Господа верноподданные

1.

- Ну что, не идет?

- Нет, не видно… - Поль лениво потянулся и отошел от окна. Легкий тюль  мягкими воланами лег на подоконник, закрывая от взора Шарля пунктиры мелкого дождика на стекле.

- Где Карл?

- Устал после митинга, отдыхает. Ты потише со своими перестроениями, не мельтиши, пусть выспится, он нам нужен свежим и бодрым.

- Ладно, Поль, я понял. А что массы? Как реагировали?

Поль поморщился:

- Да какое тебе до них дело? Как всегда молчат и пускают пузыри. Что им надо от любой власти – пожрать вволю да балду погонять в свое удовольствие. Что в действительности происходит за пределами их спальных районов, им глубоко безразлично, поверь мне. Скажу тебе больше: среда их обитания и наша среда – две большие разницы, и не дай тебе бог свалиться однажды туда, к ним, – вздохнуть не успеешь, как опустишься на самое дно, там они тебя и сожрут.

Поль в задумчивости развалился в кресле и стал изучать свои ногти. Откусил заусеницу. Это была его маленькая слабость, в остальном его манеры были безупречны. Возможно, так он справлялся с волнением.

  Шарль вздохнул. Сам он заметно нервничал. Заглянул в соседнюю комнату, где дремал под клетчатым покрывалом Карл, вернулся в кабинет, прилег.

- Слушай, Поль, а тебе его не жалко?

- Кого? Карла?

- Шефа. Ты ведь давно при нем. Помню тебя еще совсем мальчиком.
 
- Да ты и сам был тогда совсем щенок…

- Да, хорошее было время…

- Было, да прошло… Для меня, во всяком случае. После того, что он сделал со мной… Да со всеми нами… - Поль прищурил умные грустные глаза, - да разве таким я был! Это он вырастил из меня зверя. Да и из тебя тоже. Не он ли учил тебя убивать? Не ему ли в угоду ты стал безжалостным  исполнителем его кровавых желаний?! Тобой же детей пугают, в курсе?

- Попридержи язык, - грозно рыкнул Шарль и встал во весь рост, позвякивая многочисленными медалями и знаками отличия.

« Хорош, - подумал Поль, - косая сажень в плечах, мускулистое натренированное тело, хоть сейчас в атаку.  Возраст выдает лишь легкая седина бровей. Хорош… Да еще и туповат. Отличный набор качеств для руководителя силовиков. И компроматик на него у меня имеется, чтобы в нужный момент накинуть намордник». Он усмехнулся в пышные усы и добродушно добавил:

- Ну-ну, я не хотел тебя обидеть, старина… У тебя ведь тоже свои счеты к нему есть. Разве шеф считался с тобой когда-нибудь? Особенно теперь. Да, он называл тебя своим другом,  хорошо тебя кормил, разделял с тобой свою власть. Но! За это он взял у тебя твою молодость, твою любовь, твою жизнь! А теперь, когда выжал тебя до последней капельки, ты стал не нужен, он уже присматривает своему «лучшему другу» замену. Что же дальше? Вышвырнет тебя на помойку, в лучшем случае пристроит куда-нибудь в охрану, будешь бегать на цепи вокруг его амбаров! А кто-то помоложе и попроворнее заменит тебя у его ног! Заменит с большим удовольствием для обоих! И так он со всеми, Шарль! Мы для него – игрушки! Повертел, поиграл, выбросил! Он сеет вокруг себя ложь, измену, надругательство над святыми чувствами!..
 
       Шарль слушал молча, только карие глаза его наливались кровью и резче проступали желваки на скулах.

       Поль зевнул, широко раскрыв рот.

       «Когда он зевает, становится похож на змею», - подумал Шарль, подавляя ответный зевок.
 
- Я понял это про него еще тогда, в молодости. Он вынудил меня отказаться от всего в этой жизни – от семьи, от свободы, от своих желаний! Да, он прислушивался ко мне, мне было позволено многое. Я проник в тайны его господства, в механизмы построения власти этого по сути своей самодержца и царька! Но я не простил ему своего унижения. Нееет!.. Однако, я умел ждать! Месть – блюдо, которое подается холодным.И вот этот час настал!

       В соседней комнате что-то заскрипело, захлопало, послышалось ворчание.

- Шарль, кажется, Карл проснулся, взгляни.

Из соседней комнаты раздался гортанный крик:

- Господа!!! Господа-а-а! Ну, где же вы, господа?!

- Тоже еще господин нашелся, - зло прошипел Поль и пружинисто соскочил с кресла.
Шарль, грузно переваливаясь, прошагал в соседнюю комнату. За ним серой тенью проскользнул Поль.
 
2.
 
          Карл вид имел величественный и гордый. Благородная седая шевелюра, массивный орлиный профиль, безупречный костюм – все в его облике было солидным и каким-то начальственным. Вылитый командор. Говорил он громким каркающим голосом, немного картавя.
 
- Господа! Я готов! Я решителен, бодр и полон духа!

- Какого еще духа, Карл, – Поль поморщился, - не валяй дурака. Ты не на митинге, расслабься.

- Знаешь, Поль, если ты такой умный, можешь сам перед ними надрываться! Привык, понимаешь, прятаться за моей спиной! Случись что, так ты и ни при чем! Я, да вон Шарль – свои головы подставляем. Так что не надо тут самого умного изображать!

        Поль сдул со своего плеча пылинку и медленно подошел к Карлу. Чуть прищуренные его глаза сконцентрировались на нервно выпученных глазках командора. Словно подчиняясь магии этого взгляда, Карл как-то весь сник, сжался, даже стал меньше ростом.

        Шарль невольно восхитился Полем. Одним взглядом положить оппонента на лопатки!
 
        Поль что-то замурлыкал себе под нос, подошел к окну, отстранил тюль. За окном по-прежнему лил дождь. Не оборачиваясь, процедил сквозь зубы:

- Так что там, какие настроения в массах? Мое участие требуется?

        Карл встрепенулся:
- Нет! Я все сделал, можешь быть спокоен. Они слушали меня с открытыми ртами! Они готовы следовать за мной куда угодно! Я, господа, умею убеждать! Я всегда считал…

        «Ну понесло, дурака! А впрочем, массы действительно его любят. Уж эдаким гоголем перед ними выхаживает! Посмотреть, так - орел! Если б не эти его выпученные глазки да картавость… Да, происхождение не скроешь…» - Поль терпеть не мог эту породу спесивых самовлюбленных болванов. Но - поди, найди второго такого идиота на эту роль, да и пожертвовать такой птицей можно было без сожаления.
        Даже Шарль вызывал у него большую симпатию. Во всяком случае уважение. Как любой лидер, Поль любил, когда его пожирают глазами.
 
- Слушай, Поль, а зачем нам поддержка масс? Столько времени на них тратим, они же никак не участвуют в движении?.. – Шарль преданно уставился своими  детскими глазками, так контрастировавшими с квадратной челюстью вояки.

Поль пожевал губами и медленно произнес:

- Друг мой, все, что мы собираемся сделать, мы совершаем исключительно для них. Забота об их обеспеченном будущем, о сытой спокойной жизни, о незыблемости границ их территории – это то, ради чего мы рискуем своим положением, своими жизнями, наконец. И они должны это понимать, они должны быть готовы в трудную минуту тоже подставить свое плечо, пожертвовать лучшими представителями своего класса, пролить  свою кровь в минуты нужды и…

        Какой-то шорох за дверью и легкое позвякивание заставило мгновенно замереть всех присутствующих.
- Шеф!
- Шеф!
- Шеф!

- По местам! Все помнят свои действия?

Карл быстро подлетел к входной двери:
 
-  Да! Я должен объявить ему о свержении: «Господин шеф… Черт, не господин, как бы так его назвать?.. Как говорят в таких случаях?..

Шарль заметался в прихожей:

- Поль, я опять запутался,  с какой стороны я должен его схватить?

- Остановись, Шарль, хватай с любой стороны! – Поль проворно занял позицию у противоположной двери. В случае провала он сможет незаметно исчезнуть из виду.
 
В замке раздался скрип поворачивающегося ключа.

- Внимание! Полная готовность! Раз! Два!! Три!!!

3.

Дверь распахнулась.На пороге стоял улыбающийся шеф. В обеих руках он держал большие бумажные пакеты.

- Привет, господа верноподданные!

        Напротив двери навытяжку сидел его любимый пес Шарик (по паспорту – французский бульдог Шарль Бенжин Джет), над ним на тумбочке восседал, чуть распахнув великолепные белые крылья,  говорящий попугай Карл породы жако. Он церемонно поклонился и гортанно произнес:

- Вы аррестованы! Руки вверх!

Из-за дверного проема виднелась половина важной мохнатой морды старого кота Поля. Желтый умный глаз оценивал обстановку.

Шеф засмеялся:

- Карл, ты что детективы смотрел по телевизору? Или политические дебаты? Шарик, неси скорее тапочки и идемте все на кухню, я вам вкусненького принес!

Шарик метнулся в ванную и притащил тапочки. Карл пританцовывал перед зеркалом и растерянно повторял:

- Господа! Вкусненького! Господа!

Шеф переобулся, прошлепал на кухню, стал доставать из пакета корм для своих питомцев.

- Так, господа, вы моих рыбок не сожрали, а? Поль?

Поль презрительно фыркнул и, пытаясь скрыть смущение, стал с остервенением выгрызать коготь на правой лапе.

Шеф разложил корм по мисочкам и просеменил к большому аквариуму в глубине гостиной.
 
- Ну что, народ, проголодались? Как вы здесь без меня? Что новенького?
 
     «Народ» разношерстной стайкой всплыл к самой поверхности, где вот-вот должно было начаться кормление, и только одна серая неприметная рыбка тыкалась в стекло у самого живота шефа и пускала мелкие пузырьки, словно пытаясь сообщить хозяину что-то очень важное. Но и она, убедившись, что ее не слышат, оставила свои попытки и присоединилась к общей массе.

- Ну что, господа верноподданные, все сыты, довольны и счастливы?! – весело проворковал шеф, включил телевизор и прилег на диван. Поль мягко запрыгнул к нему под бочок и подставил под хозяйскую руку мохнатую мудрую голову.

        «Ничего, - думал он, - завтра повторим попытку… Мр-р-р… Не впервой. Каждый день так - тринадцать тысяч шестьсот двадцать вторая неудачная попытка. Опять завтра все сначала начинать... Ох уж эти господа верноподданные, ни в чем положиться нельзя! Ни ему, ни мне... Мр-р-р… Мр-р-р… Мр-р-р…»
 


Рецензии
Ольга, замечательно! Действительно, как мало надо, чтобы предовращать бунт среди казалось бы решительно настроенных верноподданных! Выдавать им просто иногда по чуть-чуть вкусненького. Диктаторы отлично знают эту нехитрую азбуку.
Отлично написано! Успехов Вам!

Владимир Микин   13.05.2019 12:25     Заявить о нарушении
Спасибо, Владимир! От Вас это слышать особенно приятно :)

Ольга Горбач   13.05.2019 15:20   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.