Мясом наружу. 7. Что показал телеящик

Под вечер – усталым псом я приполз в свою конуру.
День выдался не из легких. Пешком – через два городских округа – топать на собеседование. Убедиться, что мегаполис наводнили зомби. Самого уродливого из них – заполучить в боссы. По дороге домой – без памяти влюбиться.
Я рухнул на постель. Минуты на три закрыл глаза. Отдохнув – прошел на кухню. Высыпал в кастрюлю остаток макарон. Поставил вариться. Вернувшись в комнату, сел у телевизора. Нашарил рукою пульт. Я надеялся: по ТВ сообщат что-нибудь про упырей.
На одном канале – крутили мыльный сериал. На следующих четырех – затянулась рекламная пауза. Поймался, наконец, и выпуск новостей.
Роскошный зал. Гербы. Флаги. Заседание парламента.
Слово берет спикер. Нет – он не заговорил. Взревел быком на корриде. Лимонные глазища – налились кровью. Из ушей – чуть не повалил дым. Чудовище бесновалось долго. Наконец – заглохлось. По клыкам – стекала слюна.
Зал – так и взорвался. Сквозь гром аплодисментов – прорывались зубовный скрежет, хрюканье, вой. Две трети собравшихся депутатов – были с красными пастями и белыми кривыми клыками.
«Госдума приняла во втором чтении новый закон об особом статусе граждан-постантропов» - прозвучал из-за кадра скрипучий голос комментатора.
Я сделался бледнее мертвеца.
Мир – действительно съехал с рельсов. Упыри – не только патрулируют улицы. Еще и сидят в парламенте. Стряпают законы!.. А телезрителя – продолжают пичкать рекламой дезодоранта и кошачьего туалета.
«К другим новостям», - на экран выплыла румяная ряшка телеведущей.
Новый репортаж был с выставки породистых котов.
Гирлянды, цветы. Блеск люстр. На столиках – выпивка и закуска. Респектабельные дамы и господа – пухнут от обжорского счастья. Бедные зверушки – комичные уродцы, а не кошки – покорно сносят бесконечные тисканья и поглаживания. В кадр иногда влезало рыло упыря. Монстры были при костюмах и галстуках – на зависть самым почетным гостям.
Дальше – трансляция выступления мэра. Я удивился, что скандальный политикан не обзавелся клыками. Мэр говорил без устали – про подвижки в градостроительстве.
Возле дома инвалида – поставлены клумбы с цветами. У одной из станций метро – заработал биотуалет. Мэрская лысина багровела от натуги, кустистые брови – лезли на самый лоб. Дважды или трижды мэр присовокуплял, что залог процветания столицы – тесное сотрудничество антропов и постантропов.
Я забыл про оставленные на плите макароны. Смотрел до самого прогноза погоды. Обещали: через неделю-другую жара спадет. В августе – будут одни сплошные ливни.
Поздно ночью – я, наконец, грохнулся спать.


Рецензии