Как я написал стих о любви

        Роберт Браунинг сказал: «чем выше ум, тем тень длиннее ляжет, отброшенная им на дольний  мир».
        Но все устроено так, что наш ум ограничен  пределом, выше которого не подняться, несмотря на все усилия. К тому же порой чувствуешь себя игрушкой в «руках Неба», которое  вертит тобой, как хочет…
   О библиотеке им. Куваева я узнал случайно, прожив в Магадане  более двух лет. Оказалось, она находится невдалеке от моего дома. Обрадованный, я направился в библиотеку, прихватив один экземпляр своей книги "Путь в Небо». Добираясь чуток поплутал: все недоуменно пожимали плечами, пока не указали верное направление. Библиотека оказалась на первом этаже неприметной «хрущевки».
    Уже с фойе-прихожей библиотека встретила чистотой и порядком. Все замечательно: удобно расставленные стеллажи и все прочее. Пока стройная женщина заполняла карточку, я вертел головой, осматриваясь вокруг. Все радовало глаз. Сама женщина излучала такую доброжелательность, что я не удержался, и, спросив имя (она  назвалась Татьяной), немедленно подписал ей свою книгу.
     Узнав, что кроме прозы в книге есть и стихотворные экспромты, Татьяна предложила посетить их библиотеку в ближайшую субботу, и познакомиться с писателем Суздальцевым А.Ф., у  которого здесь будет встреча с читателями. Сказала, что он сочиняет и стихи.
     Выяснив, что писатель с большим жизненным опытом, я сказал, что приду, а заодно и ему подпишу свою книгу. Мол, в продаже их уже нет, но немного сохранил, чтобы дарить хорошим людям.
     Татьяна, заполнив карточку, удалилась. Я начал  осматриваться, прикидывая, с какой полки начать знакомство с книгами. Но тут вместе с Татьяной явилась симпатичная женщина, и, устремив на  меня взгляд, заявила, что на встречу с  Суздальцевым я явиться не смогу, так как все пригласительные билеты розданы.
    «Нет - так нет! Она, должно, какая-то  начальница», - подумал я, - непонятно почему пришла, ведь могла сказать через Татьяну.
   Вдруг я ощутил на себе её оценивающий взгляд и вывод: перед ней некто, кому нет места среди приглашенных на авторскую встречу.
   Я почувствовал себя виноватым в чем-то. Ничего порицаемого не совершил, но почувствовал себя изгоем. Тут же созрело чувство никчемности, и холодок пробежал по спине…
    Как-то, я размышлял о гипотезе, суть которой в том, что наша Вселенная образовалось из НИЧТО, в результате какой-то неясной деформации. Я считал, - без причины такое невозможно. Но сейчас понял – оказывается,  возможно…
    Чтобы разрядить обстановку, я брякнул нелепость:  - Да, я всего-то хотел подарить ему свою книгу… - на что, тут же последовал ответ: «Книгу можете оставить здесь - её передадут!».
    Но второй книги с собой не было, сказать больше нечего, - и я двинулся к стеллажам.
  Двигаясь домой, о происшедшем в библиотеке я не думал, но почувствовал сильный голод. Захотелось чего-то вкусненького, - что часто связано с воспоминаниями детства.
   Вспомнил, что с утра накрутил фарш из нескольких сортов мяса, которые тщательно выбрал. Добравшись до дома, я немедленно разбил яйцо, быстренько замесил  тесто, и, пока закипала вода, налепил пару дюжин крупных пельменей. В этом я прямо чемпион.
   Прошедшим летом в Москве чрезвычайно удивил женщину. Пока она убиралась в комнатах, я, минут за сорок, начиная с приготовления фарша, наготовил пельменей и сварил их.
   Трудно описать её изумление, когда она увидела на кухонном столе полную тарелку пельменей, только что сваренных и дымящихся. Едва поверила, что наготовил их сам, а не сбегал в магазин.
    Я сказал: - оцени вкус! Ведь каждый знает – домашние, приготовленные с душой,  несравнимо  лучше  магазинных пельменей. И сейчас, пока варились пельмени, я мужественно воздержался от перекуса, чтобы не сбить аппетит. Пельмени, с умом приправленные, особенно вкусны после полстакана сухого вина – ну, прямо объеденье! Не хуже и стопочка покрепче.
   Уминая пельмени, я жалел лишь об одном - что нет рядом той москвички. Она как-то спросила о переезде на «материк». Я  ответил, что за несколько десятилетий моя кровь стала колымской. Что теперешняя Москва мне нравится больше, чем в советское время, но Магадан уютнее. Как хорош наш собор, сверкающий чистым золотом и излучающий тепло! Но особо – о приветливости северян. Без сомнения, в будущем будет создан прибор, способный измерить поле, созданное добрыми помыслами  жителей нашего города. 
    Наевшись, я чуть поспал. Проснувшись, сделал оздоровительные упражнения, и, непроизвольно тронул складку на животе. Это надо же! Поистине наше тело подобно автомату немедленного реагирования – только поел чего-то вкусненького, – складка сразу уплотняется.  Ничего не поделаешь – такова наша биология! Тело как шустрый портной, – чуток подкинул ткани, и новое платье уже сшито, притом, без всякой примерки.
   Приготовив кофе, я открыл одну из принесенных книг: Харуки Мураками – «Мой любимый  sputnik». Этого автора я читаю медленно, наслаждаясь особенным стилем, чувствуя чарующее и обворожительное воздействие текста. Как жаль: всякие ханжи-моралисты блокируют ему выдачу Нобелевской премии. А ведь у него все жизненно, стиль без манерности. Сейчас даже сравнил с Бернардом Шоу, - в частности, с запомнившимся с молодости рассказом: «Новая игра – воздушный футбол». О том, как раздавленную автобусом пьяную старуху апостол Петр и ангелы встретили на «Небе». Эта новелла засела в памяти, так как читал на языке автора. Тогда, во время службы на флоте, один  из офицеров - капитан-лейтенант, собрал группу желающих, и мы изучали английский язык.
  В книге Мураками я дочитал до места, где девушка, не сумев ответить на заданный вопрос: «в чем разница между  знаком и символом?», - спросила об этом друга, разбудив его телефонным звонком в  четыре утра.
   Не читая дальше, я озадачился тем же вопросом: - Как проще объяснить эту разницу?
   Мы живем в мире знаков – они окружают нас. Символы – тоже знаки, но особенные. В них воплощена идея. Отложив книгу, я встал, и подошел к широкому пластиковому окну. Как объяснить  разницу кратко и доходчиво?
     Уличные фонари на улице Билибина уже горели, и автомашин, движущихся  к телевизионной вышке и от неё, стало меньше.  Днем их целый поток, который периодически останавливается,  пропуская людей у знака пешеходного перехода.
     Через улицу школа. С моего второго этажа она частично скрыта  деревьями, растущими по обе стороны дороги. На деревьях снежная бахрома. На разлапистой лиственнице много снега, -  местами он лежит  толстым слоем. Но где здесь символ?
    Чуть правее над школой уже выглянула Луна. Из-за снежной пороши она блеклая. И светит как слабый прожектор, лучи которого затухают в самом начале, образовав вокруг лунного диска широкое кольцо. Кольцо - знак того, что снег идет, но очень слабый.
   Вот, наконец, нашел! Уличные фонари состоят из трех светильников, оформленных как короны над российским двуглавым орлом. Когда-то они  символизировали три царства:
 Казанское, Астраханское и Сибирское, но также, - Веру, Надежду и Любовь к Богу.   
    Символ знак чего-то значительного, отвлеченного. К примеру, подобен  величественному миражу на горизонте от сгустившегося знойного воздуха, или его отражения.
     И тут же задумался: - А какие символы современности?  Где  наши миражи?
    Есть падение рождаемости в развитых странах и прирост в развивающихся. Земля заполнена мусором. Видимо, человечество  задалась целью схоронить себя под ним.
    Войны и подготовки к ним. Создается впечатление, что у нас ещё незрелое детское мышление.
    Но что это меня потянуло на мрачные мысли?  Возможно, из-за обиды, что мной пренебрегли в библиотеке. Попробую-ка разобраться. 
    Пригласительные билеты, надо верить, действительно были розданы. Но начальница решила  взглянуть на меня, в надежде изыскать ещё один стульчик, при благоприятном впечатлении. Но я не приглянулся.
    Почему? По всей вероятности причина в моей затрапезной внешности, так как явился после оздоровительной прогулки по берегу моря и в полуспортивной одежде. И ещё одно.
   Живя в Нексикане (это центральная Колыма), при морозах под  минус 60 градусов, я бродил по тайге  в подшлемнике - когда все лицо закрыто - оставлены лишь прорези для глаз. Возможно, женщина  была в "подшлемнике" негативного настроения? Будь я "божий одуванчик", при галстуке и атрибутах интеллигентного человека – результат был бы другой. Значит, все же виноват я сам. Не зря же кот Матроскин заявлял об отсутствии ума.
   При этом мне нередко мерещится потерянный смысл и движение в точку невозврата. И пишу - черт знает о чем! Вот те же женщины. Они предпочитают читать о любви. Жаль - когда пишу, меня часто тянет к юмору и эпатажно-нескромному.  Должно, это следствие моей бывшей старательской жизни, когда руки и душа становятся заскорузлыми. Но любовь дело серьезное, - с ней шутить нельзя! Но уверен, - легкий и доброжелательный юмор не повредит и ей.
    Как только эти мысли возникли в моей голове, - что-то изменилось, и, как я понял, – это воздействие «Неба». И будто по диктовке я записал стих, где  женщины говорят о себе и любви. Вот такая метаморфоза, выверт сознания, поворот на 180 градусов - как  щелчок по носу. Это и озарение, притом вроде бы на пустом месте. Должно, Кто-то считает, что стих отвлечет меня от мрачных мыслей. Единственное условие:  все в нем должно быть правдой и являться порождением чистых мыслей и ясного ума.
 Вот этот стих:

  ЖЕНЩИНЫ О СЕБЕ И ЛЮБВИ

Про нас, про женщин, песня эта,
Правдивей слов на свете нет.
Сравнимы с Солнцем, в час рассвета,
Мы сами излучаем свет.
Мы грациозны как Богини.
Мы как котёночки нежны.
Нас Бог слепил из белой глины,
Мы все Великие княжны.

ПРИПЕВ:
Не из злата-серебра,
Не Адамова ребра.
В каждой женщине сидит,
От рождения Лилит.

Любовь светла – в ней радость, счастье.
Порой сомнений мрачный лес.
Любовь  уходит – горько плачем, -
Нам слезы убавляют вес.
Ревнива если – это Ева.
Стервозна – это от змеи.
Мы жрицы, - любим нежность, верность,
И дарим яблоки свои.
ПРИПЕВ.

Но если вдруг, любви стремнина,
Затянет нас в водоворот, -
Мы вниз уйдем, но вместе с милым,
Русалка нам уступит грот.
Любовь туманит нам сознанье.
Стыдливость – слабит удила.
Теперь мы в новом состояний -
Любовь со страстью в нас слилась.
ПРИПЕВ.

Мужчины, в меру, все капризны,
Но мы из них веревки вьем.
Слезой и лаской, даже визгом,
Мы нежность, верность в них куем.
Страна должна гордиться нами, -
Любовный фронт дает прирост.
Благую весть приносим сами, -
Не аист нам её принес.
ПРИПЕВ.

Мы блёстки в теле мирозданья.
Мираж и светлый мир идей.
Подружка лишь прибавит знаний,
Рассказом о любви своей.
Самой природой в нас заложен
Инстинкт любви и служба ей.
Закон есть Божий, непреложный –
Любить и никаких гвоздей!
ПРИПЕВ.

На следующий день я зашел в Восточный университет, на  кафедру русского языка. Несколько симпатичных и милых женщин прослушали текст этой песни. Одна из женщин (доцент Юлия) весьма выразительно зачитала его. Стих понравился женщинам. Улыбаясь, они сказали, что их настроение поднялось.
Для песни стих длинноват, но его можно подсократить. Но как найти композитора? Может быть, посетители сайта мне помогут в этом? Возможно, и певицу. Мой эл. адрес: Robert.magin@yandex.ru


Рецензии
Интересный текст. Современно....

Артур Грей Эсквайр   13.02.2019 16:50     Заявить о нарушении
Благодарю за оценку!

Роберт Хорошилов   13.02.2019 17:13   Заявить о нарушении