне, как связаться с его владельцем? – спросил Островский, не особо надеясь, что его поймут. Так и получилось.
- Харя, бери водяры, - тут в трубке опять раздалось захлёбывающее мычание. Марк с укором посмотрел на экран телефона, будто взглядом собирался пристыдить своего невидимого собеседника, потом закончил вызов.  “Непутёвый сын: даже не понял, что ему звонили с телефона его матери”, - с грустью подумал Островский. Он всегда считал, что нет ничего страшнее, чем неблагодарность детей в отношении своих родителей. И даже если ребёнок уже давно вырос и стал взрослым мужчиной, это ничего не меняет.
Следующим абонентом, набранным Марком, являлась Валентина Петровна. На это раз долго ждать не пришлось, на вызов ответили практически сразу.
- Алло, алло, кто это? - голос женщины выдавал её чрезвычайное волнение.
- Здравствуйте, меня зовут Марк, - представился Островский. - Мобильник, с которого я вам звоню, был случайно обнаружен мною на одной из скамеек в городском парке. Подскажите пожалуйста, как мне вернуть телефон его хозяину?
- Это что, какая-то глупая шутка?
- Я не понимаю, о чём вы. Это вовсе не шутка.
Марк действительно не мог взять в толк, что же так поразило его собеседницу. Ему показалось, что в трубке раздаются еле слышные всхлипывания. Неужели это его слова заставили женщину плакать?
- Марк, хозяйка этого телефона умерла сегодня ночью. Инфаркт. Так что я не представляю, каким образом её сотовый телефон мог оказаться в городском парке.
Женщина перестала себя сдерживать и разрыдалась теперь уже в полный голос. Поражённый её словами, Островский даже присел на мокрую от дождя скамейку. В его голове беспорядочно роились мысли. Решение пришло само собой.
- Валентина Петровна, а можно мне с вами встретиться? Я отдал бы вам телефон, да и просто бы поговорил.
- Откуда вы знаете, как меня зовут? - голос женщины вдруг засквозил недоверием.
Островский объяснил, что именно так она была обозначена в найденном им телефоне.
- Валентина Пе? - переспросила женщина. - И вы решили, что это сокращение о Петровны?
- Да. Если честно, ничего другого мне на ум и не пришло. А разве я не прав?
- Правы, да не совсем. На самом деле моего отца звали Пеон.
- Пеон? - переспросил Марк. Несмотря на всю трагичность ситуации, на его губах заиграла улыбка.
- Да. И соответственно, меня зовут Валентина Пеоновна. Но это только по паспорту. А так меня все называют Петровной.
- Не знаю. Мне больше нравиться исходный вариант.
- Не подхалимничайте, - отрезала женщина. Потом, немного помолчав, всё-таки добавила: - Ладно. Если у вас есть свободное время, можете подойти прямо сейчас.
Валентина Пеоновна назвала адрес, после чего сразу же оборвала разговор. Мужчина, сидящий на скамейке и приложивший руку с телефоном к уху, ещё долго оставался в такой позе. В трубке раздавались короткие гудки, но он не обращал на них ровно никакого внимания. Размышления о превратностях судьбы словно пригвоздили Марка к месту. Но вскоре он резко встал, оглянулся вокруг. Фонари в парке ещё не зажглись, вечерние сумерки обволакивали Островского. Где-то недалеко шумел город, но здесь, в царстве полутеней и замерших мыслей, было тихо. Только шорох ветра… только шёпот падающих с неба капель.  Натянув на голову капюшон, мужчина растворился за сеткой дождя.


Рецензии
Зацепило!
Спасибо!
Удачи и успеха!
Софья С.

Софья Сонецкая   16.03.2019 01:02     Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.