Примирение 1. Глава 6

Через два месяца,  Надир Салтанов,  как и обещал,  представил Чеславу Миланову свою возрождённую команду конных каскадеров. Для этого он пригласил режиссера к большому загону для лошадей,  который находился за нижним кишлаком.   Этот загон, по мнению Надира, был просто идеален для показа подобной программы,  идеален и своим размером, и формой, и  грунтом.  И что ещё было не мало важным для горца,  так это то,  что увидеть этот загон можно было только если подняться  на холм.  Таким образом,  Надир надеялся, что посторонних людей при показе трюковой программы точно не будет.  Но он ошибся - ещё до приезда джигитов, к нижнему кишлаку уже начали подтягиваться первые зрители,  а уж когда вся команда Надира была в сборе,  то народу набралось,  наверно,  с хороший футбольный стадион,  так что практически весь холм оказался усеян людьми. А главное, это были в основном  семьи с детьми,  которые уж точно не  жили в кишлаках – это были городские  жители,  каким-то образом узнавшие о сегодняшнем  «закрытом» мероприятии…

 Чеслав Миланов окинул довольным взглядом всю  толпу и невольно рассмеялся,  чем привел Надира Салтанова в неподдельное замешательство.
-Я не понимаю, - развел руками Надир,  - от куда они все здесь взялись.  Чеслав,  клянусь! Я не собирался устраивать шоу,  мои ребята это докажут.  Как я теперь покажу тебе свою команду?
- Да ладно, дружище,  - весело произнес режиссер,  - Думаю,  не стоит так сильно переживать по этому поводу.  Знаешь,  а давайте вы на самом деле покажите всё свое мастерство.  Пусть у людей сегодня будет настоящий праздник,  они все этого  заслужили и,  в первую очередь,  твоя команда.  Посмотри,  как у твоих орлов горят глаза,  как они горды тем,  что сейчас на них смотрит столько людей!  Надир,  начните с классической джигитовки,  а уж потом покажите сценический кавалеристский бой. Как ты на это смотришь?
- А как я могу на это смотреть?  У меня всё равно уже нет выбора – джигитовку,  так джигитовку…

     После этих слов,  горец подошел к одному из своих джигитов и несколько минут,  что то очень горячо ему объяснял,  при этом не переставая всё время жестикулировать руками.  Как-будто,  это начальник отчитывал своего подчиненного за какую-нибудь провинность,  вот только «подчинённый»,  с каждым новым словом своего «шефа», улыбался всё сильнее,  а глаза,  и так горящие азартным огнем,  вспыхивали еще ярче.  И, в конце  этой сцены джигит был уже готов, прямо в ту же секунду,  сорваться с места и поскакать вперед быстрее ветра!

   И вот,  когда молодые люди,  все как один запрыгнули на своих верных лошадок,  холм разразился бурными аплодисментами и восхищенными возгласами собравшихся -  представление началось!
   Около получаса конники демонстрировали чудеса джигитовки,  вытворяя умопомрачительные  трюки,  сидя в седле,  стоя на седле,  на полном скоку – под седлом,  перепрыгивая с лошади на лошадь и обратно! И,  казалось,  что  лошади и  наездники превратились в одно целое,  в один единный организм. А ещё,  складывалось такое впечатление,  что животные получали удовольствие от всего этого процесса,  даже больше чем люди… 
      В следующие полчаса в загоне прошел «ожесточённый» бой  - джигиты разделились на две команды и, обнажив сабли,  ринулись друг на друга.  Кони вставали на дыбы,  сабли сверкали на солнце и «рубили» на лево и направо «врагов»,  которые «замертво» падали из седел  прямо на землю,  и быстро отбегали за ограждение,  чтобы не покалечиться уже взаправду.
  Надир Салтанов, всё это время,  бегал вдоль жердей, махал руками,  и что-то эмоционально выкрикивал на каком-то своём языке в сторону своих подопечных,   и не смотря на сильный шум исходящий как из загона,  так и с холма,  джигиты слушались его беспрекословно.   А « убитые» в бою воины,  ловко уворачиваясь от лошадиных копыт, вставали с земли и бежали к своему наставнику,   чтобы получить от него благодарственный шлепок по спине.  Но к концу «боя»  Надир не выдержал: он одним прыжком перемахнул через забор, подхватил с земли оброненную кем-то саблю и,  вскочив на «свободную» лошадь,  с боевым кличем ворвался в самый центр «сражения».  И тут воины принялись падать один за другим! Один взмах надировской сабли - один «убитый»  воин! Только   самого Надира,  даже «ранить» конечно же никто не смел. Поэтому,  очень скоро,  из всех джигитов на коне остался только один Надир Салтанов.  Тогда он поднял свою саблю вверх и издал громкий победоносный клич,  который эхом подхватила вся его команда,  после чего и весь холм разразился бурными овациями и криками «браво» - шоу было законченно…

    Еще через некоторое время,  вдоволь насладившись вниманием публики, а   особенно её женской частью,    джигиты вскочили на своих лошадей и умчались в горы,  в горный монастырь при котором и была конюшня Надира. Там же проходили и все тренировки его подопечных.

  Сам  Надир  после шоу,  пригласил Чеслава и Сюзанну к себе домой на праздничный ужин.  И когда все приехали к дому горца,  то там уже был Евгений Стифеева и ещё один молодой человек, который был представлен Чеславу,  как участковый доктор,  наблюдающий престарелых родителей Надира и,  по совместительству,  просто друг семьи -  Самуэль Нисман. 
     Самуэль оказался интелегентнийшим человеком,  совершенно противоположного темперамента с Надиром.  Казалось,  что он был сама невозмутимость.  И Чеслав,  весь тот вечер,  просто наслаждался общением с адекватным, высокообразованным собеседником.   
   И к тому же Самуэль сразу же согласился присмотреть за родителями Надира,  пока тот будет вместе со съемочной группой в горах. Да и Чеславу это было очень даже на руку – спокойный Надир, значит спокойные все!
 


Рецензии