Повесть о жене моряка. Предисловие и глава 1

Предисловие

Эту повесть я хочу посвятить всем настоящим морячкам - верным жёнам своих мужей-моряков. Они сами выбрали свою нелёгкую судьбу и не жаловались на неё, проведя большую часть своей жизни "соломенными вдовами", растили наших детей, писали нам необыкновенные письма, поддерживали нас своей стойкостью, верностью и любовью, встречали после тяжёлых и изнурительных морских походов, и вскоре провожали в море снова. И если моряки - это особая каста людей, добровольно уходящая в море, то наши жёны - это тоже особая каста, особенные женщины. Далеко не каждая способна быть верной своему мужу долгие годы, находясь вдали от него, среди множества соблазнов, среди подруг, живущих с "нормальными" мужьями, и при этом способна находить и ценить в своей жизни то хорошее, которым она тоже не обделена. Ведь таких женщин мужья любят трепетно и беззаветно, таких женщин боготворят. В жизни у них существуют свои радости, свои счастливые моменты, которые им достаются каждый рейс, каждый год, а потом они вспоминают их и живут в предвкушении и ожидании новых.

Глава 1.  Элина. Первое замужество

Несчастья со здоровьем, да и не только со здоровьем, у Элины Сергеевны Тепловой начались сразу после сорока, в начале девяностых. В приметы она не слишком верила, но слышала, что по каким-то поверьям сорокалетие праздновать не рекомендуется. Одно из этих поверий связывали с тем, что после достижения сорокалетнего возраста, человека  покидает ангел-хранитель. Вот он, наверное, и покинул Элину Сергеевну, так как за несколько лет ей пришлось перенести болезни, хирургические операции и другие прочие неприятности, большая часть из которых была связана с распадом Советского Союза, и потерей в связи с этим работы обоими старшими членами семьи. А вот предыдущее десятилетие для неё, наоборот, было счастливым.

А началось это счастье со случайного столкновения её по работе с Павлом Тепловым,  рефрижераторным механиком морозильного траулера, когда Элина работала бухгалтером расчётной группы, зарплаты морякам начисляла. Незадолго до знакомства с будущим мужем ей как раз тридцать исполнилось, а Паша постарше был на четыре года. Его тридцать пять они уже вместе праздновали.

На тридцать она сама себе подарок сделала, на экскурсию выходного дня в Минск съездила вместе с сослуживцами. В группе у них и моряки были, конечно, знакомые и незнакомые, и не женатые тоже были. Перезнакомились все уже в Белоруссии, в общежитии, когда подруга её, Людка Черненко, объявила всем, что у Элины день рождения. Погуляли тогда весело, и сам Минск Элине очень понравился, и экскурсии им по городу устроили интересные. В то время она ни с кем не встречалась, и в поездке тоже никто ей не приглянулся.
 
Первый раз замуж она выскочила ещё студенткой, второпях, бездумно, теперь она это понимала, но сделанного не воротишь. Совсем она тогда ещё несмышлёнышем была, отличница, увлечённая только учёбой и одесскими достопримечательностями. И  девушкой, конечно, была, у такой-то суровой мамы! Даже жизнь в студенческом общежитии ничего в этом плане не изменила, у них в комнате ребят не привечали.

Прожили они вместе с Эдиком на съёмной квартире год, пока не призвали его в армию, а она как раз в тот месяц забеременела, и узнала об этом, когда муж уже в гимнастёрке ходил. Попрощавшись с мужем, она вернулась в общежитие, а после окончания института уехала рожать к родителям, в Приозёрск, где и осталась на два года, которые Эдик провёл в ракетных войсках за границей. В отпуск его почему-то не отпустили, несмотря на рождение сына, и появился он в Приозёрске уже после демобилизации. Приехал он за ней, и за сыном, разодетый богато, после возвращения мама его одела во всё новое, заграничное, на одесском толчке купленное.

Деньги у его родителей водились всегда, хотя должность у свёкра была незаметная, оклад - скромный, квартира на четверых - однокомнатная, а имеющиеся деньги только и можно было потратить, что на одежду, да на свежие продукты с базара. Ещё дачку небольшую Кудревичи снимали на лето, но квартиру побольше получить нельзя было, машину купить - тем более. Машина - это уже роскошь. Жили скромно, как все в Советском Союзе, даже партийные бонзы тогда своё богатство не показывали, боялись. Хотя Сталина уже давно в живых не было.

Так что первая её бухгалтерская работа в деткомбинате Приозёрска была, в ясли которого она своего Рудика пристроила совсем крохотным, годовалым. Родители её ещё молодыми были, и работали сами, но её с сыном приняли радушно - не в подоле принесла, как говорится, замуж вышла чин-чинарём, не все вот так в Одессе удачно замуж выходят. Хотя, "удачно" - это только на первый взгляд оказалось.

Муженёк ей достался красивый и балованный, с гонором и с претензиями. В Одессе таких любителей пустить пыль в глаза называют "швицер". Отказывать себе он ни в чём не привык, хотя специальности толковой не имел. До армии он строчил брюки в ателье у своего дяди-закройщика, а демобилизовавшись, подался в ученики мясника на Привозе, где муж его старшей сестры работал заведующим мясным корпусом. Комнату молодожёны опять-таки снимали, хотя и большую, и в центре города, другого варианта не было, тогда все так жили.

Рудика в садик устроить сразу не получилось, но Эдик сказал, что это даже к лучшему. Ему нужна жена дома. Став мясником, он будет зарабатывать для своей семьи достаточно, а в крайнем случае, родители помогут. Сына своего Кудревичи любили, а Рудик был его уменьшенной копией, и не только внешне, хоть и рос без него. Гены, наверное.

Но не прошло и года, Рудику трёх лет не исполнилось, как у Эдика появилась на Привозе любовница, женщина, правда, крупноватая, в теле, но зато при должности санитарного врача, при деньгах, и при квартире. Долго он над решением любовного треугольника не размышлял, Инга и в постели, ко всему, оказалась гораздо более умелой, да он и сам себя с ней почувствовал другим мужчиной, жеребцом просто. Развод состоялся по взаимному согласию сторон.

Элина, хоть и оскорблённая в своих лучших чувствах, к тому времени уже поняла, что для жизни ей нужен другой человек, посерьёзней и понадёжнее, близкий по духу. При разводе суд принял постановление о взыскании с Эдика алиментов, но денег этих хватало только на оплату их съёмной квартиры. 

Трёхгодовалого Рудика Элине пришлось отвезти родителям, другого выхода она просто не видела. Можно было и жить там остаться, и места в доме хватало, и на работу приглашали вернуться, только в плане будущего замужества заштатный Приозёрск был местом абсолютно бесперспективным. И посовещавшись с родителями, Элина возвратилась в Одессу. Заботу о её сыне родители решили взять на себя. Родная кровь, как ни говори. А дочери надо помогать.

Следующим вопросом стояло устройство на работу. Попутчицей её на обратном пути в Одессу оказалась молодая разбитная деваха, собирающаяся устроиться рыбообработчицей на плавбазу "Восток" - огромное судно, по размеру превышающее даже пассажирские лайнеры. "Восток" выпускал рыбные консервы, работали в разделочном цеху, в основном, женщины, а заработки были очень приличными, так Антонина ей объяснила, и заразила её идеей и самой попробовать морячкой стать.

А что? Жизнь длинная, за калькулятором ещё успеет нагорбатиться, а здоровье у неё есть, и не укачивалась она на морской прогулке, когда других пассажиров в шторм выворачивало. За несколько лет работы на базе даже на собственную кооперативную квартиру можно скопить, ну где такие деньжищи ещё заработаешь?

 - Там же и мужа запросто можно найти, - уговаривала её Антонина, - на флотилии ведь мужчин тоже хватает, штурмана, механики, матросы, мотористы. И все молодые, здоровые и до женского пола голодные до ужаса. Бери их голыми руками, и не тушуйся.

* Продолжение следует - http://www.proza.ru/2019/01/30/1477.


Рецензии
Михаил! Говорят, сочувствие без соучастия есть пустое колыхание.
Однако, узнав кому Вы посвятили свою повесть,
не мог не откликнуться.
Здоровья Вам!

Василий Овчинников   27.07.2019 09:52     Заявить о нарушении
Спасибо,Василий! На здоровье не жалуюсь, веду ЗОЖ. А книга на днях будет напечатана.

Михаил Бортников   27.07.2019 23:13   Заявить о нарушении
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.