Любовь с оккупантами. Ко дню св. Валентина

            Почему-то именно сегодня, в день святого Валентина, мне вспомнился Фриц. Его уже давно нет в живых, но когда я с ним познакомился, было ему семьдесят. Он был моложе, чем я сегодня.  Первый заговорил со мной, когда я сидел на лавочке в парке, читал русскую книгу, внучка делала куличики из песка.

Заговорил он на ломаном русском, вставляя изредка  немецкие слова, но понимал гораздо лучше, чем говорил. Сначала попросил разрешение присесть рядом. Первое, что он поведал мне – научился говорить по-русски за пять лет  плена в «Русланде».  Там, где-то под Нарофоминском, он впервые полюбил  очень красивую девушку, блондинку. Красивее больше не встречал в жизни. Она тоже любила его – двадцатилетнего, доходягу, постоянно простуженного, едва стоящего на ногах. Дуня работала поваром в соседнем колхозе, куда пленных немцев приводили на сельскохозяйственные работы.

Фрица призвали в армию на следующий день после дня рождения - ему исполнилось 17 лет. Русские уже были на окраинах Берлина. Все сослуживцы были такие же, как и он – эту дивизию назвали впоследствии «Армия призраков». Половина юнцов погибла, половина попала в плен и спешно  отправлена на восток в товарных вагонах.

Затем лагерь для военнопленных под Москвой. Условия содержания были не лёгкими, но  тогда сами русские жили голодно, кругом всё стояло в развалинах, только начинали  восстанавливать разрушенное, строить новые дома, больницы, фабрики. Мужчин было мало, многие не вернулось с войны или вернулись калеками. Пленные были задействованы  как в строительстве, так и в сельском хозяйстве.

Со временем конвоиры стали не сильно строгими. Особенно, когда Фрица посылали в колхоз убирать картошку, режим настолько ослаб, что они могли проводить с Дуней вечера на сеновале.

Первое русское слово, которое запомнил Фриц, попав в лагерь, было «ложка». Щи да каша пища наша, без ложки останешься голодным. Ложки были в большой цене, их почему-то не хватало на всех. Их друг у друга воровали, часто случались драки.

Дуня принесла Фрицу из дома деревянную, вырезанную из липы, ложку. Такой не было в бараке, только одна – сразу найдётся, если стащут. В холодную, зимнюю стужу Фриц носил толстый шерстяной свитер, носки и рукавицы. Всё связала любимая девушка сама из толстой деревенской пряжи. Фриц считал, что она его спасла, если бы не она, вероятно,  он бы домой не вернулся.

Приближался пятидесятый год. Немецкие пленные постепенно отправлялись домой, в Германию. Сначала уехали больные, потом те, которые были родом из ГДР.
Фриц мечтал забрать Дуню с собой. Только она объяснила ему, что это невозможно и за связь с немцем её могут осудить.

Однажды Дуня объявила, что беременная и должна срочно уехать в другую местность, где никто не будет знать, что её ребёнок от немецкого пленного. Перед самым освобождением из лагеря, Фриц разузнал от подруги, что Дуня родила мальчика, поселилась где-то на Урале у своей тёти.

Вот такая история. Фриц, в начале девяностых, поехал в Россию, разыскивать свою первую любовь, сына или внуков. Но ничего не выяснил. В деревне, где они любили друг друга, никто ни Дуню ни её маму не помнят и архивы никаких информаций не раскрыли.

Из истории третьего рейха. Гитлер был одержим теорией «чистой арийской расы». Нацисты не позволяли немцам вступать в связь с женщиной иной народности. Солдатам вермахта раздавали «Памятку поведения на оккупированной территории». Но "истинные арийцы" не сдерживались.

Во Франции, которая практически без боёв сдалась гитлеровцам, около 200 тысяч женщин «занимались любовью» с оккупантами. Поплатились за это 18 тысяч «коллаборационисток».
Их стригли наголо, демонстративно водили по улицам городов, осудили и отправили в тюрьмы на год.

В Нидерландах (сдались немцам на 5-й день) в мае 1945 года во время уличных самосудов убили 500 «девушек для фрицев».

В Норвегии, где родилось 12 тысяч детей от немцев, 5 тысяч женщин приговорили к полутора годам принудительных работ, детей репрессировали и только много лет спустя официально перед ними извинились и выплатили компенсацию 3000 евро тем, кто дожил до этих дней.

«Немчики» - так называли детей, родившихся в СССР от оккупантов. Сколько их? Никто не знает. Официальной статистики не существует. Предполагают от 50 до 100 тысяч детей.

Известная наша актриса и режиссёр Вера Глагольева создала потрясающий фильм «Одна война» (2009 год), основанный на реальных событиях. Автор фильма собирала рассказы по крупицам. Никто из женщин не желал говорить вслух. Никто не приехал на премьеру фильма –побоялись.

В архивах найдено письмо заместителя наркома иностранных дел Ивана Майского, направленное Сталину и касающееся решения судьбы детей, рождённых советскими женщинами от оккупантов.

Майский предлагал: «поголовно изъять всех «немчат», переменить имена и разослать в детские дома».
 
К счастью, до таких действий не дошло. Фактов не известно.

В заключении не могу не отметить, что Дуня, героиня моего рассказа, поступила очень мудро и Фриц сам об этом говорил, хотя очень сожалел, что судьба распорядилась так, а не иначе.


Рецензии
Здравствуйте, Леонид!
Ваш рассказ я бы посвятил Дню Победы, чтобы его прочли те кто и сегодня ходит с плакатами "Можем повторить!". А вдруг задумаются?!
Ведь сколько самых различных судеб ломает любая война!

Всего доброго Вам!
С уважением

Григорий Ходаков   28.02.2020 13:32     Заявить о нарушении
Григорий, большое спасибо за рецензию. Буду рад почитать ваши публикации. "Повторить" грозят гопники, они ничего читать не станут, тем более думать им нечем. К сожалению их много и вся система власти на них держится. С уважением, Леонид.

Леонид Наумович   28.02.2020 15:37   Заявить о нарушении
Нет, нет Леонид! Есть и те, кто читают! И даже те, кто пишут! И на этом сайте в том числе!)))
Ну, а если прочтете что-то у меня и поделитесь своим мнением о прочитанном буду только рад!

Григорий Ходаков   28.02.2020 19:09   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.