Император - импотент. Страница первая

Из сборника "Этнографические этюды"


В далёком 1402-м году, когда неприятельская армия появилась у стен Нанкина, столицы Китая, евнухи (придворные кастраты) императора Чжу Юньвэня распахнули перед ней ворота города. Командующий этой армией  Чжу Ди завладел «троном дракона»* и провозгласил себя императором, взяв себе династический титул Юн Ле.


Самый могущественный из всех придворных кастратов, Чжэн Хэ, ставший преданным слугой Чжу Ди, третьего императора из династии Мин, получил в награду за свою безупречную службу титул Великого евнуха.  В письменных источниках о Великом евнухе говорится, что он носил с собой в скадках своего просторного шёлкового одеяния шкатулку, где хранились его отрезанные гениталии – высохший, мумифицированный пенис и такие же яички. По этой причине он получил при дворе прозвище «Евнух – три алмаза» Эта шкатулка с гениталиями, к которой Чжэн Хэ относился с большим пиететом, должена была быть положена после его смерти к нему в гробницу, дабы послужить ему на том свете. Согласно поверью, на небе всё отрезанное прирастало к своему хозяину и он вновь становился полноценным самостоятельным мужчиной. Увы, на земле он продолжал оставаться кастратом. Но не о Чжэн Хэ сйчас речь, а о его повелителе – Чжу Ди.


Какой же имератор без гарема?! У Чжу Ди их было более 2000 тысяч!
Любопытно то, что недруги императора распространяли унижавшее императора слухи о его недееспособности как мужчины, основанные на том, что с 1404-го года Чжу Ди страдал импотенцией. У его первой по чину гаремной наложницы красавицы Ся  (Xiu),  перестали рождаться дети, и в 1407-м году в расцвете молодости она умерла при загадочных обстоятельствах. Как говорится «Восток – дело тонкое»


Свято место пусто не бывает. Появилась новая любимая наложница  императора. Была она разодета в яркие шелка и носила украшения из иранского сердолика, цейлонских рубинов, индийских алмазов и китайского жада. Её благовония источали ароматы амбры с островов Тихого океана, мирры из Аравии и сандалового дерева из Сиама.



Словно за грехи Чжу Ди ночью 9-го мая 1421 года над Пекином разразилась страшная буря. Молния ударила в одну из башенок выстроенного императором нового дворца. Пожар распространялся с огромной скоростью. Выгорели все женские покои, и многие други постройки. В огне погибло множество мужчин и женщин. В огне погибла любимая наложница императора. Чжу Ди был настолько опечален этой утратой, что даже не смог дать необходимые указания относительно ритуала её погребения в императорском мавзолее.

«Печаль до такой степени завладела императором, что он отказывался чем-либо руководить, даже похоронами своих близких слуг. Велел лишь отпустить на волю лошадей покойной любимой. Лошади паслись на холме, где находилась императорская усыпальница. После похорон госпожи там собрали так же многих её служанок и евнухов и оставили им продовольствия на пять лет в рассуждении, что, когда припасы закончатся, они, хорошенько всё обдумав, предпочтут смерть у гробницы прекрасной хозяйки жизни в этом суетном мире» - так пишет Хафиз Абру в своей работе «Персидское посольство в Китае», 1421.

Унижавшее императора слухи о его недееспособности как мужчины поползли словно змеи жалящие убитого горем Чжу Ди. Случай, когда две императорские наложницы, дабы удовлетворить свою похоть, вступили в интимную связь с одним из евнухов, который состоял при охране, ожесточил императора. Он назначил расследование, требуя изобличить крывшийся в среде его наложниц и евнухов гнусный факт. В результате предпринятого расследования в измене были обвинены 2800 императорских наложниц и евнухов. Многих из них Чжу Ди казнил лично, рубя головы. Однако, прежде чем принять смерть, некоторые из корейских наложниц оскорбляли императора и в лицо обвиняли его в половом бессилии: «Вы  лишились мужской силы, и по этой причине многие ваши наложницы вынуждены были искать плотских радостей с молодыми евнухами».

Двенадцатого августа 1424-го  года униженный и сломленный в возрасте 64-лет император Чжу Ди умер.


* Дракон в китайской мифологии наделён огромной силой, и этот образ использовался в качестве метафоры, когда нужно было показать человека сильного, грозного и талантливого. Практически все предметы, окружающи императора (трон, одеяния, постль и т.п.) носили изображения дракона или сказочной птицы Феникс, также обладающей, по верованиям китайцев, сверхестественной силой.

Источник: - Хафиз Абру "Персидское посольство в Китае", 1421."

Продолжение на странице второй.

 


Рецензии