Контролёрский мольберт

Пальмус Раккэ и Рихард Жоппэ втихаря залепились при полном люруа в Ошметочную господина Шмыгича-Таинского.


И потребовали(а это важно), на вырост лапули и квакшы.


Каких кварцевых таких цветов и бельмостных таких почище оттенков.


За что были выстланы в пляс под ропотные аплодисменты и скрип капризной двери.

 
И уже на проспекте  Нюрнбергов, куда оба вытуренных попали в раскорячку и танец, прозрел звонок трамвайной взбалмошности, и первым, кого подсадили под фрак, и кто радостно набузовал на вал целиком забитого вагона, был Пальмус Раккэ, это он пах свежей футболкой и вонючей жареной картошкой от ног.


А  Рихард Жоппэ лихо затрясся от неминуемой давки - и в ступор бледного чьего-то лица -конфузно произнес унылое «мерси».


Друзья катились понюхаться под хвосты  к  Артемию Генриховичу Иванову, но в старых квакшах и лапулях – это не дело.


Предложение переобуть навзничь весь вагон в тюки, забуксовало блеснув по глазам масс вместо молнии.


Весь вагон сперто, как некую какашку-орех выдуло на проспект Б.Нюрнбергов, и поддавшись амплитуде притеснения оных сил, были вынесены в отместку с Ошметочной господина Шмыгича-Таинского, все!  какие были кварцевые квакши и бельмостные, почище тех оттенков достопочтимые лапули.


Артемий Генрихович Иванов был в ожидании.


Всё.

 


Рецензии
Здравствуй Вильгельм!

Не срослась встреча. Но может Артемию уже осточертели те, кто сладко поёт, но мало делает? Ведь суете сует. Ожидание. Это не просто промежуток времени между трамвайными остановками. Это надежда на глоток вина, на то, что в хрустальных ладонях сломается соломинка.

Но как-то потонули минутные оттенки в пролетевшем часе. А краски подсохли, задремав у ног мольберта.

Понравилось. На зелёное.



Кристен   31.01.2020 16:41     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.