Чужое противостояние. Главы 19 - 21

Глава 19. Хождение по тонкому льду или путь в лабиринте

Небольшой домик, с маленькими окошками был окружен машинами. Часть из них были машинами полиции, а другую часть представляли одинаковые черные внедорожники. За машинами стояло около дюжины человек. Некоторые были в форме полиции, некоторые в гражданской одежде, но все были с оружием. Несколько раз из дома хлопали выстрелы, дважды полицейские отвечали одиночными выстрелами по домику.
Вот на поляну выехало еще два экипажа, один такой же черный джип, как и те, что здесь уже были, а за ним – микроавтобус темного цвета.
К приехавшему внедорожнику подошли двое в штатском. Вышедший оттуда человек, в форме майора, сразу спросил их о чем-то. Они переговорили около минуты, затем майор махнул рукой, подзывая к себе командира группы быстрого реагирования. Он показал на домик, затем куда-то, чуть в сторону от него, спецназовец, все это время кивал, тоже бросая взгляды на строение, стоявшее метрах в семидесяти.
Затем майор дал какой-то знак, после чего большинство присутствующих, начали рассаживаться по машинам. Еще через минуту, вблизи домика остались только две машины – микроавтобус спецназа и машина, на которой приехал майор. Микроавтобус развернулся и встал так, словно собирался протаранить дверь домика. Но все спецназовцы были внутри него.
 Майор посмотрел в открытую дверцу внедорожника и что-то сказал.
Оттуда вылез тот тип, в гражданской одежде, в котором Костя опознал одного из охранников резиденции Гордонов.
Тип вытащил из салона машины нечто напоминающее старинную кинокамеру. Майор повернулся к микроавтобусу и что-то сказал. В машине моментально закрыли все стекла, но при этом завели двигатель. Тип в штатском вышел на открытое пространство, прямо перед домиком и вскинул свою «камеру» на плечо. Через несколько секунд раздался резкий, режущий звук, очень громкий, который мог бы оглушить всех, кто стоит рядом с ним.
Но, ни тип в штатском, ни майор не поморщились. А вот в домике мгновенно вылетели все стекла, и более того, в стенах его появились заметные трещины. Майор махнул рукой и сразу после этого микроавтобус со спецназом рванул к домику. Подлетел к строению, и из него выскочили сотрудники спецназа, держа наготове оружие. Они легко выбили дверь, которая буквально рассыпалась, и влетели внутрь. Но никто не оказал им сопротивление, и еще через минуту спецназовцы вытащили из домика трех человек. Все трое не могли идти, их волочили буквально волоком. На поляне появились еще два микроавтобуса, к ним-то и поволокли всех троих, которых вытащили из домика. Если бы кто-то присмотрелся к этим троим, то обнаружил бы, что у них течет кровь из носа и из ушей, и более того – наполнены кровь глаза. А лица всех троих словно вздуты и налиты кровью.
Всех троих загрузили в эти микроавтобусы, и те мгновенно умчались.
Затем из домика выволокли еще двоих. Эти еще двигались, хотя вид их, ненамного отличался от вида предыдущей тройки.
Майор и тот тип, который управлялся с оружием в виде кинокамеры, подошли к ним. Тип наклонился к одному из лежащих и что-то спросил у них. Вероятно, ответ не устроил его, поскольку он вдруг размахнулся и ударил лежащего ногой. Но майор тут же остановил его, оглянувшись на стоявших в отдалении других сотрудников полиции. Он махнул рукой и подъехал еще один микроавтобус, в который и запихнули этих двоих.
После чего и майор и тип, который попытался устроить допрос с пристрастием, уселись в свой внедорожник и выехали с поляны. Вслед за ними двинулись и остальные машины.

***

Если в самом начале пребывания здесь, Виктор пытался затащить Костю для приватного разговора на пожарную лестницу, то сейчас наоборот – пришел черед Кости сделать тоже самое. Разница была только в том, что Виктор сейчас совсем не удивлялся ничему. Однако после того, как они прошли через весь корпус гостиницы, где жили и выбрались к запасному выходу, Костя решил не останавливаться, а двинулся дальше. Просто не доверял уже и обычным стенам. Он вытащил Виктора к самой ограде гостиничного комплекса, и вот тут уже его приятель был несколько удивлен.

- Ты чем-то здорово обеспокоен, - очень внимательно посмотрел на товарища Виктор, когда Костя, наконец, остановился.

- Не буду врать, но это действительно так, - согласился Костя, бросив быстрый взгляд по сторонам, - было бы лучше, если бы я сразу переговорил еще и с Ринатом тоже, но что поделать.

- А что, это что-то срочное? – Осторожно спросил Виктор. – Опять какие-то поиски?

- Ну, в общем – так, - немного подумав, ответил Костя, - но это те самые поиски, которые я хочу провести без хранителей.

- Ты все-таки хочешь нырнуть в протоке? – Догадался Виктор.

- Да, и время сейчас становится критическим фактором, - ответил Костя, - мы должны обязательно опередить хранителей в этом деле.

- Ну, я, собственно, совсем не против, - пожал плечами Виктор, - только помощник из меня не самый лучший, я же вообще не умею нырять с аквалангом.

- Я знаю, к сожалению, и Ринат тоже – не лучший ныряльщик, насколько я знаю, - покачал головой Костя.

- Ну, в чем же дело? Возьми с собой Никиту и Евгения, они-то прекрасно умеют обращаться с аквалангом, - удивился Виктор.

- Да, наверное, так и придется сделать, хотя и не очень хотелось бы, - сказал Костя с некоторым сомнением, - но именно поэтому, мне нужен ты, присутствуя в лодке.

- Не совсем понимаю – почему? – Еще больше удивился Виктор.

- Мне сейчас сложно все объяснять, да и времени нет, - Костя понимал, что объяснения будут слишком длинными, да и малопонятными, - могу сказать так – очень надежный человек, которому я доверю, подсказал мне, что лучше всего положиться на вас с Ринатом.

- Да? И что это за человек? – Виктор даже с некоторым подозрением посмотрел на Костю.

- Это неважно сейчас, - чуть поморщившись, помотал головой Костя, - важно, что нужно действовать, и мне нужны помощники, ты согласен?

- Знаешь, ты раньше таким не был, - проговорил Виктор, отступая на шаг и внимательно глядя на товарища.

- Каким – таким? – Потерев переносицу осведомился Костя.

- Таким настойчивым что ли, целеустремленным, - ответил Виктор, - понимаю, что с тобой я точно влипну в историю почище той, в которой уже оказался, но вероятнее всего – соглашусь.

- Ну-у, спасибо, что не послал куда подальше, - усмехнулся Костя, - тогда собирайся, но вот Оксане – все же ничего говорить не надо.

- Ладно, ладно, - махнул рукой Виктор, и они двинулись назад, к гостинице.

Там, Костя, расставшись с Виктором, навестил Рината. К счастью, его не пришлось долго уговаривать и что-то объяснять. Костя просто сказал, что источник, которому можно доверять, считает, что хранители могут в ближайшее время пойти ва-банк. Не зря же они начали жестко ограничивать даже своих, тех, которые, по их мнению – неблагонадежны.
Здесь, правда, и Ринат тоже был немало удивлен. Но после того, как Костя рассказал ему об увиденном в городе, и о том, что ему поведал Виктор, он согласился, что надвигается нечто нехорошее.
На сборы отвели десять минут.
Теперь нужно было найти Евгения и Никиту. Первый, скорее всего, находился там, где бывал чаще всего, то есть на пирсе. Где искать Никиту, Костя не знал, а в номере его не было. Но выход подсказал сам Ринат, который, оказывается был в курсе, что Никита тоже отправился на пирс.

- И знаешь, я думаю, он пошел готовиться к погружению в протоку, - сказал Ринат, когда Костя уже выходил из комнаты.

- Вот даже как? – Задумался Костя. – Ну может так будет и лучше.

Еще через десять минут все трое уже двигались по дорожке, идущей от гостиничного корпуса к уже знакомому пирсу.
Никиту они действительно нашли здесь, он был вместе с Евгением и его помощником – Александром.

- Ого, какая делегация, - воскликнул Евгений, оглядев все пришедших на пирс, - и первый раз, по собственному почину.

- Ну, не всегда же нас будут сюда строем приводить, - сказал Костя, пожимая Евгению, а затем остальным – руки.

- Это уж точно, еще немного и мы вообще окажемся на положении заключенных, - кивнул Евгений, - так, что привело вас всех сюда? Как понимаю – то же самое желание, что и у Никиты?

- Если Никита собрался нырять в протоке, то это безусловно так, - ответил Костя.

- Ясно, ну а меня то – возьмете с собой? – Подмигнул Косте Евгений.

- Да, куда же мы без тебя денемся? – Улыбнулся Ринат, хотя взгляд его оставался серьезным.

- И на том спасибо, - улыбнулся в ответ Евгений, - тогда пошел собираться.

- Не забудь про меня, - крикнул вслед ему Никита и повернулся к Косте и Ринату. Виктор стоял чуть в стороне, поглядывая на здание гостиницы, которое было видно из-за невысокого холма. Затем он повернулся к своим товарищам и сказал:

- Что, мне кажется, в гостинице какой-то шум нехороший начинается.

- Думаешь? – Костя тоже посмотрел в ту сторону. – Пока не вижу и не слышу ничего, но, тем не менее, нам бы стоило уйти отсюда побыстрее.

- Успеем, - махнул рукой Никита, - лодка уже под парами, да и оборудование почти готово.

- Это хорошо, - проговорил задумчиво Костя, - сталкиваться с хранителями сейчас будет совсем не с руки.

- А вот и мы, - весело проговорил Евгений, подходя к лодке, вместе с Александром, неся два комплекта снаряжения.

- Вообще, нырять мы собрались втроем, - с некоторым сомнением сказал Костя.

- Так, зачем же дело стало? – Притворно удивился Евгений. – Мой акваланг как раз, уже в лодке, а второй комплект, как я понимаю, для тебя?! Хоть что-то помнишь из своих уроков?

- Хоть что-то помню, - вздохнув, отозвался Костя, - но думаю – короткий ликбез в лодке мне не повредит.

- Да, думаю, будет лучше сделать это уже на озере, - добавил Ринат, тоже начиная озираться на здания гостиничного комплекса.

- Тогда грузимся и отходим, - сразу стал серьезным Евгений.

Быстро погрузили оборудование в лодку, после чего сели сами. За штурвал встал Ринат, поскольку Евгению предстояло заняться проверкой знаний Константина в области ныряния с аквалангом. Своему помощнику Александру, Евгений посоветовал закрыть ангар и смотаться куда-нибудь сразу после их отплытия.
Еще через минуту пирс, на котором они всегда собирались, остался за кормой. День стоял пасмурным, но теплый, вероятно, должен был пойти дождик, по пока все никак не мог разродиться, продолжая набухать влагой в облаках.
Ринат держал курс прямо на протоку, не приближаясь ни к какому берегу, благо сегодня и лодок на озере было совсем мало. Никита перебросился несколькими словами с Виктором, а потом стал смотреть на тот берег, где возвышались здания гостиничного комплекса. Виктор молча сидел в середине лодке, изредка бросая взгляды по сторонам.
Ну, а Евгений проводил ускоренный вводный курс дайвинга для Кости, который в позапрошлом году провел два самостоятельных погружения. На чем, собственно, его опыт в нырянии с аквалангом и заканчивался. Но, схватывал Костя все хорошо, а даже минимальный опыт очень пригодился, поскольку он быстро вспомнил все основные принципы.

- Ладно, - сказал Евгений, когда они уже подплывали к протоке, - не фонтан, конечно, но нырнуть ты сможешь, насколько могу судить, главное – не суетись, а так – мы с Никитой будем рядом.

- Постараюсь, - коротко ответил Костя, пребывая, тем не менее, в напряженном состоянии.
И причины для этого были не только, вернее – не столько в предстоящем погружении. С одной стороны его волновало то, что он не мог по-настоящему положиться на некоторых своих товарищей, причем на тех, кто будем погружаться с ним вместе. С другой стороны, он все-таки сожалел, что так и не пообщался с Аурелией. В свете всего того, что он узнал от Георгия Всеволодовича, он начинал понимать, что и девушка играет во всем этом – какую-то роль. И хотя играла она, безусловно, на их же стороне, все равно ему хотелось знать – какую именно роль.

Лодка, тем временем, вошла в протоку, и теперь медленно плыла по ней, стараясь держаться фарватера. Ринат внимательно смотрел вперед, а Никита с Виктором осматривали окрестные берега. Пока ничего подозрительного видно не было. Прошли мимо той отмели, на которой находился вход в пещеру, который затем обвалился при вмешательстве Гордонов. Сейчас в одном месте, там, где отмель подходила прямо к берегу, валялись груды валунов, оставшиеся после обвала. Вернее, валуны эти, скорее всего, были следствием попытки хранителей проникнуть внутрь, попытки – неудачной.
Но вот показался и выход из протоки, берега здесь стали выше и круче. А значит, и глубина в этом месте тоже была немаленькой, в чем Костя, невольно убедился недавно самостоятельно.

- Похоже, где-то здесь, - проговорил Ринат, внимательно осматривая местность.

- Да, похоже на то, - согласился Евгений, наклонившись, чтобы еще раз проверить снаряжение.

Сначала Костя хотел было согласиться с Ринатом и Евгением, но затем, прислушавшись к странному, возникшему ниоткуда, внутреннему чувству, понял вдруг, что они ошибаются.

- Нет, мне кажется, что нужно пройти еще два десятка метров вперед, и подойти ближе к тому берегу, - сказал Костя, указывая рукой направление.

- Думаешь? – Засомневался Евгений, оглядываясь на прибрежные скалы.

- Ну, может быть ты и прав, - задумчиво проговорил Ринат, двигая лодку немного вперед.

- Ну, хорошо, мы на месте, - сказал через полминуты Евгений, - какой у нас расклад и каков план погружения?

- Точно не скажу, - покачал головой Костя, - сначала мне нужно будет погрузиться и осмотреть дно, желательно уже на немалой глубине. Когда я найду тот артефакт или вход в пещеру, который, вероятно, находится здесь, мы попробуем войти туда.

- Ты думаешь, мы сможем сдвинуть каменную преграду, которая может закрывать тот вход? – Снова с сомнением спросил Евгений.

Никита и с Ринатом вопросительно посмотрели на Костю.

- У меня есть ключ, который откроет вход, - ответил тот.

Никита и Ринатом понимающе кивнули головами, уже будучи свидетелями того, как Костя открыл заслонку в пещере, и не спрашивая – откуда он взял ключ на этот раз. А вот Евгений был еще больше удивлен:

- У тебя есть какой-то ключ?

- Ну, в общем – есть, - немного уклончиво ответил Костя, - думаю, нам пора браться за дело.

Первым облачился в акваланг Никита, затем Евгений помог нацепить оборудование Косте, но попросил подождать немного, пока не будет готов он сам. Спустя еще минуту, он первым вывалился за борт, за ним последовал Никита. Костя чуть-чуть задержался, поглядев на Рината и Виктора.

- Давай осторожнее там, - сказал ему Виктор.

- Эх, жаль, что я не умею с аквалангом, - немного недовольно покачал головой Ринат, - удачи тебе.

Костя нацепил маску, поднял вверх сжатый кулак, а потом тоже вывалился за борт.
Ощущения от ныряния с аквалангом были не самыми приятными, как ни крути – но опыт у Кости был маловат. Но, держался в воде он сносно, рядом почти сразу оказались Никита с Евгением, и они начали погружение.
Сначала, Косте показалось, что местность совершенно незнакома ему. Он ничего визуально не мог опознать. В то же время неизвестное внутреннее ощущение, возникшее еще в лодке, стало сильнее, оно все подсказывало, что Костя на верном пути. В какой-то момент, уже погрузившись метров на десять, Костя понял, что плывут они несколько не в ту сторону, и развернулся, показывая знаками остальным, куда плыть. Вскоре перед ними показалась впадина на дне, которая уходила в глубину еще метров десять. Костя понял, что это именно то самое место. Подплыв ближе к краю впадину, он увидел ту самую перегородку, которая, вероятнее всего и закрывала вход в пещеру. Перегородка сия, выглядевшая как вдавленный в скальный грунт овал, была более светлой, чем окружающий её камень. Рядом почти сразу оказались Никита и Евгений, последний взял Костю за руку и показал на наручный глубиномер. Глубина во впадине, была уже немаленькой, особенно для такого новичка, как Костя. Но делать было нечего, вход в пещеру был именно. Костя понимающие покивал головой, но все равно указал рукой вниз. Как ему показалось – Евгений чуть пожал плечами, но не стал больше возражать.

Костя собрался с духом, и осторожно начал погружение во впадину, уже чувствуя немалое давление воды. Впадина оказалась глубже, чем это виделось с её края, и на самом дне Костя почувствовал немалую тяжесть. Но зато перегородка лежала теперь прямо перед ним. Костя медленно подплыл к ней, осматривая внимательно её поверхность, и через какое-то время, нашел в ней нечто, напоминающее замочную скважину. Никита и Евгений держались сбоку и чуть позади. Из сумки на поясе, Костя вытащил ключ, который ему дал Георгий Всеволодович и осторожно вставил его в найденное отверстие. Ключ, на удивление, вполне легко вошел в него примерно на половину, а затем уперся. Костя сосредоточился, а потом попробовал аккуратно повернуть ключ. И это, к его собственному изумлению, ему удалось – ключ повернулся на полтора оборота. Затем, вспомнив свой опыт в пещере, Костя попробовал вставить ключ глубже, и это тоже удалось сделать.
После чего, Костя сделал еще один оборот ключа, ощутив в конце его, явственное содрогание всей перегородки, словно позади неё открылся какой-то засов. Ключ Костя оставил в замке, вспомнив, что в пещере, вытаскивание ключа приводило к закрытию дверцы, а этого не хотелось бы.
Он осторожно нажал на перегородку руками. Она шевельнулась, но осталась на месте, тогда на помощь к Косте пришел Никита. Вдвоем они смогли откатить перегородку в сторону, и перед ними открылось отверстие, диаметром, наверное, чуть менее полутора метров. Все трое посмотрели друг на друга, а затем Костя первым вплыл внутрь. Коридор шел сначала горизонтально, но через десяток метров начал медленно подниматься вверх. Стенки этого прохода почти не были покрыты ракушками и водорослями, и было видно, что они явно искусственного происхождения.

Примерно в двух десятках метров от входа, коридор выходил в небольшую пещеру, метра три в поперечнике, из которой шли уже два прохода. Первый уходил куда-то влево, и все время сужался, так, что через несколько метров становился практически непроходимым. Это врядли могло быть входом в скрытое подземелье, разве что этот проход был просто засыпан со временем.
Второй же проход, практически такой же, как и тот, что шел от входа, имел горизонтальное направление и такой же диаметр.
Костя медленно двинулся по этому, новому проходу, который через еще десяток метров, неожиданно уперся в металлическую решетку. Причем, никакой замочной скважины, на этот раз, на решетке не было. Костя попытался сдвинуть решетку с места, но это не удалось. Ему на помощь снова пришел Никита, но и при их соединенных усилиях решетка даже не шелохнулась. Прутья её были довольно толстыми и располагались весьма часто, так что надежды как-то пролезть или перепилить её – не было.
Поскольку иного прохода вперед не было, то оставалось одно – двигаться назад, ведь запас кислорода у них был не беспредельным. Однако Костя решил на некоторое время задержаться у решетки. Внутренний голос, появившийся у него еще при подходе к пещере на поверхности, говорил ему, что не все потеряно.
Он еще раз внимательно осмотрел все стены вокруг, рядом с решеткой и сумел разглядеть странный выступ, на торце которого было какое-то очень ровное углубление. Костя осторожно взялся за этот выступ, но тот даже не пошевелился. Тогда он, собравшись духом, вставил в углубление в торце, палец, и попробовал нажать еще раз. И, совершенно неожиданно, выступ сдвинулся в сторону и немного повернулся по своей оси. Сразу же после этого решетка, как показалось даже под водой, с глухим скрипом, пошла в сторону.
Никита посмотрел на Костю и показал ему большой палец. Евгений, подплывший ближе, внимательно осмотрел выступ и покачал головой. А Костя уже двинулся дальше, вглубь прохода, который, через несколько метров, резко пошел вверх, и еще метра через четыре после начала подъема, выплыл в еще одну пещеру. Причем пещера сия оказалась не заполненной до конца водой. От её поверхности до самого потолка пещеры оказалось почти два метра, что было несколько странно, по всем прикидкам, поверхность воды в этой пещере, явно не совпадала с поверхностью озера. И вероятной причиной этого, было намного повышенное давление воздуха здесь.
Когда следом за Костей сюда выплыли Никита и Евгений, последний сразу же сказал:

- Ого, вот это подпор воздуха, атмосферы две, если не три, аж на уши давит.

- Странно, - проговорил Никита, указывая рукой наверх, - вот там явно видно отверстие еще одного прохода, почему же воздух под таким давлением? Все-таки замкнутый объем?

- Нужно попробовать выбраться из воды и посмотреть, что там наверху, - решил Костя, и начал первым взбираться на небольшой уступ, расположенный непосредственно под отверстием.

В какой-то момент ему показалось, что он словно продавил некую мембрану, причем мембрану, весьма толстую и прочную, и воздух после этого сразу стал менее плотным.
А затем произошло странное происшествие, точнее даже происшествие, которое можно было бы ожидать после предупреждений Георгия Всеволодовича, но все равно неожиданное. Следом за Костей, на выступ выбрался Евгений, и почти сразу как-то странно всплеснул руками и завалился в воду. Никита едва успел поддержать его, что бы тот не ушел под воду. Костя немедленно сбросил акваланг на выступ, и бросился в воду на выручку. В конце концов, вдвоем было легче вытащить пострадавшего, правда, непонятно от чего, на воздух.

- Черт, что это с ним такое? – Никита, снявший маску, был удивлен и обескуражен. – Головой он что ли ударился?

- Там мембрана какая-то – объяснил Костя, помогая поддерживать Евгения, - я вроде бы прошел через неё, а он, вероятно, по каким-то причинам нет.

Тут Костя умолк и задумался, вспомнив слова Георгия Всеволодовича о том, что тот, кто имеет в себе хоть каплю крови пришельцев, войти в схрон не может. Это осознание несколько ошеломило Костю, несмотря на предупреждение лесничих о том, что они не смогли проверить Евгения и Никиту.
«Неужели и Никита тоже», - в отчаянии подумал Костя.

В это время Евгений начал приходить в себя, и Никита подтащил его к выступу:

- Давай-ка попробуем вытащить его из воды.

Он первым вылез на выступ, затаскивая Евгения, а Костя страховал сзади.

- Оно, и правда что-то вроде мембраны, - удивился Никита, повертев головой вокруг, и начал вытаскивать Евгения, уже пришедшего в себя из воды. При этом Костя заметил, что Евгений совсем не горит желанием влезать на уступ и решил не трогать его.
Но видимо, усилия Никиты все-таки заставили Евгения коснуться невидимой перегородки еще раз, и он снова начал валиться воду. На самого же Никиту защитная мембрана, похоже, никак не подействовала.

- Да, что же такое-то? – Процедил сквозь зубы Никита. – Почему ж ему так плохо становится тут?

- Не стоит тянуть его туда, - решил Костя, пока, не говоря Никите о причинах подобного явления, хотя потом, сильно пожалел об этом.

На сей раз Евгений быстрее пришел в себя и пробормотал:

- Что же это такое-то?

- Не пройдет он здесь, - сказал Костя уверенно, пытаясь отдышаться, - нужно помочь ему вернуться в лодку.

- Эх, черт, и что же мне – тебя одного тут оставить? – Никита был явно огорчен.

- Ничего со мной не случится, - махнул рукой Костя, - ты то сам сможешь его отбуксировать?

- Да он же в сознании, руками и ногами может двигать, - указал на аквалангиста Никита, - так что справлюсь, ты то здесь, не лезь особо на рожон.

- Постараюсь, - ответил Костя, наблюдая за тем, как Никита помогает Евгению надеть маску, и они начинают медленно погружаться.
Теперь он оставался в пещере один, и мог действовать по своему усмотрению.

Глава 20. Открытые двери и неожиданные потери

Сначала Костя хотел оставить акваланг прямо здесь, у самого входа в коридор, но потом, подумав, все же решил оттащить его подальше. Коридор, судя по всему, был буквально вырезан в скале, с помощью каких-то неизвестных устройств. Его пол, потолок и стены были практически гладкими и ровными. Пройдя метров десять, Костя оказался перед поворотом, сразу за которым выявилась еще одна мембрана, которую Костя прошел даже несколько легче, чем первую, вероятно, это была вторая линия защиты схрона. Здесь, за этой силовой защитой, как понял Костя, он и бросил на полу акваланг, все-таки тащить его было слишком накладно.
Здесь коридор делал еще один поворот, после чего оказалось возможным выключить фонарик – в коридоре был тусклый свет, который шел, казалось, прямо из углов между стенами и потолком. При этом коридор сначала пошел несколько вверх, а потом начал плавно понижаться. Еще пройдя метров двадцать, Костя оказался перед стальной, или быть может только казавшейся таковой, дверью. Или чем-то, что выглядело как дверь. И здесь, на этой двери, тоже была замочная скважина. Костя подумал, что выбора у него уже нет – нужно было доставать свой ключ, тот, что когда-то подарил ему Егор Никодимович. Поскольку никакого другого ключа у него не было.

- Ну что же, попытка не пытка, хотя шансы и минимальные, - пробормотал Костя, вставляя ключ в скважину.

И тут в его голове всплыл странный образ. Он увидел Егора Никодимовича, который сказал ему:

- Вставить до щелчка, и повернуть два оборота по часовой стрелке.

Костя на миг замешкался, но затем подчинился этому подсознательному совету – вставил ключ до щелчка, и сделал два оборота. Послышался странный шум, словно где-то в глубине скалы провернулось что-то большое.
И сразу после этого перед глазами Кости появился новый образ – волк, который смотрел на него умными глазами, а затем совершенно человечьим голосом, похожим на голос Никиты, произнес:

- До второго щелчка и два оборота против часовой стрелки.

И снова Костя подчинился этому странному видению-указанию.
И вновь его действия привели к тому, что за этой дверь нечто глухо лязгнуло.
И после этого перед мысленным взором Кости, появилась… Аурелия. Она была в необычном платье, напоминавшем сразу и древнегреческую тунику, и современный открытый сарафан. Выполнено было платье из какого-то почти прозрачного материала, а волосы на голове у девушки были уложены в необычную прическу. Аурелия серьезно и с каким-то выжиданием посмотрела прямо его в глаза и сказала:

- Теперь вставляй до конца и воспользуйся своим Словом!

У Кости в голове промелькнуло череда странных видений, он на секунду замешкался, не понимая, какое же слово должен произнести. Но тут какая-то сила внутри него, буквально заставило его вставить ключ до упора, затем отойти в сторону и четким, громким голосом произнести странную фразу. Фраза сия, вроде бы была похожа на фразу русского языка, но слова в ней звучали так необычно, что со стороны, наверное, никто не понял бы её.
И дверь начала открываться. Костя, стоявший примерно в метре от неё, увидел, что толщина этой перегородки превышает полметра. Но до конца она не открылась, оставляя только щель, впрочем, щель, достаточную для свободного прохода человека. Костя с некоторым сомнением подошел к этой двери и заглянул внутрь. Там шел почти такой же коридор, только лучше освещенный. Костя попробовал вытащить ключ, и это ему удалось, но дверь сразу начала закрываться. И Костя решительно вошел в помещение схрона, как он уже понял.

В этом новом коридоре воздух был значительно чище, и откуда-то дул легкий ветерок. Вероятно, где-то имелась скрытая вентиляция, которую было невозможно обнаружить снаружи. Пройдя по коридору, Костя вышел на развилку, в которой находились сразу три двери. Но, к огорчению Кости, ни одна из них не имела замочных скважин, впрочем, он тут же утешил себя тем, что наврядли, имеющийся у него ключ, открыл бы какую-то из этих дверей. Тем не менее, он решил посмотреть, что это за двери и подошел ближе. Двери были похоже на ту, которую он открыл минуту назад, а вот вместо замочных скважин, каждая из них имела небольшую плоскую площадку матового цвета, размером примерно с три сигаретным пачки. Спустя несколько секунд Костя отчетливо понял, что двери открываются по сличению рисунка на ладони, а эти площадки, не что иное, как считыватели.

- Интересно, - пробормотал он, - работает эта штука или нет?

На самом деле, куда интереснее было – пропустит ли его хотя бы одна дверь или нет, но Костя пока об этом не думал. Он приложил ладонь к крайней левой двери – результат был нулевой. Ни единого звука из-за двери, ни единого загоревшегося огонька.
«Отрицательный результат – тоже результат», - сказал себе Костя и перешел к следующей двери.
Вторая, средняя дверь, показала точно такой же результат, точнее – полное отсутствие такового. Не то, что бы Костя сильно огорчился, но если не откроется третья дверь, то получится, что он залез сюда зря.
«Ну, почти что зря», - поправил себя мысленно Костя. Все-таки сия вылазка четко показала, что Никита не является представителем пришельцев, а вот Евгений, увы – таковым является. Что, впрочем, еще не говорило о том, что Евгений однозначно служит хранителям, а Никита – столь же однозначно чист.
И Костя перешел к третьей двери, уже не особо надеясь на результат. Но, к его немалому удивлению, приложенная ладонь, вдруг ощутила весьма чувствительный укол электричества, затем сама панель засветилась тусклым желтоватым светом. И тут Костя услышал знакомый свист. Он внутренне весь сжался, ожидая какого-то удара, но на его удивление, по всему помещению прошла какая-то едва заметная волна теплого воздуха и на этом все закончилось. Видимо, система защиты распознала в нем своего.
Постояв немного перед открывшейся дверью, Костя вошел внутрь.
Он оказался в помещении, представлявшем вытянутый прямоугольник, по стенкам которого были расставлены стеллажи и шкафы, выполненные из материала, напоминающего матовое стекло. Но стеллажи были пусты, да и большинство шкафов, которые сумел открыть Костя, тоже были пусты. В конце этого помещения была стеклянная перегородка, в которой Костя не нашел ни единого намека на дверь. За этой перегородкой виднелось другое помещение, чем-то напоминающее сразу и какой-то центр управления, судя по расположению кресел в нем, и стоматологический кабинет, если судить по форме кресла. Впрочем, еще это помещение напоминало аттракцион с виртуальной реальностью, поскольку на верхней части каждого такого, «стоматологического» кресла, находилось нечто, похожее на шлем виртуальной реальности.

Костя походил вдоль стеклянной перегородки, испытывая немалое желание попасть внутрь, как вдруг обнаружил в углу коридора, какой-то предмет. Он нагнулся и поднял эту странную блестящую штучку, похожую на восьмигранную монетку, размером в двухрублевик. Но на обеих гранях этой «монетки» был нанесен какой-то сложный рисунок, с первого взгляда даже не поддающийся пониманию. Костя подошел ближе перегородке, из-за которой струился более яркий свет и вдруг увидел на поверхности стекла странный знак, похожий на какой-то иероглиф. Он сделал шаг назад, чтобы лучше рассмотреть его, но тот тут же погас.
Костя снова подошел к перегородке, и странный символ вновь возник в толще стекла. Костя задумался и опустил взгляд на «монетку» и только тут заметил, что в центре рисунка находится именно такой же символ, что и светится на перегородке.
Еще немного подумав, Костя осторожно положил руку на ту часть символа, которая представляла собой что-то вроде оперения стрелы. Символ загорелся сильнее. Тогда Костя начал водить рукой по стеклу, стараясь повторять все контуры того рисунка, который был выгравирован на «монетки». Когда он закончил – на поверхности или в толще стекла, это было невозможно понять, был точно такой же рисунок. И вдруг перегородка словно растаяла, пропуская Костю дальше. Он замешкался на несколько секунд, но затем вошел в это помещение.
Оно представляло собой восемь кресел, расположенных по кругу, перед креслами находилось нечто, похожее на большие вогнутые экраны. А в центре этого круга, образованного креслами, находилась странная конструкция, представлявшая собой нечто вроде стеклянного стакана.
Стакан этот занимал по высоте пространство от пола до потолка. Сверху, на потолке, в стакане располагалось нечто вроде большого фонаря. А снизу, чуть выше уровня пола, была площадка, разделенная на две части. По форме эта площадка напоминала два перекрещивающихся круга.
И в каждом круге, на полу виднелось что-то напоминающее отпечатки человеческих ступней. Одна пара в одном круге, вторая пара в другом.
Костя с удивлением подошел к странной конструкции, с одной стороны которой заметил нечто похожее на дверцу.
Он лишь коснулся этой дверцы рукой, как она тут же ушла в сторону, открывая доступ внутрь.
У Кости почему-то возникло странное ощущение, что он должен войти внутрь, но какое-то время колебался, не решаясь сделать это.
Затем все-таки поставил одну ногу на возвышение в полу стакана, и тут еж почувствовал какое-то странное стеснение, резкий дискомфорт. Он отступил назад. Чуть постоял и попробовал войти снова. И снова те же ощущение дискомфорта и давления по всему телу, словно кто-то стягивал с него кожу. Ощущение было неприятным, но тут Костя заметил, что ощущает это только телом, и частично ногами и руками. А вот голова, кисту рук и ступни ног не испытывают этого. И тут до него дошло – он был в гидрокостюме, и именно он чем-то не нравился стакану, в верхней части которого, как теперь заметил Костя, при его приближении загорается зеленоватый огонек. Чуть подумав, Костя огляделся, словно его мог кто-то увидеть, и начал стаскивать с себя гидрокостюм. Затем, немного подумав, снял и плавки, а потом снова вошел в стакан, уже в чем мать родила.
Теперь никаких неприятных ощущений не было, и сразу после того, как он встал на те отпечатки ступней, что были в полу, в стакане загорелся зеленый свет, и дверца закрылась. Костя с любопытством ждал продолжения.
Зеленый свет в его части стакана сменился золотистым, но почти тут же погас, а той части стакана, которая оставалась пустой, вспыхнуло короткое оранжевое свечение. Дверца стакана тут же открылась.
«Не работает, когда внутри только один человек», - понял Костя, и только когда уже вышел наружу, до него дошло, что вторым человеком в стакане, наверняка должна быть женщина.
Эта установка, истинное назначение которой Костя пока не понимал, должна была влиять на что-то очень глобальное. Но на что именно, и кто должен стоять в ней, он пока не знал. В задумчивости он оделся снова, пройдясь вдоль расставленных кресел, и тут заметил, что на двух экранах есть какие-то надписи. Причем надписи не статичные, а бегущие по экрану, сменяющие друг друга.
Установка работала и, как понял Костя, ждала только появления в своей основной части двух операторов.
Тут он заметил, что в одном из кресел, лежит странный предмет, который напоминает газовый баллончик. Костя с интересом поднял этот баллончик и осмотрел его – на торце этого предмета была небольшая кнопка.
Костя чуть подумал, а потом, может и несколько легкомысленно, нажал на эту кнопку. В помещении раздался резкий, хорошо знакомый Косте свист, который обычно предварял срабатывание охранной системы. Костя на мгновенье оглох, и тут же отпустил кнопку. Больше никаких негативных ощущений у него не было, и немного подумав, он решил взять этот свисток, как он его назвал, с собой. Равно как и странную восьмигранную «монету».
И только сейчас Костя вдруг спохватился, что уже долго торчит здесь, не замечая времени.
Он быстро выскочил в помещение, похожее на склад, при этом стеклянная перегородка появилась снова, как ниоткуда. Костя быстро пробежал мимо стеклянных шкафов и стеллажей, и выскочил в помещение, где было три двери. Почти сразу после этого, дверь с тихим шорохом закрылась за ним.
Костя на мгновенье остановился, оглядываясь на закрывающуюся дверь, а затем двинулся в обратный путь. Через полминуты он снова оказался перед той дверью, которую открыл своим ключом. Поскольку она была вновь закрыта, Костя снова достал ключ и повторил все манипуляции. Вот только странная фраза, всплывшая в его голове сама собой, на обратном пути уже не потребовалась. Как только Костя выскочил за эту мощную перегородку, она сама собой начала закрываться. Затем Костя подобрал свой акваланг, лежащий на полу коридора, и вновь прошел через силовое поле, создающее впечатление некоей мембраны в коридоре. Затем акваланг, завернул за угол и буквально столкнулся с Никитой, осторожно продвигающимся по коридору.

- Вух, ну и напугал ты меня, - Никита шумно выдохнул, - я пока доставлял Женьку в лодку, успел сто раз подумать о том, хватит ли тебе воздуха или нет.

- Да, вот видишь, я тут без акваланга немного пошлялся, - ответил Костя, все еще пребывая в задумчивости после посещения схрона, - а как там Евгений?

- Да, вроде ничего, в лодке оклемался почти, - ответил чуть задумчиво Никита, - хотя, когда выплывали из пещеры, его вроде как опять начало клинить.

- Понятно, но теперь я думаю, пора в обратный путь, - сказал Костя.

- Уже, а что там, за этими силовыми полями? – Удивился Никита.

- Там двери закрытые, - покачал головой Костя, на всякий случай, решив не рассказывать подробности, - сумел пройти по какому-то коридору, но опять уперся в тупик.

- Жаль, значит зря только, сюда лазили, - огорченно проговорил Никита.

- Нет, не зря, - возразил Костя, - я тут кое-что нашел, может быть это станет чем-то вроде ключа.

И он вытащил восьмигранную «монету» и показал её Никите.

- Интересная шутка, если бы еще знать – для его она, - Никита повертел «монету» в руках и отдал Косте назад.
Показывать «свисток», который мог оглушить человека, Костя, на всякий случай не стал.

- Ладно, давай двигать в обратный путь, - сказал Костя, - что-то тревожно мне как-то, словно что-то происходит там, наверху.

И в этот момент он совершенно не лукавил, у него действительно все сильнее и сильнее возникало ощущение, что надвигается нечто нехорошее, что-то, что он уже не в силах предотвратить.
Они прошли через еще одну силовую завесу, надели маски и прыгнули в воду, в пещере, где воздух находился под давлением. Через минуту они прошли то место, где коридор перекрывался металлической решеткой, а еще через пять минут уже выплывали из отверстия, служившего входом в пещеру.
И здесь Костя, к своему удивлению обнаружил, что ключа в замочной скважине плиты, перекрывающей вход, нет. Это было странно вдвойне, потому что плита должна была, по идее, закрыться.
Было непонятно, кто вытащил ключ, и почему перегородка осталась открытой при этом. Но выяснять это здесь было не с руки, поэтому Костя, вслед за Никитой начал подниматься на поверхность.
Еще через несколько минут они уже подплывали к борту лодки, с которой им протягивали руки Ринат и Виктор. Евгений сидел на корме, с каким-то потухшим видом.
Изрядно уставшие ныряльщики, наконец то, забрались в лодку, и сняли акваланги.

- Есть успехи? – Спросил Евгений, как только Никита и Костя, полностью избавились от подводного снаряжения.

- Относительные, - несколько уклончиво ответил Костя, - есть все предпосылки продолжить поиски. Схрон явно находится там.

Он понимал, что скрывать находку подземелья не имеет смысла, поскольку Евгений и сам мог уже догадаться, что попал в силовую защитную ловушку. Единственное, что его должно было обескуражить, так это то, что на его спутников она не подействовала.
«Впрочем», - подумал Костя, - «он вполне может быть в курсе воздействия этой защиты на своих соплеменников».

- Значит, не зря сплавали? – Спросил Ринат, пристально глядя в глаза Косте.

- Совсем не зря, - Костя ответил честным и прямым взглядом.

- Ну и хорошо, - со скрытым удовлетворением проговорил Ринат, - значит, можем двигаться домой.

- Думаю, это будет неплохой идеей, - снова включился в разговор Евгений.

Ринат запустил двигатель лодки и, развернув её, повел обратно – к пирсу возле гостиницы.
Когда они уже прошли протоку, и Евгений присоединился, наконец, к Никите и Ринату, сидевшим впереди, Виктор быстро наклонился к Косте и прошептал:

- Мне кажется, что Евгений скрытно воспользовался рацией, когда мы отвлеклись на ваше всплытие.

- Ты уверен в этом? –Тихо спросил Костя.

- Не на сто процентов, - покачал головой Виктор, отходя снова на корму.

Костя задумался – ситуация, похоже развивалась совсем не так, как ему хотелось бы. Да, он нашел схрон и даже раскрыл кое-какие его секреты, но при этом, вполне возможно, некоторые из этих секретов могут стать известны хранителям. Но как-то изменить это Костя уже не мог, разве что выбросить Евгения из лодки, но такой поступок не поддержал бы никто из ребят.
Хотя, как показали дальнейшие события, это могло быть не самым плохим вариантом. До самого пирса дошли совершенно спокойно, даже удивившись тому, что в акватории поблизости не было ни одной лодки.
Но, что удивительно – и на самом пирсе не было видно, ни одного человека.

- Странно, куда это все люди подевались? – С удивлением покачал головой Ринат, медленно подруливая к свободному месту.

- И то, верно, - согласился Никита, тоже оглядывая причал с удивлением, - даже помощников Женькиных не видно.

- Может быть в ангаре? – Предположил Евгений, бросив странный взгляд на Костю.

Ринат тем временем, с помощью Никиты, пришвартовал лодку, после чего Никита первым вышел на пирс. За ним из лодки вылезли и Виктор с Евгением. Ринат и Костя какое-то время помедлили, но затем тоже последовали примеру товарищей.
Стояла мертвая тишина, лишь у самой оконечности бухты тарахтела старая моторка.

- Куда это все провалились то? – Развел руками Никита.

- Не нравится мне все это, - проговорил Ринат.

И тут из-за стоявших на пирсе ящиков вышли… Филипп, Альберт, Мартин и Кристиан. А с другой стороны, от ангаров выдвинулись еще четыре хранителя, имен которых никто из путешественников не знал. И что самое неприятное, со стороны старых лодок, вытащенных на пирс для ремонта, вышли два одинаковых человека, один из которых был тот самый в штатском, которого видел Костя в городе. А вслед за ними оттуда же вышли… Феликс и тот майор, который так же принадлежал к Гордонам.

- Я вижу наши путешественники вернулись с прогулки? – Ленивым тоном проговорил Филипп, подходя ближе вместе с Мартином.
Альберт заходил чуть левее, держа в руках нечто похожее на тубус для чертежей.
Оба одинаковых человека, все уже поняли, что это были представители Гордонов, тоже приблизились к нашим героям.

- А ты заслужил почти полное прощение, - обратился Филипп к Евгению, - и поэтому не попадешь под полную зачистку, как остальные.

Евгений как-то странно посмотрел на своих бывших товарищей, и сделал два шага в сторону.

- Что? Так это ты нас сдал этим ублюдкам? – Возмутился Никита.

Евгений сделал движение, словно собирался что-то сказать, но только втянул голову в плечи и отошел еще на пару шагов.

- Ну, что дорогие земляне, давайте рассказывайте – что смогли отыскать в схроне Древних, - сделал еще один шаг вперед Филипп.

- Каком схроне Древних? Что ты несешь? – Никита повернулся к нему.

- Не надо пытаться нас обмануть, - если бы не всегда равнодушное выражение лица Филиппа, можно было бы подумать, что он поморщился.

Стрекотание лодочного мотора стало слышно лучше, лодка явно приближалась.

- Думаю, что всем вам придется проехать с нами, - сказал Филипп, в тягостной тишине, повисшей над пирсом.

И в этом момент, кто-то крикнул со стороны воды:

- Берегись!

И сразу после этого на пирсе, между людьми и хранителями взорвался взрывпакет.
Он неожиданности хранители отскочили в сторону, и почти сразу после этого, чуть в стороне взорвался второй взрывпакет.
Костя быстро обернулся – в моторной лодке сидело два человека, один из которых, махал им рукой:

- Сюда, скорее сюда!

В этом человеке Костя узнал того водителя такси, который подвозил его к вокзалу, Пахома.

- Прыгаем! – Крикнул он остальным, поворачиваясь к воде.

Но хранители уже пришли в себя и бросились на людей.

- Я задержу их, бегите! – Крикнул Никита, сшибая с ног одного из неизвестных хранителей, а затем сцепляясь с Кристианом.
Виктор повернулся к воде и тут его чуть не схватил один из Гордонов, но тому помешал Ринат, сумевший сбить пришельца с ног.
Костя очень хотел помочь друзьям, но понимал, что шансов у него нет никаких. И он прыгнул в воду. За ним последовал и Виктор, но слишком неудачно. Он попал между двумя лодками и проплыть между ними, что бы его подобрала моторка, просто не успел. В воде уже оказались двое хранителей.
Лишь Костя оказался совсем рядом с моторной лодкой, где его буквально втащили на борт, после чего лодка, совершенно неожиданно начала очень быстро набирать скорость. Хранители бросились к другим лодкам, но моторка уже миновала конец пирса и вышла на открытую воду. После чего быстро развернулась и помчалась в сторону берега, покрытого лесом.
Костя с горечью посмотрел на оставшийся позади пирс, на котором остались его товарищи, схваченные равнодушными пришельцами, которые шли к своей цели, не считаясь ни с чем.

- Не кори себя, ты ничего не смог бы сделать в такой ситуации, - сказал чей-то знакомый голос, и чья-то рука легла на плечо Константина.

Он обернулся и застыл в изумлении – перед ним был… Егор Никодимович.

- Вы? Откуда Вы здесь? – Удивлению Кости не было границ.

- Ситуация потребовала этого, - с печалью в голосе сказал лесничий, - пришельцы перешли к активным действиям. Не только твои товарищи, что были на пристани, схвачены ими.

- Не только?! – У Кости внутри, словно что-то оборвалось, он резко вскинулся, словно его обожгло. – Аурелия?!

- Да, к сожалению, это так, - посмотрел прямо в глаза Косте Егор Никодимович, - а Георгий тяжело ранен.

- А дядя Михай, тетя Лилия? – Костя тяжело сглотнул и сел на дно лодки.

- Ты должен быть сильным, - в голосе лесничего послышалась немалая горечь, - ты остался практически единственным близким человеком у Аурелии, и что бы выручить её и всех остальных, придется очень многое сделать.

- Я сделаю все что смогу, - глухо произнес Костя, тяжело опускаясь на дно лодки.

Лесничий молча похлопал его по плечу и повернулся к Пахому, управлявшем лодкой.

- Оторвались вроде бы, - сказал тот, всматриваясь в водную гладь озера.

Еще через минуту лодка вошла в небольшую, заросшую по берегам зеленью, бухту.

Глава 21. Когда нужно отбросить сомнения и сделать выбор

В простой печке-буржуйке, стоящей в маленьком бревенчатом домике, стоявшем на небольшой полянке леса, весело потрескивали дрова. Вокруг домика стояли деревья, чей возраст наверняка был намного больше, чем возраст самых старших людей во всей округе. К домику вела практически неприметная тропинка, которая порой просто терялась в зарослях кустарника. Возле самой двери домика имелись роскошные заросли бузины, а чуть поодаль росло несколько рябинок. Под этими рябинами стояла скамейка, которую можно было видеть, только если смотреть непосредственно из двери домика. Сейчас на этой скамейке сидел человек, который о чем-то думал. Но вот человек вздохнул глубоко, затем поднялся и вошел в домик.
В домике, в котором было всего две комнаты, одна меньше другой, находилось всего три человека. Один из них лежал в меньшей комнате на топчане, укрытый теплыми пледами. Рядом с топчаном, на маленьком табурете, стоял стакан с водой, а также, на салфетке лежало несколько шприцев и ампул с лекарствами.
Человек, который вошел в домик с улицы, некоторое время смотрел на лежащего, затем покачал головой и вышел в соседнюю комнату.

- Все-таки, врача бы надо, Егор, - озабоченно обратился к вошедшему, круглолицый, лысый человек, сидевший перед печкой, - ранения у него очень уж тяжелые.

- Да понимаю я, мог бы не напоминать Пахом, - ответил вошедший, которого назвали Егором, - но не можем мы ни к кому обратиться в этом городе, потому что нет уверенности ни в ком. Вот приедет Алевтина, тогда и доктор будет.

- А как она нас найдет? Она же здесь никогда не была? – Вопросительно посмотрел на Егора, Пахом.

- Я встречу её, все равно меня здесь никто не знает, - ответил Егор, бросив взгляд в окошко, - встречу и привезу сюда.

- Ты же знаешь – у пришельцев, особенно у вторых, прямо нюх на такие вещи, - покачал головой Пахом, - как бы не попасться.

- А иного выхода у нас нет, - сказал, как отрезал Егор, - будет Алевтина здесь, и у нас будут частично развязаны руки. Тогда и мы сможем хоть чем-то помочь парню.

Он посмотрел на молодого человека, сидевшего возле окна, и рассматривающего странную восьмигранную штуку, напоминающую монету. На этой непонятной «монете» был выгравирован сложный рисунок, в котором были словно вплетены в единый узор несколько пиктограмм и иероглифов. При долгом и внимательном вглядывании в этот рисунок перед взглядом начинала появляться некая трехмерная картинка, словно какой-то трехмерный лабиринт.

- Костя, ты ведь нам так и не рассказал, как следует, что же ты видел в схроне, - позвал молодого человека тот, которого звали Егор, - уж прости, что мы тебя опять выспрашиваем обо всем.

Молодой человек глубоко вздохнул, убрал «монету» в карман, а затем повернулся лицом к спрашивающему.

- Странное это было место, хотя и очень защищенное, - ответил он, не поднимая головы, - создается впечатление, что это некий пункт управления чем-то. И он даже работает, насколько я понял, Егор Никодимович, но не до конца.

- Так, а все же, расскажи обо всем, что видел, подробнее, - попросил Егор Никодимович.

Костя немного подумал, а затем начал свой рассказ с того места, где он открыл внутреннюю дверь своим ключом, включая странную фразу, которая сама собой всплыла в его подсознании.

- Вот оно что, - с некоторым удивлением проговорил Егор Никодимович, и в голосе его послышалось искреннее одобрение, - похоже, у тебя начала срабатывать родовая память, причем на очень глубоком уровне. Но, продолжай, рассказывай, что было дальше.

Костя собрался с мыслями и продолжил рассказ, стараясь не упускать ни одной подробности. Когда он закончил, на некоторое время в помещении повисла тишина. Затем тот, которого звали Егор Никодимович, в задумчивости произнес:

- Это может быть и большой удачей и очень опасным моментом.

- Но что это? – Спросил Костя. – Что это за помещение, и что это за странный стакан, стоящий в окружении компьютеров управления?

- Думаю, это один из основных терминалов подавления противника, выполненный на очень тонком уровне, клеточном, даже быть может, молекулярном, - все так же задумчиво ответил Егор Никодимович.

- И чье же это оружие? Хранителей? Гордонов? – Спросил Костя, заинтересовавшись и немного отвлекшись от своих мыслей о друзьях, фактически попавших в плен и о девушке, которая, как оказалось, была для него далеко не безразлична.

- Насколько мы можем судить, эта установка была создана предками тех и других, - ответил Егор Никодимович, - еще теми, кто жил на их планете до того, как на ней началась война двух лагерей. Но, когда эта штука попала на Землю, причем еще с первой волной пришельцев, то по ряду причин, сразу оказалась в схроне. Причем не просто в схроне, а в таком, который контролировали последние представители Древних. И эти последние представители прошлой цивилизации Земли модифицировали эту установку, они расширили зону действия её и перестроили так, что в качестве задатчиков могли бы использоваться люди.

- В качестве задатчиков? – Переспросил Костя. – Это тех людей, которые должны вставать внутрь стакана?

- Тех самых, ибо именно с них снимается генетический образец, - ответил Егор Никодимович, - а возникающее излучение начинает резко подавлять все организмы, имеющие иную генетическую структуру. Причем выполнено это все на таком тонком, глубинном уровне, что ни животные, ни растения совершенно не чувствуют этого.

- И пришельцы желают попасть в схрон ради этого устройства?! – Догадался Костя, посмотрев лесничему в глаза.

- Да, причем и те и другие, - кивнул головой Егор Никодимович, - каждый из них желает ввести в реперную зону своих представителей, чтобы ограничить всех остальных.

- И в чем же это будет выражаться? – Костя понимал, что это точно будет нечто нехорошее, но не спросить – не мог.

- У нас нет точной информации, - покачал головой Егор Никодимович, - мы только можем полагать, по отрывочным данным, оставшимся от последних Древних, что при таком включении – конкурирующая ветвь просто начнет быстро умирать.

- А что же будет с обычными людьми? – Спросил Костя, внутренне напрягаясь.

- И опять нет точной информации, но мы думаем, что люди превратятся в этаких полузомби, которых пришельцы смогут легко контролировать, - ответил Георгий Никодимович, разведя руками.

- Да, тогда их пускать в этот стакан нельзя ни в коем случае, - проговорил Костя. А потом спросил:

- Но, что будет, если в этот стакан, встанут люди?

- Если в этот стакан встанут люди, то произойдет ограничение всех возможностей пришельцев, причем и тех, кто называет себя хранителями и тех, кого мы знаем, как Гордонов, - ответил Егор Никодимович. Потом чуть подумал и добавил:

- И вставать в стакан нужно одновременно мужчине и женщине, что бы ограничитель сработал и в отношении мужских особей и женских.

- М-да, и так голова кругом шла, а теперь вообще, словно с орбиты сошла, - покачал головой Костя, - не представляю – что и делать.

- Для начала – не пороть горячку, - ответил Егор Никодимович, - любая спешка сейчас сыграет на руку противнику.

- Но ведь у них в плену находятся мои товарищи, и не только, - попытался возразить Костя, порываясь встать со своего места, но в результате, лишь махнув рукой.

- Понимаю, хорошо понимаю, - спокойно ответил Егор Никодимович. – но любые действия, предпринимаемые, что называется - в лоб, могут только все испортить.

- Быть может им предложить обмен? – Костя снова посмотрел на лесничего. – Я отдам им свой ключ и вот эту «монету»? А они отпустят кого-то из наших?

- Все бы хорошо, но только эти предметы сами по себе, им совершенно не интересны, - вздохнул Егор Никодимович, - они все равно не смогут проникнуть в подземелье схрона, им обязательно нужен проводник.

- То есть я, - Костя вновь опустил голову.

- Именно, даже отдав им оба ключа – и физический, и символьный, ты все равно не откроешь им дорогу в схрон, - подтвердил Егор Никодимович, - они не знают ни ключевой фразы, да и в большинстве своем просто не пройдут силовые барьеры.

- Да, Евгений просто потерял сознание, - согласился Костя, потирая виски.

- Это наша промашка, мы этого Евгения проглядели, - вступил в разговор Пахом, - слишком поздно поняли, что это за птица, и уже решили предупредить вас, да тут началась эта заварушка.

- Евгений – лишь полукровка и, хотя, многие из рядовых хранителей, да и многие Гордоны, скорее всего, отреагируют также, но кое-кто из них, так называемые – Высшие, могут и пройти внутрь, - сказал Егор Никодимович. И после паузы продолжил, - правда с побочными эффектами, но ради этого они могут рискнуть. Правда – Слова они не знают, да и внутренняя дверь им не откроется, но при длительных попытках, они могли и попасть туда.

- Значит, сами они, врядли туда смогут проникнуть? – Еще раз переспросил Костя.

- В принципе, могут, но думаю, будут использовать все возможности, чтобы сделать так, чтобы именно ты их туда провел, - ответил Егор Никодимович.

- Да, ситуация – хуже некуда, как же мне вытащить ребят, да и девушек тоже? – Спросил, как бы сам себя Костя.

- Обстановку нужно внимательно изучить, - серьезно сказал Егор Никодимович, - да я бы, на твоем месте попробовал еще раз нырнуть в схрон.

- Хотите, чтобы я встал в этот стакан? – Костя посмотрел в стену, как в пустоту, а потом снова посмотрел на лесничего.

- Это бессмысленно, - покачал головой Егор Никодимович, - ты ведь уже заметил, что в случае с одним человеком, он не действует. А твоя пара, к величайшему сожалению, находится сейчас в руках врагов.

- Тогда какой смысл снова идти туда? – Костя начал снова впадать в уныние. – Да и кто меня сможет подстраховать, ребят то рядом нет?

- Ну, это не проблема, - возразил Егор Никодимович, - подстраховать и мы тебя можем, вот только дождемся моя жену, что бы было с кем Георгия оставить. Проблема совсем в другом.

- Да? И в чем же по-вашему? – Все еще пребывая в немалых сомнениях, проговорил Костя.

- Конкретно в тебе, - лесничий пристально посмотрел в глаза Косте, - ты потерял уверенность в себе, хотя ранее её имел.

- Ну, это не совсем так, - начал было возражать Костя, - просто обстоятельства складываются совсем не в нашу пользу.

- Нет, это не так, - снова возразил лесничий, - все обстоятельства создаем мы сами, а то, что мы, в какой-то момент упустили инициативу, еще ни о чем не говорит.

- Но, как же, ведь почти все, на кого я мог положиться, оказались во власти этих пришельцев! – Воскликнул Костя. – И еще неизвестно, что эти пришельцы могут с ними сделать?!

- Да, ничего они с ними не сделают, - ответил Егор Никодимович, - проверить то – знают ли они что-то или нет, пришельцы могут и без особого вреда для человека. Тем более, что они наверняка уже выяснили, что никто из твоих друзей не несет в себе гены Древних. Хотя…

Тут Егор Никодимович почему-то замолчал, как будто вспомнив о чем-то, но затем снова твердо посмотрел на Костю и сказал:

- А поводу того, на кого бы ты мог положиться, разве нас рядом нет?! Разве мы с Пахомом Ивановичем не помогли тебе там, на пирсе? Пусть и не совсем удачно?!

- Да, это конечно так, но что мы сможем сделать втроем с целой кучей пришельцев? – Все еще сомневался Костя.

- Ну, на самом деле, не так уж их и много, - возразил лесничий, - и они совсем не боги, а вполне себе смертные. И это хорошо доказал Георгий, который сумел долгое время сдерживать их. И не его вина, что он не смог отбить нападение тех, кто превосходил его двадцатикратно.

- Но нас все равно очень мало, какой смысл атаковать в лоб, если мы ничего так не добьемся, - уже другим тоном, начиная задумываться, произнес Костя.

- Верно, - ответил Егор Никодимович, - поэтому и нужно еще раз попробовать попасть в схрон, быть может, ты найдешь там нечто, что даст подсказку как действовать.

- Эх, жаль, что нет Аурелии рядом, сейчас бы решили все проблемы одним махом, - вздохнул Костя, опустив плечи.

- Нет смысла сожалеть о том, чего ты не можешь немедленно добиться, - покачал головой лесничий, - нужно искать новые пути.

- Но мне будет нужен акваланг, что бы я смог пробраться в пещеру, - сказал Костя, посмотрев на собеседника.

- Это не вопрос, у нас найдется пара экземпляров, может не такие современные, какие были у пришельцев, но воспользоваться ими можно, - ответил Егор Никодимович.

- А где гарантия того, что они не ждут меня возле входа в подземелье? – Вдруг пришло на ум Косте.

- Есть, конечно, такая возможность, - кивнул головой Егор Константинович, - но, во-первых, это маловероятно, они посчитают, что ты врядли полезешь туда один. А, во-вторых, мы при случае, подстрахуем тебя, хотя бы с поверхности.

- Но, если что-то случится под водой, - в голосе Кости появилось некоторое воодушевление.

- А разве аварийный спасатель куда-то делся? – Лесничий хитро усмехнулся и подмигнул ему. – И разве он там один, единственный?

- И Вы тоже умеете им управлять? – С надеждой в голосе спросил Костя.

- Ну, по крайней мере, был у меня такой опыт, - ответил Егор Никодимович, снова усмехаясь.

- Ну, а на лодке я, как ты уже успел заметить, очень даже хорошо управляюсь, - весело подмигнул Косте Пахом Иванович, - не хуже, чем в такси.

- Но, что же, все-таки я должен там искать? – Задумался Костя. – Может нужно что-то изменить в режиме работы этого самого ограничителя? Я ведь врядли смогу что-то там настроить.

- А ты, как я понял по твоему рассказу, уже все настроил, - ответил Егор Никодимович, - когда встал в стакан и он засветился зеленым светом. Судя по имеющейся у нас информации, это означает, что предварительная реперная точка установлена.

- И что это означает? – Осторожно спросил Костя.

- А означает это, что теперь ты являешься задатчиком изменения тонкой структуры материи, - ответил Егор Никодимович, - а также человек, близкий тебе по некоторым параметрам. И такой человек у тебя есть.

- Но ведь мы еще так мало знакомы, хотя порой мне и кажется, что я знаю её, чуть ли не сто лет, - проговорил Костя, несколько смущенно, - а Вы так уверены в том, что мы однозначно подходим друг другу.

- Ну, это уж поверь мне на слово, у меня на это глаз наметан, и не только у меня, мы все это сразу заметили, - улыбнулся в ответ Егор Никодимович.

- И когда же Вы предполагали попробовать это погружение? – Костя был уже, в принципе, согласен начинать действовать, тем более что и его собственная подавленность после пленения его товарищей, начала уходить, уступая место жажде отмщения и действия вообще.

- Аккурат сегодня должна подъехать моя супруга, так мне будет нужно её встретить, - ответил Егор Никодимович, - а как она прибудет сюда, так мы сразу подготовкой и займемся.

- Может, мне с Вами съездить на вокзал? – Спросил Костя. – А то, получается, что я сижу тут и ничего не делаю.

- Ну, во-первых, приезжает она совсем не на вокзал, это было бы слишком открыто после последних происшествий, - ответил лесничий, - а во-вторых, думаю, тебя сейчас начнут высматривать в городе во все четыре глаза. Причем, как один пришельцы, так и другие, уж больно ты желанным призом для них являешься.

- Но, я же могу просто отказаться с ними сотрудничать, даже если они начнут оказывать на меня какое-то воздействие, - возразил Костя, - понимаю, что они могут меня как-то подчинить своему влиянию, но все равно…

Он прервался, поскольку Егор Никодимович сделал предупреждающий жест рукой, останавливая его.

- Подчинить тебя своему влиянию они врядли смогут, - сказал лесничий веским тоном, - если помнишь, когда они представляли тебя своим, так называемым старейшинам, ты подвергся определенному испытанию?

- Да, было такое, как будто кто-то пытался пошарить у меня в голове, -вспомнил Костя, немного задумавшись, - и они еще были несколько удивлены результатом.

- Разумеется, именно поэтому они и начали подбирать для тебя этакую подругу, - кивнул головой Егор Никодимович, - но и это могло не сработать, да и воздействовать на тебя физически было бы слишком опасно.

- Но в таком случае, чего же мне тогда вообще опасаться? – Удивился Костя, пожав плечами.

- Ты забываешь, что в плену у этих типов находятся твои товарищи и, это главное – твоя девушка, - веско произнес Егор Никодимович, - что им мешает пытать их на твоих глазах? Смог бы ты отказаться от сотрудничества в таких условиях?

- Черт, об этом я не подумал, - ошеломленно проговорил Костя, опускаясь на стул, с которого встал минуту назад, - думаете, они пойдут на это?

- Даже не задумываясь, - ответил Егор Никодимович, - для них это вопрос жизни и смерти, они же сотни лет соперничали друг с другом, а тут у них такая возможность решить свои проблемы одним махом. Так что посиди пока в избушке, времени у нас, конечно, маловато, но все же немного есть.

- Ну, так что, товарищ таксист, - повернулся лесничий к Пахому Ивановичу, - подбросишь меня до предместья?

- Как не подбросить, такса стандартная плюс наценка за срочность, - весело ответил Пахом, поднимаясь с места.

Егор Никодимович зашел в комнату, где лежал Георгий Всеволодович, и через пару минут вышел.

- Ничего, все вроде в норме, думаю, потихоньку выкрутится, а приедет Алевтина, так дело вообще пойдет на лад, - сказал он, а потом повернулся к Косте, - в общем, сиди тут и жди нас, а завтра, если все получится, займемся подводной охотой. Охотой на очень крупного зверя.

И они с Пахомом вышли из домика.

***

Небольшой дворик, покрытый брусчаткой и окруженный высокими домами, построенными в стиле старорусских теремов.  По дворику прохаживаются три человека. Двое мужчин и одна женщина.
Один из мужчин лет около сорока, высокого роста, с длинными белыми волосами с лицом, напоминающим мраморную статую. Второй мужчина, явно старше, ростом он чуть пониже, у него короткая стрижка столь же белых волос, и небольшая аккуратная бородка.
Женщина выглядит лет на тридцать, хотя при взгляде в глаза явственно ощущается немалый возраст, она тоже была высокого роста, платиновые волосы уложены в красивый, почти идеальный пучок.
Сторонний внимательный наблюдатель, наверняка бы заметил, что при внешнем, показном спокойствии, или даже равнодушии, на самом деле - все трое немало напряжены. В воздухе прямо повисло чувство изрядного беспокойства и даже страха. Хотя никто из троих и не показывает этого чувства, но что-то все равно выдает их истинные чувства.
В какой-то момент в углу дворика открывается практически незаметная дверь, и оттуда появляются двое. Мужчина и женщина чем-то похожи на присутствующих, но явно моложе. Эти двое подходят к тем, кто прохаживается по дворику, и останавливаются в трех шагах от них, в легком почтительном полупоклоне.

- Что-то удалось узнать?  - Поворачивается к вошедшим во двор самый старший мужчина.

- Не так много, как хотелось, - покачал головой молодой мужчина, - в основном все сведения уже были известны нам.

- Кто-то из тех, кто находится сейчас у нас, побывал в активном контрольном модуле? – Строго спросил второй мужчина в возрасте, тот, что был с длинными волосами.

- Нет, они не хотят говорить, но мы все равно поняли, что кроме потомка Древних в контрольном модуле никого из них не было, - ответил молодой мужчина, - и это вполне согласуется с показаниями полукровки, который принимал участие в погружении.

- Он мог не видеть, находясь в лодке, что еще один человек тоже входил в закрытую зону, ведь по показаниям этого Евгения, второй человек тоже свободно проник за силовой барьер, - возразил мужчина с белыми волосами.

- Быть может он и проник за первый барьер, но все наши сканирования по нему, не дали результата выше первого порога, - сказала молодая женщина, пришедшая вместе с мужчиной, который вел доклад.

- Эта наша методика несколько раз давала сбои, - задумчиво проговорила женщина в возрасте, - и в данном случае могло быть тоже самое.

- Теоретически могло, но все же не думаю, что здесь мы ошибаемся, - ответила молодая женщина.

- Может быть, хотя я проверила бы все еще раз, - покачала головой женщина постарше, - а что говорит эта девчонка?

- Молчит, держится очень гордо и независимо, - пожал плечами молодой мужчина, - когда мы отсутствуем – старается подбодрить свою подругу.

- А эта парочка, которую мы так старательно держали возле себя, не может выяснить у своих соплеменников что-нибудь? – Спросил седобородый мужчина. – Они, насколько я помню, были приятелями?!

- Были, но в прошлом, - согласился молодой мужчина, - а сейчас, как я понял, этим двоим – остальные не доверяют.

- Жаль, - скептически покачала головой женщина в возрасте, - это вынуждает нас идти на крайние меры, а этого очень не хотелось бы.

- Позволю себе заметить, что какое-либо физическое воздействие на кого-то из этих людей, а особенно на эту племянницу лесничего, может вызвать непредсказуемую реакцию оператора, - осторожно сказал молодой мужчина.

- С чего это ты начал беспокоится за оператора? – Сверкнул недобрым взглядом седобородый мужчина.

- Я скорее беспокоюсь за возможные последствия, если он совершит какой-то неожиданный спонтанный поступок, - спокойно ответил молодой мужчина, - ведь иного оператора у нас нет, и не предвидится.

- Спокойнее братья, не стоит спорить, - вмешался мужчина с длинными белыми волосами, - полагаю, что стоит просто подождать и оператор сам проявится где-нибудь рядом, он наверняка будет пытаться как-то выручить своих друзей.

- Город контролируется полностью? – Спросила женщина в возрасте.

- Да, полностью, по максимальной программе, - ответил молодой мужчина.

- Я бы посоветовал, на всякий случай, держать одну группу рядом с входом в схрон, - заметил мужчина с длинными волосами, - оператор может появиться и там.

- Мы не сможем задействовать там большое число наших людей, - сказал молодой мужчина.

- Не проблема, - отмахнулся седобородый, - обратимся к оппонентам, в конце концов, это и их проблема тоже.

- Продолжайте наблюдать, и контролируйте каждый шаг, каждый вздох всех тех, кто находится сейчас у нас, - сказал мужчина с длинными волосами, - думаю, что развязка уже скоро.

Молодой мужчина и его спутница коротко поклонились и, повернувшись, вышли со двора.


Рецензии