Ра.. работаем, парни!

 

                ***
    На дворе май!
    Весна… многообразие зелени с пьянящим ароматом цветов, запахом сырой земли, ожившей после долгой холодной зимы. Жаркое ослепительное солнце. Время бежит своим чередом, как и полагается – неторопливо и неумолимо. День тихо сменяется новым днём, месяц больше положенного срока, тоже не задерживается, а вот Старый и Новый год принято провожать-встречать с шампанским, с подарками, и, конечно же, с шумом, с грохотом, и весельем!
    И так из дня в день, из года в год, без остановки!
    И человек здесь не подвластен. Не хозяин он здесь. Птицы, не переставая, чирикают с раннего утра до позднего вечера. Суетная пора у них, беспокойная! Каждая птаха хочет иметь своё гнездо. А как же иначе, как семью заводить, яйца высиживать. Самцы, без выходных пропадают в поисках корма и стройматериала, самки ломают голову над проектом гнезда и уюта. Всё как у людей,…хм, а может это у людей, как у птиц?
    А как у птиц?
    Ну, предположим, ругаются, понятно: Чик-чирик, чик-чирик, чирик, чирик, чирик.
    Просят и требуют: Чирик-чирик-чирик, чирик-чирик-чирик… Смеются: Чирик-чик, чирик-чик, чирик-чик.
    Глупо звучит, конечно, птичий язык для меня тайна дремучая, но… пусть будет так.
    А интересно б узнать, есть ли среди пернатых,…подкаблучники?
    - Рядом…! Сиди рядом и… чирикай!


                Ёжиков.

    Старый, подвывающий сине-зелёный Зил-130, обляпанный засохшим навозом, остановился возле садового домика в коллективном саду «Монтажник».
    - Хозяева! Навоз привезли, куда сваливать?
    - Подожди парень, сейчас место покажу. Вот сюда, спячивайся и вали. Навоз перегнойный,… как договаривались?
    - Да. Как обещал. Что я обманщик, какой… проверьте, если не верите.
    - Я никому не верю. Подожди минутку, проверю.
    И со словами, что верить нужно только отцу и матери, эти уж точно никогда не обманут, аккуратно ухватился за грязный борт и заглянул в кузов.
«Хм, вроде бы и перегной,… и вроде бы запах свежья,… вроде бы без камней, хлама».
    - Сваливай…!

               
                Волчаров.

    - Товарищи! Завершился очередной месяц текущего года. По итогам…по отчётам…по показателям не очень утешительный для нас, товарищи. В плане безопасности, раскрываемости и предупреждения, статистика ещё хуже, чем в прошлом году. Это очень плохо!
    С трибуны звучал монотонный, и нудный голос человека, отвечающего за эти самые, будь они прокляты трижды, показатели. Шло очередное подведение итогов за прошедший, провальный по всем показателям период.
    Собравшиеся были при параде и держались соответственно чинно и строго. Слушали офицеры докладчика внимательно, ну…, или пытались это делать, чтоб не рушить регламент, не нарушать дисциплину!
    Волчаров сидел на последнем ряду, с краю. Он один из немногих, присутствующих в актовом зале, кто был одет не по форме. Вместо кабинетного мундира, на нём была простая, хэбэшная форма, местами истёртая, мятая, не застёгнутая на все пуговицы. В общем, вид его был с нарушением… потому, и место было выбрано им, подальше от начальства, поближе к выходу.
    Чтоб не задремать от скуки и не оконфузиться, он стал думать всякую всячину.            «Интересно, а если снаряды одного типа летят на встречу, друг другу и случайно сшибаются в воздухе. То согласно закону сохранения энергии, они «обязаны» после столкновения, лететь обратно, откуда прилетели,… если не взорвались, изначально, конечно! Какая хрень с утра в голову лезет,… плохо выспался», - Волчаров улыбнулся.
    - Товарищ капитан, вы, чему улыбаетесь? Вам смешно на нашем совещании? А вот мне не до смеха. Меня вчера так отодрали в ….., что уснуть не мог, без валерьянки.
    - Ви..ви..виноват, товарищ майор, ис..исправлюсь, - встав, и расправив свои широкие плечи, по-военному ответил Волчаров. Волнуясь от неожиданного внимания к своей персоне, он стал заикаться. Сказывались последствия старой контузии полученные во время Чеченской воины, когда он служил в СОБРе.
    - Садитесь. И думайте лучше о показателях во вверенном вам подразделении, а не летайте в облаках, пердя… бабочками.
    - Есть, ду..думать о своём под..подразделении, о показателях, и не..не пе..пердеть! По уставу, как и  полагается, повторив приказ начальника, спокойно ответил младший по званию.

                Сомов.

    Скоро полдень.
    Сомов лежал на диване и тыкал своим толстым пальцем на крохотные кнопки пульта от телевизора Samsung. Текущие программы повторялись на экране из дня в день, а поднадоевшие, одни и те же лица и вечно куда-то спешащие…  только раздражали, бесили! Временами ему хотелось запустить этим самым пультом в экран, но останавливал человеческий разум. Новый придется покупать, и телевизор и пульт.
    Завтра на службу. По графику, на трижды проклятый пост №4, к шлагбауму. А он нормально не отдохнул ещё, ни телом, ни душой. Вымотался за последнее время, причём основательно. Все его только ругают и учат как жить, вместо того чтобы скинуться дружно и помочь деньгами.
    Денег не хватает в семье катастрофически, жена оттого постоянно ругается, зудит, скоро зима, а у неё шубки красивой нет, сын растёт, ему новые ботинки подавай, старые истрепались давно и малы.
    Заиграла музыка в сотовом телефоне.
    - Аллё, Витяй, привет! Чем занимаешься?
    - Да так. Купили стиральную машину,… шланги подсоединяю. Чего хотел?
    - Погнали в бассейн купаться! Я вчера познакомился с одной красоткой,… работает тренером в бассейне,… приглашала на тренировку.
    - Бесплатно?
    - Ну, так…, чисто символически для своих,… обещала помочь.
   - Гут. Сейчас проверю только, как машина работает,… соберусь, тебе наберу.
   - Ок,… жду!

    Сомов выключил телевизор и устало потянулся на диване. «Надо поплавать, точно! Жене скажу, что срочно вызывают на работу,… материал доработать, иначе выговор влепят и премии лишат. Встряхнуться мне нужно,… отдохнуть!»

               
                Пушкин.

    В кафе «Арианна» гремела весёлая музыка, готовились к свадьбе. Всё было готово к торжеству. Небольшой посёлок жужжал как муравейник.
    В сельской местности ещё чтут старые традиции, готовятся основательно и добротно, а как же иначе, свадьба, это не баловство, какое то!
    - Здорова Аслан!
    - Здравствуй дорогой! Сколько лет, сколько зим. Как здоровье твоих родителей?
    - Спасибо, хорошо. Твои родные, как поживают, все ли здоровы?
    - Слава Аллаху,… здоровы.
    - Сам как поживаешь?
    - Потихоньку. Зачем спешить, куда спешить? Вот купил себе новую машину,
Touareg. Хочешь прокачу?
    - Да нет, спасибо, я на своей «четырке» накатался, но машину твою посмотрю. Пошли, глянем.
    Пушкин, высокого роста, коренастый, одетый в белую классическую рубашку и черные брюки от дорогого костюма выглядел на фоне Toureg как бизнесмен! В меру болтлив, рассудителен, каждое сказанное им слово было обдуманным и взвешенным. Принципиален, если затрагивались его кровные интересы. Хитёр и продуман. Одним словом, в жилах его бурлила однозначно кулацкая кровь. Это было заметно даже невооружённым взглядом, и надо признать,… подкупало!
     Аслан, его друг и ровесник с Кавказа. Когда-то учились в одном заведении, где и сдружились. Но затем их пути разошлись, теперь лишь изредка созваниваются или встречаются по особым торжественным случаям, вспоминая давнишние истории.
    - Хороша машина, ничего не скажешь. Сколько стоит, Аслан? – улыбаясь, сразу в лоб спросил Пушкин.
    - Хороших денег стоит! Хорошая вещь не может мало стоить, – спокойно и без лишних эмоций ответил Аслан.
    - За тонировку…, на каждом перекрёстке тормозят инспектора?
    - Тормозят. Но они тоже люди! У них есть жёны и дети. Умные люди всегда смогут договориться. Если напишут бумагу, я тоже не обижусь, у каждого своя работа,- лукаво ответил Аслан.
    - Дружищи мои, корешки… пора машины украшать, скоро за невестой ехать, - послышался взволнованный голос новоиспечённого жениха.


                Дымов.

    (Двумя неделями раньше.)
    Закончив ночную смену, Дымов не спеша выехал с парковки на своей новенькой машине. Впереди его ждали долгожданные выходные. Осталось только доехать до дома, плотно покушать и завалиться спать. Молодой и здоровый организм непременно нуждается в отдыхе. А вечером, отдохнувши, выспавшись можно и с подругой в кино прогуляться, мороженным побаловаться!
    Дорога почти пустая, без пробок, в машине играет любимая музыка, тепло и уютно. Хорошо, когда хорошо!
    Но вот немного погодя, на затяжном подъеме движение транспорта в раз приостановилось и все поползли как черепахи, зло чертыхаясь.
    - Вот блин,… ты не можешь скорее? – психовал Дымов, обращаясь к водителю грузовика, гружёному по полной, по максимуму новеньким кирпичом.
    Выбрасывая клубы чёрного дыма из трубы, водитель выжимал из старенького Камаза с полуприцепом последние силы. Дорога в подъём была узкая, а слева на проезжей части отчётливо сияла белизной двойная сплошная, запрещающая обгон. Дизель тягача грозно рокотал, но скорость не сильно менялась. Тяжёлый был груз.
    - А..прорвёмся, -  Дымов резво пошёл на обгон.
    Впереди, как обычно и бывает,… ждал наряд ДПС.
Процедура диалога неприятная, но, необходимая, и заняла около часа. Дымову расхотелось уж есть, просто приехать домой и завалиться спать, аж до следующего утра. Он сел в свою машину и приготовился заводить двигатель, как к нему неожиданно вдруг, постучались в окно.
    - Брат, помоги! Колесо спустило,… есть насос, подкачать.
    -Нету! - резко ответил Дымов и нажал на газ.
    Насос у него был, новый, аккуратно завёрнутый и упрятанный в нишу, где запасное колесо. Придавленный сверху двадцатилитровой канистрой с бензином. Про запас.
    - Иди к чёрту,… свой иметь надо. Джип купил, на насос денег нет, - недовольно ворчал Дымов, трогаясь с места и объезжая тонированный Toureg со спущенным колесом.
    Его машина скрылась за поворотом, оставив после себя только облако придорожной пыли.
    - Ну что,… не дал насос? – спросил подошедший инспектор ДПС.
    - Нет у него, ...ничего, - ответил Аслан, немного помолчав.


                Ёжиков.

    - Вот это… влип!
    Оба сапога быстро тонули в навозной куче. Ещё чуть-чуть, и вся эта жидкая зловонная масса хлынет через край сапог. На какой-то момент, погружение прекратилось, но выбраться без потерь и ущерба, точно уже не представлялось возможным. «Крепко увяз, не подумавши,… старый дурак. Приспичило же,… доску с ржавыми гвоздями убрать из кучи,… руки чесались».
    - Сволочь эдакая,… просил же,… только не свежьё.
    В кармане куртки зазвенел телефон.
    - …зарыч, привет. Это Дымов. Как настроение? Чем занимаешься?
    - Нормально всё, на даче,… шашлыки жарю. Чего хотел?
    - Да, тут у меня…! Короче, стрелку забили мне. В городе №…, сегодня.
    - Какую стрелку,… не понял? На разборки что ли,… зовут?
    - Да.
    - Причина?
    - Из-за девушки. В общем, я люблю её,… а он сволота, не отстаёт. Я и так и так,    а он прёт и прёт,… не уступает. Вот, стрелку забил,…в 16-00, в парке…!
    - Подожди, подожди, а девушка, что говорит. Она решает, а не вы,… придурки!
    - Дак, она ко мне хочет,… тот не отпускает. Она не знает что делать,… думает.
    - Дела! А если точнее, полная фигня. Ну, и кто идёт,… на бойню?
    - Иванов, Сидоров, …П……Х…, вот тебе звоню.
    - Пять человек,…что ли?
    - Ну, да. Ты же знаешь,… наше армейское братство,… не бросать друга в беде.
    - Не гони волну,… я циник! Что по времени?
    - Через два часа,… с половиной!
    - Понятно. Этому звонил?
    - Нет.
    - А Волчарову звонил?
    - Нет,…может не стоит беспокоить его.
    - Это же… машина боевая, он один, нас десятерых стоит! Хорошо, сам позвоню.      Место и время сбора?
    - В 15-30. На входе в парк...
    - Хорошо, - я отключил телефон.
    Вспомнив о том, что сам по колено в дерме, попробовал шевельнуть ногами, но хватка навоза не уменьшилась.
    - Папа, так-то прикольно, на тебя смотреть,… в навозе и с телефоном, - раздался детский весёлый голос.
    - Дочь, подай-ка, пожалуйста, вилы и пару досок. Надо выбираться,… влип, по полной,… ёк-мокорёк!

                Волчаров.

    Вторая половина собрания, после обеденного перерыва, была чуть-чуть веселее. Провинившихся и отстающих по показателям прилюдно журили и брали с них честное офицерское слово исправиться, и не допускать впредь,…а лучших, т.е. передовиков, награждали подарками и ставили в пример. Всё по-честному!
    - Алло, к..кто? Что, ч..то случилось?
    - Капитан Волчаров, вы что,… охренели? Во время собрания по телефону говорите!
    - Я с пол..полковником Ко..ко..лючкиным разговариваю, по по..срочному делу.
    - А, извините тогда. Но только не громко. Может, в коридор выйдите, чтобы нас не отвлекать.
    - Хо..хорошо, лучше в ко..коридор.
    - … вот такие дела, Волчара!
    - Ху..ху..хуже, бывало. Но, не..нельзя упускать ситуацию из под..подконтроля. На..надо срочно ехать. В..встречаемся там, где до..договорились. Я еду. Только отсюда свин..свинчу, т.е. от..отпрошусь!


                Пушкин.

    ….Свадьба разгулялась не на шутку.
    Праздные страсти постепенно накалялись, положительные эмоции только, только закипали. Из мощных динамиков вырвалась наружу песня «Черные глаза». Народ пустился в пляс…
               
                Белый снег сияет светом, чёрные глаза
                Осень обернётся летом, чёрные глаза
                Околдован я тобою, чёрные глаза
                …………. чёрные глаза, чёрные глаза……

    -Ас..ссА, опа… - Пушкин выделывал кренделя, копируя кавказские движения, вперемежку с западно-европейскими и старославянскими приплясами. Надо признать, это неплохо получалось у него, и девушки, слегка разогретые вином, не сводили с него своих накрашенных взволнованных глаз!
     Аслан, творил на танцплощадке, то, что впитал в себя с детства и юности, живя на Кавказе. Музыку гор, строгий и гордый дух горячего южного мужчины. Аккордеон безжалостно рвал  меха.
    - А-а… асса! – все танцующие, задрав дружно руки вверх, ликуя, отплясывали.
Стук каблуков, протяжный свист, хлопанье в ладоши, светомузыка, игра теней и  страстей заполонили кафе «Арианна». Сдвинутые столы с разноликим вином и богатой закуской, пол, потолок, стены всё пришло в движение. Директор кафе, полная строгая дамочка с огромными золотыми серёжками в ушах, благолепно подсчитывала прибыль в уме.
    - Телефон звонит…
    - Что?
    - У тебя в кармане телефон играет…
    - Да! – громко спросил Пушкин, волнуясь ещё от танца, – алло, Дымов, ты? Говори… Что? Какая стрелка…? Подожди на улицу выйду.

    - Аслан, мне нужно уехать,… у моего друга проблемы, ему стрелку забили!
    - Подожди. Давай помогу. Твой друг, мой друг. Поехали вместе.
    - Если поедешь, буду рад. От помощи не откажусь.
    - Едем! Моего земляка за руль посадим, он алкоголь не употреблял.


                Сомов.
 
    В бассейне были в основном дети и пенсионеры….
    Сомов с наслаждением плавал на спине, делая большие взмахи руками, но, то и дело натыкался на конкурентов. Он терпеливо переносил все тяготы и лишения, абонемент почти даром достался, можно и потерпеть.
    Его друг плавал не далеко от девушки инструктора по плаванию, веселя её и  отвлекая от прямых обязанностей. Она была хороша собой.
    - Всё, пора выходить,… уже второй час в воде.
    - Да, пора. Хватит на сегодня.
    В раздевалке Сомов машинально посмотрел в свой телефон,… кто-то звонил - от Дымова пришло три звонка, что-то хочет?!
    - Привет,… чего хотел? Так, так и что,…кто идет? Ёжиков собрался ехать, а он там зачем? Ворон пугать. Ладно, сейчас подумаю. Где говоришь сбор? Хорошо. Погнали, кореш, разомнёмся с детворой, давно не мяли бока никому.
    - Погнали, …а то я замёрз… после воды!

               

                В парке.

     В назначенное время, недалеко от входа в парк города № собралось 15 человек, защитников Дымова. Я был несколько удивлён, увидев среди нас молодого парнишку, совсем ещё пацана, сына соседа по даче.
    - Ты зачем здесь? Отец, в курсе?
    -…зарыч, он со мной,… со школы дружим, вместе куролесим, кстати, неплохо дерётся, - заступился за него  один из парней.
    - Не ожидал, новости для меня,… однако!

    Аслан внимательно присмотрелся к Дымову, пытаясь вспомнить, где он его встречал. «Точно, вспомнил,… насос у него просил,… на трассе».
    Дымов сразу узнал хозяина джипа, но не соизволившего приобрести насос. Taureg очень приметный, тонированный. Да и времени прошло совсем немного.
Некоторое время они молчали, лишь напряжённо смотрели друг на друга, и каждый думал о своём, но Дымов первый сделал шаг на встречу и протянул руку.
    - Извини!
    - Бывает…!
    Пушкин был в том же наряде, в чём и пришёл на свадьбу. В белой рубашке, с приколотым цветочком на груди и в дорогих брюках. Времени на переодевание не было, дорога в 60-70 км всё отняла. Торопились не опоздать на разборки,… как без них, не порядок же!
    Сомов и его друг, с непросохшими ещё волосами, в кроссовках, в тренировочных   спортивных костюмах и в черных перчатках на руках нервно переминаясь с ноги на ногу, как два боевых слона, теребили Дымова:
    - Ну, чё, Дымов… где,… когда?
    - Да подождите, вы, охламоны!
    Стоило дать команду «вперёд», и эти два «комбайна» включились бы в уборку пшеницы, не задумываясь,… намёрзлись в бассейне.
    - Это что за хрень у тебя, старый? Штакетина. Ну, ты даешь…! Ты бы ещё рогатку притащил, и заряды из бумаги накатал.
    Но, не успел Сомов договорить последнюю фразу, как штакетина очутилась между его ног, и ещё мгновение, она попала бы по прямому назначению. Он резко отскочил в сторону, закрываясь, едва не свалившись в грязную лужу. Вокруг нервно засмеялись и захихикали.
    - Не зубоскаль со старшими, сынок,… а то придется на тебе рычаг опробовать.
    - … а вот и Волчаров!
    Из машины вышли двое.
    Два «братка»,… лихих 90-х, перестроечных, и вид у них был явно не мирской.
    Волчаров, в свободном джинсовом костюме, в черных перчатках, на голове
обтрёпанная бейсболка, надвинутая глубоко на глаза. Он был напряжен, строг. Второй, ему под стать, спортивный, жилистый,… бритый наголо, в стареньких лёгких полукедах, в руках цепко держал биту, аккуратно завёрнутую в газету. На глазах тёмные очки, скрывающие его мысли и облик,… всё верно, зачем!
    И кто бы мог представить, что это два бывших бойца из СОБРа, прошедших огонь и воду, как на Чеченской войне, так и в боях с местными преступными группировками.
    - Ка..как  обстановка, парни?
    - Ждут!
    - Много?
    - Примерно, 60-70 человек,… молодняк. Пэтэушники.
    -Х..хреново, о..очень хреново! В гол..голове ск..сквозняки свистят, не..не нюхали жи..жизни ещё!
    - Да,… это уж точно!
    - Ра..работаем… так! Идём все вместе, ядром. Держим кру..круговую оборону. ….зарыч, если начнётся ме..месиво, ты звонишь в ОВД, в де..дежурку. Держи номер, и сразу забей в свой сотовый телефон. Дам знак,…не звони, отбой. Понял?
    - Понял, Волчара.
    - Со..сомов, ты..держишь правый фланг, Пу..пушкин, ты ле..левый.
    - Поняли, хорошо… Волчара!
    - Ды..дымов, и я,  идём «ба..базар тереть». Остальные ждут,… все на стрёме!   Ра..работаем!  ... Лу..лучше бы, парни,… без крови!
    - Дымов, ве..веди!
               
                Ра.. работаем, парни!
               

    Шли молча….
    В общем-то, все прекрасно понимали, что идём не на танцы, и события могут развернуться и так, и так. Глухой молчаливый лес, размытая дорога в ямах и ухабах, на пути поломанные скамейки, да унылые фонарные столбы с оборванными проводами, словно могильные кресты.
    Окружающая обстановка, если честно, немного напрягала.
    -…зарыч, ты, вот что… держись позади меня и этого парня, понял? Вперёд не суйся!
    - Так-то, не честно! Вы вдвоём впереди, а я… один сзади. Снова, объегорить меня решил.
    - Тебя объегоришь…!?
    Над вершинами сосен, с мерзопакостным карканьем заметалось потревоженное чёрное вороньё. Солнце, поблекнув враз, зачем-то спряталось за облаками!?
    - Суки, вороньё. И откуда,… всё они знают?
    - Чувствуют!
    - Просто спугнули,… почему сразу о плохом.
    Впереди замаячила небольшая площадка, заросшая вокруг мелким кустарником и редкими деревьями. По краям застыли бесхозные столбы уличного освещения с разбитыми фонарями и обрывками свисающих проводов, молчаливые свидетели поневоле происходящих здесь гульбищ, разборок и всякой лесной «всячины». От единственной скамьи остались одни боковушки из бетона, да облупленный каркас. Мусорная урна, когда-то забитая до верха, сейчас валялась на боку, и хламьё  от того, рассыпавшись, разлетелось вокруг.
     В общем, картина, представшая перед нами, была далека от романтики, а если точнее, то хреновей, чем представлялось в самом начале.
Напротив нас, среди кустов и деревьев большим полукольцом рассредоточилась орава агрессивно настроенных пацанов 17-19 лет. У многих из них в руках были замечены «приспособления» - цепи, биты, обычные палки.
    Я полностью согласен с Волчаровым, по поводу «сквозняков в голове» у молодняка. Этот возраст опасен отсутствием жизненного опыта, желанием творить безрассудные подвиги, пробовать себя в «настоящем» деле, особенно на виду у девушек, кстати, здесь в парке они присутствовали тоже. Вот для чего следует отправлять 18-летних, брызгающих направо и налево гормонами служить в Армию, подальше от крылышка мамки, под «заботливый» присмотр отцов-офицеров. Чтоб парни учились ценить ВСЁ,… данное Всевышним.
     Увидев «противника», т.е. нас, какое-то время воинственная молодежь была ошарашена нашим почтенным возрастом. Но! Но быстро сообразив, что количество «стариков» просто смехотворное, просто… губительно смехотворное, 15 против 70, примерно, чаша весов стала стремительно заваливаться на сторону встречающих! Кое-кто презрительно заулыбался.
    Разбитые на кучки, пацаны возбуждённо заболтали между собой, нервно дымя сигаретками и дерзко сплёвывая на землю,… захихикали. С каждой минутой обстановка накалялась, становились всё опаснее.
    Некоторые из них уже праздновали лёгкую победу, и мысленно шарили по нашим «взрослым» карманам, в надежде, успеть стыбзить что-нибудь ценное, после побоища.
    Законы войны ещё никто не отменял - вещи побеждённых, почти на законных основаниях, переходят в руки победителей как трофеи. Всё по-честному!
    Мы остановились, не заходя в центр, дружно решив, что ещё «успеем отовариться»!
    Волчаров, мгновенно оценив аховую ситуацию, не раздумывая ни секунды, попытался взять ситуацию под свой контроль. Это порой, дорогого стоит!
    Таким, я видел его впервые. Он демонстративно вышел в центр предполагаемой «гладиаторской арены», и со звериным оскалом на лице, не терпящим возражений, не спеша, осмотрелся вокруг.
    - Ну что, братва! Есть вопросы,… давайте искать ответы! - металлическим голосом, с хрипцой, проговорил он. И что поразительно, говорил не заикаясь.
    Сделал небольшую паузу, осмотрел пацанов тяжёлым взглядом, и снова оценив обстановку продолжал:
    - Жи..животы вспарывать и к..кости дробить, успеем ещё, а…. Как думайте? - с дюже неприятной, отталкивающей улыбочкой спросил он у молодых.
   В лесу зависла гробовая тишина. Показалось даже, что вороньё на деревьях стало меньше галдеть, опасаясь за свою пакостливую душонку.
    После такого ледяного угрюмого вступления, хотелось бы думать, что многие из пэтэушников, вспомнили вдруг, про свои нерешенные домашние дела и захотели незаметно ретироваться. Очень хотелось надеяться…!
    Уже другим голосом, чуть добрее и мягШе, Волчаров изрёк:
    -Лю..любовь дело такое, …не простое!
    Немного подождав, он снова повысил голос и продолжил:
    - Вначале же..женихи меж собой потолкуют. Мы тихо стоим,… ох..охраняем! Если что, р..разнимем! Что, братва,… принимается предложение?
После небольшого молчания, кто-то выкрикнул:
    - С пером у шеи, любить не заставишь!
    - Правильный базар,… давай,… согласны!
    - Замётано,… где жених ваш, давай его сюда!
    Дымов, заметно волнуясь, быстро подошёл к Волчарову.
    С той стороны, со стороны соперников, показался второй жених.
    Я не знаю, о чём говорили соперники. Но парня того немного рассмотрел. Небольшого роста, почти на голову ниже Дымова, подвижный и шустрый крепыш.   Он явно не собирался уступать нам без боя. И, мне показалось, что он раскусил мирный настрой «бандита» Волчарова, почувствовал его дешевый спектакль. Стоял свободно и даже с эдакой бравадой, знал, за ним наблюдала его братва.
    Напряжение нарастало.
    Крепыш явно хотел битвы,… и драться до крови. Ещё мгновение, и думаю, Дымов был бы атакован. И тогда, дальнейший ход событий, однозначно стал бы уже непредсказуем. Возможно, что случилась бы массовая драка!
    И снова, положение спас Волчаров.
    Он прочувствовал ситуацию наперёд, встал между «женихами» и своими ручищами, как рефери на ринге, остановил разгорающиеся страсти.
    - Ша, я сказал, ... не лапаться!
    Снова разговор, и снова время замерло на месте. Ни наша команда, ни противоположная сторона не сошли с места. Все ждали. Напряжение не ослабевало.
Сколько времени ещё спорили женихи точно не помню. Прилично!

    Но решение встречи озвучил Волчаров такое.
    - Братва, слушай меня! По..порешили так! Кого девушка вы..выберет сама, так, тому и быть! Дру..другой уходит с пути,… сам. Без мщения…!
    - Расходимся братва. Мирно!
    - Принимается.
    - Мир, значит мир.
    - По домам, мужики,… по домам!
    Волчаров, правой рукой, устало… смахнул невидимую грязь с левого плеча.


                Эпилог.

    Время летит не заметно, позади три зимы.
На дворе снова тёплый май. Птички чирикают, солнышко сияет, всё кругом цветёт и благоухает. Выходной день.
    Мы с Сомовым сидим в сквере, в тенёчке и лукаво наблюдаем за красивыми людьми. Изучаем психологию!
    - Старый, тебе привет от Дымова. Мы недавно встречались,… так, пивка попить, посплетничать.
    - Спасибо. Как живут,… семья его? Благостно?
    - Да какая благость. Дымов, вообще брякнул такое, от чего я офигел. Говорит, что готов стать подкаблучником, и его мало интересует мнение  других. Главное, чтоб в  семье покой был. Остальное, фигня. Прикинь!
    - Прикинул.
    Я остановил взгляд на Сомовском лбу, и долго, молчаливо его разглядывал.
    - Сомов, у тебя морщины на лбу. Стареешь. Кремом пора мазаться, маски делать перед сном,… говорят, помогает. Попробуй!
    - Хорошо,… намажусь сегодня!
     В непролазной гуще яблоневых цветущих веток, источающих пьянящий аромат, бурлила активная жизнь. Жужжащие пчёлы и шмели, терпеливо парящие над бутонами раскрывшихся цветов, жучки, паучки, туда-сюда семенящие по ветвям и листьям, без устали плетя за собой паутину, чирикающие воробьи, вечно голодные и вечно не умолкающие. Мухи и мушки, бабочки и стрекозы.   
    - Ты вот что,… Волчарову ничего не говори, ладно. Насчёт,… подкаблучника.
    Я слышал, он из залётов не выходит, и показатели у него,… ниже нормы. Не расстраивай его.
    - Хм,…пофигу ему! 
    - Слушай, старче,… а погнали в конце лета на юг, на море. Философию,… тьфу ты, психологию изучать…!
    - Психологию изучать, …на море!? Надо подумать.
    - Подумай, подумай…!


Рецензии
Целая галерея хорошо выполненных мужских портретов! И серьёзные мужские игры-
нам этого не понять!Ваши рисунки, Дима, прекрасно дополняют рассказы!
Успехов в творчестве!

Алла Сторожева   31.03.2019 20:51     Заявить о нарушении
Спасибо Алла! Балуйте меня нещадно.
"Отомстю" Вам на вашей страничке.
С улыбкой...

Дмитрий Южаков   01.04.2019 03:02   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.