Без вины виноватых не бывает!

Рассказ-быль(14+).

Я уже готовилась ко сну. Звонок!.. Чёрт... Бегу, в чём была, из ванной в гостиную за телефоном на подзарядке…
Звонок – от соседа… В такое время?! Неужто, протекла… Тьфу ты, сосед – по площадке! Значит – или горим, или горит ещё только он… В трубке странно-побитый голос:
– (Приветствие и извинения опускаю) Привезите тапочки, халат…
Ну да, одинокий сосед запасной ключ «на всякий пожарный» (хвала богам – не горим!) хранит у меня; но копаться в чужом доме, в чужих вещах, лететь на другой конец города… На паркете – мокрые следы, на ковре – лужица… Любая проблема – лишь испытание «на вшивость», как говаривала моя бабушка, поэтому… Воду из ванной не сливаю – вдруг обернусь быстро, так долью горячей и начну процедуру отхода ко сну заново.
Удивительно быстро нашла всё, не шаря по операционно-чистой квартире старого холостяка (надо переманить его «помощницу»!). Машина завелась с пол-оборота (вот что значит – ради доброго дела!); и минут через двадцать, по заснеженным улицам и пустым проспектам, я уже была в больнице.

Пал-Палыч, седовласый преподаватель какого-то ВУЗа, то ли профессор то ли доцент, мне знаком очень мало, лишь – «добрый вечер»… Оказывается, в иное время у лифта мы и не встречались! Но «профессорская» бородка, очки в золотой оправе, пальто английского покроя, на итальянский манер закрученный шёлковый шарф и кожаный потёртый портфель – внушали уважение и доверие. А теперь!.. Передо мной, в пахнущих антисептиком простынях и подрагивающем мертвящем свете люминесцентной лампы, лежал всклокоченный старичок со свежими синяками и кровоподтёками на виноватом лице.
Да, удивилась! Нет, хотелось как можно быстрее… Избавиться от гнетущей казённости больницы и вернуться в свою тёплую ванну (ведь не совсем же она остыла!) и, хлопнув рюмочку коньяка, забраться под пухлое одеяло… Аж сердце заныло! А может всё же от сочувствия?..
Как «хорошая девочка» – воспитание интеллигентной бабушкой не прошло даром, присела ни крашеный стул и, чистя привезённый с собою апельсин, спросила: «Ну как же Вы так, дорогой?..»… И вот – поучительный рассказ!

Пал-Палыч, действительно преподаватель N-ского Вуза факультета социальной психологии, разведённый «от большого ума» лет двадцать назад и не имеющий детей, почти каждый день обедал в ресторанчике около нашего дома. Скажу от себя – дорогой ресторанчик! Но преподаватель психологии, особенно в период сессии, может себе это позволить...
Итак, он был постоянным и уважаемым гостем ресторанчика, где платили по карточке с непременными десятью процентами чаевых, а если клиент был чем-то огорчён… Нет, не недоволен! А просто огорчён. Ну там, выходя из Мерседеса, наступил лаковым ботиночком в солёную лужу, или постовой, беря стандартные пятьсот рублей, не козырнул, или… Да мало ли у таких… тонких душ мелких огорчений!.. Так вот, такому огорчённому – на серебряном подносике приносили десерт, за счёт заведения, – «презент от шеф-повара». А перед обедом, чтобы скоротать время ожидания, допустим «пулярки в трюфелях», подавали вишнёвый аперитив в гладком хрустале. Так же – за счёт заведения!
Если же, вдруг, гость был недоволен… а такому наш гурман как-то раз был свидетелем! Потный господин с крикливой спутницей получил стоимость съеденного и уже оплаченного – обратно: налом, с сотней извинений и замысловатым пирожным, в целлофановом пакетике с ленточкой бантиком. В чём было дело, наш эстет, конечно же, не вникал, лишь качнул осуждающе серебряным «коком» и сморщил благородно-прямой носик...

А вот сегодня, вернее уже вчера, профессор, станем называть его так, отвозил миленькую козочку-первокурсницу, с которой засиделся или… зачитался в кабинетной библиотеке, вдыхая запах ландыша от юного тельца... Как рыцарь, отвёз милашку к чёрту на рога, к мамочке. На обратном пути завернул, мурлыча и насвистывая весёленький мотивчик, на заправку. И, увидев призывные огни придорожной кафешки, вспомнил, что не обедал!
Пал-Палыч где ни поподя не откушивал, но… Настроение было головокружительное, а кафешка (о чудо!) называлась точно так же, как любимый ресторанчик. «Это – знак!» –  решил неверящий в знаки профессор социальной психологии и, забыв о машине и крутящемся вокруг неё подобострастном заправщике, лёгкой походкой направился к призывным огням рекламы!..

На вопрос об аперитиве, получил странную улыбку от размалёванной резко пахнущей официантки. Почему у психолога не сработала интуиция, одному богу психов известно! Но профессор был счастлив, беззаботен и великодушен… Он даже простил несвежую скатерть и пластиковые цветочки в глиняной плошке, посерёд столика «на двоих». О том, что вечер перестаёт быть томным, понял, лишь когда миниюбая «девушка» принесли жёлто-серую «ножку Буша», с приправленными прогорклым маслом вялыми листьями салата, захрустевшими на керамических профессорских зубах песком, отнюдь не сахарным. И здесь наш социал-психолог понял, почему у него взяли стоимость обеда заранее, да ещё такой дефицитной наличкой! Естественно, чувство достоинства смолчать не смогло и заглушило все доводы осторожного рассудка: профессор отказался «это!» есть и потребовал деньги обратно!!! Деньги так – мелочь, но принцип! Психолог сам учил рекламировать, то есть – лгать, но «не теряя берегов». А здесь… И в ответ на своё требование – получил!

По тому месту, которое требовало! По тому, что ниже! По тому, что сзади, спереди, по бокам и между… Битой!!! Кулаками и ногами – уже ерунда!
Спас беднягу от утопления, в солёной луже или в мокром снегу пополам с собачьими фекалиями, тот самый чурка-заправщик. Он же разогнал, владельца кафешки и официантку с поваром, пинками и русским матом. Профессор был в таком шоке, что САМ доехал до ближайшего поста! Кабы ни парнишка-заправщик, что засунул Пал-Палыча в машину, старичок до полиции на карачках не дополз бы… Ну а от поста, уже на «скорой», моего соседа доставили в больницу...
Я слушала эту жуткую в своей обыденности историю, позабыв жевать дольки апельсина; а Пал-Палыч, без своего потерянного фарфора, апельсин отведать сможет уже не скоро...

Вывод. Не видитесь на рекламу, даже если ваше внутреннее «Я» стремится впереди рассудка, и, особенно, поэтому! Привыкнув к хорошему, не надейтесь на любезность и порядочность в каждой подворотне, особенно уже после получения там ваших денег. И «без вины виноватых не бывает»! Нечего допоздна щупать молоденьких… Но уж это – не наше дело! Он – одинок, она – совершеннолетняя, с мечтой о черноволосом рыцаре на белом коне, или о седоволосом на чёрном «мерине». «О, времена! О, нравы!» Но это уже – не моя мысль.
Хотя, нет – Моя! Ведь Я её «мыслила» в тёплой ароматной ванне с рюмкой, больше обычного, коньяка; прикрыв ресницами глаза и пробегая в памяти по золочёным корешкам профессорской библиотеки. Надо будет со стариком свести знакомство поближе… Психолог он, конечно, никудышный, а вот библиофил, похоже, знатный!
 


Рецензии
Поучительная история и вы правильной ей сделали вывод, скажу только, что мне понравился ваш рассказ.

Клавдия Булатова   06.11.2019 12:37     Заявить о нарушении
Благодарю, Клавдия, за отклик и добрые слова!
Далеко не каждому известно, что чёрт мыслит людскими категориями, а потому скор на обещания. У бога в запасе Вечность, потому он не тороплив, а мы по-близорукости не всегда прослеживаем связь между проступком и воздаянием.
Рада, когда встречаю единомышленников!
С уважением.

Пушкина Галина   06.11.2019 12:50   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.