Превращение России в либеральную колонию

(Вторая глава книги: http://proza.ru/2018/08/27/1625 )

Глава 2. Превращение России в либеральную колонию

2.1. Новая либеральная модель как инструмент неоколониализма

В идейную пустоту власти ворвалась идеология экономического либерализма.

Как политика, отрицающая вмешательство государства в экономику, либерализм потерпел всемирный крах в 1929-1933 годы – фактом Великой депрессии. Выход из неё тогда дала кейнсианская доктрина, обязывающая государство активно вмешиваться в экономику путём эмиссии денег и вливания их в народное хозяйство через затраты госбюджета. Эта доктрина дала Западу подняться, смягчить кризисы и устоять в экономическом соревновании с СССР.

Забегая вперёд, замечу, что кейнсианство явилось первой попыткой овладеть объективными законами коммунизма ради замены их слепой мощи разумным регулированием. В 30-е годы кейнсианство маскировало коммунистическую природу своих идей и  получило прозвище стыдливого социализма, а затем оно и вовсе подчинилось либерализму путём симбиоза с ним в Бреттон-Вудском соглашении, поставившем бюджетные политики государств долларовой зоны под контроль либеральных институтов во главе с ФРС США.

Неолиберальная модель была разработана в США для решения задачи мирного отъёма колоний у союзников по антигитлеровской коалиции. Этот стратегический замысел состоялся в том, чтобы сначала союзникам навязать Бреттон-Вудское соглашение, превратившее США в метрополию долларовой зоны. Затем союзников «уговорили» дать колониям независимость, а новоявленным государствам стали навязывать модель,
подчиняющую их системе финансового империализма США.

СССР, будучи участником антигитлеровской коалиции, получил предложение вступить в долларовую зону. Но И. Сталин раскусил планы США. А развал мировой колониальной системы, случившийся в 1960 году, СССР прозорливо поддержал, предложив освободившимся странам (в пику США) свою модель развития, которую ряд стран, ранее бывших колониальными, приняли.

Итак, Бреттон-Вудская система вновь вознесла неолиберальные  институты  - фактически ради перекраивания колониального мира в пользу США.

Колониям дали свободу от старых хозяев именно для того, чтобы навязать им долларовую кабалу от США. Либеральная модель - главный инструмент этой кабалы.

Упования на инвесторов и инвестиционный климат при этом есть составная часть политики отказа от суверенитета - наполняет предприимчивых обитателей колонии духом служения чужим интересам.

Бреттон-Вудское соглашение от 1944 года дало либерализму вторую жизнь, создав прецедент вознесения либеральных институтов над бюджетами стран долларовой зоны.

Возник симбиоз либерализма и кейнсианства: развитые страны стали кейнсианской метрополией, процветающей под эгидой банковского империализма, а бывшим колониальным странам Африки, Азии и Латинской Америки досталась новая либеральная модель, делающая их ресурсными придатками метрополии.

Эта новая либеральная модель досталась и бывшим республикам СССР. Она служит неоколониализму с помощью:

1) жёсткой монетарной политики, выдавливающей из колонии ресурсы  при  свободе внешней торговли;

2) культа чистого экспорта - раздувания превышения вывоза над ввозом;

3) резервирования экспортной выручки в банках стран-метрополий;

4) сокращения бюджетных расходов для сокращения внутреннего рынка ради усиления выдавливания ресурсов из страны;

5) отлучения государства от экономики;

6) развития внутрикорпоративной и государственной коррупции;

7) формирования национальной колонизаторской элиты.

Вывоз и товара, и выручки за него - это суть колониального вывоза, чистое ограбление страны. Одна из его основных мер - накопление валютной выручки в банках метрополии.

Эмиссия денег в меру валютных резервов призвана обмануть страну - мол, ваши деньги обеспечены резервом, хотя этот резерв как раз и означает безвозмездность вывоза.

2.2. Формирование колонизаторского класса России

До августа 1998 года Россию грабила так называемая «партия импортёров», переливая остатки советских финансов в западного производителя. Шла масштабная приватизация, и начала формироваться колониальная элита, контролируемая международным капиталом.

В августе 1998 года либеральная политика прерывается, а в сентябре во главу Правительства и ЦБ РФ приходит команда Примакова–Маслюкова-Геращенко. Она проводит не либеральную, а кейнсианскую политику.  Направляет деньги не на спасение банков, а людям - гасит долги перед пенсионерами, бюджетниками, шахтёрами, а также исполнителям госзаказов, чем расширяет их спрос.

В то время как поставщики импортной продукции и их кредиторы массово банкротятся, российские предприятия получают глоток свежего воздуха: по всей стране (с сентября 1998 года) они лихорадочно пробуждаются, переходя на работу в две и даже в три смены.

С 2000 года эстафету этой политики продолжил было и В. Путин. Гражданам выдали компенсации по вкладам в Сбербанке. Подняты были ставки бюджетникам, довольствие военным. Введены выплаты материнского капитала. Увеличены пенсии.

Поэтому экономика росла. Это дало России шанс войти в клуб развитых стран, живущих по кейнсианской модели.

Но уже с 2000 года ключевые посты Правительства вновь занимают либералы. С 2000 года Минфин, а с марта 2002 года и Центробанк  РФ  попали в их руки. Вдобавок экономическая власть, потерянная «партией импортёров», уже перешла в руки «партии экспортеров».  И либералы исподволь сворачивают кейнсианскую политику, хотя экономика продолжает расти по инерции, заданной командой Примакова.

Либералам в  нулевые годы очень способствуют высокие цены на нефть - этим долго маскируются их меры, фактически убивающие экономический рост. Валютные накопления позволяют гасить внешний долг. И с 2004 года они, под лозунг А. Чубайса о «либеральной империи», организуют масштабную либеральную колонизацию России.  Её суть в том, что одна часть накоплений от экспорта направляется в валютные резервы – в качестве дани кейнсианским метрополиям банковского империализма США и других стран развитого капитализма, а другая часть идёт на расширенное воспроизводство собственного колонизаторского класса России.

За десять лет, с 2005 по 2014 год, по данным Росстата РФ, колониальный вывоз из России, измеряемый валютной выручкой, оставленной за рубежом, составил $1,473 трлн. Из них лишь 6,3 % ушло на обслуживание внешних долгов, остальное - чистый колониальный вывоз. Треть его ушла в прирост золотовалютных резервов  России,  а две трети - на расширенное воспроизводство колониальной элиты, скупающей и содержащей за рубежом недвижимость, предприятия, яхты, спортивные клубы, финансовые и прочие активы.

В России стал реальностью колонизаторский класс - социальный слой людей, живущих «на два дома»: один на Западе, рассматриваемом как зона комфортного проживания, другой в России, дающей им источники существования. Эти люди и их структуры копят деньги, недвижимость и иное имущество за рубежом. Учат там своих детей.
Инвестируют западные пенсионные программы, платят Западу налоги на недвижимость, проводят там досуг и приезжают в Россию по необходимости – для ведения «колониальных дел», диапазон которых охватывает все виды деятельности - от концертных гастролей и обычного предпринимательства до исполнения должностных обязанностей на корпоративных и государственных постах. Так, концертная шоу-элита России живёт на виллах в Италии и в домах в Испании и во Флориде. Что же говорить о вкладчиках офшоров? Они живут по всему миру.

Тот, кто призывает повышать пенсионный возраст и снижать военные расходы, подло молчит об иждивенчестве Запада и колониальной элиты за счёт российского народа, бремя которого превышает пенсионные и военные расходы России вместе взятые!

В 2015 году Россия, согласно официальным данным Росстата РФ, затратила:

1) целых 13,5 % ВВП - на колониальный вывоз из России;

2) лишь 9,28 % ВВП - на выплаты пенсий своему населению;

3) лишь 4,07 % ВВП - на свою национальную оборону.

Неспроста то и дело слышны из-за рубежа хвалебные отзывы в адрес бывших и нынешних глав Минфина и Центробанка РФ.

2.3. Миф о «нефтяной игле»

Часть ВВП России, истраченная в 2015 году на колониальный вывоз, включая конечное потребление его производителей, оценивается долей в 13,5 % ВВП – это 11 трлн рублей.  Из них свыше 4 трлн рублей – конечное потребление производителей экспорта, финансируемое в рублях внутри страны.

Если бы Россия просто напечатала эти рубли, без экспорта и резервирования валюты, и раздала их через госбюджет своим гражданам, она была бы  богаче более чем на эту сумму: могла «накормить» всех тех же «экспортеров» и бюджетников, но без затрат на их производство и на вывоз чистого экспорта.

Колониальная элита России при этом пострадала бы неполучением прироста средств на заграничных счетах. Зато на сумму их просадки подрос бы ВВП России – ибо не полученные колонизаторами деньги расширили бы внутренний рынок, а наши производители, увеличив загрузку мощностей, дали бы продукцию под этот приросший спрос.

Это разоблачает миф о «нефтяной игле», на которой якобы сидит Россия, - мол, Россию кормят нефтяники. 

Это ложь, ложь и ещё раз ложь! А на самом деле Россия бесплатно кормит половину своих нефтяников – продающих нефть за рубеж. Вовсе не нефть кормит Россию! Можно смело сократить её экспорт вдвое, печатать рубли в количестве, равном стоимости сокращения экспорта, и тратить их через госбюджет: прироста инфляции не будет, ибо внутренний товарно-денежный баланс останется прежним. Это оставит стране ресурсы, а сокращение экспорта вызовет рост цен на нефть, что скомпенсирует и, возможно, даже увеличит общую валютную выручку страны.

Миф о «нефтяной игле» России – величайший обман, раздуваемый либералами. «Нефтяная игла», в части чистого экспорта,  кормит только колонизаторов.

2.4. Реальность товарного голода в России

Жёсткая монетарная политика при свободе внешней торговли служит перекачиванию ресурсов из колонии в метрополию. Известен закон сообщающихся сосудов. Давя рынок жёсткой монетарной политикой, мы по сообщающимся сосудам выдавливаем ресурсы туда, где царит мягкая денежная политика, – в кейнсианскую метрополию стран капитала.

Минфин РФ, следуя колониальным идеалам, масштабно замораживает энергию России в золотовалютных резервах, вкладывая значительную их часть в облигации госбюджета США. На Западе хвалят руководителей ЦБ и Минфина РФ: те выдавливают ресурсы из России, копят резервы в оборотах Запада и, ратуя за рост налогов, сокращение расходов госбюджета, рост пенсионного возраста и прочие меры, обещают Западу продолжать усиленными темпами грабить население России.

Россия ввергнута в состояние скрытого товарного голода. Изобилие прилавков призрачно: любое впрыскивание денег на рынок оборачивается всплеском цен - значит, запасы товаров крайне малы. В рынок США вливаются миллиарды долларов, а инфляции нет – ибо там нет товарного голода. А Россия - на грани товарного голода. Потому и инфляция.

ЦБ РФ - главный генератор инфляции. Политика её «таргетирования», по подсказке Запада, погружает Россию в тупик безденежья при товарном голоде, а потребительское кредитование, опустошая людей платежами процентов, подавляет всякие ростки спроса.

2.5. Путин и Россия в идейном плену либералов

У В. Путина, со дня его прихода во власть, была своя политика в сфере экономики, выражаемая концепцией «национальных чемпионов» - лидеров национальной экономики, стоящих на уровне с транснациональными корпорациями.

Это политика участия государства в крупнейших корпорациях, сочетающая либеральную стратегию с контролем государства за их финансами и  поведением.

На первый взгляд, эта политика противоречит либералам, исповедующим феодально-отсталые взгляды на государство, выставляющим его внеэкономическим бандитом, от которого надо защищать экономику. Они критикуют В. Путина за сохранение доли государства в экономике и требуют её сокращения.

Собственно говоря, В. Путин – глава либеральной команды, считающей, что экономическому либерализму нет альтернативы. Его позиция - продукт глубокого идейного замешательства в марксистском лагере от прерывания коммунистического проекта в СССР. На многих публичных выступлениях Путин вновь и вновь повторяет тезис о необходимости развивать Россию в либеральной парадигме, мол, наши беды – в отсталости от институтов стран развитого капитала.

В Путине борется патриотический государственник с либеральным экономистом. В консенсусе этой борьбы оказывается формула «с волками жить – по-волчьи выть», требующая сочетать власть над «национальными чемпионами» с приватизацией и либерализацией всего остального.

Примером слабости этой политики стала продажа части государственного пакета акций ПАО «НК “Роснефть”» в 2016 году за 10,2 млрд евро, что примерно равно $13 млрд. Президенту тогда доложили, что выручка от этой продажи поступила в бюджет России.

Его обманули: валюта осталась на заграничных счетах ЦБ РФ, а в казну (по колониальной схеме) поступили пустые рубли, эмитированные по курсу в объёме этой сделки. А к маю 2017 года Минфин РФ уже переправил, несколькими траншами, эти $13 млрд на оплату облигаций госбюджета США.

«Роснефть», таким образом, продали лишь для того, чтобы пополнить госбюджет США.

В 2000 году В. Путин получил страну с растущей экономикой. Рост был следствием не либеральной, а кейнсианской политики Кабинета Примакова-Маслюкова-Геращенко.

Этот рост был быстро подавлен колонизаторской политикой либеральной команды, приведённой Путиным, которая долго маскировалась доходами от высоких цен на нефть.

Пример этой политики - растрата валютных резервов в 2008 году под самовосхваления Кудрина за своевременное создание «стабилизационных фондов». Получателями средств этой растраты стали господствующие либеральные институты – банки. Естественно, они не дали ни надлежащего расширения внутреннего рынка России, ни роста экономики.

В ноябре 2014 года вновь случилось обвальное падение курса рубля. Отечественный производитель получил как бы защиту от импортёров, а ЦБ РФ – возможность расширения эмиссии. Но, в отличие от 1998 года, либералы все деньги направили не в реальную экономику, а в финансовый сектор. Выигрыш достался классу колонизаторов и их «партии экспортеров». Никакого роста экономики это не дало.
Результатом стало лишь сохранение либеральной команды у власти.

Позже В. Путин публично задал экономическому сообществу вопрос: как же так, рубль обвален, денежная масса эмитирована, а где же экономический рост? В ответ он получил занавес молчания своих либералов, для которых истина была смерти подобна.

Все денежные ограничения развития России, которыми либералы выдавливают из неё ресурсы, являются искусственными, сугубо правовыми конструкциями. Для удвоения расходной части госбюджета вовсе не надо считаться с теми фондами, которые придумал бухгалтер Кудрин.

Кудринский «Фонд национального благосостояния», как и «Резервный фонд», есть искусственные бухгалтерские конструкции для непосвящённых, служащие интересам кейнсианской метрополии США и колонизаторскому классу России. Они не имеют ничего общего с реальными ограничениями экономики России, кроме того, что реально лишают её прав распоряжаться своими материальными и трудовыми ресурсами.

Требуя сокращения военных, пенсионных или иных социальных расходов, либералы в действительности проводят политику сокращения прав России на использование своих материальных и трудовых ресурсов, прав на производственную деятельность, продукция которой могла  бы  резко  поднять  благосостояние  горожан, фермеров, пенсионеров и военных, а также усилить обороноспособность России.

Надо ограничиваться не денежными балансами, которые заведомо ложны, ибо они есть балансы не ресурсов, а ограничений денежно данных прав использования ресурсов, а натуральными балансами, которые показывают истинное богатство России.  Сегодня этими богатствами народ России не пользуется только потому, что либералы зажали права граждан России своей  политикой жёсткого монетаризма и не позволяют им приводить в движение свои трудовые и материальные ресурсы.

В странах-метрополиях ведётся зеркально иная политика эмиссии денежно даваемых прав граждан. В США через госбюджет осуществляется  попустительство денежным тратам основных участников экономики. Госбюджет США в этих целях имеет хронический дефицит (уже более сорока лет), достигающий ежегодно чуть ли не триллиона долларов. И этот дефицит смело покрывается с печатного денежного станка ФРС США.

И никакой инфляции не происходит! Потому что для инфляции первичны не денежные, а натуральные балансы и натуральные ограничения. Если народ наелся мяса и молока, то, сколько ему лишних денег ни дай, цены на мясо и молоко не вырастут, так как достигнут физиологический предел потребности в этих продуктах. В этой ситуации лишние деньги идут на развитие новых потребностей (развитие человека) либо на финансовый рынок (отложатся на депозит).

В России народ не сыт – в этом вся причина инфляции.  Он не сыт из-за монетарной политики Центробанка, Минфина и прочих либерально-колониальных институтов.

В России либералы господствуют и жёстко зажимают денежно данные права граждан и бюджета России только ради того, чтобы США имели возможность снимать с себя всякие денежные ограничения.

Рост России невозможен, пока у власти стоят либералы.

(Конец Главы 2. Начало книги: http://proza.ru/2018/08/27/1625)


Рецензии
"СССР, будучи участником антигитлеровской коалиции, получил предложение вступить в долларовую зону. Но И. Сталин раскусил планы США."
А план Гитлера напасть на СССР - не раскусил. Мозгов не хватило.

Виктор Сажин   22.02.2019 20:51     Заявить о нарушении