Слушательница

                Как-то после очередного разговора со своей приятельницей, дипломированным психологом, мы поспорили. Как у женщин водится, начали с одной темы, закончили другой. Зашла речь о Высоцком, потом о его сыне Никите. Стали вспоминать фильмы, в которых он играл. Мне нравится фильм «Слушатель» и актёрским составом, и темой. Высказав своё мнение о фильме, я пожалела о том, что зря нет такой профессии – слушатель. Не психолог, который, конечно должен слушать своего пациента, но при этом давать какие-то рекомендации, а просто молчаливый слушатель. Потому что зачастую людям не нужна психологическая помощь, а нужен человек, которому они могут рассказать о наболевшем, что-то вспомнить. И при этом им не нужны ответы, советы. Просто  нужны понимающие глаза и уши.
Приятельница стала мне доказывать, что это всё ерунда. Что психолог и есть слушатель. Но я с этим в корне не согласна.
Мне пришлось напомнить моему дипломированному психологу несколько случаев, которым она стала свидетельницей. Как-то летом мы с ней назначили встречу в одном скверике, мне надо было передать ей кое-что. Я медленно шла по дорожке сквера, когда шедший навстречу пожилой мужчина, остановил меня вопросом.
– Вы видели, новые вывески с названиями улиц? Чем им помешали старые? А это денег больших стоит.
Не давая мне ответить, он стал высказывать своё мнение о тогдашней политике, после чего плавно перешёл на дела своего сына. В общем, за те минуты, на которые опаздывала приятельница, я много чего узнала о жизни этого человека, не проронив ни единого, а только молча слушая и кивая слегка головой, тем самым давая понять, что я его внимательно слушаю и понимаю. Меня не удивило, что вот так просто произошёл такой односторонний разговор с незнакомым человеком, потому что это был не единственный случай в моей жизни. Очень часто мне доводилось слушать откровения людей в поездах, в которых в то время мне приходилось часто ездить. В магазинах, например, укладывание покупок в сумку растягивалось иногда на неопределённое время, так как рядом производившая такие же действия женщина, вдруг начинала, после продуктовой темы, что-то вспоминать. Так, что такие свободные, односторонние разговоры, меня не удивляли. А вот то, что люди после доброжелательных прощаний и извинений за долгую откровенность менялись на глазах, меня всегда радовало: выпрямлялась осанка, светились глаза, лицо озаряла улыбка.


                Вспомнив всё это, я утверждала, что если бы рядом с кабинетом психолога был кабинет «Слушателя» то, несомненно, психологу пришлось бы долго отдыхать, пока его сосед выслушивал бы своих посетителей.
                – Ловлю на слове, – сказала приятельница и предложила заключить пари, – я снимаю помещение, в котором две комнаты. В одной мой рабочий кабинет, а другая небольшая комнатка, которую я смогу переоборудовать в твой «слушательный кабинет». Пока я буду заниматься расчисткой территории, дам рекламу и тебе две недели форы, а потом посмотрим, к кому больше будут ходить люди.
                На том и остановились. Я помогла моему новому работодателю обустроить кабинет, по моему усмотрению, решив, что кроме читального столика, двух кресел и комнатных цветов, никаких мебельных нагромождений больше не надо. Правда согласилась на симпатичную настольную лампу и электрочайник с двумя чашками.
                Первый день прошёл впустую. Несмотря на рекламу в интернете, расклеенные объявления и розданные мною у метро флаеры. На третий день ожидания, раздался звонок по телефону и меня спросили уточнить свою миссию и время приёма.
                Как ни странно, первым моим посетителем был мужчина. Признаться, я думала, мужчины будут обходить такой кабинет стороной, но как ни странно, моё мнение было ошибочным.

ПОСЕТИТЕЛЬ 1

                Им оказался работник завода. Сварщик-ремонтник, так он озвучил свою профессию при записи по телефону. В кабинет, смущаясь, вошёл человек пенсионного возраста, скромно, но чисто одетый, без следа пристрастий к «зелёному змею» на лице. Поздоровавшись, он сел в удобное мягкое кресло и постоянно то беспокойно сжимал, то разжимал старенькую фуражку,что выдавало его сильное волнение.
                Я ему предложила успокоиться и расслабиться, что у него почти получилось, после выпитой чашки чая.
                – А что вам можно всё рассказать и никто ничего не узнает? – спросил он.
                – Я надеюсь, в вашем рассказе нет ничего уголовно-наказуемого?
                – Что вы! Какое уголовно-наказуемое, – воскликнул он, но тут-же осёкся и, поставив чашку на столик, посмотрел на меня уставшими глазами, – нет, конечно, но знаете, иногда так хочется, что-то сделать, чтобы она замолчала. Навсегда замолчала.
                Я ничего не ответила, только облокотилась в глубокое кресло, дав понять мужчине, что собираюсь его внимательно слушать.
                – Жизнь пролетела, вот скоро на пенсию выйду и боюсь, что долго один на один со своей женой не выдержу. Помру. А знаете, жить-то хочется. И чем быстрее бегут года, тем дольше хочется жить. Но как подумаешь, что так, как сейчас, будет продолжаться до бесконечности, так…
                Скажете, пришёл вот дурак старый, почти полтинник с женой прожил, двоих детей вырастил, внуки уже большие, а он на жену пришёл жаловаться. Так я не жалуюсь. Боюсь завтрашнего дня. Оттягиваю, как могу выход на пенсию. Так целый день на работе, приду, туда-сюда, уже и спать пора. А вот в выходные, ну просто мука. Нет, вы не подумайте, я очень люблю свою Надюшу. Но когда она молчит, я её люблю ещё больше. Но понимаете, как вышла на пенсию, так с ней что-то произошло. Она и раньше не давала ни мне, ни детям слово своё вставить. Знаете, как говорят? Есть два мнения: одно моё, второе только моё. Так и у неё выходит. Шаг влево, шаг вправо – расстрел. Только и слышно: ты ничего не понимаешь, куда ты без меня, у тебя мозгов не было в молодости, а в старости тем более. Не выпей, не закури. Постоянно подозрения в измене. Не дай бог, опоздать минут на пятнадцать, всё, конец света наступил. Я в выходные дни стараюсь к детям сбежать. Они, мне подыгрывая, находят причину: то починить что-то, то с внуками посидеть. А на буднях что мне делать на этой пенсии? Знаете, раньше пытался возразить ей, да лучше бы молчал как сейчас, терплю и молчу. А то ей слово, она десять, да таких, что у меня у мужика, уши вянут. Как начнёт! А ты помнишь, что я вынесла, терпела и тому подобное? Да я и не говорю, что я золото. Тоже по молодости всякое бывало. Но в основном, наперекор - после унижений, да оскорблений хотелось что-то сделать. Вот бывало, пригласят нас в гости, так издёргает всего. Все за столом едят, пьют, а меня прилюдно то по руке ударит, то втихую ногу под столом издолбает. Спросит хозяйка, например, Гриня, как тебе салат? Я не подумав похвалю. Но с другой стороны, я что на  вопрос хозяйки должен ответить, что нет, не понравился мне ваш салат! Вот моя жена вкусно готовит! По её выходит, что так. И всё! Понеслась душа в рай! Вытащит меня из-за стола и исшипится вся: ты предатель, ты такой, ты сякой, всякую ерунду ешь, да нахваливаешь, а я как для тебя не стараюсь… Да я по три раза спасибо ей говорю, сто раз похвалю, что она ни приготовит, лишь бы скандалов не было. А то ведь и до битья посуды доходило. А в гостях, если на голодный желудок выпью, так что? Ясно дело хмель своё возьмёт. Домой с её причитаниями доберёмся, а дома, она сама себе хозяйка. Доведёт себя воспоминаниями, напридумывает ещё того, чего и не было и тогда вообще житья никакого. Так что, я с годами поумнел. Изворачиваюсь в гостях, как могу.
                Знаете, нас меньше стали друзья, родственники приглашать. Жалеют меня люди. Так она чего удумала? Говорит, что из-за меня нас перестали приглашать в гости. Теперь к родственникам по дням рождения без меня ходит. Так наши дети говорят, что наоборот, меня всегда ждут, а не её. Вот подумаете, зачем мучился всю жизнь, развёлся бы и свою жизнь не портил. А я и хотел. А потом, на детей тогда маленьких посмотрю, да подумаю, что они-то без меня-то, как? Им-то тоже не сладко в скандалах жить, понятное дело, но и без отца, я даже не представляю, как я без своих детей. Да и её жалко. Наверное, это болезнь какая-то. Но её в поликлинику не затащить. Только и слышно: я всех вас переживу. А, да что-там! Вот к вам пришёл. А зачем? Самого себя послушать. Знаете, а всё же легче стало. А то с детьми не поговорить, но как же, это же их мать. А на работе, меня молчуном называют. Не могу я так, как они, за обедом свободно о своих женщинах рассказывают. И ударить её, приструнить, как родня советует, тоже  не могу. Руку на женщину поднять, это последнее дело. Наверное, всё-таки болезнь у Надюши какая-то. Знать бы, как лечить. Ну,да ладно. Спасибо вам, что выслушали. Я побегу, а то вернусь не вовремя, рассерчает моя Надюша. Я ещё забегу к вам. Наверное.

Слушательница 2
http://www.proza.ru/2019/03/09/1461


Рецензии
Да, Ирина. Очень нужен слушатель. Без нравоучений. Просто слушатель, с которым облегчишь душу.
Жду следующих посетителей.
С Праздником, дорогая!
С искренними добрыми пожеланиями,

Роза Исеева   08.03.2019 08:22     Заявить о нарушении
Розочка, спасибо тебе за всё. Тебя тоже с праздником. Весеннего вдохновения, новых сюжетов и счастья тебе.

Ирина Горбачева   08.03.2019 18:14   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.