Деревенские чудаки. Володька Трофимов

Ему далеко за шестьдесят, а  старики, что остались ещё на улице нашей, зовут его по-прежнему – Володька Трофимов. Беззлобно и без насмешки –  уж так повелось. Вот, к примеру, бухгалтера РСУ сразу стали называть уважительно Владимиром Николаевичем. А здешнего умельца по починке машин, готового всегда прийти на помощь, любовно –  Володей. Ещё и Вовочка Семёнов есть, девятиклассник-отличник, говорят, стихи пишет. Каждому – своё имя. Володьке Трофимову – своё.

Как всегда, к вечеру, увидев, что скамеечка «заработала», то есть, собрались и умостились на ней три её обычные посетительницы -  тётя Шура, Мария Ивановна и Полинка, все старше его, всем – под восемьдесят, он  неторопливо, останавливаясь и закуривая на ходу,  идёт к ним.  В глазах старух - усмешливое любопытство (чтоб себя не уронить) - с чем сегодня пожаловал? А пожаловал он с новым «словом».

Как-то, судьба занесла его однажды на склад макулатуры,  для вывоза которой направили его полуторку. В жизни, не видывал он такого количества книг. Сам ничего никогда  не читал, кроме районной газетки, а тут, пока работал погрузчик, с любопытством стал перебирать новенькие тома  «Материалов» разных партийных съездов и  потрёпанные книги неведомых ему писателей. Не сразу, бросился ему в глаза тот  словарь, тёмно-зелёная добротная обложка которого, была чуть трачена плесенью. Раскрыл  пожелтевший заглавный лист:

                -----------------
         К 25-летию издательской деятельности Маврикия Осиповича Вольфа

                ТОЛКОВЫЙ СЛОВАРЬ
                Живаго
                ВЕЛИКОРУССКОГО ЯЗЫКА
                Владимира Даля

   Второе  издание исправленное и значительно умноженное по рукописи автора.
                Том 2
                И-О.

                Издание книгопродавца – типографа М.О.Вольфа.
      С-Петербург. Гостиный двор.                Москва. Кузнецкий мост
                1881г.
                --------------

А дальше – слова…слова…   Со старинным «ять» и толкование.
 
Что удержало в руках тот словарь, когда рядом остановился ковш погрузчика?
 
С тех самых пор, и не расставался Володька  с книгой этой.  В своё время, кое-как, проучившись в школе 6 классов, никогда тяги к  новым знаниям не испытывал, кроме тех, что  шли в руки  сами собой, с опытом, за баранкой старенькой полуторки. А тут – приворожила книжка. Старая тёща сказала – «как корнями обвело мужика».
 
Вечером, чуть угомонятся в доме, он – за словарь. Это, сколько же слов на свете,  а говорим, как попало. И, чтобы доступнее было, нет - пустить их в ход, а  добавим непечатное и ... вразумим! Эх, поделиться открытием этим - не с кем. Не в гараже ведь с мужиками говорить – засмеют.

Жена – тоже. Вчера рука разболелась, натирает камфорным спиртом.  Володька ей – «камфора  твердое, но летучее, горючее и сильно пахучее, белое вещество, добываемое из камфорного или камфарного дерева». Та, только досадливо отмахнулась – не мужику бы этим заниматься. Мало ли дел по дому!  Обиделся – ночь же!   А ведь и на «обиду» толкование есть – «все, что оскорбляет, бесчестит и порицает, причиняеть боль, убыток или поношение. насмешка, дурной отзыв». И  так, ко всякому понятию – своё толкование. Надо же!

Попробовал внуку Серёжке почитать – тот насторожённо, испуганно даже, на него уставился. Точно – тёща  «поработала». А поделиться – смерть охота! Вот и забросил Володька удочку старушенциям на лавочке.

Те, сначала, с недоверием, хотя и любопытством, приняли его рассказы про «слова», толкуя их по-своему.  Поведал он им слово  "импровизировать". По словарю - говорить речь, не готовясь, "с ума, читать с мыслей".

- Ой! - расхохоталась Мария Ивановна, - это про Шурку Ягубову! Соврёт -  недорого возьмёт, не задумываясь. Намедни, рассказывала, что накопала 50 ведер картошки. А я сама видела, как она весь урожай в коляске мотоцикла с зятем привезла.
               
Потом уж, привыкли, дожидаться его стали. Вот и сегодня, принёс он им новое слово – «ИНСИНУАЦИЯ, наущенье (наустить), тайное подстрекательство, настроенье, подговор».

Мария Ивановна  и рукой безнадёжно махнула:

- Как ты сказал? Инси…инсин.. Так это называется?  Вот чем сноха моя, Тамарка, всё жизнь занимается. Наущает моего сына против матери.  А он, дурак,  слушает, к матери глаз не кажет… Вот ведь, и слово на это чёрное дело  есть!


И ещё одно слово на букву «и» из заветного словаря принёс  Володька – «ИНДУЛЬГЕНЦИЯ -  выдаваемые  прощения, отпуски грехов прошлых, а иногда и будущих; добыть прощу».

Тут старухи наши хором:

- Здесь и думать нечего и гадать незачем – про начальство, про чиновников. Телевизор с утра до ночи - про них, а всё прощают, прощают и, глядишь, новые должности  дают. Лучше сказать – баловство, попущение!

Сидит, вот так,  Володька со старухами дотемна на лавочке, беседует о том, о сём  и думает - как ловко,  простые деревенские бабки, добавляют толкований к его, милому сердцу,  словарю Владимира Даля.  Хоть дописывай!


Рецензии
Замечательно интересно. :-)

Вдохновения Вам!

Вера Вестникова   11.03.2019 20:02     Заявить о нарушении
Спасибо, что заглянули, Вера! Ведь и мы, своего рода, чудаки. Сидим перед монитором, стучим по клавишам, а дел домашних... ))) Шучу, конечно. Успеха Вам в творчестве!

Галина Алинина   11.03.2019 20:19   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.