Пространство-время

Пространство-время – частное возмущение общего энергетического поля.

Поскольку геометрию в советской школе давали по Евклиду, а физику по Ньютону, шаблон четырехмерного мира мог бы навсегда врезаться в мое сознание. Но, слава Богу, в 90-е годы на полки книжных магазинов буквально хлынули книги по современным наукам и/или лженаукам. Некоторые из них я прочел и… вынес (пред)убеждение, что ни времени, ни пространства, ни даже придуманного Эйнштейном пространственно-временного континуума – не существует!

Представим себе пешехода в произвольной точке «пространства». Перед нами система, в которой два элемента – «пространство» и пешеход. Но едва пешеход сделает шаг, как система изменится! В первом «пространстве» пешеход реально не продвинется ни на сантиметр. Не продвинется он ни во втором, ни в третьем, ни во всех последующих «пространствах». А раз расстояние, якобы преодоленное беднягой, все равно останется равным нулю, значит, и никакого «абсолютного пространства» нет и в помине. Ведь скорость пешехода будет нулевой. А поскольку время – это частное от деления расстояния на скорость, то, выходит, не существует и «абсолютного времени»: 0/0 = 0.

Однако, по-своему переоткрыв пространство-время, я продолжил беспорядочное чтение натурфилософских текстов, пока не наткнулся на теорию автопоэзиса чилийцев Умберто Матураны и Франсиско Барелы. Их идея, что среду можно рассматривать как часть системы, буквально перетряхнула мне мозги. Выходило, что каждый объект производит собственное пространство-время, замыкая его на собственную массу. Откуда – через представления об иллюзорности границ (включая границы системы) – следует, что любое пространство-время может рассматриваться только вместе с породившей его системой. Вместе они представляют собой единое возмущение общего энергетического поля, состоящее из более плотного ядра («массы») и менее плотного гравитационного (?) «завихрения» вокруг него.

И элементарные частицы, и молекулы, и Земля, и галактики, и Вселенная – действительно связаны одним общим замыслом! Он – в сохранении, длении первоначального энергетического импульса. Сообразно этому замыслу и происходит отбор наиболее гармоничного (красивейшего) соотношения статики (массы, плотности, потенциала) и динамики (свободы, открытости, энтропии) любой системы на свете, включая нас с вами, читатель.

Какой практический вывод отсюда следует? Шекспир, сравнивая мир с театром, а людей – с актерами, был по-своему прав. Но, как и положено любому директору театра (от Шекспира до Карабаса), он слукавил. Мы не просто Мальвины с Буратинами. Каждому из нас от природы дано быть и главным режиссером, и труппой, и самим театром, и даже целым Лондоном, где стоит этот то ли наш, то ли шекспировский «Глобус». И что же? Какие из данных нам возможностей мы используем? И сколько энергии тратим на разную мутатень, направленную когда поперек, а когда и вопреки Великому Замыслу?

Продолжение следует…


Рецензии