Повесть Непростая история. Шестая глава

Предупреждение.
ГОМОСЕКСУАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ. Читать только после исполнения ВОСЕМНАДЦАТИ ЛЕТ.

****************

Этот месяц, проведённый вместе, навсегда останется ЭТАЛОНОМ наших с Максимом отношений…, тем, к чему потом, оба станем постоянно стремиться…, ТЕМ, что хочется повторить после очередной разлуки…
И они, увы, случались довольно часто…, отличаясь одна от другой только по времени продолжительности. К обоюдной радости, рано или поздно заканчивались…
И мы…, воодушевлённо – парящие, встречались вновь…, были, определённое время, вместе…, нежась и купаясь в ласках, друг друга…
Шло время…, многое менялось…, но при всех проблемах и трудностях, постоянной величиной оставалась наша ЛЮБОВЬ, добрые отношения, уважение и понимание…

К концу того, ПАМЯТНОГО года, как и обещал любимому, перебрался в столицу.
Легко влился в новый коллектив.
Удивило, что все сослуживцы из разных краёв и областей Советского Союза.
Каждый из нас, у себя в глубинке, огромными стараниями доказал профессиональную состоятельность. И…, и вот оно – долгожданное повышение…
Не было ни одного сотрудника с низкой мотивацией, наоборот, все стремились «быть лучшими», соблюдая при этом, негласный кодекс ЧЕСТИ. Поверьте, не вру, соперничества, зависти, желания «подсидеть товарища», не было совсем.
Ведь положительный результат мог быть только от общих усилий всех, и роль одного, якобы «гения», была мизерной.
КОЛЛЕКТИВИЗМ являлся основой основ,  как нашего энтузиазма, так и ПОБЕД…
Лично мне, легко удалось выстроить отношения с каждым сослуживцем из дружного товарищества единомышленников.
А ещё…, я, как и все, старался…
Во всю Богом отпущенную мочь, не считаясь со временем, стремясь сделать дело быстро и аккуратно, с высоким коэффициентом полезного действия.
Что поражало всех «новоявленных москвичей», так это отношения начальства к нам - специалистам. Настолько чётко ими была продумана применяемая система поддержки и поощрения, с учётом индивидуальных особенностей каждого работника.
Никакой «усредниловки и уравниловки».
Любому из нас давалось возможность быть старшим в реализации того или иного проекта. Рабочий процесс сам выявлял: организаторов, исполнителей, мыслителей – творцов, мастеров – кудесников.

Наше руководство, вообще в чём-то негативном, трудно было обвинить.
Не знаю как с другими, но мне обещали жильё и сразу же выделили служебную площадь. Правда, в ближайшем Подмосковье, ехать на электричке минут тридцать, да мне какая разница…
ГЛАВНОЕ есть место, где можем с Максом уединиться, в дни его приездов на сессии…
Ах…, какие ЭТО памятные, для обоих, были ночи…
Какие сладкие…, и даже… э-н-е-р-г-о-в-о-с-п-р-о-и-з-в-о-д-я-щ-и-е…
Бывалочи…, всю ночь «провозимся без сна», а утром бегом на работу и учёбу…, а сил столько, что горы готовы вместо экскаваторов сдвинуть, или марафонскую дистанцию, как стометровку, пробежать…
А через три года дали квартиру в новостройке, окнами, выходящую на кольцевую дорогу. Там, в ночи, прижавшись к голому телу милёночка, после очередного сладкого и мощного оргазма, с лоджии десятого этажа, так хорошо видна цепочка огней МКАД, хотя гула машин и не слышно…
Да и воздух настоянный, рядом роща черёмухи…, по весне аж «башню сносит»…
Лето, большую его часть, проводил в деревне у Макса.
Тётенька Маруся, приняла меня, как сына, и мне у них было комфортно, как в далёком детстве…, дома…, у мамы с папой.

Максим Петрович, года через три после окончания академии, стал главным зоотехником огромного совхоза – миллионера. С мотоцикла пересел на «Ниву» и мастерски рулил по бездорожью, как на ралли в Дакаре. Ведь иногда надо было добраться до самых дальних ферм и пастбищ, хозяйство-то огромное…, по всему району раскиданное…
У него теперь и жильё СВОЁ есть!
Исходя из нового административного статуса, целый коттедж, в два этажа, получил…, заблудиться можно в череде комнат.
А ещё, два года спустя, удивил, так удивил…, в очередной мой приезд заявил, что… ЖЕНИТСЯ…, и даже со своей избранницей познакомил…
А я что мог сказать?
Да ничего…
«Каждый выбирает для себя:
Женщину, религию, дорогу.
Дьяволу служить или пророку,
Каждый выбирает для себя.
Каждый выбирает для себя…,
Выбираю тоже, как умею.
Ни к кому претензий не имею,
Каждый выбирает для себя…»*
Одно я знал точно, НИКУДА друг от друга не денемся.
Мы настолько «единое целое», что разделить нас просто не возможно.
А секс…, это понятие такое…, сегодня и сейчас главнее главного…, а завтра уже и второстепенное…, ну…, а послезавтра… время покажет…
Ведь жизнь текущим днём не кончается…, поживём…, увидим…

И уже, как само – собой ожидаемое событие, оно произошло вскоре…, по осени, как и положено, в сельской местности…
И всё было почти так же, как поётся в знакомой всем песни:
«По просёлочной дороге шёл я молча,
И была она пуста и длинна,
Только грянули гармошки что есть мочи,
И руками развела тишина.
А где-то свадьба, свадьба, свадьба, пела и плясала,
И крылья эту свадьбу вдаль несли,
Широкой этой свадьбе было места мало,
И неба было мало и земли
Под разливы деревенского оркестра,
Увивался ветерок за фатой,
Был жених серьёзным очень, а невеста
Ослепительна была красотой.
Вот промчались тройки звонко и крылато,
И дыхание весны шло от них,
И шагал я, совершенно неженатый,
И жалел о том, что я не жених»**

Свадьбу справляли в большой столовой совхоза. Не поверите, но аж три пары женихов и все - братья: Максим с Зоей, Гаврюша с Надей и Кирюша с Дашей.
Вот и у меня появилась возможность увидеть близнецов воочию, приглядеться к ним…, памятуя рассказы моего дролечки о сладких минутах их общения…, далеко не родственных отношений…
И не удивляетесь вы так моему любопытству.
Интересно ведь, как-никак, а оба первые любовники моего миленького дружка…
Вначале в отрочестве…, шалили…, а потом…, когда вернулись из армии, встретившись, упились «в зюзю»…
И, видимо…, достигнув определённого уровня раскрепощения…, вспомнили проказы подросткового возраста…
Гаврюша, с малолетства верховодивший, объявил: «Идём в баню. Будем мерять длину и толщину «тружеников анала и орала». Не знаю как там Макс, а мы с Кирюшей не только служили…, но и трёх любовников имели. Так, как им мечталось, желалось и хотелось. Они сами нас выбрали, увидав в очередную помывку, спрятанное в исподнем богатство. Вот…, по очереди…, да так чтобы НИКТО не знал, и даже не догадывался…, каждого по отдельности… ублажали…, ой-ля-ля…, два брата – акробата…»
Пришли. Закрылись. Быстро втроём оголились.
Привычно помяли…, возбудили…, померили…, разом «взыграло ретивое»…, и как-то само собой случилось…, что пошли дальше, «в постижении тайн братской сексуальности»...
И на этой новой основе…, стали вновь близки, как раньше…, ещё больше балдея от страстного обладания друг другом…
Пусть не часто, но такое вытворяли, когда собирались, что не один заграничный дипломированный «спец по порнухе с разными сексуальными фантазиями - прибамбасами» НИКОГДА на подобное и сподобится бы не смог, соображалка не так устроена…
Зато они втроём, потом, долго вспоминали…, как «не хило похулиганили»…., с радостью ожидая очередную встречу.
Судьба изначально разбросала близнецов по разным регионам, вот и собирались в отпуск на Родину, зависая у Максима…
И спустя годы, нонеча Гаврюша верховодил в их братской компании, с возрастом он стал ещё более «безбашенным и раскованным». А уж когда выпьет, так и вообще ему «море по колено». Хотя, справедливости ради, надо отметить, что предварительно, до возлияния, обязательно обеспечит безопасное место для «приватного рандеву», чтобы не один случайный зритель не стал свидетелем разнузданной похоти.
Главное, все довольны…, и всем троим подобное повторить хочется…
И вдруг такое… ЖЕНЯТСЯ…
И как тут разобраться, правы – не правы…
Да и незачем мне этим заниматься, чай никто на подобное не уполномочивал…, их жизнь…, им и решать…
А потом…, сам-то я - лицо заинтересованное и шибко «грешное по меркам общества», так что, судить – рядить…, ТОЧНО ПРАВА НЕ ИМЕЮ…

С Зоей Максим познакомился случайно. Как-то выполняя решение руководства, зашёл в школу к директору и в коридоре встретился с ней…, она наплывала на него быстрой…, «летящей походкой»…
Огромные, зелёные, «колдовские глаза»…, правильные черты лица…, богородицы с древнерусской иконы…
Хотелось остановить её, приклонить колени, испросить прощение…, ни за что-то конкретное…, а так, на всякий случай…, вдруг на бегу, в суматохе дел, кого-то обидел, словом или поступком…
Очарованный видением…, стоял «ровно пень», не проронив ни слова, пока она не исчезла в глубине здания. И под этим впечатлением ходил несколько дней…, улыбаясь невпопад, не слыша вопроса…
Это уж потом навёл справки, а досужие до всего «кумушки» выдали целое досье: «Приехала из Сибири, к тётке, поскольку мужик у неё помер, а сама-то часто болеть стала, вот девонька за ней и присматривает.
Грамотная, институт закончила, учительницей работает. Умная и воспитанная, скромная и работящая девушка. Слова дурного от неё никто не слышал, ко всем всегда с уважением. За те полгода, что живёт тут, её ни разу ни на танцах, ни на последнем сеансе кино не видывали. С парнями неимоверно строга! Дом, школа, магазин – вот и все её места посещения...»
Долго караулил её у сельмага. Дождался. Краснея, косноязычно предложил помощь. Скромно согласилась. Подвёз на служебной машине до дома тётки.
Она совсем не кокетничала с ним, держалась естественно и открыто.
Бесхитростно сообщила, что выходит вечером на полянку рядом с домом на высокий берег реки в сопровождении овчарки по имени Валет. Часами простаивает, глядя в просторы перед ней открывающиеся…
Стал Максимушка туда, к обрыву, регулярно приходить.
Этот красивый утёс с берёзкой, скамейкой и стал для обоих тем местом, где в разговорах обо всём постепенно пришли откровения, понимание, уважение и… любовь…
Но не было у них ВСЁ это, так просто, как бывает в Юности между парнем и девушкой…

Была у Зои причина, по которой считала, что НИКОГДА не найдётся парень, готовый полюбить её. Ну, а строить отношения на жалости к себе, гордость и самоуважение не позволяли. Вот и решила, что «уж лучше одна, чем абы как, да с кем попало»…
И не было в этих решениях никакой…, особой, тайны.
Сама-то Зоенька из многодетной крестьянской семьи, с малолетства привычная к работе, да самостоятельности. Быстрая, ловкая всё успевала, в руках любая работа «огнём полыхала». Да как-то не убереглась…
После дождя, вышла в поле, поскользнулась, упала, а рука…, возьми и попади под косилку, запряжённую лошадьми…
Пока до деревни довезли…, а потом ещё до района…, а это пятьдесят с гаком вёрст…, вот и пришлось ей руку-то, в больнице, ампутировать выше кисти…
Ох…, кому бы только рассказать, сколько горьких слёз, она пролила…
Чай уже большенькая была и понимала, что жизнь её после случившегося круто переменится. Но у хрупкой девоньки был бойцовский характер сибирячки…
Вида не подавала на людях, научилась: весной и летом платками большими, осенью шалями, а зимой муфточкой, как бы от холода, маскировать своё уродство. Многие так и вообще не ведали, что какой-то дефект имеется у такой красавицы – спортсменки – комсомолки. Тем более что, поновой, любую работу научилась исполнять…, и ВСЁ у неё быстро и ладно получалось…, в закутке за печкой, чтоб никто не видел…
Вот только сразу, сама для себя, РЕШИЛА: уж «коли не быть ей замужней женой», то нечего строить «воздушные замки», мечтая о суженом, да Судьбой ряженом…
Придёт время, просто родит от хорошего человека, ничего не требуя взамен и не прося в дальнейшем помощи…, она сильная, сама вырастит…

Так бы оно, наверное, и было…, да Максим, покорённый незаурядными качествами яркой личности, влюбился в девушку, видя в ней мать своих будущих детей, о которых мечтал всегда. Сам, как говорится «на собственной шкуре», узнав, как это вырасти сиротой…, всегда мечтал: иметь большую, дружную и любящую семью, обязательно: двух мальчиков и двух девочек. А он для них станет самым лучшим ПАПОЙ в мире. И все вместе будут жить в согласии, заботе и любви!
Знал ли я об этом?
Знал…
И всегда верил, что у Макса именно так и будет. Ведь каждый, кто по-настоящему любит, желает для своего дролечки самого БОЛЬШОГО и НАСТОЯЩЕГО СЧАСТЬЯ…, даже если не с тобой лично…
А я…, буду всегда рядом…, глядишь, и сам немного согреюсь у чужого огня…

Потому и в деревне, перед свадьбой, объявился загодя…, коли Судьба определила стать распорядителем этого ОГРОМНОГО торжества…
Суеты было предостаточно.
Хотя никакой спешки не было.
Да и рядом, было столько помощников, начиная от тётки Маруси до девятиклассников, классным руководителем которых, была боготворимая ими Зоя Михайловна. Так что всё у нас, в дружной компании получалось легко и быстро.
Зная, что быстро пьянею, тётенька Максимушки – достопочтимая Мария Ивановна, памятуя житие – бытие с пьющим мужем, перед застольем мне целую лекцию прочла.
А потом проследила, чтобы все советы исполнил буковку в буковку…
Как сейчас помню её неторопливый говор: «Если не хочешь опьянеть, ни в коем случае не лопай, как все, сливочное масло. Оно хоть и покрывает желудок, но неравномерно и ненадолго…, рано или поздно образуется прореха. Туда весь алкоголь из желудка и устремляется. При таком способе рискуешь стать неожиданно пьяным.
Поверь, если уж решил быть трезвым, лучше заранее, съешь тарелку крупяной каши. Любой, на выбор: рис, гречка, пшено, перловка. Это, ох как препятствует опьянению…
А ещё НАСТРОЙ СЕБЯ на трезвость…
Тут вот…, намедни…, вычитала в журнале «Здоровье», это называется - А-У-Т-О-Т-Р-Е-Н-И-Н-Г, а по нашему-то, по-деревенски, самовнушение.
И помни, если уж идея «остаться трезвым», пришла только за столом, то налегай на закуски. Лучше всего помогают мясные блюда…, и варёная картошка…, как ни странно…
А вот хлеб, наоборот. Он пропитывается алкоголем и промазывает всю слизистую пищевода, кишок.
Если запиваешь, то только водой без газа…, и пей её, как можно больше…
Лучше, коли захмелел скоро, принять активированный уголь, две-три таблетки…
Но уж если случилось неприятное, смочи затылок ледяной водой. Либо опусти на пять минут под холодную струю локоть любой руки.
А лучше бы…, вообще МНОГО не пить. Веселье-то не от бутылки, а когда душа от счастья поёт. Эх вы, мужики непутёвые! Всё бы вам по острию жизни ходить…, совсем себя не бережёте…, оттого и помираете раньше, чем мы - бабы…, эх, жизнь, ваша, жестянка кабацкая…»***

Свадьбу отгуляли весело, без скандалов и драк.
А опосля…, все зажили сами по себе, стараясь, что бы в доме был лад да счастье.
С Максом, естественно, видеться стали крайне редко…, ограничиваясь поздравлениями к праздникам и дням рожденьям.
Я всё понимал…, любил…, и не мешал…
И вдруг звонок среди ночи.
Настырный. Продолжительный. Пугающий.
Такой…, что и «мёртвого из могилы поднимет»…, как по тревоге вскочил с постели.
Правда, всякое беспокойство мгновенно улетучилось. Слушая пьяно–восторженно–ликующий голос, улыбался. А тот громко, медвежьим рыком, грохотал: «У меня два сына – близнеца! Понимаешь? Дети родились! Так, быстро поднимай свою тушку, и лети ко мне, гулять будем, КОНКРЕТНО, праздновать станем…»
И я помчался…, благо на работу только через три дня – отпуск.
Давно мы с ним так не отрывались…, но только один день…
А потом беготня…, надо так много успеть сделать к выходу мамы с сыновьями из роддома. Помог, чем мог…, и по-английски, не прощаясь, уехал…
Без обид…, что поделаешь…, теперь не до меня…
С другой стороны, я был ПЕРВЫМ, кому Максим сообщил о своей радости. Это, бляха – муха, ценить надо!
Вот и ценю…

Конечно же, в последующие годы был оповещён о каждой болячке наследников.
Не считаясь со временем, исполнял любую просьбу любящего папаши.
Поздравлял с днём рождения, одаривал подарками.
Но в гости не только не напрашивался, но даже отговаривался, придумывая правдоподобные причины, когда соскучившаяся тётенька Маруся к себе приглашала.
И как-то даже стал привыкать к тому, что наши ОСОБЫЕ отношения переросли в крепкую дружбу двух, когда-то очень близких людей..., принимая происходящее, как естественное развитие событий.
Ведь по своим качествам характера я бы НИКОГДА не посмел вторгнуться в семейный лад, шантажируя прошлым…
Нельзя делать БОЛЬНО тем, кто тебе дорог и кем ты был любим…

Как вдруг, спустя месяц после празднования первого большого юбилея сыновей - ПЯТИ лет, Максим объявился у меня сам, да ещё и на машине. Оказывается, у него воедино слились несколько причин.
Во-первых, сибирские родственники в ультимативной форме потребовали привезти в гости племянников и внуков, даже деньги на билеты выслали. Сегодня он отправил жену с сыновьями, посадив на самолёт. Теперь, как в шутку с порога заявил: «Принимай гостя. Холостой я теперь, х-о-л-о-с-т-о-й, аж на полтора месяца. Во, как!».
Во-вторых, его как главного зоотехника совхоза – миллионера, с которым Сельскохозяйственная академия имени К.А.Тимирязева заключила договор о научном сотрудничестве, пригласили на какой-то там симпозиум мирового уровня, причём на целую неделю.
В-третьих, он по мне соскучился. Сам сказал об этом, мол «уж которую ночь просыпаюсь от сновидений. О-го-го…, какую, забойную порнушку показывают, Голливуд обзавидуется. И всего два героя: ты, да я…, слушай, надо в реалии сделать ТО, что оба вытворяли во снах…».

И как прикажите на это реагировать?
У меня, в отличие от него, ничего никуда не уходило…, я как пионер: «Всегда ГОТОВ!» не только к труду и обороне, но и… сексу… с этим дорогим моему сердцу человеком…
Так-то так. Ну, а дальше что? Он, в отличие от меня, человек-то СЕМЕЙНЫЙ…
Не мудрствуя лукаво, напрямую ему все свои сомнения изложил.
Ведь знаю же последствия…, дам слабину, а потом «сам себя загрызу», если буду уверен, что «натворил дел на двадцать лет», поддался страсти и похоти, да навредил тому, которого ценю и люблю…
А в ответ получил такое, что в осадок выпал: «Вить, не пытайся быть СВЯТЫМ, более чем сам Римский папа. Смешно и глупо это! Помни, любой человек живёт по принципу: «Греши и кайся. Кайся и греши», ведь ещё в священном писании сказано: «Семь раз упадёт праведник, и встанет». А мы с тобой ни хуже и не лучше всех вместе взятых праведников. Давай станем просто жить…»
Чёрт, чёрт, чёрт!
Согласен, действительно: грех - ошибка. Но ведь у каждого из нас есть любимые грабли..., на которые ПОСТОЯННО хочется наступать…, несмотря на обильные шишки…
А может действительно, ГЛАВНОЕ – искренно покаяться, а не поставить галочку, ради проформы. А грехи, они всё равно будут, ведь все мы люди, которым присуще ВСЁ: и хорошее, и плохое. Ну, да… слаб человек…, хоть и стремится к ИДЕАЛУ…, все знают - путь достижения вершины Эвереста крут и тернист…
Так что, СТОП!
Не надо излишнего морализаторства. Я никого не граблю и не убиваю. И вообще…, как там звучит знаменитая фраза из популярной кинокомедии «Бриллиантовая рука»: «Не виноватая я! Он сам пришёл!»
Так оно и есть!
И Макс не «чмо кобелиное». В нём столько ответственности, что он НИКОГДА не сделает больно матери своих детей.
Будем просто считать происходящее - физкультминутками двух старинных приятелей, чья мораль и нравственность - ушли в отпуск…

Видели бы вы, какой стол по случаю встречи мы накрыли…, обзавидоваться можно…, а чего, права имеем, почти пять лет не виделись…
Обоим весело и хорошо, полное впечатление, что расстались только вчера. С таким «буржуйским закусоном» выпили немереное количество бутылок, элитного уровня. И, как говорится, «ни в одном глазу»…, даже у меня…
Лишь взоры стали маслянистыми, а потом в них запылал огонь…, и стала мешать одежда…
Вау…, непреодолимое желание обнять Максимку…и самому прижаться к груди…
Стояли, «впечатанные друг в друга», нагими на лоджии, дымили, не затягиваясь, сигаретами…, как при первой встречи…
И вновь…, НАЧАЛО…, открытие друг друга…, и хочется ради любимого положить на алтарь, в качестве жертвы, самого себя. Так же, как тогда…
Только в те времена нам было двадцать, а теперь разменяли четвёртый десяток…
Но мы остались прежними по отношению друг к другу, хотя внешне, конечно, изменились. Хотя, так же…, как тогда восторгаемся, цокая языками, «шурудя шаловливыми ручками» пониже талии…, мацая стволы столпов, что вознесли вверх свои вершины, удивляя первородной красотой…
Заматерели наши причиндалы…, раздобрели…, покрылись венами, да жилами…, как корни мощных дубов, дающие людям тень в жаркий день, а зверью - пропитание.
Это древо - символ ВЕЧНОСТИ и НЕЗЫБЛЕМОСТИ самой матушки Земли…
Налюбовавшись, припали к ним, как язычники к столпу Перуна, и до утра всеми возможными способами воздавали должное поклонение, наполняя души лепотой и благоговением, а тела удовольствием и насыщением…
Какое же это счастье, воочию видеть эмоции любимого, когда вновь и вновь входишь после стольких-то лет «во врата райского наслаждения»…, а в ответ и сам раскрываешься напору волшебного жезла, дабы и Максимка испытал пик БЛАЖЕНСТВА и УДОВОЛЬСТВИЯ, которые в данный момент переживаю сам…

Пять суток ново обретённый возлюбленный где-то заседал, да по каким-то лабораториям лазал. Куда их только не вывозили, и в каких гостиницах спать не укладывали, детали знаю из вечерних звонков с обязательным ежедневным кратким докладом: что, как и где...
Приятно слышать, что «скучает без меня, жаждет повторить всё произошедшее последней ночью». Честно…, а я-то как этого хочу…, и даже мечтаю, что сделаю после его возвращения ко мне…
Мы вновь, многократно, «станем покорять вершины личных Гималаев», а потом «нырять в глубины лагун с коралловыми рифами».
В шестой день этого научного междусобойчика у них была культурная программа и завершающий банкет. Спасибо ему – Максимушке…, на оба мероприятия получил приглашение.
Было классно и весело. Знакомился с массой замечательных людей. Вместе с милёночком, по поручению организаторов тусовки, опекали двух иностранных гостей: чеха и немца. Интересные мужички. Милош прекрасно говорит по-русски, а Вилли знает пару фраз. Оба хорошо знакомы друг с другом.
Я…, потом вспоминая…,  так и не понял, как так получилось, что они поехали к нам в гости…
Не знаю…, видимо: много выпил…, либо «тройка борзых», сговоривших заранее, развела меня как лоха…
В такси Макс сидел с гостями сзади, и в зеркало заднего вида видел, как оба парня уцеловывали его, а руки запускали туда…, от произнесения вслух названия этого места у меня сразу просыпается похоть. А рязанский жеребец, от подобных ласок, ржал и «тёрся в открытую»…, с обоими….
Московских таксистов не удивишь ничем. Наш так вообще молодец. Полное отсутствие присутствия. Привёз. Выгрузил. Деньги получил. Уехал.
К моменту размещения тёплой компании у меня в квартире, заметил, что трое мужиков ведут себя так, как будто они давно «снюхались» и у них «уже всё было»..., а я лишь дополнение слаженной компании в их секс – игрищах.
Да! Они и сами тут же рассказали, что «классно развлеклись» во время выездной сессии…
И тут же стали раздевать друг друга, целовать в те места, которые уже оголили. Макс, видя мои круглые, как фары, глаза, поспешил обнять, нашёптывая в ушко: «Витёк, ребята классные! Делают ВСЁ! Но особо тащатся, когда их имеют…
Короче! Отпусти вожжи. Никакой морали. Расслабься и получай удовольствие. Мы просто отдыхаем. Вдвоём их так упашем, мама не горюй. Надо…, чтоб помнили, какие мы – русские мужики. Давай! Десантура, ВПЕРЁД!»

Даже сейчас, при воспоминании, слюни текут и кое-что топорщится…
Оба с Максом так рьяно за дело взялись, что «понеслась душа в рай», остановиться до утра не могли. Нет, были, конечно, перерывы: мы пили, ели и даже танцевали.
Много было как приятного, так и смешного…
Вилли лопочет, а я со знаниями немецкого языка на уровне школьной программы только отдельные слова понимаю, и если бы не Милош, то совсем веселуха была.
К примеру, лежим после траха, отдыхаем, Ганс по-немецки пить просит, а ему в рот *** толкаю, поскольку как-то всё…, по-своему понял…
А Макс вообще, перед самым отъездом удивил меня, расставил нас троих на диване в позе «пьющих оленей» и по очереди, меняя, как перчатки, неистово ***л своей елдой…
Поверь, не только иностранцы под ним восхищённо стонали, но и я верещал…, так ловенько управлялся хозяин своим дрыном…, дюже «крупным  инструментом»…
Вы бы слышали при прощанье, какие дифирамбы во славу русских мужиков – ***рей, исполняли Милош с Вилли.

Гостей отвезли. По пути назад Максим уговорил поехать в деревню. Я дозвонился до начальства и выпросил неделю отгулов за свой счёт по семейным обстоятельствам.
Если честно, то не особо сопротивлялся…
Как бы предчувствуя, что в последующие ночи, запал Юности вернётся во всём своим великолепии.
Оба постоянно хотели трахаться. Занимались этим без остановки в самые глухие часы глубокой ночи.
За эту неделю так привык, что вновь рядом со мной: классный любовник, приятный человек, великолепный слушатель, прекрасный собеседник, профессиональный личный водитель. До того обнаглел, что даже туда, куда можно и на велосипеде съездить, всего-то расстояние с километр, требовал везти себя на машине.

Поверьте, ещё долго, по возвращению в Москву, не мог выйти «из состояния течки», нестерпимого желания СЕКСА. И совсем не роптал на Судьбу, что вернула ко мне Макса.
Наоборот радуюсь и благодарю ежеминутно.
Она «девушка капризная», обидишь не заслуженно, и отвернётся от тебя и оставит в ОДИНОЧЕСТВЕ. А вот этого точно не хочу. Меня с годами…, как раздирает…, секса, хочется МНОГО…, такого даже в молодости не было…
И с той памятной недели, отодвинув от себя все моральные аспекты, встречаемся регулярно, но это наша с ним ТАЙНА…
Главное, чтобы в РАДОСТЬ обоим и в удовлетворение похоти и страсти, когда обоим чувственно и эротично. Со словами, поцелуями, перехлёстом эмоций, желанием повторить…, ещё и ещё раз…, именно с этим человеком…
Благодарю ВАС: высшие силы или матушку - природу, что дали возможность быть искренним и открытым, ЧЕСТНЫМ с тем, кому я не безразличен.
Кто снисходительно относится к разному роду «тараканов», присущих только мне: всякие завитушки хотений - желаний, примочки, прибамбасы, заскоки. От наличия которых секс убойным становится, а ещё сердца ЛЮБОВЬЮ пламенеют, а «имеющиеся в наличии фагот и кларнет» становятся твёрдыми, готовыми исполнить только им присущий мотив.
А ещё…, я постоянно его ХОЧУ, моего ВОЛШЕБНИКА, ЧУДО рязанского розлива…, именно его, а не другого носителя мужского достоинства…

Знаете, пришло прозрение: раньше волновал секс, как процесс, а теперь ВАЖНА психологическая инструментовка наших отношений.
Почти как в анекдоте, что «с очень большой бородой».
Два любовника, назовём их Митей и Витей, «зависают в ночи». Первый кончил, залив порцию спермы. Отвалился молча, пытаясь захрапеть. Второй его тормошит. Митька без лишних слов поднапрягся и опять без слов вдул. Кончил. Отвалил. Через пару минут опять толкают… и так несколько раз подряд. Уже больше не хочется, да и не стоит. Развернулся, спрашивает: «Ну чего тебе? Я же тебя уже пять раз вы***л. Мало что ли?», «Да, нет...и раза бы хватило», «Тогда какого же рожна тебе надо–то?», «А поговорить?».....
Спасибо тебе, мой родной и дорогой Максимушка, что ВСЁ это у нас есть…
Благодарю СУДЬБА, что даровала такого «бриллианта» в друзья. И ещё…, храни наш союз, не дай погаснуть пламени ЛЮБВИ в наших сердцах…



Примечание:
* Стихи Юрия Левитанского
** Песня «Свадьба»
***Советы ЗНАТОКА Дениса Герасимовича Ф*, лично в письме переданные.


ЖДИТЕ ПРОДОЛЖЕНИЯ. Оно обязательно будет…


Рецензии
Радость от прочтения и от того как все у ребят сложилось и сменившая их в конце грусть расставания. Жаль, что в реальной жизни ох как мало у кого так получается, хотя и очень многие этого хотят. Мы живем в мире одиноких людей еще более разобщенных мобилами и Интернетом, социальными сетями и бесконечной изматывающей гонкой большинства за материальными благами.
Особое удовольствие получил от знакомства со столь чистыми и светлыми персонажами. Как же выгодно отличаются они от тысяч литературных героев современной российской прозы, в которой по велению сотен писак безраздельно властвуют насилие, кровь, смерть, похоть и корысть во всех мыслимых вариантах и мирах, во всех литературных жанрах. Увы, создается мнение что именно таким и есть ГЕРОЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ - циничный,агрессивный, наглый, беспринципный, тупой и молящийся только единому богу - золотому тельцу.
А ведь не верю я что такие все крутые мужики и парни. У каждого ведь и душа и слабости есть. И ЛЮБВИ все ведь ищут...
Спасибо за оптимизм и доброту.

Кирилл Райман   23.03.2019 15:02     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.