Коллапс-3

Сквозь жалюзи окошка нашей адвокатской каморки солнечным лучом  пробивается весна Света .  И как-то внезапно кончился сезон тотальной слякоти.   Неужто дожили . И вроде как грядёт апрель.
Апрель…Любимый мой месяц, когда всё ещё впереди –  подснежники,  затем яблоневый цвет, сирень и незабываемые питерские белые ночи. Скорей бы уж.

Вдвоём с Давыдом который раз обсуждаем детали и перспективы нашего «безнадёжного дела».
-Это плохо, что клиент не колется – хмурится Давыд. –  Если не узнаем , что за мерзость  ляпнул Андрюхину затоптанный, то прокурор при такой фактуре запросит  десятку, не менее. Судья скостит года два-три с учётом дочек, Чечни.  Итого – семерик, и этап в  Тагил* . Суд когда?
-Через пару дней.
-Совсем хреново. Как отреагировала андрюхинская семья на финансовые запросы дядюшки?
-Миллион наскребают, больше не получается.
-Да, дядюшка блюдёт свой интерес, чистоход,  ети его…

Отвлекаюсь на рингтон своего мобильника , в трубке дрожащий голос Ирины Андрюхиной:
-Виктор Николаевич, надо срочно встретиться. Я знаю, что произошло в тот день между Колей и Прохорчуком…

Отпаиваем  Ирину чаем,  успокаиваем, раздвинули жалюзи на окошке, кабинет залило солнцем.
-Так и сказал «откупорю» ? -   переспрашивает Давыд - ну и грязный же язык  у гада ползучего. Был…
-Так получилось, что старшенькая год назад в летнем лагере уже получила психотравму,  какой-то поганец в укромном углу подловил, щупальцами своими лазил- срывающимся голосом рассказывает Ирина.
-Из персонала?? – удивлённо спрашиваю.
-Да нет, что вы, болтался тип какой-то рядом с лагерем. Мы не стали заявлять. Зачем всё это ребёнку – все эти экспертизы - урологии, гинекологии – только усугублять удар по психике. Там... до разрыва не дошло…
Переглядываемся с Давыдом, с трудом "переваривая" этот чудовищный рассказ.
 
-Так вот- продолжает Андрюхина – Коля и раньше Прохорчука на сутки сажал за квартирное хулиганство. Толку мало. На какое-то время притихнет, потом нажрётся, опять соседей гоняет. А в тот день Колю начальство сорвало прямо из послеоперационной палаты, от младшенькой, и к этому уроду на адрес. Мой его  презирал за  судимость по нечистой статье, часто напоминал.  Видать,и в этот раз.  Ну слово за слово, Прохорчук выпросил по зубам, у Коли давно нервы шалят, гОловы ему снятся.
-Какие головы?- удивляюсь.
-Отрезанные, что в Чечне видел. ..Ну после этой зуботычины Прохорчука и понесло: только сунь ещё в морду, лилипутку твою поймаю - вы…бу(это про меня), и ту что подрастает  откупорю – это про старшую.  Дальше знаете. Одно на другое наслоилось, и взорвался, не выдержал.

Воцаряется долгая пауза.
-Дела… - первым подаёт голос Давыд. И он только сегодня об этом рассказал?
-Да, он третий день не просыхает. Из него слова не вытянешь, когда трезвый.
-Знаю, Виктор Николаевич рассказывал. Завязывать надо с этой пьянкой , процесс  вот-вот. Он сможет подтвердить всё это в суде?
-Думаете, поможет?
-Ещё как!
-Не знаю…
-Это не ответ, Ирина – серьёзно и строго смотрит Давыд – употребите всё своё влияние. Или хочется декабристкой семь лет передачи на Урал возить?..

Опять  андрюхинская  кухня-живопырка. Дежавю какое-то.
-Коля, ты слышишь меня ? – трясу за мощное терминаторское плечо- так всё было, как Ирина рассказала?
Кивок.
-Так какого ж чёрта?? Ты понимаешь, что мне надо  хоть на чём-то важном защиту строить? В суде подтвердишь? С таким мотивом попробуем вытянуть. Может, даже статью на более мягкую перебьём.
-Да не получится ничего, Витя – неожиданно спокойно и трезво смотрит мне в глаза Андрюхин. - Всё равно, посадят. А ребёнка своего травмировать не хочу. Ей и так хватило.  Не буду приплетать её к этому делу. Лучше отсижу. По УДО*  выйду, за примерное поведение.
- Какое УДО? Ты понимаешь, что несёшь, Коля?? Лучше, чтобы Ирина одна с тремя ляльками  осталась?
-Не останется. Её, да и мои родители помогут. А посадят по-любому, даже если подтвержу в суде. Ну сбросят год-два. Спокойствие ребёнка дороже .
-Ну хотя бы про Ирину покажи, про ту грязь, что это чмо ляпнуло.
-Я не хочу впутывать родных, Витя.  Сам мудак, что не сдержался. Родные ни при чём. Самому отвечать надо, а не за бабские спины прятаться. Никакой условки тут не будет.


Тупик… Закупорка артерий какая-то. Коллапс. Что такое коллапс? Если транспортный, то вроде как затор. Полная остановка движения.  Вот как раз,  каюк всему движению дела.  Каюк надежде. Терминатор всё сам перекрыл.  Как скажет, так и будет. И Ирина против воли его не пойдёт. Как же хреново-то всё , господи…


 Опять прокуренный кабинет. На этот раз втроём с Пашей.
-Ну что – усмехается бывший опер – много наработал, Витя?
-Сколько ни есть, всё моё – вяло огрызаюсь.
-Хватит, Паша – одёргивает Давыд. – много нас, желающих, без особого головняка ходить в суды по хранению  гашиша, да мелким кражам, где условка гарантирована. Ты безнадёжное дело попробуй вытянуть, как это.
-Давыд, ну ты сам адвоката выбрал – резонно отвечает Сидоров.

Резкий звонок давыдова мобильника прерывает невесёлый разговор.
-Да – немного отвернувшись, отвечает Давыд привычным солидным баритоном. – Что?? – меняется в лице,  поворачивается к нам - сердечко  Андрюхина подвело, инсульт...

***

В больничке у Терминатора.
-Ну как там дело наше безнадёжное, Витя? – смотрит устало, полулёжа на койке.
-Да хрен с ним с делом, приостановился суд  до твоего выздоровления. Поправляйся, забудь пока.  Слушай , Коля, ну сейчас-то все шансы на условку.  У меня были тяжкие телесные по другим клиентам, вытягивал на условное.  Как возобновят процесс, подтверди в суде, что Ирине рассказал. С Толяном переговорил, он как узнал такое, снизил ущерб до четверти. Представляешь?
-Да как ты не понимаешь,  Виктор. Кампания. Борьба за чистоту рядов. Если б я не при исполнении  такое сотворил, тогда шансы бы были. Хватит об этом ,  говорено. Тут с этой посадкой  всё решено заранее. Будь что будет. – задумчиво смотрит в окно – серёжки уже на деревьях, тёплый нынче апрель… У тебя дети есть, Витя?
-Нет пока.
-Обзаведись розовощёким потомством, ради малышни стоит жить.  Доваляюсь тут , надеюсь, пока возобновят суд, дохожу до мая под подпиской, хоть напоследок младшую на лужайку свожу -  цветочки собирать…
Ну а дальше – сам знаешь, если на последнем слове в зал войдёт конвойный с наручниками, значит реальный срок, и на этап. Приговора в этом случае можно уже не дожидаться, и так всё ясно. Как бы на пересылке где-нибудь мне башку не свернули, прав терпила-то, Толян который…
Слушай, Витя, а может, и в самом деле хоть полпроцента из ста есть на условку?..

***

В открытое окно судебного зала смотрела весна Травы, весна яблоневого цвета и сирени, неистовствовал пением птиц май.
Последнее слово Андрюхина состояло из двух фраз : признаЮ, раскаиваюсь, приношу извинения близким погибшего.
Судья удалился на приговор.
Хлопнула входная дверь, и в зал вошёл конвойный с наручниками.



*Тагил – нижнетагильская исправительная колония  для бывших сотрудников правоохранительных органов.
* УДО – досрочное освобождение осуждённого за примерное поведение.



Питер, 20 февраля 2019.


Рецензии
Сергей, спасибо за правдивый рассказ!
Хорошо написано, натурально и литературно,
что редко сочетается. Ужасно жаль Андрюхина -
вся судьба поломана, и Чечня, и этот урод Прохорчук.
На мой взгляд, в стране должны быть более жесткие меры
для насильников и педофилов (для педофилов - вышка, их не вылечить).
Тогда и таких случаев, как с Андрюхиным, не было бы.
Прохорчуков защищаем, а кто-то должен разгребать их...
Спасибо, СергеЙ!
С искренним уважением, Лана

Лана Сиена   20.04.2019 20:46     Заявить о нарушении
Благодарен, Лана, что дочитали это кошмар. К сожалению, реальный случай, не вымысел.
Мои опусы из жизни адвокатской - на любителя.
Всегда хочется поведать об изнанке, рутине адвокатской профессии, а не о парадной её стороне. Наш высший пилотаж - всеми силами вытягивать дело, финал которого, казалось бы, предопределён. Увы, получается не всегда. Но именно такая тяжкая работа формирует адвоката.
Спасибо за неравнодушие к теме. С симпатией.

Сергей Соломонов   20.04.2019 21:00   Заявить о нарушении
На это произведение написано 20 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.