Про чердак и пиво

               

          Если бы Антон знал, что Никита ждёт его за углом школы, то выбрал бы другой маршрут. Но столкнувшись с приятелем нос к носу, отступать было поздно. Никита выбросил окурок сигареты и протянул ему руку:

          - Тоха, здорово! Тема есть.

          - Знаю я твои темы. Я на вписки больше не хожу.

          Вечера в кампании незнакомых людей (именуемые впиской) Антона больше не привлекали. Никита округлил глаза:

          - Какая вписка? Это развлечение для малолеток. Бандерас вернулся. В гости зовёт.

          - Кто это!? Я не помню никакого Бандераса.

          - Да, неважно. Один крутой чел из 38 дома. Пошли, Бандерас мужик щедрый. Пивасика на халяву выпьем.

          - Не знаю.

          - Не будь занудой. Помню, не помню. Какая тебе разница. Я его знаю. Говорю же, все свои будут. Посидим по-взрослому. Давай до связи, часов в семь позвоню. Лады?

          - Хорошо.

          Бандерас действительно оказался человеком щедрым и весёлым. Паспорт никто не спрашивал, а упаковки с пивом появлялись на столе, словно по щелчку. Ребята и девушки с удовольствием потягивала недорогое угощение и терпеливо слушала песни Виктора Цоя в исполнении хозяина квартиры. Цой, конечно, прошлый век, но слушать можно. Бандерас не просто рвал струны, а довольно прилично играл на гитаре.

          Глотнув пива, Антон подошёл к симпатичной девушке, которая сидела на подоконнике, и протянул банку светлого. Познакомились. Олеся освободила место, и он сел рядом. Болтали о том, о сём. Антон даже вспомнил пару анекдотов. Девушка мило смеялась, обнажая красивые молочного оттенка зубы.
 
           Бандерас сходил на кухню и принёс кальян, сделал пару затяжек, и предложил перекинуться в подкидного дурака. Желающие задвигали стульями, усаживаясь вокруг стола. Дым от кальяна быстро наполнил комнату запахами восточного базара. Олеся сказала: «Фу! Терпеть не могу», - и, сморщив носик, добавила: «Ты, как хочешь, а я домой». Антон хотел выйти за ней следом, но Никита удержал его за рукав:

            - Антоха, садись за меня, я плохо играю.

           Не чувствуя подвоха Антон плюхнулся на стул. Перед тем как раздать карты, Бандерас сказал:

           - Проигравший исполнит желание победителя.

           Никто не возражал. Желание, так желание. Веселее будет.

           Антон остался в дураках и приготовился сморозить любую глупость на потеху публике. Олеся ушла, а все другие были по барабану и выглядеть смешным он не боялся.

           Приторный запах восточных пряностей продолжал окутывать комнату. Бандерас выпустил вверх струю дыма и передал мундштук симпатичной девушке. Он очень старался выглядеть галантно. Долгие четыре года Костя мечтал о том, что вернётся и всё будет как прежде. Утром посетил барбершоп и бутик модной одежды. Бандерас ревниво наблюдал за своими гостями и понял, что ничего нельзя изменить. Не вернуть то время, когда он со своими друзьями потягивал пиво и рассуждал о всякой важной ерунде. Это были чужие друзья, чужие девочки и чужие одноклассники. Это у них будет выпускной бал и вступительные экзамены. А у него позади срок, а впереди пустота. Он чувствовал себя динозавром. И когда-то модная кличка Бандерос, теперь бесила его. Приступ внезапно нахлынувшей агрессии исказил его лицо. Он повернулся к Антону и зловеще прошипел:

           - Тебе задание. Вынести из школы компьютер.

           Сидевший на диване парень, в жёлтой толстовке, тихонечко свистнул. Никита убрал руки со спинки стула, на котором сидел Антон. Гости перестали улыбаться. Две подружки, хохотавшие громче других, мягко скатились с подоконника, оставили недопитые банки с пивом и поспешили к выходу. Антон судорожно сглотнул горький комок и уставился в расширенные зрачки Бандераса, пытаясь понять, шутит тот или нет.

            Хозяин квартиры саркастически ухмыльнулся:

           - За всё в жизни надо платить, друзья мои! А как вы хотели? Что слабо!? - Бандерас наклонился к Антону и повысил голос, - Пацан сказал, пацан сделал! Разве не так? Может я слишком долго не был на Родине и что-то упустил?

           Гости догадались о какой «загранкомандировке» была речь и не стали ждать продолжения «банкета», а заторопились по домам. Костя пытался вернуться к роли добродушного хозяина: «Куда же вы, друзья! Не будем омрачать такой прекрасный вечер». Но маска своего парня слетела с его лица.

           Квартиру Бандераса покидали молча, стараясь преодолеть лестничные пролёты как можно быстрее. Во дворе Никита опять схватил его за рукав и хотел что-то сказать, но Антон не стал его слушать. Не останавливаясь, достал из кармана жевательную резинку, разорвал упаковку, рассыпав половину на тротуар. Закинул пару кубиков в рот и побрёл домой.
 
            Мама гремела на кухне посудой. Антон стараясь не шуметь, сразу прокрался в свою комнату. Поставил телефон на подзарядку и повалился на кровать. Мать зашла с инспекторской проверкой:

           - Чем это от тебя пахнет?

          Антон демонстративно отвернулся к стене. В голове звучали слова: «Карточный долг - долг чести». Внутренний голос запоздало возражал: «При чём здесь честь!?». Так и не получив ответа, мать тихо вышла. Антон слышал, как она вздыхала на кухне и убирала со стола. Он лёг спать голодным. Злился, сплёвывал и переворачивался на другой бок, но сон как ветром сдуло. Тогда стал думать про Олесю, вспомнил едва заметный золотистый пушок над верхней губой и улыбнулся. Вряд ли она учится в десятом классе, что-то детское было в её открытом взгляде. Олеся только делала вид, что пьёт пиво, а сама незаметно выливала содержимое банки в горшок с геранью.

           На следующий день, во время большой перемены его разыскал Никита:

           - Привет. Слушай, мне Бандерас звонил, спрашивал про тебя.

           - Да, пошёл ты, вместе со своим Бандерасом.

           - Антоха, он не отстанет.

           - Ты знал, какой он механик? Крутой чел! Три года в загранку ходил.

           - Честное слово, Антоха, не знал. Я дурак у него денег занял. Телефон у меня накрылся, а предки отказались новый покупать. Учиться надо, а не в игрушки играть. Я и психанул. Блин. Костя грозится на счётчик поставить.

           - Ну, ты идиот.

           - Идиот. Но я знаю, как всё провернуть. У нас сегодня информатики не было. Николаша в запой ушёл. Держи ключ. Это запасной от его кабинета. Один раз случайно увидел, где Николаша его прячет. У него в каптёрке стоит старый комп, его и возьмешь.

           - И как я его вынесу?

           - В мусорном мешке. А я на вахте отвлеку. Делать это надо сейчас. После уроков не получится. В суматохе легче проскочить. Пошли ещё десять минут до звонка.

           Они сделали это. Бездумно, на автомате. Как играют в компьютерную игру. Добычу Антон приволок к себе на чердак. Чёрные мешки с монитором и системным блоком лежал у его ног. Парня накрыло запоздалое раскаяние:

            - Что теперь будет? Зачем!? Зачем!?

            От напряжения дрожали колени, он сел на старый ящик. Слова кража и вор старательно обходил, мысли мерцали, как мерцает фонарик при слабой батарейке. Пахло чем-то отвратительным. Его стошнило. Антон вытер губы, встал и ударился головой о деревянную балку. Выругался и пнул кирпичную кладку вентиляционной трубы. Взлетели затаившиеся по углам голуби и подняли клубы пыли. Антон не любил этих пугливых и бестолковых созданий. Достал из кармана телефон и включил подсветку, чердак был усеян птичьими тушками. Ах, вот откуда такая вонь. Часть пернатых погибла, пока сердобольные старушки, кормившие голубей, пережидали тридцатиградусные морозы. Наступила оттепель и трупики оттаяли. Антон заторопился к выходу.

            Никита звонил ему несколько раз, но Антон заблокировал телефон. Его весь вечер мутило от запах дохлых голубей. На душе было муторно и тоскливо. Чтобы отвлечься, он пришёл в гостиную. Мать сердилась на него за вчерашнее. Молча уставились в телевизор. Показывали репортаж о том, как двое подростков спрыгнули с крыши. Антон чувствовал пустоту полёта, испугался собственных мыслей, лёг на диван и сделал вид, что уснул. Мама укрыла его пледом.

             Утром приятель поджидал его во дворе школы:

              - Здорово.

             Антон не пожал протянутую руку, прошёл мимо. Мысли теперь крутились вокруг одного. Что будет дальше? Сосредоточиться на уроках не получалось. Несколько дней он ходил как зомби, но ничего не происходило. Вскоре Антон подхватил сезонный вирус и слёг. Он лежал в кровати, а там на чердаке лежали эти страшные чёрные мешки, набитые трупиками голубей. Ему так казалось. Дохлые птицы уже не пугали его, его донимал страх проболтаться в сонном бреду о краже.

             Учитель информатики вышел на работу, тогда и обнаружилась пропажа. Директор школы решила избавиться от проблемного коллеги. Николаю Николаевичу предложили уволиться без лишнего шума, удержав из зарплаты причинённый ущерб.

             Когда Антон оправился после болезни, то первым делом забрался на чердак. Мешки с награбленным добром словно испарились. Он обследовал каждый уголок, но никаких посторонних предметов обнаружить не удалось. Как бы ему хотелось забыть весь этот бред. Ослабленные болезнью коленки дрожали, как в тот день, когда он приволок сюда проклятые мешки. Дохлых голубей не было, чердак привели в порядок.


Рецензии