Глава 16. Белиссимо! или Счастливо оставаться!

  Майор ФСБ Василий Вихров по настойчивой рекомендации главврача Психиатрической клиники решил, что по крайней мере до утра четверга оставит в покое «директора», который возможно придёт в себя и тогда воображаемый грач «улетучится», а мифический голос наконец приобретёт свою физическую оболочку. Только в этом случае Андрюша сможет сообщить хоть какую-то стоящую информацию о неизвестном организаторе беспрецедентной акции, прогремевшей на всю столицу, а если повезёт, то поможет и составить фоторобот провокатора.
  Главврачом клиники, взявшимся лично привести в норму состояние психики столь важного пациента являлся опытнейший доктор, обладающий долгой врачебной практикой в такой спорной науке как «Психиатрия». Его звали так же, как и знаменитого доктора из известной повести Михаила Булгакова. Худощавый на вид, невысокого роста старик, Филипп Филиппович носил небольшую острую бородку, а на узкой переносице своего носа очки в круглой оправе, но тот, кто был знаком с его литературным тёзкой знал, что им обоим пошло и пенсне.
  Утром четверга, прибыв в клинику, он обнаружил двери своего кабинета приоткрытыми, хотя на память пока не жаловался и прекрасно помнил, как накануне запирал их на оба врезных замка. Он должен был согласно установленным нормам и правилам закрытого учреждения тут же вызвать охрану, но видимо небоскрёб, которым он не переставал восхищаться на протяжении всего пути от дома до порога больницы, затмил собой все его разумные мысли. Вместо этого он вошёл в открытую дверь, а когда увидел того кто видимо и вскрыл замки и теперь по-хозяйски расположился за его рабочим столом, то от удивления потерял не только дар речи, но и свои очки. К счастью для него они остались целы и невредимы, ударившись о твёрдый, выложенный белым кафелем пол.   
- Ну, ну, доктор. Осторожнее, - обратился к нему пациент, которым вчера так интересовались компетентные Органы.
 Андрей Николаевич (далее А.Н. автор.) сидел вольготно развалившись на стуле главврача и совсем не переживал, что его обнаружили. А как только Филипп Филиппович подобрал с пола упавшие очки, то тут же уступил ему его законное место.
- Прошу Вас, мой незаменимый лечащий доктор!-А.Н. привстал и показал ладонью на освободившийся стул. - Признаться засиделся я изрядно, дожидаясь Вас.
 Филиппович послушался, а заняв положенное ему место, задал свой, вероятно, не самый подходящий в возникшей ситуации вопрос:
- Как Ваше самочувствие, Андрей Николаевич?
- А как Ваше, доктор? – вопросом на вопрос отвечал А.Н., и через паузу добавил. – Можете не утруждаться с ответом, я и так знаю, что оно у вас просто замечательное. Да и как быть, плохому? Получите сегодня зарплату, сводите жену в «Большой театр». Что у нас сегодня дают? Ах да: «Лебединое озеро!». Белиссимо! Привет Марии Александровне!
- Да как вы смеете? – вырвалось у доктора. «Это Екатерина Михайловна проболталась про меня и про Машу – язык без костей. Но как быть с театром? Никто ведь не знает? Даже жена» - мысли в голове Филипповича путались, и дальше – больше.
- А вы ей не говорите. Пусть будет сюрпризом! А после «Большого», обязательно в хороший ресторан! - советовал А.Н.. - Ведь уже год никуда не выбирались.
- Значит, говорите – Грач портмоне спёр? И какова же сумма ущерба? - доктор вспомнил записи в амбулаторной карте пациента и решил взять его на этом, рассчитывая, что тот отстанет от него. Но где уж там.
- Да чёрт с ней, с валютой, Филиппович! У нас её завались. Можем даже поделиться. Вам, какими? Марками, фунтами или долларами всё же привычней? – И А.Н. огласил курс обмена, заставив доктора призадуматься. – Для Вас, скажем, за пяток долларов – один наш «деревянный» рублик!
- Но как же? – недоумевал старик.
- А чего мелочиться? Вы же знаете, что сегодня день выдачи зарплат персоналу клиники, и поэтому в Бухгалтерии имеется целых десять тысяч нашими. А теперь мы с Вами умножим всё на пять, и получится солидная сумма – пятьдесят штук, да ещё и заметьте «зелёными»! Ваши бухгалтера, поверьте мне на слово, совсем не будут против такой валютной выручки! Ну, и как Филиппович? По рукам?!
 Доктор задумался: «Как бы подвоха не вышло?», а вслух спросил:
- Что Вы потребуете взамен? Чек? Расписку?
- Да бог с Вами! Никаких вредных бумажек! Только ассигнации!  Идите же. Валюта там – в сейфе. И попрошу: на обратном пути захватите мои вещи. Не хорошо раздевать приличного человека.
  Доктор вернулся довольно скоро, видимо, с бухгалтерами и действительно не возникло проблем. Кто же откажется от такого обмена?
  В руках Филипп Филиппович держал вещи А.Н.: белый костюм, красную рубашку, лаковые туфли и ещё маленький пакетик с ключиками и золотым перстнем. А в обычном пакете уместилась вся «деревянная» наличность. 
- Прошу Андрей Николаевич! Не обманули! – Доктор протянул пакет с российскими деньгами, но А.Н. не взял.
- Да бросьте доктор, какие счёты?! Оставьте себе! Пусть это будет платой за моё пребывание в Вашей чудесной клинике!
  И на этот раз главврач не возражал, а пациент тем временем переоделся в свои вещи, оставив больничную пижаму на спинке стула.
  На прощание бывший вор крепко пожал руку Филиппу Филипповичу, и в этот момент вытканная лошадка, которая когда-то была пьяна, протрезвела, и рванула тем же галопом с рукава пиджака к атласной сорочке А.Н.. .
- Что это? – изумился психиатр.
- Вам почудилось, друг. Счастливо оставаться! И примите успокоительное! - с такими словами А. Н. покинул заведение для душевнобольных.
  И успокоительное доктору действительно потребуется...


Рецензии