Чужое противостояние. Главы 22 - 24

Глава 22. Всего в одном шаге до цели

Костя стоял на пороге маленького лесного домика и смотрел на верхушки деревьев, которые только-только начали золотить лучи восходящего солнца. За все свою жизнь он вставал столь рано, наверное, всего два или три раза. Впрочем, рано – это было не совсем верно, поскольку часы показывали всего лишь без четверти пять, и фактически еще не закончилась ночь. Но, чтобы избежать возможных эксцессов хотя бы в плавании по озеру, Егор Никодимович предпочел выбрать именно такое время.
Сам он уже был на берегу, вместе с Пахомом Ивановичем и готовили лодку. Берег, к слову сказать, находился всего в двухстах метрах отсюда, но непосвященный человек, высадившийся случайно в этом месте, никогда бы не нашел эту старую сторожку. Костя тоже уже готовился к отправлению, и должен был лишь захватить еще одну сумку.
Он вздохнул, поднял свою поклажу и обернулся на минуту назад.
В домике оставалось трое – тяжело раненный Георгий Всеволодович, супруга Егора Никодимовича – Алевтина Васильевна, приехавшая вчера вечером, и… Марица, сестра Аурелии, которая лишь чудом избежала пленения пришельцами. Да и то только потому, что в тот момент, была в художественной галерее, куда пришельцы заглянуть не догадались. А вот Пахом Иванович догадался и в результате, девушка теперь тоже была вынуждена скрываться в глухом урочище. Ей было трудно объяснить, что же именно произошло с её самыми близкими людьми, она не была столь осведомлена о происходящем, как Аурелия. Поэтому объяснения дались Егору Никодимовичу очень нелегко, и все-таки девушка смогла более-менее понять ситуацию. Хотя для неё – потеря сразу двух близких людей и неопределенность в судьбе сестры, были очень тяжелым ударом. Но сделать что-то для неё сейчас Костя все равно не мог, а исправить положение можно было, только отправившись в подводный схрон.
Поэтому оставалось только действовать, и Костя теперь намеревался идти до конца, чего бы это ему не стоило.
Он прошел по едва заметной тропинке в зарослях кустарника и невысоких деревьев и, спустя десять минут вышел на берег озера. Впрочем, назвать это берегом в обычном смысле слова было сложно, поскольку то место, куда вышел Костя, было маленькой бухточкой, берега которой были покрыты деревьями, нависающими над водой до самой её поверхности. Разглядеть что-либо с воды в таких зарослях было практически невозможно. В этих зарослях и пряталась моторная лодка, которая должна была доставить Костю и его старших товарищей на место погружения. На озере рассвет еще был мало заметен, лишь верхушки прибрежных холмов озарялись золотистым светом, да на верхних склонах скал противоположного берега появилась яркая полоса света.
Егор Никодимович был еще на берегу, возясь с каким-то свертком, лежащим у его ног, а Пахом Иванович уже был в лодке, укладывая какое-то оборудование.

- Ну, что – готов путешественник? – Без единой доли шутки спросил лесничий, увидев появившегося из кустов Костю.

- Думаю, что готов, а уж как на самом деле – не знаю, - чуть помедлив, ответил Костя, в душе которого по-прежнему еще оставались некоторые сомнения.

- Ну, если думаешь так, значит, и на самом деле готов, - уверенно произнес Егор Никодимович, - поэтому, не теряй время и надевай гидрокостюм, на месте переодеваться будет некогда. Уж не обессудь, что костюмчик староват и не такой современный, да и с размерами может где-то не все в норме.

- Ничего, как-нибудь надену, - пробормотал Костя, снимая куртку и брюки, - вот только вопрос у меня имеется.

- Ну, спрашивай, раз имеется вопрос, - сказал лесничий, заканчивая возиться со свертком и, выпрямляясь, посмотрел на Костю.

- Что я все-таки должен искать там, в подземелье? – Спросил Костя, возясь с гидрокостюмом. – Я ведь во время своего первого пребывания там, ничего кроме устройства, которое издает свист, да еще этой «монеты» с рисунком, не нашел.

- Свисток и «монету» ты держи при себе, так же, как и ключ для открытия внутренней двери, - лесничий внимательно посмотрел Косте в глаза, - они могут тебе еще очень пригодиться, сам поймешь, когда именно. А вот что искать - это вопрос не простой, но кое-что подсказать могу.

- Я слушаю Вас, - сказал Костя, начиная натягивать жесткий и крайне неудобный гидрокостюм, которому было, наверное, лет двадцать пять.

- Ты, конечно, не смог попасть в другие помещения, и раз двери не открылись, то врядли попадешь, - сказал Егор Никодимович, - но там, где ты видел нечто, похожее на склад, советую поискать на стеллажах некоторые занятные шутки, может они, по какой-то причине, завалялись там.

- Что за штуки? – Заинтересовался Костя.

- Ну, например, у тебя есть нож боевого пловца, - усмехнулся лесничий, посмотрев с пониманием на удивленное лицо молодого человека, - кстати, тоже нужная штука, так вот там можешь найти нечто подобное, из арсенала пришельцев первой волны. Ты ведь видел у них такую штуку, которая похожа на тубус для чертежей?

- Да, с ней всегда таскался этот Альберт, - подтвердил Костя.

- Так вот там, ты можешь найти кое-что подобное, по размеру примерно, как твой нож, но стреляющее намного дальше и пробивающее стальные листы, -сказал Егор Никодимович, - у тех пришельцев, что вы называли Гордонами, это штатное индивидуальное оружие.

- Понял Вас, обязательно посмотрю, - ответил Костя, - а что еще?

- Ну, еще бы тебе пригодился этакий маячок, который умеет сканировать окружающее пространство и давать сигнал при появлении чужих, - ответил лесничий, немного подумав, - причем каменные стены и вода, для него совсем не помеха.

- А как он выглядит? – Спросил Костя с интересом.

- Чем-то похож на этакие наручные часы, - ответил Егор Никодимович, - может быть, там окажутся и другие полезные штуки, но увы, я знаю не так много, как хотелось бы. Но, даже если ты найдешь те два предмета, о которых я тебе рассказал, думаю, это уже даст тебе кое-какие преимущества, но это все – не главное.

- А что же главное? – Костя с некоторым удивлением посмотрел на Егора Никодимовича.

- Тебе бы хорошо было отыскать там особый контур управления, который позволил бы запечатать все схроны в ближайшей округе, - задумчиво проговорил лесничий. Затем посмотрел на Костю и добавил, глядя ему прямо в глаза, - понимаешь, и первые и вторые пришельцы, используют во многих случаях, для своих нужд, те схроны, которые остались от Древних, то есть от той, прошлой цивилизации Земли.

- Понимаю, - медленно проговорил Костя, - взяв под контроль этот контур, мы смогли бы запечатать все эти схроны и поставили бы пришельцев в очень неприятное положение.

- Именно, - кивнул головой Егор Никодимович, - и это уже давало бы повод торговаться с ними об освобождении наших друзей.

- Я понял, - все так же медленно, с каким-то внутренним напряжением проговорил Костя, - я обязательно постараюсь его найти.

И теперь в его голосе прозвучала такая убежденность, что лесничий одобрительно кивнул.

- Друзья! – Объявил в это время Пахом Иванович, выпрямляясь в лодке. – У меня все готово, и мы можем отправляться в путь.

- Что же, - ответил Егор Никодимович, - мы тоже готовы и пусть наш путь будет добрым.

Они забрались в лодку, и Пахом Иванович оттолкнул её от берега.
Некоторое время шли на веслах, а затем, отойдя от берега метров на сто, осторожно запустили двигатель. Костя поразился – насколько тихо он работал.
Пахом Иванович, заметив его удивленный взгляд, пояснил:

- Специально доработал мотор, правда скорость большую не наберем, зато работает, как видишь, очень тихо.

- Есть шансы, что нас не заметят, хотя бы по пути до протоки, - заметил Егор Никодимович, - но, впрочем, я думаю, что на месте, нас наверняка будут ждать.

- И как будем действовать в этом случае? – Спросил Костя, внимательно посмотрев на лесничего.

- Твое дело нырнуть, а что будет снаружи, тебя не должно касаться, - ответил лесничий спокойно, словно речь шла об увеселительной прогулке.

- Но что, если у меня просто не будет возможности нырнуть? – Спросил Костя, потерев подбородок. – Я ведь не такой уж хороший ныряльщик.

- Помощника, на короткое время мы тебе обеспечим, - сказал Егор Никодимович задумчиво, а потом повернулся и посмотрел прямо в глаза Константину, - но и тебе придется приложить немалых усилий, чтобы попасть внутрь.

- Понимаю, - кивнул Костя, выдержав взгляд лесничего, - ну, а что будет если внешняя перегородка на входе окажется закрытой, второго ключа, который дали мне Вы, у нас же нет?

- Нет, второго ключа нет, но я думаю, что перегородка так и осталась открытой, - ответил лесничий, после короткого размышления, - просто потому, что ключ был извлечен не штатно.

- Хорошо, - вздохнул Костя, - в конце концов, попробовать нам ничего не мешает.

- Вот именно, - ответил лесничий и стал внимательно оглядывать озеро.

Солнце уже встало выше, и скалистые склоны высокого берега озера все больше освещались яркими рассветными лучами, но водной глади эти лучи еще не коснулись. На гладкой, как стекло, спокойно поверхности воды, не было видно ни одной лодки, однако, это мнимое спокойствие не могло обмануть лесничего. Он понимал, что пришельцы, именующие себя хранителями, да и их оппоненты, которых все звали Гордонами, врядли оставят известное им место схрона без наблюдения.
Лодка постепенно приближалась к протоке, и здесь Пахом еще сбавил скорость, уменьшив при этом и шум двигателя. Теперь этот шум стал похож на жужжание старой электробритвы, правда, и скорость упала до скорости пешего шага. Протока между озерами, еще не освещенная солнечными лучами, выглядела как темный провал, на фоне более темных окрестных скал и холмов. Лесничий с напарником, да и Костя тоже, внимательно вглядывались в этот провал, стараясь разглядеть хоть какое-то движение. Но все было тихо и, ни единого плеска воды, кроме того, что слышалось от движения их лодки, не было. Пахом осторожно ввел лодку в протоку и звук от мотора сразу изменился, к нему добавилось эхо от высоких берегов.

- Выключай двигатель, - сказал Егор Никодимович, посмотрев на напарника, - дальше пойдем на веслах, не так далеко осталось.

Пахом заглушил двигатель, и в протоке стало совсем тихо. Теперь слышался только тихий плеск воды от движения лодки, а впереди забрезжило свечение от противоположного выхода из протоки. Егор Никодимович и Пахом аккуратными, но сильными гребками направляли лодку к конечной цели их путешествия.

- Давай-ка готовься к надеванию акваланга, - тихо сказал лесничий Косте, - когда будем на месте, придется действовать очень быстро.

Костя не стал заставлять себя уговаривать, тем более что и сам чувствовал, что пришла пора решительных действий. Он повернулся спиной к стоящему аквалангу, после чего Пахом, отвлекшись на минуту, помог ему закрепить его на спине. Лодка была уже близко к выходу из протоки, когда Егор Никодимович шепотом приказал сушить весла. Затем он вытащил тот сверток, с которым возился на берегу, что-то вытащил из него. После чего выбросил это нечто за борт. Костя заметил, что из свертка в воду уходит тонкий линь или, быть может – такой же тонкий провод.

- Ну, молодой человек, - произнес очень серьезным тоном лесничий, - теперь все дело за Вами.

- Я готов, - просто ответил Костя, надевая маску.

- И помни, от тебя зависит не только судьба твоих друзей, но и вообще очень многих людей, - с каким-то внутренним волнением произнес Егор Никодимович, а потом добавил, - береги себя… сынок.

- Давай, удачи, - махнул рукой Пахом, внимательно вглядываясь в темноту протоки позади них.

Костя хотел было что-то сказать, но понял, что у него просто нет слов, надел молча загубник акваланга и вывалился за борт.

- Что-то не так? – Спросил лесничий своего напарника, после минутного молчания.

- Не нравится мне что-то этот странный звук позади нас, - покачал головой Пахом.

- Разворачиваемся в ту сторону носом, - сказал Егор Никодимович решительно, - Косте мы там, внизу уже не поможем, а вот встретить тех, кто идет по поверхности – встретим.

Пахом молча налег на весла, а когда лодка встала носом в сторону того входа, через который они вошли, вытащил из-под брезента на дне охотничье ружье и положил на колени. Одной рукой придерживал его, а вторую держал на стартере двигателя. Егор Никодимович вытащил из-под своего сиденья странное оружие, напоминающее то ли большую ракетницу, то ли нечто, похожее на небольшой автоматический гранатомет.
Странные звуки, которые еще пару минут назад казались призрачными, стали теперь слышны совершенно отчетливо. В воде, но не на поверхности, а в глубине вдруг возникло какое-то движение.
Когда Егор Никодимович увидел его, то внутреннее даже вздрогнул, а затем, отбросив все сомнения, крикнул напарнику:

- Ходу, Пахом!

Мотор завелся с полуоборота, причем рычал намного громче, чем до этого, да и скорость лодка набрала намного быстрее. Вероятно, Пахом просто быстро демонтировал глушащее устройство, и лодка быстро полетела вперед. Когда они были совсем близко от плывущей под водой массы, лесничий быстро опустил в воду какой-то предмет, напоминающий пузатую бутылку, после чего лодка еще прибавила скорость. Когда они отошли метров на десять, позади них гулко грохнуло и над водой, на короткое время, поднялся водяной полукруг метра три в поперечнике, который через секунду прорвался кучей брызг и дымными струями.
В это время впереди показались две больших моторных лодки, шедших параллельными курсами. Егор Никодимович выставил одну руку вперед, положил на неё своё оружие и нажал на спуск. Раздался короткий треск, словно разорвали большой лист бумаги, и перед лодкой, шедшей справа, взметнулся водяной столб высотой метра четыре. Лодку швырнуло в сторону, и она чуть не налетела на берег.
Лесничий выстрелил снова, но увы, не попал и в этот раз – разрыв взметнулся тысячами брызг позади лодки врага, метрах в четырех. В этот момент такой же звук раздался со стороны второй лодки, и у самого борта моторки, в которой сидели лесничий и его напарник, грохнул такой же разрыв. Им пришлось бы туго, если бы Пахом в последний момент не увернулся в сторону. Сам он, как-то исхитрился и выстрелил дуплетом из обоих стволов своего ружья. И, что удивительно, попал – один из тех, кто сидел на носу второй лодки, и привстал, кувыркнулся в воду.
И в этот же момент тяжелый разрыв буквально разорвал небольшую моторку пополам. К счастью, и лесничий, и его напарник, в последний момент успели прыгнуть в воду.

***

Погружение в одиночестве, было намного тяжелее, в особенности в психологическом плане. Пусть в прошлый раз Костю одолевали сомнения, но все же у него было два напарника при погружении. Сейчас он чувствовал себя словно разведчик, попавший в откровенно враждебную среду, и не видящий при этом, никого из своих врагов, но знающий, что они где-то рядом. Погрузившись на несколько метров, Костя начал внимательно осматриваться, направляя во все стороны и вниз довольно мощный фонарь, который ему дал Пахом Иванович. Однако что-то рассмотреть даже при свете этого фонаря было трудновато, ибо солнце еще не проникало в пространство над протокой, и под водой царила почти полная тьма. Костя решил действовать интуитивно и сосредоточился на своих внутренних ощущениях, надеясь, что поможет. И это, к его собственному удивлению, дало результат – возникло какое-то устойчивое ощущение направления. Костя уже было собрался следовать этому ощущению, когда понял, что под водой есть еще кто-то. И почти сразу после этого он ощутил довольно заметный удар во всем теле, в ушах гулко отозвался грохот разрыва под водой. Но ориентации Костя не потерял, он резко развернулся и увидел несколько в стороне довольно большую массу, которая плыла в сторону от него и немного погружалась. Опять-таки, по какому-то внутреннему ощущению, он понял, что эта та самая сверхмалая подлодка, которая уже дважды встречалась на его пути. А грохот взрыва, как он понял, было ничем иным, как отзвуком сражения, которое началось на поверхности. Первым движением его было броситься наверх, помочь лесничему и его напарнику. Но он тут же резко одернул себя, сказав себе, что его цель совсем иная и он должен её достичь.

Костя решительно отвернул в сторону от удаляющегося силуэта подводного аппарата и начал погружаться в том направлении, которое ему подсказывали внутренние чувства. И через некоторое время он увидел в свете фонаря отверстие пещеры, которое частично прикрывалось более светлой по цвету перегородкой. И, как и предсказывал Егор Никодимович, перегородка так и осталась открытой.
Костя двинулся к ней. Но не успел доплыть всего метров семь или восемь, когда откуда-то сбоку вдруг появились сразу три тени, превратившиеся вскоре в аквалангистов. И на них были именно такие же, суперсовременные костюмы, в которых плавали хранители. Сомнений быть не могло – это были они.
Костя рванулся вперед, но один из аквалангистов успел схватить его за плечо. Костя ударил по этой руке, стараясь отбросить её, и успеть добраться до входа раньше. Если бы он только сумел проплыть до первой линии силовой защиты, он был бы вне опасности. Но те, кто был сейчас его соперниками, были опытными пловцами и сразу же перекрыли ему дорогу ко входу в подводную пещеру. А один из них схватил Костю сзади за пояс. Костя сделал отчаянный кувырок под водой и сумел-таки избавиться от захвата, но ему навстречу уже плыли еще двое.

И тут, неизвестно откуда появилась та самая штука, которая была похожа на торпеду, и которая однажды уже спасла ему жизнь.
«Аварийный спасатель», - мелькнуло в голове у Кости.
И снова этот аппарат вмешался в ситуацию очень вовремя. Сначала он, мощным ударом, просто отбросил одного из нападавших. Затем, развернувшись почти на месте, увлек в глубину второго. От третьего, который снова пытался напасть сзади, Костя просто ускользнул и успел нырнуть к полуоткрытой створке. Там он развернулся, чтобы рассмотреть происходящее. Один из нападавших, тот, что получил удар первым, просто медленно погружался на дно без движений. Второй опасливо держался в стороне, и в его движениях виднелась какая-то неуверенность, видимо ему тоже досталось немало.
И в этот момент, аппарат, называемый аварийным спасателем, вдруг развернулся и метнулся куда-то в сторону. Костя понял, что случилось еще что-то, и что ему нельзя медлить ни одного мгновения. Тем более, что сверху спускалась еще одна тень аквалангиста. Костя, изо всех сил работая ластами, не просто вплыл, а почти влетел в пещеру. Двигаясь по узкому коридору, он физически ощущал преследование за спиной. Вот он достиг пещеры, в которой была развилка, и нырнул в нужный коридор, буквально увернувшись от почти догнавшего его противника. Вот и решетка, которая перекрывает этот коридор, она закрыта, но Костя быстро находит нужный выступ, нажимает его и… Его хватают сначала за плечи, а потом за горло, чьи-то руки. Костя пытается сопротивляться, но тот, кто его схватил, явно сильнее. Его начинают тянуть назад, Костя, упираясь изо всех сил, пытается ухватиться за что-то, но стены пещеры слишком гладкие. К тому же, еще одна рука, видимо второго аквалангиста, начинает пережимать ему кислородный шланг. Перед глазами Кости начинают плавать красные круги, он хватается за что, что висит у него на поясе и совершенно инстинктивно сжимает этот предмет. Слышится странный звук, словно откупорили бутылку с шампанским, и хватка за плечо и горло сразу ослабевает. Костя резко дергается, бьет рукой, которая сжимает предмет с пояса, того, кто пережимает ему шланг, затем бьет снова, и в воде появляется облако крови. Костя ощущает, что стал свободным и разворачивается, только сейчас бросая взгляд на предмет в руке. Это оказывается нож подводника. Костя выпустил стреляющее лезвие в одного своего противника, которое поразило его прямо в грудь. А обычным лезвием он располосовал руку и шею второму. Оба еще судорожно делают какие-то движения, но видно, что раны у них очень серьезные.
«Не я первый это начал», - мелькает мысль в голове молодого человека, он разворачивается и снова движется в сторону решетки. Быстро открывает её, проплывает дальше, закрывает насколько можно и двигается в сторону пещеры, в которой находится силовая защита.

Ну вот, наконец, и она.
Костя с большим трудом взбирается на уступ, ощущая как преодолевает невидимую упругую мембрану, и буквально вваливается во внутренний коридор. Затем он срывает с лица маску и просто ложится на пол, и некоторое время просто лежит, пытаясь прийти в себя и отдышаться.
Минут через пять он заставляет себя волевым усилием встать и двинуться далее по коридору. При этом он постоянно оглядывается назад, испытывая непреодолимое ощущение преследования. Лишь после того, как он прошел вторую линию силовой защиты, Костя немного успокоился, но акваланг, на сей раз не стал снимать. Подойдя к массивной переборке, перегораживавшей дверь, Костя уже машинально достал свой ключ, вставил его в замочную скважину и провел все манипуляции, в завершении которых снова произнес ту самую фразу, которая была ключевой для открытия.
Теперь ему показалось, что смысл сей фразы стал для него намного понятнее, хотя до конца всех слов он все равно не понимал. Дверь с легким гулом ушла в сторону, причем теперь открывшаяся щель была больше, чем в прошлый раз. Вытащив ключ, Костя прошел дальше и сразу за переборкой снял акваланг. Здесь за закрывшейся дверью он в первый раз почувствовал себя в полной безопасности.
У него даже появляется на мгновенье мысль – остаться здесь, в этом безопасном схроне, в котором его не смогут достать ни хранители, ни Гордоны. Наверняка здесь есть где-то пресная вода, хотя с продовольствием могут быть немалые проблемы.
Но он тут же отогнал подобные мысли. Они мгновенно ушли из головы, как только он вспомнил о той девушке, которая томится в плену у пришельцев, и у которой никого, кроме младшей сестры, не осталось в этой жизни.
Костя решительно прошел к развилке с тремя дверьми.
Он подумал, что, если бы удалось проникнуть в остальные помещения схрона, это было бы просто прекрасно. Но для начала, он все же подошел к самой правой двери и приложил ладонь к считывающему устройству.
Снова, как в прошлый раз, он ощутил легкий укол электричества, панель засветилась тускловатым светом. Снова послышался тонкий свист, однако теплой волны, как в прошлый раз, Костя не ощутил вовсе. Что означало только одно – система уже воспринимала его как своего.
«Интересно», - подумал Костя, входя в дверь, - «если бы со мной был кто-то из пришельцев, как бы отреагировала система?»
Теперь он внимательно осматривал все стеклянные стеллажи и шкафы, стоявшие в этом помещении. Правда, теперь Костя понял, что все эти вещи только выглядели как стеклянные, а на самом деле материал, из которого они были изготовлены, был иным. Однако эта догадка не подсказала, как открыть те шкафы, которые были заперты. В то время как в некоторых из них, явно находились какие-то вещи. Костя начал внимательно осматривать все эти шкафы, на предмет возможного замка или защелки. Таковых он не нашел, но зато обнаружил на одном шкафу панель, чем-то похожую на ту, что была на входной двери.

И эта панель оказалась рабочей.
Внутри открывшегося шкафа оказалось несколько разнообразных предметов, но лишь один из них заинтересовал Костю по-настоящему. Это был полупрозрачный браслет, в верхнюю часть которого было вмонтировано нечто вроде жидкокристаллической панели. Костя понял, что этот тот самый маячок, о котором ему рассказывал Егор Никодимович.
При воспоминании о старом лесничем, у него инстинктивно заныли зубы. Он отлично понимал, что на поверхности протоки произошел такой же бой, как и под водой. И результат этого боя мог быть совсем иным, нежели в глубине. Пришельцам ведь не было смысла жалеть лесничего и его напарника, они не могли провести их внутрь схрона. Костя стиснул зубы, одновременно сжав руки в кулаки, затем шумно выдохнул и надел браслет маячка на руку. В тот же момент браслет, имевший несколько иной размер, сам собой подстроился под параметры Костиной руки. После этого он коротко мигнул желтым светом, а затем его свечение чуть угасло и стало бледно-салатовым.
Остальные предметы в шкафу были Косте незнакомы, но времени на выяснение того, для чего они предназначены, у него уже не было.
Костя решил, во что бы то ни стало отыскать модуль управления окрестными схронами.
Он прошел к стеклянной перегородке, на которой был нанесен такой же рисунок, что и на восьмигранной «монете». Теперь он практически не смотрел на «монету» для подсказки, а сумел нарисовать нужные символы на перегородке самостоятельно. В стекле засветился красивый сложный узор, и перегородка словно растаяла.

Костя снова оказался в помещении контрольного контура. Он прошелся вдоль расставленных кругом экранов, пытаясь понять смысл символов, мелькающих на некоторых из них. Ему подумалось о том, какова же должна быть система питания всего модуля, если он продолжает работать уже даже не сотни, а тысячи лет. Костя прошелся еще раз по кругу, и только сейчас заметил, что в углу помещения имеется еще одна ниша, в котором стояло нечто, напоминающее световую установку планетария. Он подошел к странному устройству, пытаясь понять его предназначение. Эта установка, похожая по форме на большую гантель, имела по всей своей поверхности массу светящихся «глазков» и окошек. Светились они все разным цветом, а некоторые еще и меняли цвета.
Когда Костя подошел вплотную, одно из окошек изменило цвет свечения с желтого на голубоватый. Затем рядом с этим окошком загорелись два небольших огонька. В голове у Кости неожиданно возникла странная картина. Он словно увидел местность, в которой лежали озера и все их окрестности, с немалой высоты. Он отчетливо видел водную гладь всех трех озер, окружающие их горы и холмы, поселки и перелески, а также сам О-ск, вокзал и железную дорогу. Но главное было не это. На этом изображении светилось несколько точек, разбросанных, на первый взгляд, хаотично. Но присмотревшись внимательно, Костя заметил, что одна из точек, точно совпадает с резиденцией Гордонов в городе. А еще одна точка лежала в том самом месте, где в пещере произошел обвал, в котором чуть не погиб Филипп.
«Какого черта я его тогда спасал?» - подумалось Косте.
А еще одна точка лежала на том самом месте, где он находился сейчас. И Костя понял, что это была некая система управления, быть может, та самая, о которой говорил старый лесничий.
«Но как проверить что же это такое?» - возникла мысль в голове у Кости.
И почти сразу же возникла другая мысль, - «Как же можно управлять этим?»
И тут в голове снова возникла невесть откуда взявшаяся подсказка – нужно зайти с другой стороны этого устройства.
Костя уже начал привыкать, что его интуитивные озарения приносят более чем действенный результат, и понимал, что это вовсе не случайность. Вероятно, работала та самая, родовая память, о которой говорил Георгий Всеволодович, а затем и Егор Константинович. Он обошел устройство вокруг и действительно обнаружил с обратной стороны нечто вроде маски, от которой к устройству тянулись несколько гибких блестящих проводов. Костя некоторое время постоял в нерешительности, а затем надел эту маску. И снова увидел местность, которую только что лицезрел в мысленных образах. Но теперь все светящиеся точки, которые были видны на местности, были помечены какими-то значками, а главное – в поле видения плавали два странных перекрестья. Костя мысленно попытался направить одно из перекрестий на светящуюся точку. Перекрестье плавно переместилось туда, но ничего не произошло, и даже более того – перекрестье через пару мгновений уползло оттуда само.
Костя на мгновенье испытал замешательство, но потом решительно попробовал второе перекрестье. И это дало результат – точка, на которую он наложил этот курсор, мигнула пару раз и стала светиться тусклым, холодным беловатым цветом. Такого цвета не было ни у одной точки в этой местности. Костя немедленно начал наводить перекрестье на остальные точки, на всякий случай, не трогая ту, в которой находился он сам. А после некоторого раздумья не тронул и еще одну. Ту точку, которая, как он понял, находилась в районе резиденции-общины хранителей.
Он подумал, что именно там могут находиться его товарищи.
Конечно, он не знал, сработало ли это устройство, да и было ли оно именно тем, о котором ему рассказал старый лесничий, но узнать это можно было, только выбравшись наружу.

Костя подумал, что он находится здесь уже очень немалое время, а он все еще не смог многого отыскать здесь. Его мучили противоречивые чувства. С одной стороны, он понимал, что стоило бы более внимательно изучить все, что здесь находится. С другой, получалось, что он тянет время, не пытаясь прийти на помощь своим товарищам. Костя снял маску, с помощью которой вроде бы управлял неизвестным устройством и снова вернулся в зал, где стояли кругом вогнутые экраны и стеклянный стакан в середине.
Он еще раз обошел весь зал, а затем прошел к стакану и попробовал открыть дверцу.  И вновь дверь этого устройства легко ушла в сторону, приглашая Костю войти внутрь.

- Нет, погоди немного, - пробормотал Костя, бросив взгляд внутрь, - еще не время, да и нет у меня моей напарницы.

Дверь стеклянного стакана словно услышала его, поскольку внутри коротко мигнул желтоватый свет, после чего дверца скользнула назад, на место.
Костя почему-то вздрогнул от неожиданности. Его снова охватило чувство щемящей тоски и безнадежности. Захотелось бежать куда-то, совершать какие-то поступки. Он с трудом удержал себя от того, чтобы не броситься вон, из помещения.
Однако, даже взяв себя в руки, он решил, что здесь он врядли что-то найдет что-то еще, и пора возвращаться назад. Тем более, что вообще было неясно, что произошло на поверхности озера пока он был тут, и есть ли вообще – место, куда он может вернуться.
Костя быстро вышел в помещение, заставленное стеклянными шкафами и стеллажами. Позади него, совершенно бесшумно, и ниоткуда возникла стеклянная перегородка. Более всего он жалел о том, что не смог найти никакого оружия, которое наверняка могло бы помочь ему в возможных столкновениях с пришельцами. Тем более, что и нож боевого пловца, в своей стреляющей части, был уже охолощен.
Костя еще раз осмотрелся, а затем вышел за дверь. Быстро приложил ладонь к панели на двери, и та закрылась. Он бросил взгляд на браслет-маячок, тот продолжал гореть бледно-зеленым цветом.

Костя двинулся назад по коридору, подобрал свой акваланг, надел его сразу, чтобы потом не терять время. После чего открыл массивную переборку, которая открывалась его ключом, и двинулся в сторону пещеры, в которой уже была вода. Через пару минут, пройдя две силовых отсечки, он надел маску и медленно погрузился в воду. Но перед этим снова бросил взгляд на браслет – тот светился теперь соломенно-желтым цветом, видимо, кто-то из пришельцев был не так далеко. Но оставаться в пещере, хотя и было весьма заманчиво, но было делом бесперспективным. И Костя решительно погрузился в воду и двинулся навстречу неизвестности.
До решетки, перегораживающей проход, он доплыл совершенно спокойно, хотя и с некоторым напряжением. А вот уже за ней, он плыл очень медленно, и даже выключил фонарь, больше доверяя свечению маячка.
Он был несколько удивлен, что никого из нападавших на него, не встретилось ему. Ведь если бы они были в более-менее приемлемом состоянии, они наверняка бы попробовали пройти дальше, но такого не наблюдалось. Правда, Костя сразу подумал о том, что пришельцы могли и попробовать пройти дальше, но наткнувшись на силовое поле, были вынуждены ретироваться. С другой стороны, поле должно было вывести их из строя, но не было и этого.
«Похоже, они ждут меня у самого выхода», - мелькнула мысль в голове у Кости.
И все же он не стал задерживаться, а поплыл дальше. И чем ближе он был к выходу из пещеры, тем ярче светился маячок на браслете. Вот и выход из пещеры, Костя осторожно выглянул наружу, но никого не увидел. Зато, по рассеянному свету в воде, понял, что уже наступил день. Делать было нечего, нужно было всплывать, кислорода у него оставалось очень мало.
К его удивлению, на поверхности воды, куда он вынырнул через пять минут, не было никого. Он внимательно осмотрелся по сторонам, но не заметил никаких следов столкновения. Однако и лодки с лесничим и его напарником тоже нигде не было видно. А это могло быть только в одном случае, если их вынудили покинуть это место. Или, что тоже было возможно, это означало самый худший вариант. Но Костя пока его отбросил, посчитав, что его друзья просто временно отступили. И что бы не торчать все время в воде, он поплыл в сторону берега. Но не в сторону скалистого берега, у подножия которой и находился схрон Древних, а в сторону противоположного, более пологого берега.
И через пять минут он уже осторожно выходил на мелководье, в десятке метрах от береговой линии.

Глава 23. Хождение по минному полю

Маленькая комнатка размерами два на два метра, со стенами, обитыми металлическими листами. Такой же потолок и пол. Стальная дверь, и никакого окна. В комнате пусто, ни единого предмета мебели. Под потолком светится тусклый прямоугольник. В такой комнате должно быть чертовски душно, но здесь чувствовался идущий откуда-то приток свежего воздуха.
Костя сидел на полу и размышлял о том положении, в котором оказался. Он сидел в этой комнате уже не один десяток часов, по крайней мере, ему так, казалось, поскольку часы у него отобрали вместе с остальными вещами. Что самое интересное, его даже обыскали, но достаточно поверхностно, так и не тронув потайной кармашек, в котором лежал и «свисток», и «монета». А вот наручные часы и браслет-маячок были сняты в первый же момент.
Костя снова стал вспоминать о том, каким образом он попал в плен к пришельцам. Причем попался он Гордонам, которые, тем не менее, судя по всему, прекрасно знали, с кем имеют дело. А получилось все вот как.

Выйдя из воды, на противоположном берегу протоки, Костя сбросил уже ненужный акваланг и, поначалу, двинулся вдоль берега. Благо на этой стороне он был более пологим, чем скалистый берег там, где располагались пещеры. Примерно метрах в тридцати от того места, где он вышел на берег, Костя обнаружил куски дерева и пластика, в которых опознал остатки той лодки, в которой ехал вместе с Егором Никодимовичем и Пахомом Ивановичем. Он опустился на колени и начал рассматривать эти обломки, через некоторое время, обнаружив следы горения. Похоже, на поверхности действительно произошло столкновение, которое закончилось для спутников весьма плачевно. Это было, безусловно, тяжелым ударом, но Костя понимал, что он уже ничего не сможет сделать в этом плане.
И оставалось только одно – действовать самостоятельно. Вариантов действий у него было немного. Первый и самый адекватный вариант говорил о том, что нужно было вернуться в маленький домик в глухом лесу, и какое-то время переждать там, тем более, может и Георгий Всеволодович через какое-то время придет в себя. Второй вариант был более сложным и требовал большего времени. В этом варианте Косте нужно было пробраться к окраине города, на которой располагалась бывшая автостанция. Там теперь была стоянка компаний частного извоза. Ездили они не часто, но достаточно регулярно. Можно было попробовать выбраться из города, и уже в другой местности, попробовать искать помощь. Этот вариант имел очень много вопросов, на которые у Кости не было ответа, к тому же сей вариант был сильно затянут по времени.
Был еще один вариант, авантюрный, по которому Костя мог действовать самостоятельно. Можно было пробраться в гостиницу, там за какое-то время прийти в себя, а потом начать действия против пришельцев.
Вся соль была в том, что шансов остаться незамеченным в гостинице было слишком мало.

Поэтому Костя все же склонялся к первому варианту. Но и здесь ему нужно было добраться до другого конца озера, а затем найти в лесу, спрятанную там избушку. Ведь, единственный путь, который знал к домику, затерянному среди леса, Костя – был путь по берегу озера. Но, другого варианта у него не было, поэтому Костя решил рискнуть.
Он двинулся вдоль берега протоки, не рискуя уходить далеко от воды, чтобы иметь четкое направление. И через сотню метров, на самом берегу, неожиданно увидел лежащее на берегу ружье. Оглядевшись по сторонам, Костя сбежал к самой воде и осмотрел находку. Да, это была двустволка Пахома Ивановича. У нее был сломан приклад, и сильно поцарапана казенная часть, а в целом оно выглядело исправным. Костя осторожно переломил стволы и обнаружил, что патроны находятся на своем месте. Хотя тип патронов был иным, нежели те, что заряжал Пахом Иванович в лодке. Вероятно, во время перестрелки с пришельцами, он успел перезарядить свое оружие, но использовать ружье второй раз, ему уже не удалось. Костя вздохнул, вспоминая открытое, веселое лицо Пахома Ивановича, и его искреннюю улыбку. Костя сжал в руках старую двустволку, чувства снова переполнили его, и он с трудом смог успокоится.
Оружие, в какой-то степени придало ему уверенности в себе, и он пошел дальше. Выйдя, через пять минут на берег озера, Костя остановился в раздумьях. Можно было продолжать двигаться по этому берегу, но тогда его путь лежал бы совсем рядом с тем местом, где находилась еще одна резиденция Гордонов. Можно было попробовать переплыть на другую сторону протоки, и идти по другому берегу. Но это требовало больших усилий, да и противоположный берег, скалистый и более высокий, был не слишком хорош для пешего перехода. И Костя, уже изрядно уставший от погружения, схватки под водой, и блужданий по пещере, выбрал первый вариант. Как потом оказалось – явно ошибочный.

Он успел дойти до того места, где начинался забор, огораживающий здания резиденции Гордонов, свернул от берега озера вглубь берега, намереваясь обогнуть это место. Забор оказался очень длинным, уходящим от воды, наверное, на полкилометра, и когда Костя, немало утомившись, уже почти обогнул его, он вдруг почувствовал, что кто-то за ним наблюдает. Ощущение было весьма явственным. Костя бросил взгляд на браслет-маячок, который светился теперь ярко-оранжевым цветом. Впрочем, ему не нужна была подсказка этого устройства, чтобы понять, что его, похоже, обнаружили. Костя невольно ускорил шаг, продираясь сквозь кусты, стараясь держаться дальше от забора. Но, спустя пару минут после этого он уже услышал, как кто-то идет за ним, причем идет быстро и это явно не был один человек.
Костя прибавил шаг еще, но тут кустарник внезапно кончился, и он вышел на открытую местность.
И тут его ждал крайне неприятный сюрприз. На той обширной поляне, на которую он вышел, стояли несколько человек, невероятно похожих друг на друга. Костя, уже знакомый с этими пришельцами, понял, что он влип. Но, сдаваться без боя ему не хотелось. Он взял на изготовку старое ружье и двинулся, как могло показаться вначале, прямо на стоящих на поляне. Те, даже не пошевелись, хотя внимательно наблюдали за Костей. Когда до них оставались не более полутора десятков метров, Костя внезапно ускорил шаг и повернул налево. Пришельцы не отреагировали на такой его маневр, но, когда Костя решил рискнуть и бросился бежать через кусты, часть из них очень быстро бросились за ним. На самом деле стрелять Костя и не собирался. Какой в этом был смысл, если у него было всего два заряда, а противников было почти с десяток. Но попробовать уйти, конечно, стоило. Но далеко убежать ему не удалось, он успел только проскочить через две линии кустарника, а за ними его уже ждала еще одна группа таких же, похожих друг на друга типов. Костя остановился, как налетев на стену, и успел даже замахнуться прикладом ружья. Но тут что-то сильно ударило его по голове, и он провалился в кромешную тьму.

И вот теперь он сидел в этом стальном мешке в ожидании своей участи. Сколько конкретно он сможет вот так просидеть, без воды и еды, Костя не знал, а сделать хоть какую-то попытку напомнить о себе, не позволяла гордость.
Но вот за дверью послышался какой-то шум, а затем дверь отворилась, и на пороге появилось двое. Как и ожидал Костя, это были Филипп и Мартин, позади них маячил один из одинаковых Гордонов.

- А ты оказался прытким человеком, - усмехнулся Филипп, делая шаг вперед и даже не думая здороваться, - никогда бы не подумал, что тебе удастся запустить контур контроля.

- Да разве этот щенок сам бы догадался, - с видимым отвращением произнес Мартин, не глядя на Костю, - ему явно напели про это, эти старики лесничие, последние жалкие остатки Древних.

- Это ты сам жалкий остаток, - внутри Кости возникло возмущение, и он решительно встал, спокойно посмотрев на хранителя, - и они не последние Древние на Земле.

- Хм, смелый ты стал, - покачал головой Филипп, останавливая взмахом руки начавшееся движение Мартина, - хотя и прав в чем-то, последние Древние отнюдь не эти дохлые старики, пусть они и доставили нам столько хлопот. Последний Древний стоит сейчас перед нами.

- И я еще не старый и не дохлый, - твердо сказал Костя.

- Ну, насчет старости, ты, конечно, прав, - согласился с усмешкой Филипп, - а вот насчет дохлости, это все только временно.

- Угрожать пытаешься?! – В свою очередь сделал попытку улыбнуться Костя, но получилось у него не слишком хорошо.

- Ну, как сказать, с одной стороны, я понимаю, что влезть в аппаратуру контроля обычным путем, можешь теперь только ты, - задумчиво проговорил Филипп, - а разрушать все окрестные скалы, чтобы уничтожить все эти установки, для нас не слишком выгодно. Но что, если твоя дама сердца, тоже может проделать такой же трюк?!

- Какая-такая, дама сердца? – Попытался сделать недоуменное лицо Костя.

- Ай-яй-яй, - покачал пальцем Филипп, скривив физиономию, что для него было очень необычно, - как не стыдно отказываться от своей девушки, неужели ты думаешь, что у нас нет глаз?!

- Нет, не думаю, - Костя понял, что играть в такую игру и бессмысленно и опасно, - но она не знает многое из того, что нужно, для открытия прохода.

- Вот в это вполне могу поверить, - согласно кивнул головой Филипп, - хотя все равно остаются подозрения. Но пока, кое-кто желает с тобой повидаться, так что – выходи.

Костя промолчал, не зная, что ответить, подумал несколько секунд, а затем нерешительно двинулся к двери. Филипп молча отступил, освобождая проход, и Костя вышел в коридор. Тот был узким и с невысоким потолком, и в нем, судя по всему, имелись две подобные камеры-душегубки, но на приличном расстоянии друг от друга, а заканчивался этот коридор металлической лестницей. Оказалось, что в коридоре торчат еще два представителя Гордонов. Причем, вопреки ожиданию, второй, хоть и был похож на первого, которого видел Костя, но при ближайшем рассмотрении, они были совсем разными.

- Иди к лестнице, - бесстрастным голосом произнес этот второй, коротко махнув головой, и сам двинулся туда.

Костя пожал плечами и пошел вслед за ним. Остальные шли на некотором расстоянии сзади. У Кости мелькнула мысль, воспользоваться «свистком», что оглушить пришельцев, и попробовать бежать. Но потом он подумал, что это не лучшая идея. Он не знал, где находится он сам, где находятся его друзья, и что вообще собираются делать пришельцы и столь отчаянный шаг мог только все испортить. 
Поднявшись по лестнице, он оказался в другом похожем коридоре, только значительно более просторным. Его провожатый, молча обернулся и кивнул, приглашая и дальше следовать за ним. Через пару минут, они вошли в довольно широкую комнату, в которой присутствовали еще трое – Феликс, Ильза и еще один из Гордонов.
Костя думал, что его сейчас будут допрашивать с пристрастием, но все вышло намного проще. Тип из Гордонов, стоявший в комнате, просто поднял нечто, похожее на пистолет и выстрелил в Костю. Хлопок был слабым, и Костя ощутил лишь короткий укол в области ключицы. Но почти сразу после этого у него потемнело в глазах, все пространство поехало куда-то в сторону, и на некоторое время Костя потерял связь с реальностью.

Сон, в который погрузился Костя, под воздействием какого-то психотропного препарата, был тяжелым. Костя, по всем ощущениям, то проваливался в какое-то липкое и вязкое болото, которое сдавливало его со всех сторон, то внезапно оказывался в ледяной воде, от которой буквально стыли и немели ноги и руки. И в то же время, он постоянно чувствовал чье-то присутствие, оно было очень чужеродным, как будто с ним в тесный контакт пытается войти каменная скала. Костя начал пытаться бороться с этим ощущением. Он мысленно стал отодвигать нависающую над ним скалу, и пытаться выбраться из вязкого болота.
Но, ни скала, ни болото, не отступали. Скала давила все большей тяжестью, а болото стало столь плотным, что Костя едва-едва мог пошевелиться. Его отчаянные попытки вырваться приводили только к тому, что он все сильнее погружался в эту странную субстанцию. Он сделал последнее отчаянное усилие, какой-то совершенно сверхъестественный рывок внутри себя, стараясь зацепиться в памяти за что-то, что помогло бы ему не утонуть в этом вареве.
И память подбросило ему такой спасательный круг. Костя вдруг, на мгновение оказался на лесной поляне. Поляна заросла высокой травой, а по краям её возвышались высокие заросли кустарника. Где-то он видел такие заросли, очень напоминали что-то мелкие цветочки, которыми были усыпаны эти заросли. Он еще раз напряг свою память и вдруг вспомнил, что такая поляна была именно там, в том потаенном месте, в которое его три года назад, водил Егор Никодимович. На этой поляне Костя встретил волка, который вернул ему потерянный ключ. И в этот же момент, кусты на окраине поляны раздвинулись, и оттуда высунулась лобастая серая морда волка.
Волк посмотрел пристально на Костю, как бы говоря с укоризной, - «Ну и в капкан ты попал, брат?!»
Затем он зевнул, вышел медленно на поляну и подошел к Косте вплотную. И снова заглянул ему в глаза.
И в тот момент, Костя снова ощутил себя увязшим в непонятном болоте, со скалой, нависающей над головой. Но теперь он не чувствовал себя в безвыходном положении. И скала теперь не казалась ему столь неподъемной. Костя сосредоточился и мысленным усилием оттолкнул от себя это скалу, которая, к его удивлению, довольно легко отступила. Еще больше удивление, судя по всему, испытывал тот, кто незримо присутствовал где-то рядом. Костя решительно сделал мысленный взмах руками, и почти выскочил из болота, увидев недалеко от себя темную плиту. Некто, кто находился все время рядом, явно сильно взволновался, потому что болотная жижа, которая все еще пыталась тянуть Костю к себе, вдруг пошла волнами. Эти волны начали сбиваться друг с другом, формируя какую-то фигуру, и через минуту Костя с удивлением увидел перед собой женщину. Женщину совершенно обнаженную, с великолепной фигурой, только вылепленную из непонятной темно-лиловой массы. Костя застыл на мгновенье, но затем, вспомнив почему-то об Аурелии, рванулся назад и…
Очнулся, полностью придя в себя.

Он лежал на какой-то круглой поверхности, покрытой мягким атласным покрывалом, а прямо над ним с потолка свисала какая-то зеркальная конструкция. Конструкция эта была такой же круглой, как и поверхность, на которой лежал Костя, и находилась примерно в двух метрах над ним. Костя обнаружил, что вся одежда с него снята, и он лежит на этой странной штуке, совершенно голый.
И тут понял, что он здесь не один. Он быстро повернул голову и увидел, что в паре метров от него, на этой же круглой поверхности сидит… Хелена.
Она была так же полностью обнажена, и до Кости дошло, что именно это тело он видел в своем сне. В более ранние времена, Костя, наверное, назвал бы эту Хелену образцом красоты, во всех физических смыслах. Её тело действительно совершенно не имело никаких изъянов. Но сейчас, оно не вызывало у Кости никаких эмоций, кроме легкой брезгливости.
«Неужели у нас что-то было?» - мелькнуло у Кости в голове. Он быстро бросил взгляд вниз и успокоился, судя по всему, его тело тоже никак не отреагировало на эту сверхсовершенную женщину.
Он заметил, что на голове Хелены одет какой-то тонкий обруч. Видимо это была та самая аппаратура, с помощью которой можно было подчинять себе сознание других. Тут Костя заметил, что в комнате они совсем не одни.
Чуть в стороне стоял Феликс, а с другой стороны, со шприцем в руках, стояла Ильза, которая, кстати, тоже в одежде ограничилась только легкими шортиками. Но Косте сейчас было совсем не до разглядывания прелестей фотомоделей.
Он быстро соскочил с этого странного подиума, и поискал свою одежду. На полу валялись его плавки, а вот гидрокостюма не было нигде видно. Костя быстро надел плавки и отошел в другой угол комнаты. В глазах Хелены и Ильзы явственно читались злоба и немалое разочарование.
А вот Феликс остался совершенно невозмутим. Он коротко что-то сказал приказным тоном, после чего обе дамы, вышли из комнаты. Зато вместо них, в комнату зашел Мартин и один из Гордонов.

- А ты оказался сильнее, чем предполагали многие из нас, - с некоторым оттенком уважения произнес Феликс.

- Это ведь у вас обычный метод, - ответил Костя, исподлобья посмотрев на хранителя, - и с Вадимом он прокатил?!

- Да, твой друг оказался намного слабее тебя, - совершенно спокойно кивнул головой Феликс, - а вот с тобой все намного сложнее получается. Ты не поддался сканированию наших сильнейших старейшин. Ты оказался способен видеть и слышать дальше и больше, чем многие из нас. Тебя распознала как своего система защиты схрона контроля пространства. И ты сумел уложить двоих из трех наших людей под водой. Правда, тут я не исключаю посторонней помощи, но все равно впечатляет.

- Может, я все-таки могу одеться? – Ответил вопросом Костя.

- Ну, если для тебя это столь существенно, можешь надеть свой старый гидрокостюм, который тебе вручили лесничие, - ответил Феликс, слегка пожав плечами, - не пойму только, почему ты выбрал именно их позицию, достаточно даже сравнить такие мелочи, как этот их гидрокостюм и то, что предлагали тебе мы.

- А человеческий фактор вы уже вообще не берете в расчет? – Спросил Костя, ища глазами гидрокостюм, который был нужен ему не столько в качестве одежды, сколько из-за потайного кармашка.

- И что же это такое – человеческий фактор? – С явно неподдельным удивлением спросил Феликс, повернувшись к нему. – Ты мог бы занять весьма высокое положение среди нас. Причем не подчиненное, как эти полукровки, вроде Аскольда, который и женщинами довольствовался, только местными. А ты мог бы выбирать между нашими, - здесь пришелец сделал ударение, - лучшими женщинами.

- Конечно, для вас же важно получить в свое распоряжение мое ДНК, - парировал Костя.

- Да, не буду этого скрывать, - спокойно ответил Феликс, - никаких сантиментов в этом плане быть не может. Но разве это не дает так же и возможности получать истинное удовольствие, поверь, уж тут ты точно не пожалел бы.

- Что-то мне кажется, что вы несколько путаете, понятия удовольствия и чувственного наслаждения, - возразил Костя, - получить полное удовольствие общаясь с тем, к кому не чувствуешь ровным счетом ничего, по-моему, невозможно.

- Ну, в конце концов, это твое личное дело, - равнодушно проговорил Феликс, посмотрев немного в сторону, - хотя, какой-то шанс у тебя пока остался. И первым жестом доброй воли мы бы посчитали разблокировку всех наших схронов в окрестностях.

- Ваших схронов? – Улыбнулся Костя, посмотрев прямо в лицо хранителю. – Давайте начистоту, ведь это схроны моих предков, тех, кого вы зовете Древними.

- А это сейчас не имеет значения, - холодно парировал Феликс, - эти схроны были очень важны и для нас, и для наших, - тут он замялся, - наших конкурентов тоже. И их разблокировка позволила бы нам сделать шаг вперед.

- Хм, но для разблокировки мне нужно попасть в контур контроля, - сказал Костя.

- Не обязательно, - возразил Феликс, - в каждом из этих схронов имеется своя аппаратура. Можно задействовать её, только подобраться туда и включить её - сможешь только ты.

- Я могу сделать это только в обмен на освобождение моих друзей, - твердо сказал Костя, а потом добавил, - всех друзей.

- Не нужно принимать нас за наивных пришельцев, не понимающих что к чему, - усмехнулся Феликс, - обмен слишком неравноценный.

- В таком случае, можем обменивать по принципу – один за одного, - чуть подумав, ответил на это Костя.

- Это предложение можно рассмотреть, - внимательно посмотрел на него Феликс, бросив быстрый взгляд на своих спутников, - но тут я не могу принимать решение единолично.

- А если бы вы отпустили Аурелию, я бы открыл сразу два схрона, - попытался продвинуть ситуацию дальше Костя.

- Ну уж нет, эту девку мы будем держать до конца и не отпустим, пока не получим все, что нам хотелось бы, - улыбка на лице Феликса была просто ослепительной, но у Кости от неё почему-то защемило в груди.

- Ну, раз так, я согласен подождать, - сделал вид, что пошел на попятную Костя, - но все-таки, мог бы я одеться?

- Да, разумеется, - несколько рассеянно произнес Феликс, о чем-то размышляя, - а затем мы продолжим разговор в другом месте.

Он повернулся к тому Гордону, что стоял здесь же и коротко кивнул.
Тот отошел куда-то в угол, а затем вынес оттуда гидрокостюм Константина, который бросил на пол в нескольких метрах.

- Одевайся, и идем, - коротко приказал Феликс и вышел из комнаты.

Сразу же после этого в комнату вошли еще двое, один из них был Гордоном, а второй хранителем, имени которого Костя не знал. Под пристальным взглядом всех четверых, он нацепил на себя гидрокостюм, успев в короткий момент ощупать потайной карман, который оказался нетронутым. Но, действовать сейчас, все равно было слишком рано.
Как только он оказался одетым, Мартин открыл дверь и кивнул головой, что бы Костя выходил. При этом Костя заметил, что выходят они в иную дверь, нежели та, куда ушел Феликс. Но, выбора все равно не было, и Костя просто вышел наружу.
Коридор, в который он попал, был явно намного более цивилизованным, нежели все предыдущие, которые Костя видел здесь. Мягкое покрытие пола было приятно для голых ступней молодого человека. Из красивых плафонов под потолком, струился неяркий, теплый свет, видимо это было помещение для пришельцев высокого ранга.
Коридор привел Костя в довольно большой зал, в котором, к его удивлению, не было ни одного сидения. Лишь у самого противоположного конца, возле двери стояла две небольших тумбы.
В зале уже было немало людей, вернее – пришельцев. С одной стороны зала, стояли Феликс, Филипп, Альберт, рука которого, как заметил Костя с удовлетворением, висела на перевязи. «Это, выходит он был тем самым, которого я полоснул ножом», - с мстительным удовольствием подумал Костя. Здесь же присутствовали двое старейшин, которых уже видел Костя – Рональд и Хельга.
С другой стороны зала стояло несколько пришельцев другой расы – Гордоны. Если хранители были похожи на этаких чопорных придворных времен французского короля времен действия романа «Три мушкетера», то Гордоны скорее напоминали восковые фигуры, настолько похожи и бесстрастны были их фигуры и лица. Они явно кого-то ждали.
Вдруг противоположная дверь распахнулась и оттуда вышли еще двое Гордонов. Точнее, один из них точно был Гордоном, а вот второй, имел внешность очень необычную. Хотя одет он был точно так же, как и все присутствующие Гордоны, но на лице его была странная маска, словно вылепленная из глины. По тому, как почтительно поклонились ему все присутствующие Гордоны, стало ясно, что занимает он немаленькое положение. Да и большинство хранителей, за исключением Феликса тоже явно выказали почтение. При входе, это странный тип, положил какую-то вещь на одну из стоявших там тумб.

Этот странный тип, вместе с тем из Гордонов, с которым он вошел, прошли к группе, в которой были Феликс, Филипп и Рональд. И между ними завязался какой-то разговор.
Костя стоял предоставленный сам себе, и ему показалось даже, что, если он сейчас возьмет и уйдет, никто даже внимания не обратит. Но он понимал, что это мнимое состояние свободы и на самом деле, все намного сложнее и опаснее.
Вдруг распахнулись те двери, откуда ранее вывели Костю и в зал вошли еще два хранителя и двое Гордонов. Они вели за собой Рината, Виктора, Ольгу и Оксану. Никиты и Вадима среди них не было. Девушки и Виктор выглядели вполне сносно, а вот лицо Рината имело на себе следы побоев, да и прихрамывал он весьма изрядно.

- А вот и ты, - весело произнес он, глядя на Костю, чуть поморщившись при этом, - ты все-таки попался?

- Увы, не рассчитал кое-что, - развел руками Константин, - вы то как? Где Никита, Вадим?

- Эх, Никита слишком активно полез в драку, сильные травмы у него, - лицо Рината сразу стало намного более серьезным.

- Эда уж, бывает он иногда несдержанным, - покачал головой Костя, слегка разведя руками, - а Вадим?

- Твой Вадим после запечатывания тобой схронов, начал отходить от воздействия и слишком много вопросов задавать, - неприязненно заявил Филипп, который, вероятно слушал их разговор, - пришлось его нейтрализовать.

- Нейтрализовать? – Переспросил Костя, посмотрев Филиппу в глаза. – Ну и сволочи вы все-таки.

- Каждому свое, - спокойно ответил хранитель, бросив взгляд на типа в глиняной маске и отошел.

- Запечатывание схронов? – Переспросил Виктор непонимающим тоном.

- Ты запечатал этим тварям их убежища? – Рассмеялся Ринат, сообразив в чем дело. – Ну молоток, ну молодец, эх, жаль, что мы попались, сейчас бы наворочали дел.

- Еще успеем наворочать, - сказал быстро Костя, оглянувшись на пришельцев, - ты Аурелию не видел?

- Нет, увы, догадываюсь, что они её тоже замели, но где она, увы друг, не знаю, - с горечью ответил Ринат.

- Ну, что господин Древний, - подошел к ним Феликс, - все-таки попробуем обмен?

- Какой обмен? – Переспросил с недоумением Виктор.

Но ответа он не успел получить, поскольку снова открылась дверь, из которой в прошлый раз вышло двое Гордонов, и оттуда появились еще двое. Одни из них был обычным представителем этих пришельцев. А вот второй был выше ростом, превосходя даже самого высокого хранителя, а лицо его было похоже на маску какого-то мраморного изваяния. Причем, что было самым удивительным и неприятным, это то, что в отличие от глиняной маски первого из Гордонов, у этого его маска, похоже, была его истинным лицом.
И он был явно самым главным, поскольку все остальные Гордоны, включая и типа в глиняной маске, склонились перед ним.
И на этот раз, перед ним склонились все хранители, включая и Феликса.
Сам тип же, не обращая ни на кого внимания, какое-то время смотрел на Костю, а затем подошел к тому, кто носил глиняную маску.
Затем повернулся к остальным.

- Мы вели долгую и весьма непростую борьбу за свое существование на этой, далеко не самой лучшей планете, - начал он свою речь таким голосом, что от него мороз по коже шел, - нам приходилось соперничать с другой расой выходцев из нашей системы, и нам постоянно приходилось терпеть неполноценных местных двуногих.

Все присутствующие слушали его внимательно, словно находились на какой-то лекции. А тип продолжал, тем временем, и от его голоса потянуло ледяным холодом.

- Наша борьба осложнялась еще и тем, что нам противостояли остатки тех, кто когда-то был представителем более высокоразвитой цивилизации этой планеты, - вещал тип с мраморным лицом.

 И до Кости только сейчас дошло, что вещает он, не разжимая губ, и что говорит он совсем не на русском языке. Причем, по недоуменным лицам товарищей, он видел, что они ничего не понимают, а он всё понимал. Видимо, это было результатом неудачного программирования, которому его пытались подвергнуть.

- И сейчас, когда мы подошли к такому важному этапу нашей борьбы, выясняется, что среди нас есть те, кто, предав наши интересы, помогает нашим врагам, - продолжал с пафосом тип с мраморным лицом, - и он сейчас среди нас.

Тут он картинно повернулся и указал на того, кто был в глиняной маске. Тот из Гордонов, что вошел вместе с ним, быстро переместился к человеку в глиняной маске и сорвал его с неё.
По залу прокатился вздох удивления.
А больше всех был удивлен Костя – под глиняной маской скрывался… Пахом Иванович.

- Вот человек, - с презрением произнес тип с мраморным лицом, - точнее презренный гибрид, который много лет скрывал свое лицо, обманывая нас тем, что является носителем измененного гена. Он позволил недостойным дикарям этой планеты узнать многие наши тайны. Лишь случайность, то, что он возжелал сам оказаться в контуре контроля, что бы возвысится над нами всеми…

- Заканчивай эту бодягу! – Громко крикнул Пахом Иванович, прерывая словоблудие типа с мраморным лицом, затем быстро повернулся к Косте и сказал ему, только уже по-русски. -  Делай свое дело, парень! Никто из нас теперь не встанет в контрольный контур, это только твое дело. И пусть твоя дорога будет прямой!

- Но как же Вы?! Как же Егор Никодимович!? – Воскликнул Костя, делая шаг вперед, не обращая внимания на приближающихся хранителей и Гордонов.

- Егор погиб, но не напрасно, ты ведь ограничил их, - улыбнулся Пахом Иванович, - а я, что же, и я сделал свое дело. Я действительно гибрид, гибрид, понявший, что мы на чужой планете, пытаемся играть свою игру. Но моя игра уже закончена, а твоя – только начинается, что бы эти типы вокруг не говорили. А у меня есть подарок для тебя.

Тут он оглянулся на дверь, в которую когда-то вошел. Больше он ничего не успел сказать – сразу трое Гордонов навалились на него, сбили с ног, и через несколько секунд все было кончено.
Костя ошарашено смотрел на все происходящее. Его товарищи, волею случая, ставшие свидетелями столь необычного происшествия, были ошарашены еще больше. Они не знали, кем был Пахом Иванович, но все равно столь быстрая и неожиданная расправа произвела тягостное впечатление и на них.

- Потомка Древних немедленно отправить в башню, - распорядился тип с мраморным лицом, - остальных диких людей – вернуть в их камеры, их судьбу решим позже.

Костю схватили под руки двое Гордонов и потащили к двери, причем именно к той двери, из которой вышли и Пахом Иванович, носивший здесь глиняную маску, и этот тип, который был с мраморным лицом. В зале началось какое-то заметное волнение, и Костя понимал его причину – хранители вовсе не жаждали просто так отдавать свой трофей соперникам.
И в тот момент, когда его охранники немного отвлеклись на все возрастающий шум, он исхитрился поднять ту штуку, которую Пахом Иванович положил на низкую тумбу возле двери, и быстро засунул его за отворот гидрокостюма. Получилось не очень надежно, но Костя надеялся, что в суматохе это прокатит. Как он заметил, пришельцы часто допускали весьма примитивные промахи, видимо сильно недооценивали противника.
Его вытащили в коридор и поволокли неизвестно куда. Но Костя был спокоен, теперь он был вооружен. Ведь подарком Пахома Ивановича было то самое ручное оружие Гордонов, которое пробивало стальные листы.

Глава 24. Когда нужно сделать решающий шаг

И снова Костя сидел в застенках. Только теперь, судя по всему, он находился не в подвале, а где-то на верхних этажах. Поскольку в маленькое окошко под потолком, видел только небо, и при всем желании не смог разглядеть что-то еще. По его собственным соображениям, положение его не стало ни лучше, ни хуже прежнего. С одной стороны, он оказался в руках Гордонов, которые были для него, в общем – неизвестной величиной. С другой стороны – он узнал о судьбе многих своих друзей. И хотя не все они были живы, все же наличие информации лучше, чем её отсутствие. Отрицательным моментом было то, что он по-прежнему ничего не знал о судьбе Аурелии, было странно, что её не держали вместе с остальными. С другой стороны, он имел теперь оружие, которым, правда, совершенно не умел пользоваться, но все равно оно придавало уверенности. И, что самое интересное, пришельцы вновь даже не подумали обыскать его. Что говорило об их зашкаливающей самоуверенности и высокомерном отношении к людям.

Однако, каким образом решать все навалившиеся проблемы было непонятно. Как и в прошлый раз, никакой мебели в этой новой камере, не было, и Костя мог только сидеть, или лежать на полу. Впрочем, он нисколько не унывал из-за такой мелочи. В конце концов, Гордонам, он был нужен ничуть не меньше, чем хранителям.
И тут Костя задумался и задумался серьезно.
Получалось так, что в обыденной жизни, точнее – в повседневной войне, хранители считали себя равными Гордонам. А в последней ситуации, почему-то заняли явно подчиненное положение, и это несколько напрягало. Тип, который имел лицо, похожее на мраморный обелиск, явно имел очень большой авторитет среди всех. А если судить по его претенциозному выступлению, ничего хорошего от такого типа, ждать не приходилось.
Однако, при этом и Гордоны, судя по всему, прекрасно осознавали, что без Кости, им лезть в контрольный контур не имеет смысла.
Неизвестно, правда, как может осуществиться план, который придумал Костя в случае, если главными действующими лицами будут эти Гордоны. Хранителей, как ему казалось, уговорить было бы проще. Весь вопрос был в том, у кого же именно, была в плену Аурелия. Костя надеялся, что именно у хранителей, поскольку именно они захватывали дом девушки. С Гордонами все могло быть намного сложнее.
Но сейчас, ему оставалось только ждать. Ждать и сохранять выдержку. Костя решил, что дождется ночи и, если ничего не будет происходить – попробует прорваться.
Так, в размышлениях, прошло некоторое время, как показалось Косте, не менее двух, а может и больше часов, но пока ничего не происходило.
Но Костя все еще хранил надежду, что верхушка хранителей попробует выйти с ним на контакт, чтобы не отдавать все козыри своим оппонентам.
И, как ни странно, но он оказался прав.

Примерно на исходе четвертого часа сидения в этой комнатке, по крайней мере, так показалось Косте, щелкнул замок, и дверь его камеры отворилась. И в камеру зашел, как и ожидал узник – Филипп. Он был один, но в коридоре, как показалось Косте, остался еще один хранитель, а может даже и не один.

- Я все гадал, когда же появится кто-то из вашей шайки, - сказал Костя, на сей раз даже не думая подниматься, - никогда бы не поверил, что вы вот так запросто отдадите инициативу своим соперникам.

- Ну, не таким уж и соперникам, - усмехнулся Филипп, быстро оглядев камеру, в которой сидел узник, - все равно они с нами в одной лодке, но в чем-то ты прав, их демарш многим из нас совсем не по нраву.

- Многим? – С удивлением спросил Костя. – Значит, есть и те, кто спокойно к этому относится?

- Не все так просто, - немного поморщившись, покачал головой Филипп, - здесь есть свои нюансы, которые земляным сложно понять.

- Сложно понять или сложно объяснить? – Костя пристально посмотрел на пришельца-хранителя. – Не потому ли вас называют покинувшими?

- Ты уже и это разузнал? – Невесело улыбнулся Филипп. – Да, ту прошлую войну много тысяч лет назад, мы проиграли. Однако большого выигрыша наши противники не добились – все равно спустя столетия они были вынуждены покинуть систему.

- Но здесь они пытаются продолжать диктовать свои правила, так ведь? – Спросил Костя, чуть приподнявшись.

- Да, есть такое дело, - согласился Филипп, - и многим из наших это очень не нравится, но тут есть еще и вопрос традиции.

- И в чем заключается сия традиция? – Осведомился Костя, теперь все же встав с пола, чтобы быть примерно на одном уровне с хранителем.

- Ты ведь видел лицо этого типа, который всех построил в шеренгу, выражаясь вашим же казенным языком? – Спросил Филипп.

- Да, очень необычная внешность, - согласился Костя.

- Как раз наоборот – самая обычная, только для нас, для нашего истинного облика, - покачал головой Филипп. Он помолчал немного, а затем продолжил, - ты же уже слышал термин - полукровка или гибрид? Термин, которым именуют всех, кто родился в смешанном браке с землянами? Так вот, на самом деле – мы все здесь полукровки, ибо в определенные моменты времени, чтобы избежать возможного вырождения, почти все наши предки вступали в контакт с местным населением. За исключением единиц. И среди нас, таковых вообще не осталось, а среди наших противников – осталась одна единственная ветвь.

- И этот тип – последний её представитель? – Догадался Костя, теперь понимая в чем тут дело.

- Именно так, - ответил Филипп, - и практически для всех Гордонов, и многих наших старейшин, он является олицетворением чистоты крови и приверженности традициям нашей бывшей родины. Такие, как Рональд и Хельга, никогда не пойдут против последнего из так называемых – Чистых.

- А такие как ты, получается, могут пойти запросто? – Костя снова пристально посмотрел в глаза хранителю.

- Идя путем, который предлагает этот последний Чистый, мы обрекаем себя на окончательное медленное вымирание, - веско произнес Филипп, - ни меня, ни кое-кого еще, это совершенно не устраивает, поэтому мы предпочли бы попробовать действовать.

- То есть – задействовать меня, - утвердительным тоном ответил Костя, - неужели это твоя личная инициатива?

- Ну, от тебя уже нет смысла что-то скрывать, поскольку ты являешься ключевой фигурой, - ответил Филипп, - но инициатива действительно идет от меня, от меня и Феликса. Нас поддерживает больше половины хранителей. Поэтому мы вполне можем действовать самостоятельно.

- Но в этом случае, вы никак не сможете освободить моих друзей, - грустно заметил Костя.

- Да, не буду врать, это маловероятно, в крайнем случае, можем попробовать вытащить кого-то одного, скажем для того, чтобы он послужил этаким мальчиком для битья, - сказал Филипп, - но, в наших руках есть человек, который, как я понимаю, более ценен для тебя.

Он пристально посмотрел на Костю, и тот понял, что не ошибся в своих предположениях – Аурелия была именно у них.

- Я бы сделал тебе такое предложение, - продолжал пришелец-хранитель, - мы вытаскиваем тебя отсюда, благо Гордоны сейчас заняты внутренними разборками. Кстати, ты был в курсе, что этот тип, которого внезапно разоблачили, занимает такой высокий пост у них?

- Не знал, - честно ответил Костя, - для меня это тоже было совершенной неожиданностью.

Он помнил, что Георгий Всеволодович упоминал о ком-то, кто имеет прямой доступ к многим секретам пришельцев, но не мог даже подумать, что это никто иной, как Пахом Иванович. Оказавшийся гибридом человека и пришельца, каким-то образом сумевшим занять немалый пост в их иерархии.

- Я так и думал, такие обычно умеют хорошо скрываться, - кивнул головой Филипп, - но как бы там ни было, внутренние разборки Гордонов нам сейчас на руку. Мы вывозим тебя, показываем тебе, что эта девушка в безопасности, а затем проникаем в контрольный контур.

- Но, как же вы войдете туда, если охранная система вас не пустит? – Быстро спросил Костя.

- Систему можно отключить, - спокойно ответил Филипп, - а кроме этого, ты пойдешь туда в связке с несколькими нашими, которые, с некоторой долей вероятности, смогут пройти силовые барьеры.

- Но ведь даже такой полукровка, как Евгений, не смог преодолеть этот барьер, - тут же возразил Костя.

- Он, не смог, - согласился Филипп, оглянувшись на дверь, - но тот же Роман, менее чувствительный к таким вещам – пройдет, и еще двое из наших.

- Так значит, Роман жив? – Удивился Костя.

- А что с ним сделается, - махнул рукой Филипп, - пришлось с ним немного поработать, но как видишь, он еще вполне пригодиться.

- А те двое остальных, они кто такие? – Спросил Костя.

- Ну, на самом деле трое, только один из них пойдет с тобой в качестве напарника для контрольного контура, - ответил Филипп.

- Это как, разве это возможно? – Удивился Костя.

- В этом случае – да, мы можем рискнуть, - ответил Филипп, - потому что пойдет с тобой Хелена, и она же встанет в исполнительный модуль.

- Но, тогда… - начал было Костя, не зная как на это реагировать.

- Тогда ограничения в максимальной форме коснуться Гордонов, и кое-кого из наших старейшин, но мы сами получим возможность, скрещиваясь с людьми далее, сохранить свое превосходство, - остановив возражения Кости взмахом руки, ответил Филипп, - да и ты, после такого «включения» - станешь самым желанным кавалером для многих наших женщин. А два остальных хранителя – в известной степени подготовлены для преодоления барьера, тем более что при проходе с проводником, барьер не включается в полную силу.

«Вот они, оказывается, что задумали», - заметались мысли в голове у Кости, - «хотят и рыбку съесть, и кое-куда сесть, то есть решить все свои проблемы сразу».
Соглашаться на такой вариант было полным самоубийством, поскольку он оставлял хранителям полный простор для их деятельности. И более того, лишившись конкурентов и своих старейшин, такие типы, как Феликс и Филипп, врядли остановятся на том отрезке пути, на котором они находятся сейчас. Нужно было нечто срочно предпринять. И Костя решил импровизировать.

- Идея неплоха, - как бы раздумывая, ответил он, - хотя для меня это будет непросто.

- Кто бы сомневался, - усмехнулся Филипп, - но поверь, ты только выиграешь от этого.

- Может быть, может быть, - все еще задумчиво проговорил Костя, делая вид, что блуждает в сомнениях, - но, понимаешь после того, как я побывал в контрольном контуре, не так просто пройти внутрь лицам женского пола.

- Что это ты имеешь в виду? – С подозрением спросил Филипп.

- Дело в том, - ответил Костя, - что я получил от своей девушки один подарок, с помощью которого закодировал один из проходов, и открыть его мы можем только вместе.

И Костя достал заранее приготовленную «монету», и кинул её хранителю.

- Я слышал, что в ряде схронов используется кодировка на уровне ДНК, - процедил сквозь зубы Филипп, рассматривая «монету», - но не думал, что здесь тоже.

Он помолчал немного, раздумывая, но потом, все-таки принял решение.

- Эту штуку, я, конечно, оставлю себе, - сказал он, убирая «монету» в карман, - и мы привезем твою девку туда, что бы вы вместе открыли барьер. Но потом, когда все войдут внутрь, она останется снаружи контура, под охраной одного из хранителей, а вы – с Хеленой, пройдете внутрь и активируете контур.

- Ну, если у меня нет иного выбора, то, наверное, я буду вынужден, согласится, - ответил Костя.

- Что же, надеюсь, что ты не слишком много наврал нам в этом вопросе, - проговорил Филипп, с сомнением глядя сначала на «монету», а потом на Костю, - впрочем, твоя девка будет в наших руках, так что не советую играть в прятки.

- Я тоже надеюсь, что вы не откажетесь от своих слов, - сказал Костя, стараясь выглядеть как можно более естественно.

- Ну, что же, тогда – выходи из этой комнаты, - сказал Филипп, - только не вздумай дергаться.

- Это же не в моих интересах, - пожал плечами Костя и двинулся к выходу.

В коридоре, как выяснилось, его действительно ждали еще двое хранителей, один из них был Косте неизвестен, а вторым был Мартин. Видимо этому типу не терпелось занять более высокое положение, как в мире людей, так и среди своих. Если он легко принял участие в этом, по сути дела, заговоре.
Костю провели по каким-то закоулкам, которые даже освещены не были, как следует. И через пятнадцать минут он уже выходил на свежий воздух. Прямо перед выходом был какой-то высокий забор, присмотревшись к которому Костя понял, что это тот самый забор, что окружает резиденцию Гордонов на озере. Выходило так, что его никуда и не возили, и он все это время провел недалеко от протоки и схрона.
Костю провели вдоль этого забора к небольшой калитке, которая оказалась открытой, и все вышли наружу. Здесь их ждали еще три хранителя, среди которых была и Ильза. Было похоже, что товарищи Филиппа, заранее подготовились к этой акции, и Костя подумал, как бы они поступили, если бы он отказался сотрудничать.
Кстати, сказать, вывели его почти в то же самое место, в котором сутки назад поймали. Вероятно, это был единственный выход из резиденции с этой стороны. Не мешкая ни секунды хранители, увлекая за собой Костю, двинулись по уже знакомой ему тропе, в сторону протоки. Правда, спустя пять минут, они свернули в сторону от протоки, и пошли по другой дороге, которую Костя не знал. Видимо, они хотели уйти дальше от резиденции своих оппонентов. Все-таки все их сотрудничество рассыпалось в прах при первом же противоречии интересов.
Дорога вывела их на обширную лужайку, на которой стояло несколько автомобилей.

- Так, подождем немного здесь, - распорядился Филипп, - должны подъехать еще наши.

Он видимо перестраховывался, желая собрать как можно больше своих сторонников, особенно на случай возможного столкновения. Причем столкновение могло быть, как с Гордонами, так и с теми из хранителей, которые поддерживали своих старейшин. Впрочем, ожидание было совсем недолгим, уже минут через пятнадцать подъехала еще одна машина, из которой вышли Феликс, Роман и еще один хранитель. Роман при этом, выглядел весьма неважно, видимо его действительно основательно обрабатывали.
Феликс буквально минуту переговорил с Филиппом, после чего двое хранителей сели в машину и уехали куда-то.
А Филипп подошел к Косте и сказал:

- Ну, все, пора за дело браться, а твою даму привезут прямо на место, нам же нельзя терять ни минуты.

- Ну, что же, придется поверить на слово, - покачал головой Костя, хотя в глубине души нисколько не сомневался, что хранители выполнят обещанное – слишком много было поставлено для них на карту.

К протоке снова пошли пешком. Группа была довольно велика. В ней присутствовали кроме Филиппа – Ильза, Мартин, Роман и еще четверо хранителей.
Все остальные остались на месте. Костя, кстати, заметил, что, когда Филипп разговаривал с Феликсом, последний все время сильно нервничал. Видимо волнение в такие моменты было присуще и им.
Зато несколько удивляло другое и Костя поспешил прояснить этот момент.

- Можно вопрос? – Обратился он к Филиппу.

- Если не долго, - бросил на ходу тот.

- Если я должен встать в это модуль вместе с Хеленой, почему её здесь нет? – Спросил Костя.

- С точки зрения совместимости ДНК, было бы лучше, что бы это была Хелена, - ответил Филипп равнодушным голосом, - но она, скорее всего не пройдет через силовые завесы, да к тому же в модуль предпочтительно вставать хранительнице более чистой линии.

Более он ничего говорить не стал, а Костя еще раз поразился полному равнодушию пришельцев к каким-либо чувственным или этическим вопросам. Не подходит один человек, просто заменяют его другим – и все дела. Сама Ильза, судя по всему, нисколько не возражала против такого варианта развития событий, хотя это автоматически делало её, пусть на время, постоянной партнершей Кости. Видимо для неё, аспект отношений тоже заключался в целесообразности и чисто физических удовольствиях.
Не то, что бы для Кости это что-то меняло, но Хелена казалась ему чуть менее черствой и жестокой. Ильза, как он уже осознал, запросто может принести в жертву своим интересам кого угодно.

Тем временем они вышли на берег озера, разумеется, второго озера, в которое впадала протока. Здесь, на берегу, уже стояли две лодки, возле которых лежало какое-то оборудование, и здесь же было уже несколько хранителей и хранительниц. Насколько понял Костя, Филиппу удалось привлечь на свою сторону изрядное количество хранителей. Это был неплохой признак, хотя бы по той причине, что позволял надеяться на то, что в случае нападения, они смогут его отразить. Погибнуть при стычке двух разных каст пришельцев, Косте совсем не улыбалось.
Филипп бросил несколько отрывочных фраз, после чего пятеро хранителей немедленно уселись в одну из лодок и умчались в сторону протоки.
Ильза не стесняясь никого, начала быстро раздеваться, после чего, оставшись в костюме Евы, начала надевать гидрокостюм. Тут же, совсем рядом переодевались Роман, Мартин и еще один хранитель.
Филипп, судя по всему, нырять не собирался, похоже, все-таки перестраховывался, перекладывая основное дело на других.
Самому Косте переодеваться было не нужно, а вот ласты и акваланг ему был нужен, и он вопросительно посмотрел на Филиппа. Тот быстро понял все без слов и что-то коротко сказал одному из хранителей. Последний тут же принес Косте все необходимое, которое тот быстро надел на себя. Надел с немалым облегчением, поскольку, если потайной карман, в котором лежал «свисток», был незаметен, то скрывать ту штуку, которую ему оставил Пахом Иванович, было неимоверно сложно. Хотя Костя и надеялся, что её все-таки никто не заметил. С аквалангом стало заметно легче, поскольку Костя просто подложил её под один из ремней.

В это время Филипп, видимо все время бывший на связи с кем-то, подал сигнал, что можно отправляться. Взмахом руки он указал Косте, что тому нужно занять место в лодке.

- А как же Аурелия? – Быстро спросил Костя, подходя к нему.

- Привезут прямо на место, не беспокойся, - усмехнулся Филипп, забираясь в лодку, - не советую задерживаться, Гордоны могут в любой момент спохватиться.

Костя поколебался еще несколько секунд, а затем тоже влез в лодку. Здесь же разместились Мартин, Ильза и еще двое хранителей. Однако эти двое последних не были в гидрокостюмах, значит, ныряльщиков здесь было только двое. Это внушало некоторую надежду, хотя Костя понимал, что врядли Филипп пошлет на такое ответственное дело небольшое число людей.
Так оно и оказалось, когда они прибыли на место, во второй лодке сидело всего двое, а остальная тройка уже была в воде, в полном облачении.

- Как обстановка? – Тут же деловитым тоном спросил Филипп.

- Все чисто, мы проверили до самой развилки, - доложил один из аквалангистов.

- Тогда ждем последнюю лодку, - распорядился он, потом повернулся к Ильзе и Косте, - сначала пойдут Мартин с Ольгердом, затем вы двое, за вами Роман, Жак и эта дама, когда её привезут. Как только войдете в контур, не мешкайте, сразу раздевайтесь и вставайте в модуль. Включение произойдет сразу же после соединения.

- Какого соединения? – Не понял Костя.

- Ха, так тебе твои сторонники Древних не сказали, что для полноценного включения модуля двое должны составлять единое целое? – Холодно усмехнулся Филипп.

- Ничего, - совершенно спокойным, деловитым тоном сказала Ильза, - предоставь это дело мне, и все получится.

- Да уж, тут я нисколько не сомневаюсь, - снова усмехнулся Филипп и тут же повернулся в сторону протоки, в которой показалась еще одна лодка.

В лодке было четверо, и Костя убедился, что до настоящего времени, хранители соблюдали условия соглашения – Аурелия была там. И даже более того – уже была одета в гидрокостюм. На лице её была мертвенная бледность, столь не свойственная её обычно красивой смугловатой коже, было видно, что ей пришлось немало пережить.

- Ну, все, готовимся, время не ждет, - быстро сказал Филипп, после чего Мартин прыгнул в воду и начал погружение. Вслед за ним отправился и один из тех аквалангистов, что были здесь ранее.

Лодка с Аурелией на борту приблизилась. Костя внимательно посмотрел на девушку, та ответила ему понимающим, но очень грустным взглядом.

- Как ты? – Просто спросил Костя.

Но ответить девушка не успела, поскольку Филипп мгновенно прервал их разговор:

- Все, ты увидел её, теперь пора за дело браться, она пойдет следом за тобой, так что – вперед!

Костя кивнул Аурелии, и чуть помедлив, перевалился через борт лодки. Почти сразу же, рядом в воде оказалась Ильза. Внизу, метрах в десяти виднелись Мартин со своим напарником. Костя начал медленно погружаться, хранительница следовала рядом с ним, плавала она прекрасно.
Чуть погодя Костя обернулся, чтобы посмотреть, идут ли за ними остальные. Он уже не смог разглядеть в воде Аурелию, но видел, что плывут трое, а это соответствовало указаниям Филиппа.
Вот и вход в подводный тоннель, в котором уже скрылись Мартин и второй хранитель. Костя остановился на мгновенье, еще раздумывая, можно ли как-то изменить ход событий, но почти сразу рядом с ним оказалась Ильза, и ему пришлось нырнуть в проход.
Возле решетки его ждут Мартин и его напарник. Но теперь они уже сами находят нужный выступ и открывают решетчатую преграду. Затем, по очереди плывут дальше. Костя следует за ними, все еще раздумывая, не начать ли какие-то активные действия уже здесь. Но, во-первых, сзади плывет Ильза, а во-вторых – еще на удалении плывет Аурелия, которая находится под конвоем. И кто его знает, как все может обернуться с ней, если он начнет какую-то заварушку под водой.
Наконец, он вплывают в пещеру, в которой расположена силовая завеса. Здесь Мартин и второй хранитель, Ольгерд, уже не идут первыми, дожидаясь Константина.

- Ну, что, господин проводник, - обращается к нему, снявший маску Мартин, - вы идете первым, только не вздумайте делать глупости, да и отдали бы уже тот ручник, который Вам так любезно одолжил Гордон-ренегат.

Костя на мгновенье замер, значит, его манипуляции с ручным оружием не прошли незамеченными. Это сильно осложняло его положение, но устраивать драку здесь он тоже не стал, подумав, что это не самое лучшее место. Тем более, сражаться сразу с тремя хранителями, которые расположились вокруг него, он все равно врядли смог бы. Поэтому просто вытащил оружие и протянул его Мартину.

- Ольгерду отдай, - сказал Мартин, - он останется здесь, на страже, а мы с тобой пойдем, только дождемся Романа и Жака.

Тем временем в пещеру вплывают оставшиеся ныряльщики. Аурелию пропускают вперед, но и сами не отстают.

- Акваланги оставляем здесь, в коридоре, - деловитым тоном командует Мартин, - что бы не было какого-то искушения. И так, первым идешь ты, за тобой Роман и Жак, затем Жак включит подавитель.

«Ах, ты черт», - мелькнула догадка в голове к Кости, - «у них есть какой-то прибор, позволяющий уменьшить влияние силового барьера, но делать нечего».

Костя залезает на выступ, преодолевая силовой барьер, который теперь не кажется столь чувствительным. За ним в коридор выбирается Роман, его начинает несколько шатать, но он быстро приходит в себя. И Костя убеждается, что хранители тоже подготовились к этому мероприятию.
Следом за ними на выступ забирается тот, кого называют Жаком. Его, так же как Романа начинает бросать из стороны в сторону, но он тоже быстро приходит в себя. И почти сразу после этого он наклоняется и включает какой-то прибор. В воздухе начинают мелькать искры, после чего на берег быстро выбираются Мартин и Ильза. Они буквально тащат за собой и Аурелию.
Как только они оказываются в коридоре, Жак немедленно выключает свой прибор, видимо, его возможности сильно ограничены. А может быть, он тоже как-то влияет на хранителей, но только на них, потому как Костя, никаких симптомов у себя не замечает.
Мартин выжидательно смотрит на Костю и тот решительно двигается по коридору, но затем все же оборачивается и предупреждает:

- Здесь, за поворотом будет вторая линия силовой защиты.

- Жак, тебе снова идти первым, - командует Мартин.

Хранитель, которого зовут Жаком, совершенно спокойно, с бесстрастным лицом следует за Костей. Вот и поворот, зайдя за который Костя ощущает знакомое ощущение прорываемой мембраны. Следом за ним линию силовой защиты проходит Жак и… чуть не теряет сознание. На короткий миг, у Кости появляется желание воспользоваться ситуацией, но он вспоминает, что Аурелия по-прежнему находится во власти хранителей, и решает не рисковать. Он подхватывает хранителя, не давая ему упасть. Тот знаками показывает на свой прибор, и Костя нажимает на кнопку на поясе хранителя. В воздухе мелькают искры, и Жаку сразу становится легче, после чего за барьер проходят Роман и Мартин, за ними и Аурелия с Ильзой.  Жак наклоняется, чтобы выключить прибор, но тот вдруг выключается сам.

- Вот дьявол, заряд кончился, - злобно ругается Жак.

- Плохо, но не смертельно, - произносит Мартин, - мы отключим защиту изнутри, если только там нет третьего барьера?!

Он пристально смотрит на Костю.
Тот пожимает плечами, стараясь выглядеть как можно более спокойным и равнодушным:

- Я больше барьеров не замечал.

- А если они все-таки есть? – С яростью спрашивает Жак, который видимо, вкусил все прелести воздействия силовой защиты на этот раз.

- Ничего, потерпим, - отмахивается Мартин и смотрит на Костю.

Тот молча поворачивается и двигается дальше. Еще один поворот коридора и они останавливаются перед массивной дверью, перегораживающей проход.
Костя молча смотрит сначала на дверь, потом на Мартина – ключа у него на сей раз нет – его сняли в тот момент, когда раздели перед попыткой воздействия на мозг.
Мартин понимающе кивает и достает ключ:

- Это ищешь?

- Ну, а что же еще, - небрежно бросает Костя, отбирая ключ у хранителя.

Он вставляет ключ в замочную скважину и начинает проводить все необходимые манипуляции. В завершении поворотов ключа он сосредотачивается и в его голове всплывает та кодовая фраза, которую нужно произнести, чтобы окончательно открыть дверь. И Костя произносит её.
Фраза сия оказывает весьма неожиданное, но очень сильное воздействие на хранителей. Все они, за исключением Романа, на короткое время вдруг будто выпадают из реальности. Все они застывают на месте и начинают слепо водить вокруг себя руками. Это настолько неожиданно, что Костя даже не успевает как-то воспользоваться ситуацией, поскольку все трое быстро приходят в себя. При этом дверь уже открыта.

- Черт, ох уж эти штучки Древних, - с недовольным видом потирает виски Мартин, - надо же додуматься открывать таким способом дверь. В следующий раз предупреждай о таких вещах.

- О каких? – Пожимает плечами Костя. – Мне то откуда знать, как на вас может что-то действовать, я просто произношу то, что должен произнести.

- Ну-ну, не строй из себя незнайку, - морщится с недовольным видом Мартин, - и не думай, что тебе все сойдет с рук.

- А я и не думаю, - отвечает Костя и делает шаг за дверь.

- Погоди-ка, - его останавливает Жак и входит в новый коридор первым, за ним туда же проходит Ильза.

И лишь затем Мартин вталкивает туда же Костю и Аурелию, и заходит вместе с Романом сам. Теперь они движутся к развилке, и здесь Костя начинает напрягаться, ведь это быть может последний и единственный шанс оторваться от хранителей. Он спокойно идет вслед за Ильзой и Жаком, внимательно наблюдая за Мартином, как за самым опасным из всех троих.
Вот и развилка, из которой ведут три двери.
«Сейчас или уже никогда», - мелькает в голове у Кости.
Он ждет, когда на развилку выходят все, кто участвует в этом мероприятии, а затем спокойно, даже с равнодушным видом подходит к крайней правой двери.
«Сработает здесь защита или нет», - думает он, оглядываясь на остальных. Расклад получается такой – Мартин стоит точно позади него, метрах в трех, рядом с ним, но ближе к выходу стоит Ильза, Жак расположился возле крайней левой двери, затем, чуть ближе к нему – Аурелия, и в центре комнаты – Роман. Риск велик, но шанс все-таки есть.
Костя прикладывает руку к прямоугольнику на двери и почти сразу же, громко и хлестко произносит ту же самую фразу, которая повергла в шок хранителей несколькими минутами ранее. Замок двери негромко щелкает, и по комнате проходит короткая тугая волна, заставляющая хранителей присесть на пол. На ногах остается только Роман, который делает два шага в сторону Кости, но тот просто бьет представителя полукровок с размаху в подбородок. Роман с удивленным взглядом отлетает назад, оседая возле стены.
Костя мгновенно хватает за руку Аурелию и толкает за дверь.
Хранители начинают приходить в себя и подниматься с пола, выражение их лиц не сулит ничего хорошего. Тогда Костя, не мешкая, вытаскивает из потайного карманчика «свисток» и резко нажимает на выступ в его торце. На сей раз свист, который раздается в помещении, превосходит все ожидания. Он оглушает даже Костю с Аурелией, но хранителям еще хуже – они буквально раздавлены этим звуком, который бросает их снова на пол.

- Бежим! – Костя хватает Аурелию за руку и бросается к стеклянной перегородке в конце помещения.
Добежав до неё, он на мгновенье закрывает глаза и в памяти его всплывает сложный узор, наполненный разнообразными символами. Костя уверенными мазками рисует этот узор на поверхности стекла и перегородка исчезает.
Костя входит внутрь и втаскивает за собой Аурелию. Почти сразу же после этого в проеме двери, со стороны развилки показываются Мартин и Жак. Но, в этот же момент, стеклянная перегородка появляется вновь, отрезая Костю и Аурелию от хранителей.
Костя влечет Аурелию к стеклянному стакану. Позади них раздается звонкий удар – хранители пытаются пробить перегородку, но та стоит, даже не шелохнувшись. Видимо, материал, из которого она выполнена, лишь внешне похож на стекло.

- Нам нужно встать в этот «стакан», - Костя поворачивается к Аурелии, - и тогда мы можем закончить это все.

- Я понимаю, - отвечает девушка, глядя на него таким взглядом, что Костя понимает, что и он тоже совсем не безразличен ей.

- Но, понимаешь, нам придется совсем раздеться, - не смотря на остроту ситуации, Костя все равно немного смущен, - система должна распознать нас как единое целое.

Позади людей раздается еще один звонкий удар – хранители продолжают свои попытки пробиться внутрь. Но перегородка продолжает держаться.

- Я понимаю, это, наверное, не слишком удобно, мы ведь не так много знакомы, - начинает Костя, делая неопределенный жест рукой.

- Не надо, - останавливает его Аурелия, и щеки её заливает румянец, - я знала давно, что нам суждено быть вместе, сразу же, как только ты появился здесь. Так что я готова.

Позади них раздается еще один глухой удар, теперь уже намного сильнее, но перегородка выдерживает и в этот раз.
Костя оглядывается назад и, уже не колеблясь, стягивает с себя гидрокостюм.
Спустя несколько секунд и Аурелия предстает перед ним во всей своей красе. У Кости на мгновенье перехватывает дух, настолько прекрасной ему кажется девушка, но он все же приходит в себя и протягивает ей руку. Девушка опускает глаза и вкладывает свою руку в его ладонь.
Затем они поворачиваются к «стакану» и подходят к нему. В «стакане» вспыхивает зеленый свет, и дверь устройства открывается.
Костя поворачивается к Аурелии, кивает головой, и они входят внутрь.
Дверца за ними закрывается, и внутри вспыхивает золотистый свет. В последний момент они слышат странный звук, словно лопнула какая-то струна, но это кажется им обоим чем-то очень далеким.
Костя обнимает девушку, чувствуя необыкновенное волнение и, одновременно с этим, удовольствие, которого никогда в жизни не ощущал. Их обоих охватывает сияние теплого солнечного света, после чего на какое-то время им кажется, что они уносятся в бесконечные просторы космоса.

***

Теплое сияние, начало постепенно угасать, и сквозь стенки «стакана», наконец, стали проступать контуры помещения контрольного модуля.

- Никогда мне еще не было так хорошо, - шепотом проговорил Костя, продолжая обнимать Аурелию.

- И мне тоже, - застенчиво улыбаясь, ответила девушка, и даже в неярком свете внутри стакана было видно, как сияют её глаза.

- Наверное, сейчас уже можно выходить, - сказал Костя, пытаясь рассмотреть то, что происходит за стенками «стакана».  Но помещение выглядело совершенно обычно.

- А вдруг ничего не получилось, и нас сейчас ждут эти пришельцы? – Взволнованно спросила Аурелия, уткнувшись лицом в грудь Косте.

- Нет, не может быть, все должно получиться, - ласково прошептал Костя, размыкая, наконец, объятия.

В этот момент «стакан» вдруг осветился зеленым светом, после чего бесплотный голос произнес какую-то длинную фразу. Она была сказана на незнакомом языке, но Костя отчего-то сразу понял её смысл. Автомат сообщал, что трансформация завершена. И в тот же момент, словно в подтверждение этого дверца стакана медленно отъехала в сторону.

- Я выйду первым, а ты тогда за мной, - тихо сказал Костя Аурелии.

- Хорошо, - так же тихо ответила девушка.

Костя осторожно вышел из «стакана» и осмотрелся – стеклянная перегородка вроде бы была цела, хотя на полу помещения валялись какие-то осколки. Костя обернулся к «стакану» и кивнул девушке. Аурелия выглянула наружу, а затем очень грациозно выпорхнула из модуля. Костя на мгновенье залюбовался ею. Девушка покраснела под его взглядом, и Костя решил не стеснять её. Между ними уже установилась какая-то необыкновенная близость, и очень не хотелось нарушать её какими-то приземленными плотскими желаниями.
Костя отвернулся и начал надевать свой гидрокостюм, размышляя о том, насколько же все-таки подействовало включение той штуки, в которой они с Аурелией пробыли не так и много времени. Когда он повернулся назад, девушка уже была одета.

- Постой пока здесь, я посмотрю – как там дела, - сказал Костя, поворачиваясь к стеклянной перегородке.

Он подошел к выходу из помещения и с удивлением посмотрел на куски стекла на полу, которые, как будто бы принадлежали этой самой перегородке. Но последняя выглядела совершенно целой. И лишь присмотревшись, Костя понял, что перегородка, которую он видит, находится несколько в ином месте, чем прежняя. И тут он понял, что хранителям все-таки удалось пробить предыдущую перегородку, но в тот момент, когда она рухнула, система сразу же установила вторую.
Костя осторожно дотронулся до этой, новой перегородки, и та почти сразу растаяла, не потребовав даже начертания рисунка. Вероятно, после включения модуля, Костя становился в этом схроне полновластным хозяином.
Он выглянул наружу и понял, что установка сработала. Все хранители лежали на полу, за исключением Романа. Последний сидел возле самой двери, которая выходила на развилку и как-то странно покачивал головой.
Костя присел возле Мартина, лежащего в центре помещения со стеклянными шкафами и стеллажами. Тот не подавал признаков жизни. Осторожно ощупав ему шею, Костя все же уловил биение пульса на сонной артерии. Прислушавшись, как следует, он сумел уловить и очень редкое и тихое дыхание – хранитель был жив, но, похоже, находился в состоянии навроде состоянии каталепсии.
Костя осмотрел Ильзу и Жака, те были в точно таком же состоянии.

- Что с ними такое, они умерли? – Послышался сзади осторожный голос Аурелии.

- Нет, не умерли, - ответил Костя, выпрямляясь, - мы просто ограничили их, вероятно, они через какое-то время придут в себя, но уже обычными людьми.

Он подошел к Роману, который продолжал сидеть на полу и как-то странно крутил головой, изредка поднимая и опуская руки.

- Что я? Где я? Зачем? – Говорил он, переходя, время от времени, на какое-то бессвязное бормотание.

Костя заглянул в его глаза, но они были пусты. На хранителя-полукровку воздействия модуля было, видимо иным. Но помочь ему Костя, в данный момент, ничем не мог.

- Наверное, им нужно как-то помочь, - растерянно проговорила Аурелия, опасливо косясь на лежащих хранителей.

- Для этого нам нужно выбраться отсюда, - твердо сказал Костя, поворачиваясь и подходя к тому месту, где была стеклянная перегородка.
Он начертил в воздухе символ, который сам собой возник в его голове, и перегородка возникла снова.

- Помоги мне вытащить их в коридор, я не хочу, чтобы они оставались здесь, - сказал Костя, наклоняясь к первому их хранителей.

Через пару минут, когда они вдвоем все-таки вытащили всех хранителей в коридор, Костя приложил руку к панели на двери, и та закрылась.

- Теперь нам нужно выходить на поверхность, и вытаскивать наших друзей из темницы в резиденции Гордонов, - сказал Костя, когда они вышли за дверь, открываемую ключом и, повернувшись к Аурелии, спросил, - ты ведь пойдешь со мной?!

- Теперь я буду с тобой везде и всегда, - твердо ответила девушка и, поднявшись на цыпочках, поцеловала его.

***

Из маленького домика на лесной поляне вышел высокий старик. Он был явно сильно нездоров, его лицо было мертвенно бледно, и он еле держался на ногах. Он бы ни за что не смог выйти из домика, если бы его не поддерживала молоденькая девушка, с темными волосами. Но при этом старик улыбался, улыбался искренней и доброй улыбкой.

- Ну, вот и все, Марица, все и закончилось, - проговорил он, обращаясь к девушке.

- Что закончилось, дядя Георгий? – Спросила девушка.

- Все закончилось, вернее все только начинается, теперь мы можем жить без оглядки на чужих, которые никак не могли решить свои прошлые споры, - ответил старик.

- А что же теперь будет со мной? – Девушка грустно посмотрела на старика.

- А ты скоро встретишь своего суженого, очень скоро, - усмехнулся старик.

- Правда? – Марица недоверчиво посмотрела на старика. – И кто же он? И какой он?

- Ох уж эти женщины, - усмехнулся старик, - он друг мужа твоей сестры. Он крепкий и очень цельный парень. Правда, сейчас он немного ранен, но теперь, я думаю, он быстро пойдет на поправку. Так что скоро вы встретитесь.

Девушка недоверчиво посмотрела на него, но тот так широко ей улыбнулся, что девушка не удержалась и улыбнулась ему в ответ.

***

Спустя три дня после указанных событий.
Из передовицы районной газеты.

«Специалисты из областного медицинского центра так и не могут пока найти причины массового впадения людей в странное коматозное состояние на территории нашего района. Число людей, подвергшихся необычному заболеванию, достигает, по оценке специалистов, на настоящее время, свыше ста человек. Наиболее необычным, во всей этой истории, оказывается то, что большинство заболевших, являются представителями общины, называющей себя «Хранителями Истины», а также сотрудниками компании, известной как «Многофункциональная компания Гордонов». Так же, по неизвестному стечению обстоятельств, подобной болезнью оказались поражены некоторые члены городского правления, а также прокуратуры и Следственного комитета. По сообщениям нашего источника в городской больнице, все предпринимаемые до настоящего времени меры, по выведению людей из этого состояния, оказались неэффективными. Мы будем продолжать следить за развитием событий».


Рецензии
Ну, вот и дочитала Ваш роман, Сергей. Очень интересный, в старых советских традициях фантастики. Надеюсь,вдохновение Вас еще долго не покинет - пишите! А я с удовольствием (как, наверное, и многие другие Ваши читатели) буду читать... Успехов!

Татьяна Шаперина   24.03.2019 14:59     Заявить о нарушении
От души благодарю Вас за отзыв!
Он очень важен для меня и потому, что Вы - один из моих постоянных и самых внимательных читателей. Поэтому Ваше мнение очень важно для меня.
Но отзыв важен еще и потому, что он пока первый отзыв на мое, первое же крупное произведение. Ведь до этого я ограничивался форматом повести и этот роман, что называется - пилотный для меня.
надеюсь, что он действительно оказался интересен для Вас, и окажется интересен для тех читателей, кто сможет осилить его ( а это увы - судя по всему - непросто).
Что же касается меня, то буду обязательно продолжать творить, с надеждой на то, что вдохновение не покинет меня, а читать останется довольным.
Еще раз благодарю за отзыв!

Сергей Макаров Юс   24.03.2019 17:42   Заявить о нарушении
Да, этот роман непросто мне дался (не так легко, как Ваши повести и рассказы, я вообще отвыкла помногу читать...). Но все равно - очень-очень интересный сюжет (я люблю такие). Так что вдохновляйтесь и вперед - к новым вершинам. И кстати, ошибок было поменьше уже. Хотя союз "чтобы" и местоимение "что" с частицей "же" Вы так и не научились различать...(это моя маленькая ложка дегтя - не удержалась...)

Татьяна Шаперина   25.03.2019 12:41   Заявить о нарушении
Еще раз благодарю за отзыв!
Насчет "чтобы" и что же" - учту, хотя коррекция романа в этом плане - далась мне едва ли не тяжелее, чем сам сюжет...)
Все-таки в этом ракурсе неплохо бы иметь хорошего редактора.

Сергей Макаров Юс   25.03.2019 20:13   Заявить о нарушении