Нумизмат

Нумизмат

 - А потому горе тем, кто не думает о смерти.
Я. Гашек. «Катастрофа в шахте».

   История, которую вы услышите, случилась в небольшом посёлке городского типа в неведомой стране за тридевять земель от любого места, где бы вы сами не находились. Как такое может быть? Получается, что может, а разумом не понять. Человек не в силах осознать это невыносимое, непомерное для его мозга чудо – Сущее. И чтобы помыслить своё Бытие в безумном Мироздании, узреть суть жуткого и невозможного, и жутко невозможного феномена – Самосознания, нет ни одного слова в человеческом лексиконе, ни одной мысли в самой умной башке. Поэтому, я стану использовать обычные слова русского языка из своей бестолковой и три дня не мытой головы.

…Тимофей не любил своё устаревшее, не современное имя, но уже привык к его приемлемому варианту – Тима. У меня есть предположение, что люди привыкают ко всему. А если не привыкают, то просто от того, что не успевают из-за скоротечности жизни. Но это отдельная тема, а мы продолжим повесть о Тимохе. Чтоб вы знали, он был слесарем в автосервисе. Только не думайте, что из-за этого он купался в деньгах. Это был жалкий автосервис с очень средним уровнем сервиса в небольшом городке, где при сильном желании можно было бы пересчитать все автомобили. Когда оканчиваешь школу на тройки и ничем выдающимся не блещешь, то особого выбора нет. Но Тима себя несчастным или неудачником не считал. Жена у него была – Леночка, красивая и весёлая. Думаю, что он её любил, но без разрушительной страсти, от которой всем только больно. Обычная жизнь хорошего простого человека. А увлекался Тимофей чтением всяких книжек, в сезон грибным промыслом, а по жизни - собирательством монет. Значит, являлся коллекционером – нумизматом. Через это и приключилась с ним сия злая быль.

   Тут следует описать собрание нашего коллекционера. Было у него одна тысяча восемьсот двадцать четыре монеты, в том числе разные жетоны, памятные медальки и даже, сувениры. Число точное, потому что собирательством он начал заниматься в детстве, когда жил с родителями в крупном портовом городе. А там было полно всякой иностранщины, которую он выменивал, не всегда честно, у сверстников – детей моряков дальнего плавания. Потом он стал посещать субботние сборища коллекционеров в городском парке. Там он покупал на выпрошенные у отца небольшие деньги разную экзотику и даже, почти старину. А ещё слушал рассказы бывалых коллекционеров об истории и ценности отдельных монет. В это время молодой человек решил пополнять собрание отечественными монетами «по годам». Тогда же он стал вести подробный каталог всех своих приобретений, с датой, подробным описанием и стоимостью. У каждой монетки свой последовательный номер, поэтому и пересчитывать не надо. Каталог остался у него до сих пор в четырёх толстых тетрадях, последние из которых отличались твёрдым переплётом и  солидным видом. Это было единственное, пожалуй, в чем Тимоша проявил аккуратность и педантичность.

   Несмотря на количество, коллекция была совсем не ценной. Вначале он был ребёнком и не имел возможности приобретать что-то стоящее, а потом родители развелись, и мама переехала с ним на родину, в провинциальный городок. Здесь само слово «нумизматика» считалось непонятным ругательством. Типа как в анекдоте про филателиста-сифилитика. Поэтому в собрании преобладали малоценные экземпляры иностранных монет, некоторые в плохом состоянии, что делало их просто кружками металла. Мальчишкой он мечтал, что став взрослым, получит материальную свободу безраздельно отдаться своему хобби. И тогда уж, думал Тимка, его коллекция станет круче, чем у дедов из городского парка. Но взрослая жизнь предполагает свои ограничения и проблемы. Он продолжал потихоньку заниматься этим увлечением, поместил коллекцию из жестяных банок в специальные альбомы, например. Вечером иногда рассматривал через лупу монеты или свои тетради. Мечтал, что всё-таки достанет недостающие номиналы или разновидности. У него появилась специальная литература, которая занимала целую полку в книжном шкафу. Так же приобретались особые атрибуты нумизмата: лупы, пинцеты, химикаты для чистки монет. Но со временем интересное хобби стало превращаться в какую-то болезнь.

   Вы только не подумайте, что коллекция являлась полным мусором и совсем ничего не стоила. Например, у Тимки были пять франков экзотической Новой Каледонии, или вот, редкая рупия Маврикия пятьдесят седьмого года. А ещё четверть анна колониальной Индии, просто красавица. Много чего, хотя бы румынские двести лей сорок второго года в очень хорошем состоянии, серебряные, между прочим. Всего и не перечислишь с ходу, но интересные экземпляры присутствовали. Ладно бы всякие Джерси и Гибралтар, но и по настоящему дорогие вещи были. За две копейки двадцать пятого года и цены не сложишь, не у всякого серьёзного коллекционера имеются, а у Тимофея есть, пусть и чёрная вся. Набор в честь пятидесятилетия Победы раньше, когда покупался, ничего особенного собой не представлял, а теперь за него дают кругленькую сумму. Даже не в деньгах дело, просто интересные прикольные монетки были. Памятный рубль «Год мира», как будто обычный, а повернёшь другой стороной, а там буква «Л» «шалашиком», как на монетах более старого образца. Вот как.

   А теперь про болезнь. Стал Тим во время рассматривания своих сокровищ не в благостное состояние входить, как это бывает с большинством увлечённых людей, а испытывать какое-то душевное жжение и неудовлетворённость. Страшно хотелось ему пополнить скудное собрание новыми блестящими кружками. Он даже представлял, как вписывает информацию о них в свою заранее расчерченную тетрадку. Но не имел наш страдалец для этого материальных и иных ресурсов. Быт заел, целыми днями в опостылевшей автомастерской, да и дома скукота.  Хотя против Леночки дурное слово сказать язык не повернётся -  и приветливая, и хозяйственная, и в постели ласковая. Не супруга виновата, а бестолковое устройство мира. А тут ещё, на беду, появился в городке новый житель – Петрович.

   Петровичу исполнилось лет под семьдесят, приехал он от куда-то с севера хоронить старшего брата, а как похоронил, то остался сам дожидаться собственного ритуала. И было бы нам ни жарко, ни холодно от этого переезда, если бы Петрович не был нумизматом. Почти каждый день, если позволяла погода, старик приходил на местный колхозный рынок и занимал место среди продавцов канареек, волнистых попугайчиков и рыбок. Там он раскладывал на шлифованный бетонный стол с мраморной крошкой, свои тяжелые альбомы. Иногда ему удавалось что-то продать, но чаще дед просто показывал любопытным богатую коллекцию, сопровождая демонстрацию интересными пояснениями, Довольно быстро Петрович стал популярным, снискав доброжелательное отношение среди горожан. Само собой, с ним познакомился и герой нашего рассказа.

   Коллекция Петровича поразила парня до дна его опустошённой души. Он чувствовал себя нищим рядом с багдадским халифом, школьником перед академиком, ефрейтором перед сержантом, нет… перед старшим сержантом. А ещё он стал испытывать стыд за свою жалкую кучку дешёвой мелочи. Но каждый выходной приходил к Петровичу побеседовать, а с получки или аванса позволял себе приобрести у старика что-нибудь интересное, на что хватало денег. А хотелось большего. Так устроена жизнь, но если попытаться объяснить это обиженному и завистливому, то можно схлопотать по мордасам. Да, едкая зависть начала разъедать душу молодого человека, как негашёная известь. А знаете, было чему завидовать. Монеты у Петровича имелись отличные, серебряные, пруфовские или очень старые. Они напоминали огромные тележные колёса, блистающие притягательной красотой и роскошью. Некоторые специально были разукрашены цветной эмалью, чтобы мучить своей недоступной прелестью.  Ну, конечно же, это как запретная страсть к сказочно прелестной женщине, которая даже не замечает тебя, а заметив, начинает брезгливо презирать. Но ты всё равно вожделеешь к ней, лелеешь мечту о сладости, которую не в силах представить. Тимоша стал явственно грезить, как добавляет очередные номера в свой заветный каталог.

   И чем дальше, тем страшнее. Я бы сказал, что у Тимки развился психоз, и ему необходима помощь. Но окружающие этого не понимали, а сам страдалец, даже если бы всё осознал, то признавать себя психом не стал бы. Не принято так у людей. Поэтому странная монетная истерия постепенно принялась подтачивать жизнь парня. Возникли пустые конфликты с коллегами на работе. Шутка ли сказать, но Тиму стала раздражать даже Леночка. Не даёт сосредоточиться, побыть одному. Одиночество – очень важная часть человеческой жизни. Постоянно чувствуешь себя, как в общественном туалете. А если её внимание хотя бы на мгновение переносилось на мужа, то она тут же принималась что-то выдавливать ему на лице. Мало того, что назойливо, так ещё и больно!
   - Мошка, нас сегодня вечером к себе Лебедевы позвали. Не задерживайся на работе.
Боже мой, и что она нашла в этих идиотах с большой дороги? Да и сама начнёт болтать без умолку, нести всякую банальную чушь, достойную тупой вульгарной курицы. Даже слушать её глупые речи стыдно, хотя перед Лебедевыми он легко бы оголил зад.
   - Моша, ты слышал?
Какой я тебе Моша?  В синагоге твой Моша, а я – Тимофей!

   Тут и зима наступила. Да холодная, какой уже многие годы не помнил никто. А в народе примета такая есть: мороз трещит – жди неприятельского нашествия. Ну, нашествие в этом году, слава богу, не состоялось, видимо у неприятеля были другие дела. Тимоша продолжал с короткими просветлениями погружаться в омут болезненного состояния. И даже низкая атмосферная температура не охладила бесовский огонь. Именно об этом говорят в народе: «день за днём всё в нём как огнём». Прямо таки, как подменили человека. Дошло до того, что этот сумасшедший стал тайно преследовать Петровича и сопровождать его, как заправский агент, до самого дома, когда тот возвращался с рынка.  Темнеть стало рано, иногда шпион подходил к старику очень близко, так что у самого сердце начинало стучать, как пулемёт. Не сразу, но всё более явственно стало расти в нём некая тёмная идея, которую он боялся облачить в слова, и даже не разрешал проявиться немой мыслью. Но идея уже овладела несчастным коллекционером.

   В достижении своих целей Тимофей не был чистоплюем, боящимся замараться дерьмом. Он поступал по примеру знаменитого убийцы сёгуна Уэсуги Кенсина, проявляя выдержку и целеустремлённость. И сегодня был день, когда невысказанная идея должна была реализоваться и заполнить собой всю пустоту его души. Сама натура способствовало жутким планам: стало  уже достаточно темно, на улицах не было ни души. Нагнетая в себе решительность, молодой человек приблизился к старику так близко, что мог слышать его тяжёлое дыхание. Рука в кармане сжимала массивное зубило, которое он взял на работе, конечно же, чтобы пробить дома углубление в стене для переноса розетки. Он вдруг понял, что именно в настоящий момент всё и должно свершиться. Но настоящего, на самом деле, не существует. Механизм нашего сознания – это ожидание грядущего и переживание свершившегося. Грядущее ещё виднелось туманным и неясным. Содеянного, пока, не было вовсе. И тут произошло самое удивительное и невероятное!

  В необъяснимой тоске мы чувствуем смутный смысл своего предназначения, но всё также не в силах сделать хоть один шаг к Истине, к Богу. Но иногда сам Бог делает этот шаг навстречу нам. Здесь в пору диву даваться: Тимофей никого и пальцем не тронул, но неожиданно Петрович тяжело захрипел, его шатнуло, и старик повалился в снег. Ошарашенный преследователь остановился в полном недоумении. Наконец он опомнился и на автомате подбежал к упавшему. Петрович лежал на спине, хрипел со свистом, страшно подкатывал глаза и ожесточённо жестикулировал пальцами вытянутой правой руки, словно просил что-то ему подать, или хотел сказать в последний момент нечто невероятно важное. Только сейчас Тимофей подумал: «сердце» и стал лихорадочно искать в карманах умирающего какие-нибудь таблетки. Но через несколько секунд Петрович уже лежал перед ним без признаков жизни, вернее, с некрасивыми признаками её отсутствия. Тима ещё раз посмотрел на бедного старика, на его лицо с маской страдания, на очки в толстой оправе, на мокрые штаны, на орден Отечественной Войны, какие вручали подряд всем немногочисленным ветеранам на один из юбилеев. Вдруг ему стало так жалко Петровича, что из глаз потекли слёзы, а рука лихорадочно сжимала в кармане холодное зубило.

    Коллекционер сидел за своим столом, освещённым тусклой настольной лампой, похожий на средневекового монаха. На полу рядом стояла чёрная кирзовая кошёлка – старый потёртый портфель из толстой свиной кожи. И ещё валялась грязная спортивная сумка, какие носят через плечо. Тимофей что-то сосредоточенно записывал в толстую тетрадь в виниловом переплёте. На его руках были тонкие хлопковые перчатки. Периодически он смотрел через лупу на большую серебряную монету, как бы сверяясь. На лице нашего героя запечатлелось спокойствие и удовлетворённость.
   - Мошка, я уже спать ложусь. Приходи.
   - Подожди немного, Ленусик. Я скоро.


2019, февраль


Рецензии
Какова сила мысли,а! Не довел Бог до греха Тимоху. Правда говорят,что судить будут даже за намерения наши,не говоря уже о делах. Интересный рассказ. С уважением! С наступающим!

Елена Николаенко 2   17.12.2019 16:24     Заявить о нарушении
Спасибо Вам большое, Елена, за такой отзыв! Правда, с "силой мысли" - это Вы преувеличили. :)

Синферно   17.12.2019 17:05   Заявить о нарушении
Почему преувеличила? Он же шел с целью убить и завладеть монетами?

Елена Николаенко 2   17.12.2019 19:42   Заявить о нарушении
А я-то решил, что "сила мысли" - это эпитет к моему опусу. :)))
Не думаю, что Тимоха навлёк смерть на старика гипнотическим образом.
Но от греха герой не отказался (может не успел), просто случайно не произошло убийство. Так что должен быть судим на общих основаниях. Ну так мне кажется.

Синферно   18.12.2019 10:55   Заявить о нарушении
А при чём тут редкая золотая монета 37 = 50 1902 года? Я помню нашел как то в детстве в 50 годы у вала у себя на родине бородовый знак 1705 года, но отдал по просьбе свою коллекцию монет в школьный музей, в том числе и эту редкость, а музей потом прикрыли и учительница истории все монеты забрала себе.

Николай Петрович Павлов -Тычкин   17.04.2020 15:00   Заявить о нарушении
Извините за слишком поздний ответ. Но если Вы его читаете, что иллюстрация - всего лишь иллюстрация. Какую монету следовало бы показать вместо этой? :)
Судьба коллекций часто печальна. Или распродаются родственниками за бесценок или разворовываются. Я знаю случай, когда один коллекционер предоставил собрание для выставки в городской музей, но не получил ничего обратно.

Синферно   04.05.2020 09:10   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.