Синдром паплиндрома

Путь Бориса Гринберга  из  новосибирской полубезвестности в московскому признанию, пожалуй, подобен даже  не  пути  из варягов во греки, а легендарному полету  барона Мюхгаузена на  ядре в стан  неприятеля. С той лишь разницей, что  и сам полет, и разведка  наблюдаемых с высоты птичьего полета сил забуревшего в столичном снобизме противника, и пересадка на встречный снаряд для возвращения в родные пенаты  у героя Ропше -- сплошные враки, а  здесь мы имеем  дело с подлинными  событиями, ознаменовавшими собою вклад нашего земляка не только в отечественную но и мировую практику создания палиндромов-- стихотворного жанра, подразумевающего паранормальные способности автора слагать фразы и даже тексты, читаемые в прямом и обратном порядке.


Явившийся в 1978 году пред очами оксфордских снобов Иосиф Бродский был, как вспоминает один американский славист, обряжен в «униформу поэтов «70-х»: джинсы, «ковсбойске» сапоги, пачка «Мarlboro» торчащая из нагрудного кармана, представший пред ясные очи  одной их московских литературных тусовок ( а их там во множестве)Борис Гринберг  предстал в «прикиде» являющем собою смесь ностальгии по рок-нрольно-хипповому отрочеству(слушал, тащился  и даже дружил с рокером Селивановым) с хэмингуевским  оволосением нижней части лица. Таким же он явился у  облсовестовского фонтана…
Верх-ленновский, низ  произвольно нестильный. Плюс бейсболка на голове  и  кедровая расческа в целофановом пакете с  листовертнем, потертым журналом с произведениями поэтов - соратников, снимком на котором Борис запечатлен с   Дмитрием Авалиани  …


Рецензии