Революция

Революция – переворот.

Никакой смысловой разницы между словами «революция» и «переворот» не существует. Просто всегда были и есть пропагандисты, называющие «свои» перевороты революциями и восстаниями, а «чужие» – мятежами и путчами.  Для политтехнолога все эти слова – синонимы. Они означают переход власти от одних людей к других. И больше ничего.

Полезно, однако, вспомнить, что борьба за власть началась задолго до появления гомо сапиенсов. Она постоянно ведется среди высших животных, причем в отличие от иллюзорной «власти», там на кону сугубо реальное право спариваться с самками. Но даже у агрессивных шимпанзе в альфа-самцы часто выбивается не самый сильный, а тот, кто сплотил вокруг себя больше сторонников, применив технологию «политика союзов».

Люди вот уже несколько тысяч лет пытаются поставить ум над силой, но пока без особых успехов. Хуже того, силовые захваты власти поэтизируют, придавая им статус великих – Великая французская революция, Великая октябрьская социалистическая революция (в России) и т.д. Их усердно изучают, пытаются нащупать некую общую матрицу переворота, ловят на революционную удочку все новые поколения альтруистического юношества…

Никакой матрицы революции, к счастью, никогда не было, а теперь, с ускорением развития общества, наверное, и не будет. Еще полвека назад один профессор секретной коммунистической партшколы потерпел неудачу, пытаясь растолковать неким африканским подпольщикам статью «Советы постороннего» Владимира Ульянова (Ленина). «Надо в первую голову захватить мосты! Почту! Телеграф!» – выкрикивал он патетически. «Профессор, – робко возразили африканцы, – но у нас в столице нет мостов».

Да и где теперь та партшкола? Хотя, конечно, Ульянов (Ленин) в виде мумии все еще на месте. Да и статья местами о-го-го)

Успешная революция – это воля к власти, помноженная на политтехнологии. Чем более гармонична воля лидера воле революционной «массы», тем меньше нужны технологии, включая насильственные. А можно и вовсе без насилия! Мы же, вроде, не глупее шимпанзе.

В конце концов, иные выборы мало чем отличаются от иной «революции». Хотите революционной романтики – приходите работать в избирательные штабы. Увидите, сколько гармонии (красоты) в тектонической эволюции общества без единой капли крови!

Продолжение следует...


Рецензии