Февраль, метель...

В январе я сделала огромную работу – практически свернула гору, точнее, три горы. Нет, даже четыре. Ну, и так – по мелочам. На 750 тысяч знаков (с пробелами) корректуры и редактуры, с неоднократной вычиткой всех макетов. Но главное, на свет появились три (!) новые книги (не мои). Однако как редактор и корректор отношусь к ним сверхответственно и очень трепетно. Разумеется, работа началась задолго до января, но этот месяц был финальным, напряжённым и решающим.

Поэтому прозрачно-белым снежным утром в начале февраля с чувством лёгкости, освобождения и жаждой долгожданного отдыха я праздно заглянула на «Фейсбук». Прокручивая ленту новостей, увидела картинку с симпатичным колечком и текст с условиями конкурса.

Надо было написать стихотворение, продолжив предложенную строку. К 14 февраля, тематика соответствующая.

Объявление гласило следующее.

«Поэтический конкурс ко Дню Св. Валентина
Поэтический конкурс на Латвийском радио 4.
Дню влюблённых посвящается.
"Люблю тебя. Не слышал этих слов
Никто и никогда на свете белом…"
Напишите своё продолжение этих строк нашего современника, латышского поэта Яниса Петерса».

 «Как интересно!» – подумала я и стала крутить ленту новостей дальше. Призыв что-либо написать всегда вызывает у меня азарт игрока – глаза горят, мысль работает. По-детски радуюсь этой захватывающей милой забаве.

Хотя стихов я не пишу уже тысячу лет. Или две – точно не помню. Разве что однажды довольно давно от нечего делать принимала участие в газетном конкурсе (см. «Поэтические пародии» на тему «Памятник одуванчику»). Плюс пара-другая мадригалов подругам.

И вот в какой-то момент, ставя очередной «лайк» на «Фейсбуке», вдруг обнаружила, что в голове у меня крутится продолжение нетленной строки Яниса Петерса.

«Надо же!» – удивилась я, открыла чистый вордовский лист, на всякий случай записала неизвестно как и почему, помимо моей воли, самостоятельно появившуюся строчку и стала смотреть новости дальше.

А пока я развлекалась разглядыванием заснеженных сосен в сугробах, исторических видов родного города, акварелей современных художников, ленивых зеленоглазых котов на лужайках, нежнейших роз с капельками росы, линейных кораблей (пардон, специфика работы!) и чтением разных мудрых и не очень афоризмов, привыкший напряжённо трудиться мозг практически без моего участия сам слагал строчку за строчкой. Как будто кнопку нажали, процесс запустился и пошёл автоматически.

Когда я осознала, что этих строчек стало слишком много и получилось целое стихотворение, то зафиксировала его на уже упомянутом выше листе. Так – на всякий случай.

А объявление появилось в ленте вновь. «Какое хорошенькое колечко!» – заинтересованно залюбовалась и констатировала я, закрыла «Фейсбук» и перечитала «содеянное». Подправила и подумала, что вроде бы неплохо получается и почему бы не послать его на конкурс. К тому же приз мне всё больше и больше нравился.

К вечеру я пробежала текст и, «работая над словом» (как всегда настоятельно советовала любимым авторам), решила, что для разнообразия надо попробовать сделать другой вариант. Сказано – сделано. Новый вариант отличался от первого кардинально – это было совсем другое стихотворение.

Но я заметила одну закономерность: у меня почему-то получились два сонета. Непреднамеренно, сами собой. И оба были вроде ничего.

До конкурса оставалось много времени – почти две недели. И можно было не спешить, а со словом – работать и работать – всласть и вволю, вдоволь и вдосталь, рьяно и истово, засучив рукава и сколько угодно, до изнеможения, посинения и потери пульса, в дым и в гриву, сколько надо и сколько влезет, в своё удовольствие и досыта, как душе угодно и др. и пр. Словом, «Остапа понесло».

Но вернёмся к теме.

И тут меня посетила новая идея: «А если писать по одному сонету в день, то выйдет целый венок сонетов!»

Так что следующим утром я с большим энтузиазмом и на чистую голову с новыми впечатлениями написала ещё пару-другую четверостиший. Потом ещё, потом опять, потом снова и так далее.

Занятие увлекло и превратилось в спорт. И результат стал абсолютно неактуален. Но вдохновение закружило, фантазия активизировалась, число стихов росло. Откуда они брались, я не понимала. Просто сидела, записывала и чувствовала, что стихи, вообще-то, не пишут. Они сами снисходят – как озарение. Февральскими ясными утрами, когда за окном метель и берёзы качаются в порывах снежного ветра.

Так за четыре дня у меня сложился почти венок – 12 сонетов. И ещё несколько дней я старательно подправляла их.

«Откуда, зачем и куда их теперь?» – думала я, по привычке несчётное число раз перечитывая тексты с поисках блох и ляпов.

Я не забыла посчитать и количество знаков, получилась очень красивая цифра – 5 555 (с пробелами). И она мне очень понравилась.

Ещё я люблю эпиграфы. И пусть этот невольный цикл предваряет байроновское: «Поэту подобает быть болтливым».

Кажется, я достаточно внятно объяснила, что меня занесло на эти галеры.:)

Хочу добавить, что в данном случае «венок сонетов» – понятие весьма условное. Потому что классический венок состоит из 15 сонетов, да и строится совсем иначе, да и сонеты пишутся по-другому. И написаны они были в другой последовательности.:) Но «всё в этом мире относительно, приблизительно и весьма-весьма условно».

Потом выяснилось, что для участия в конкурсе надо отобрать одно стихотворение, и я выбрала первое. Оно и победило.

Cпасибо Латвийскому радио 4, Илоне Яхимович, жюри, удостоивших моё стихотворение победы, а меня замечательного приза. Да и за подаренный праздник!


Ссылка на радиопередачу – на странице.


ВЕНОК СОНЕТОВ

1.
«Люблю тебя. Не слышал этих слов
Никто и никогда на свете белом...»
И лишь в свистящем шелесте шагов
На тротуаре, сплошь обледенелом

Услышишь их. И с холода зайдёшь.
Кафе. И столик с видом на прохожих.
Им холодно и неуютно тоже
На улице. И только сердца дрожь.
 
Февраль, метель над Ригой, снег летит.
И чёрный кофе в белой тонкой чашке,
И вечный зимний солнца дефицит,
И пара фраз на скомканной бумажке.

«Es Tevi milu,* – пишет адресант,
И буквы пляшут перед миром целым. –
Никто и никогда на свете белом…»
Он рыцарь, трагик иль комедиант?

Страница из блокнота? Чек? Билет?
И строчки стёрты, почерк нечитаем.
Смех или плач – мы этого не знаем.
На улице, которой сотни лет.

*Es Tevi milu – я тебя люблю (лат. яз.)

2.
«Люблю тебя. Не слышал этих слов
Никто и никогда на свете белом...»
Из сотен неприметных ручейков
Течёт река. Кому какое дело

Куда и почему она течёт!
Река сама дорогу выбирает.
И здесь не нужен никакой отчёт,
Она одна свой путь прекрасно знает.

Меж двух её хранящих берегов
Течёт река по имени Любовь.

3.
 «Люблю тебя. Не слышал этих слов
Никто и никогда на свете белом...»
Не слышал в стонах мачт и парусов,
Подвластных только дерзостным и смелым.

Не слышал в скрипе сосен на заре
В протяжных перекрёстных криках чаек,
И в шуме листопада в сентябре,
И в громком гвалте воробьиных стаек.

Не слышал он поющую пчелу,
Не видел он полдневною порою
Сползающей слезинки по стволу
Сосны с янтарно-жёлтою корою.

Не слышал всплеска солнца-мандарина,
Ныряющего в дальнюю волну,
В вечернюю тоску аквамарина,
В морскую кротость и голубизну.

«Люблю тебя… никто и никогда…»
И это всё совсем не ерунда.

4.
«Люблю тебя. Не слышал этих слов
Никто и никогда на свете белом...»
Кто их сказал – Петров иль Иванов –
Неважно. Важно – любит. Любит в целом.

И в частности. Он любит, он поэт.
И пусть стихи по вечерам слагает.
Он выдумал ещё один сонет,
Где в вязи букв любовь изнемогает.

Спасенье бедняков и мудрецов –
Любовь всегда права, в конце концов.

5.
«Люблю тебя. Не слышал этих слов
Никто и никогда на свете белом...»
Они звенят над полем васильков
С тропинкой, что лежит во ржи – пробелом.

Кричат перед внезапною грозой,
Когда, взрывая пыльную дорогу,
Рокочет гром пугающей волной
И мир, застыв, внимает монологу.

Их подпоёт тяжёлых капель стук
По крыше деревенского сарая,
Их прожужжит большой зелёный жук,
Под пыльною стрехою пролетая.

Под знойным солнцем и, конечно, в дождь
Слова любви услышишь и поймёшь.

6.
«Люблю тебя. Не слышал этих слов
Никто и никогда на свете белом...»
Из «страшных» тайн, из милых пустяков
Летят стихи – напористо и смело.

«Суровый Дант» восславил Беатриче,
Петрарка о Лауре песни пел.
И, не подвержен мании величья,
Мэтр Янис Петерс в этом преуспел.

«Люблю, – сказал, – никто на белом свете»
(Ему известен в этом деле толк)
Не знал таких признаний на планете,
Ведь в них любви струится тонкий шёлк!»

Сонет прелестный будет повторён,
Сонет – как яркий предрассветный сон.

7.
«Люблю тебя. Не слышал этих слов
Никто и никогда на свете белом…»
Любовь жива, певцам не надоело
Ей посвящать контейнеры стихов.

Вагоны книг о счастье, о полёте,
О том, как сладок этот сочный плод,
О том, что только ею вы живёте,
Что это антидот от всех невзгод.

Сложить вам надо песню о любви?
Times New Romanом, кегль 12, в Worde?
Оставьте только это: «Се ля ви…
С большой любовью… всё в одном аккорде».

8.
«Люблю тебя. Не слышал этих слов
Никто и никогда на свете белом...»
В продрогшем мире, в вихре оголтелом
Простое слово правит всеми – LOVE.
(Пусть кто-то в орфоэпии неправ,
Но миром правит LOVE и только LOVE.)

О, ураган, сносящий великанов!
О, свет души, что озаряет тьму!
О, лучезарный «Бентли» средь «Ниссанов»!
О вечный хлеб, что голова всему!

И будь уверен: если ты полюбишь,
Бездонным чувством вечно счастлив будешь.

9.
«Люблю тебя. Не слышал этих слов
Никто и никогда на свете белом...»
Венок сонетов – это между делом,
А делу время – наш закон суров.

Ну что ещё сказать вам о любви?
О ней и так писали все поэты.
Здесь только вдохновение лови
И не ищи поддержки Интернета.

Не лучше ли об этом тет-а-тет?
Ну всё. Конец сонету. Всем привет!

10.
«Люблю тебя. Не слышал этих слов
Никто и никогда на свете белом...»
И если уж природа так велела,
Люби и радуйся, и будь здоров.

В набатном звоне всех колоколов
Услышь одно чудесное признанье:
«Люблю тебя». Поэт пропеть готов
И весь восторг, и всё очарованье.

О, та, что пробудила звучный стих,
И страсть, и нежность, и анапест с ямбом!
Лишь ей одной хвала и дифирамбы
В словах поэта – чистых и простых.

В венке сонетов, в томике стихов
Она услышит силу звонких слов.

11.
«Люблю тебя. Не слышал этих слов
Никто и никогда на свете белом...»
И тайне притяжения полов
Нет в мире ни начала, ни предела.

И только получив колечко в дар,
Вдруг кто-то осознает: в жизни этой
Нет лучше очень старого секрета:
Любовь – forever! Love is Super Star!

А фокус прост: любовь – она всегда
Волшебна. Вы не в теме, господа?
Нет лучше ничего на свете белом,
И мы в её плену – душой и телом.

И Янис Петерс был, конечно, прав,
Слова любви так трепетно сказав.

12.
«Люблю тебя. Не слышал этих слов
Никто и никогда на свете белом…»
Их не расскажет вам ни острослов,
Ни мямля – ни в огне, ни под прицелом.

Слова живут и души нам лелеют,
Как бриллиант, что в несколько карат.
И если вопросить: «В чём сила, брат?»
«В любви», – ответят. Этим и согреют.

И как её в сердцах ни назови,
Нам никуда не деться от любви.


PS
И что ещё люблю я в этом мире,
Так это наше «Радио 4».
Волна любви и летом, и зимой
Всегда охотно говорит со мной,
Зимой холодной, осенью дождливой.
Послушай радио – и стань счастливой!

4–12 февраля 2019



«Арт-галерея» (Рига, 2020.)


Рецензии
Светлана,

с волнением прочла Ваш конкурсный венок сонетов о любви. Так тонко, красиво и глубоко - и современно, с вкраплением юмора или даже капельки иронии "..и не ищи поддержки Интернета.."
Спасибо, что зашли "ко мне" и прочли мою миниатюру "Надо быть кокетливой".

Благодаря этому я узнала о Ваших стихах и других произведениях, которые намереваюсь читать, без промедления и с удовольствием.

С уважением,
Вера Протасова

Вера Протасова   11.11.2020 00:00     Заявить о нарушении
Спасибо Вам огромное за добрые слова, Вера!
Очень тронута и благодарна!
Всего Вам самого доброго!

Светлана Данилина   11.11.2020 00:06   Заявить о нарушении
На это произведение написано 30 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.