Моя мама родилась в Кремле. Часть 3

На фото: Антонина Ивановна Рожкова. Ей 40 лет

Жизнь до войны была тяжелой и не всегда сытой, а с началом войны стало еще тяжелее. Работающим на заводе, выдавались рабочие карточки, по которым можно было отовариться чуть больше, чем обычным жителям. Но семья была большая, у сестер дети еще были маленькими, поэтому фактически Тоня оказалась единственным кормильцем. Чтобы как-то выживать ей пришлось научиться курить, потому что только курящим выдавали махорку, а это для жизни того времени было большим подспорьем. На махорку можно было выменивать столь необходимые продукты для семьи. Сестры стояли на рынке или выезжали в деревни, чтобы у населения обменять мыло и махорку на картошку и другие овощи.
Когда немцы были на подступах  к Москве, Тоню с заводскими подругами отправили на месяц в Бронницы на лесоповал. Весь день с раннего утра и до ночи девушки пилили лес. Их поселили в бывшем пионерском лагере. Была уже осень, холодные дни, дожди  и первые заморозки усложняли и без того тяжелую не по девичьим плечам работу. В конце дня, наскоро поев, они валились спать в чем были, тесно прижавшись к друг другу.
В самые трудные времена, когда немецкие войска стремительно подбирались к Москве, люди старались всеми силами помогать Родине, чем могли. Тоня не смогла оставаться в стороне, если не на фронте, так там, где труднее всего, и она выбрала госпиталь. После работы, порой голодная, она бежала туда дежурить. Когда ее спросили, в каком отделении она хотела бы работать, она не задумываясь, выбрала хирургию. После трудных и ожесточенных боев в госпиталь поступало много раненных. Это были в основном молодые, совсем еще юные ребята. Но война не разбирала, молодой или старый, убивала и калечила, очень многие были с тяжелыми ранениями, не все выживали. Тяжело было смотреть на их мучения. Однажды привезли молодого парня без рук и без ног. Он попросил Тоню дать ему прикурить. Это было вечером, а утром он умер. Когда Тоня пришла после работы на дежурство, она очень сильно плакала, узнав, что этого солдата уже нет в живых.
Были случаи, когда в госпиталь привозили солдат с самострелами. Они простреливали себе руку или ногу в надежде, что их демобилизуют, но таких трусов вычисляли быстро и судили по законам военного времени.

В конце 1941 года с фронта по семейным обстоятельствам ненадолго отпустили Митю Рожкова. Они встречались с Тоней каждый день, но расписаться не успели, а в сорок втором у нее родилась дочка Танечка.
Сестры в этот период времени не всегда хорошо относились к Тоне. Жить было и так тяжело, а тут беременность и еще один лишний рот и самое главное в такой тесноте, в какой они жили, появление маленького вечно плачущего ребенка их не устраивало. Они даже не хотели забирать ее из роддома. А вскоре и Клавдия вышла замуж и привела мужа в семью. Жить стало еще труднее. К тому же новоявленный супруг оказался алкоголиком и хулиганом. Его не взяли на фронт, потому что он каким-то образом сумел выправить себе белый билет.
В декрете Тоня пробыла только месяц, и снова нужно было выходить на работу. С внучкой сидела бабушка Екатерина. В обед Тоня прибегала домой накормить ребенка и сцедить молоко.
По своим рабочим карточкам она кормила всю семью, к тому же ей давали каждый день кастрюльку с супом и еще какие-то продукты.
В 1943 году в отпуск приехал Митя Рожков и они, наконец, расписались. Митя был счастлив, он очень любил Тоню, которая родила ему замечательную дочку.
В этом же году зимой умер отец Тони, Иван. Он ел очень мало, стараясь, чтобы детям доставалось больше. Отец был очень истощен, все были в заботах, как прокормиться и выжить, и ему очень мало уделялось внимания. К тому моменту ему уже было за шестьдесят лет, он угасал с каждым днем, и когда Тоня начала его усиленно подкармливать, то было уже поздно, слишком много было упущено времени.
В 1944 году Тоне пришла похоронка на мужа, он погиб в боях за Румынию. Тоня держала в руках  это небольшой клочок бумаги и не могла поверить, что ее Мити, который так ее любил, больше нет, и никогда не будет. Вот так, не пожив со своим мужем, она стала вдовой.
Но жизнь продолжалась, несмотря на войну люди влюблялись, женились, рожали детей, радовались всем миром, что война приближалась к концу.
Наконец, наступил долгожданный день Победы. Теперь уже, когда все позади, люди верили, что жизнь начнет стремительно меняться. Но, как оказалось, еще долго ничего не менялось. На заводах работы не убавлялось, часто приходилось оставаться сверхурочно, все также тяжело было со снабжением продовольствием населения, потому что началась война с Японией.
А потом наступил неурожайный 1946 год, он оказался еще труднее, и казалось, что никогда не будет просвета, уже не верилось, что война закончилась, и наступило мирное время.
Дочка Тони подрастала, с ней уже было легче для бабушки Екатерины, но один за другим рождались дети у Клавдии. Жизнь в двух комнатах для такой большой семьи была просто невыносимой. Муж Клавдии постоянно был пьяным, скандалил и дрался. В такой ужасной обстановке, когда не было покоя, и стоял ор, дети пугались и плакали.
Антонина добилась приема к министру культуры Е. А. Фурцевой. Ей очень хотелось помочь своей сестре Клавдии. К тому времени у нее было уже четверо детей. Она рассказала министру о трудностях сестры. Тоня выхлопотала ей большую комнату напротив Измайловского парка, и вскоре они туда съехали.
Татьяна, дочка Антонины, оказалась талантливой девочкой, у нее был необыкновенно красивый и чистый голос, в котором проглядывались восточные нотки ее деда, которого она никогда не знала. Девушку приняли в хор В. С. Локтева, где она стала солисткой. Песню «Джиб, джиб, джиб мои цыплятки» в ее исполнении знала и любила вся страна. Однажды ей довелось петь в дуэте с известной оперной певицей Тамарой Синявской. В пятидесятых годах часто показывали по телевидению выступления ансамбля песни и пляски В.С. Локтева. Для всей семьи это было огромным событием.
С сестрой Анной они всегда жили очень дружно, помогали друг другу. Они ходили вместе в кино и в театры, и когда в 1954 году у Антонины родилась еще одна дочка Ольга, а это была уже я, Анна помогала ей во всем.
После войны Тоня так и продолжила работать на заводе в конструкторском отделе. На территории предприятия находились филиалы Бауманского института и Машиностроительного техникума. К тому времени она была уже опытным специалистом, и к ней на стажировку прикрепляли студентов.
В один прекрасный день к ней пришел молодой и симпатичный паренек. Он был младше ее на восемь лет. Тоня обучала его, ведь она, не имея образования, не только хорошо копировала, но и сама разбиралась в сложных чертежах и чертила их. Она стала помогать юноше делать дипломную работу. Тоня по характеру очень веселая и общительная, между ними, конечно, очень быстро  завязалась дружба, которая переросла в любовь. Юра очень хотел жениться на Антонине, но в их отношения вмешалась его мать. Разница в возрасте и дочь от первого брака стали камнем преткновения для нее. Она сделала все, для того чтобы разлучить влюбленных.  Вскоре Антонина поняла, что беременна, но даже мысли не допускала, чтобы избавиться от ребенка, потому что мечтала родить еще. Так появилась на свет я, а мама стала матерью-одиночкой и ей платили за меня пять рублей. За глаза, детей родившихся вне брака называли ублюдками. Наверное, мама это было неприятно, но я никогда не чувствовала себя ущемленной. Матерям-одиночкам на заводе давли путевки в пионерские лагеря и летом, и на зимних каникулах. Это было единственной привилегией для них, но очень существенной. У меня было интересное и счастливое детство.
Бабушка Екатерина прожила до шестидесяти семи лет. Всеми любимая, она  помогала своим детям растить внуков и внучек, баловала их, пекла пироги, покупала им с пенсии конфеты и всегда была веселой и жизнерадостной. На каждый случай у нее была своя прибаутка, шутка или частушка.
Со мной у нее была особенная дружба, мы любили и чувствовали друг друга. Когда мне исполнилось семь, то на лето меня с другими детьми отправили на детскую дачу. Бабушка долго бежала за автобусом и махала рукой, словно чувствовала, что мы никогда больше не увидимся. Я плакала и кричала ей:
– Бабушка, не плачь, я скоро приеду.
Но увидеться нам с ней не пришлось, и мне еще долго не говорили, что она умерла, но я сама поняла все.
В 1977 году на основании того, что мама была женой, погибшего солдата во время Великой Отечественной Войны, ей дали квартиру в Ясенево. 
Всю свою трудовую жизнь Антонина Ивановна Рожкова отдала своему заводу. Она любила свою профессию и ее очень за это ценили, много благодарностей и почетных грамот она получила за свой труд.
Мама прожила восемьдесят один год. Когда мы купили дачу в тихом, уютном месте, она выезжала с нами туда на все лето. Ей прожившей всю жизнь в большом городе очень там нравилось, она любила ходить пешком, иногда могла пройти за день километров десять. Очень часто она вспоминала своё детство в Кремле, помнила все закоулки и интересные места. Перед смертью попросила сфотографировать дом, в котором она жила. Держа в руках снимок, долго смотрела на него, словно, мысленно проходила по всем заветным местам…


Рецензии
У такой красивой мамы никак не могла родиться некрасивая дочь! Вот почему Жамиля такая красотка! Спасибо! Р.Р.

Роман Рассветов   11.03.2019 22:58     Заявить о нарушении
Нет, нет, Роберт! Это не моя мама. Моя мама родилась в Поволжье.
Но все равно спасибо за красотку.

Жамиля Унянина   12.03.2019 19:10   Заявить о нарушении