Чужое противостояние. Главы 7 - 9

Глава 7. Новые препятствия и странные столкновения

Вся группа подземных поисков сидела возле входа в пещеру, до конца, еще не отойдя от происшествия, которое чуть не стало катастрофой. Руки у Кости уже были туго перемотаны эластичным бинтом, которым его перебинтовал Ринат. Ссадины на лице были обработаны перекисью и заклеены в двух местах пластырем. Над лицом, надо сказать, очень аккуратно и даже нежно, поработала Аурелия.
Вообще эти ребята – Ринат и Аурелия, показали себя настоящими молодцами. Костя ни за что бы не смог долго удерживать Филиппа на весу, тем более что тому было совершенно не за что зацепиться там – он висел над настоящей пропастью. Ильза, отброшенная толчком в сторону, то ли была оглушена, то ли потеряла ориентацию. А вот Аурелия и Ринат – не сплоховали. Девушка просто упала на спину Константина и вцепилась в него, удерживая от неминуемого сползания. А через секунду подоспел и Ринат, который тут же ухватился за тот же страховочный ремень. И, наконец, еще через десяток секунд, пришла в себя и Ильза, которая тоже присоединилась к ним. Общими усилиями удалось вытащить Филиппа. К сожалению, то свечение, которое они увидели перед падением, и на которое снова тут же обратил внимание Филипп, теперь погасло.
Едва успев отойти от своего провала в пропасть, кстати, он почти и не пострадал, в отличие от Кости, Филипп сразу же бросился к своему прибору. Но, видимо то, что он увидел на нем, его разочаровало, поскольку он почти сразу дал команду на возвращение. Костя подумал, что если бы прибор показал то, чего так хотелось Филиппу, то он продолжил бы поиск, невзирая ни на что.
Однако теперь поиск, точно приходилось отложить, поскольку какого-то ориентира Филипп перед собой не видел.

Какое-то время они продолжали сидеть у входа в пещеру, не уходили от неё. Может быть, и у бесстрастных Филиппа и Ильзы, тоже имелись какие-то чувства и они, перенеся шок, нуждались в отдыхе. Кстати, Костя заметил странное внимание и участие, которое проявляла Ильза к Филиппу. Поверхностный взгляд мог бы, наверное, сказать, что это проявление какой-то внутренней влюбленности. Но, немного подумав, и повнимательнее присмотревшись, Костя пришел к выводу, что это нечто иное, примерно такие чувства могли бы испытывать брат и сестра. И эта мысль так поразила его, что он даже подумал о том, почему не увидел этого раньше. То, что у них было внешнее сходство, Костя воспринимал, как этакую принадлежность к некоей общей касте. Но ему даже в голову не приходила мысль о кровном родстве.
Затем он вспомнил о том, как быстро пришли к нему на помощь Аурелия и Ринат, и повернулся к ним:

- А я ведь даже не поблагодарил вас, если бы не вы, я бы и Филиппа мог не удержать, или сам, вместе с ним сполз бы в пропасть.

- Да, ладно, чего уж там, - махнул рукой Ринат, - вот ты, какую реакцию проявил, успел ведь в самый последний момент.

- Это верно, - добавила Аурелия, - я так испугалась, когда всё рушиться начало, а у Вас хватило самообладания прыгнуть вперед.

- Да я и сам сообразить ничего не успел, - с некоторым стеснением помотал головой Костя, - все стоял, задумавшись – откуда же идет этот свет. А тут еще этот странный свист.

- Свист? – Переспросил Ринат. – Но я не слышал никакого свиста, а что это такое было?

- Разве вы не слышали? – Удивился Костя, посмотрев на Аурелию и даже немного привстал.

- Нет, я тоже ничего подобного не слышала, - с сомнением покачала головой девушка.

- Вот тебе и раз, - ошарашенно сказал Костя и снова сел, - что же, мне показалось что ли?

- Может Филипп слышал с Ильзой, они ведь ближе были? – Предположил Роман.

Филипп все это время сидевший, уставившись в экран своего прибора, даже не поворачивал головы в стороны своих спутников. Ильза, правда, в первый момент, после выхода из пещеры, весьма искреннее поблагодарила Костю. Но потом, видимо вспомнив о своем статусе, переключилась на Филиппа и теперь сидела рядом с ним.
Костя немного подумал, а затем все-таки встал, поморщился от боли, все же грохнулся на камень он весьма сильно, и решил задать вопрос Филиппу.

- Я, конечно, извиняюсь, что отвлекаю от важного дела, но хочу спросить, - проговорил он, подходя к сидящим особняком, адептам общины хранителей, - а вы не слышали странного свиста перед тем, как каменная преграда начала рушиться?

- Что? – Филипп, как показалось Косте, даже вздрогнул от его вопроса. – Почему ты спрашиваешь о свисте?

- Я понял так, что ребята, - Костя оглянулся на Аурелию и Рината, - ничего не слышали, а я явственно слышал какой-то тонкий свист или писк, а затем произошло обрушение.

- Ха, странно, мне показалось, что я краем уха тоже что-то слышал, но не был уверен в этом, - медленно, словно выдавливая слова из себя, проговорил Филипп, смотря при этом куда-то в сторону.

- Да? Ну… Понятно. – Сказал Костя, хотя ему ничего не было понятно. – Когда двигаемся назад?

- Сейчас и пойдем, - засуетился вдруг Филипп, - собирайте вещи.

Костя отошел к остальным, и они начали складывать оборудование в сумки.

- Ты ведь не слышала свиста? – Тихо спросил Филипп подошедшую к нему Ильзу.

- Нет, мне только показалось, что в воздухе возникло какое-то напряжение, - ответила Ильза, посмотрев на собеседника, - а ты думаешь, что он действительно это слышал?

- Он не мог об этом узнать ни от кого из присутствующих, - покачал головой Филипп, - я об этом не упоминал, а ты, как я понял, почувствовала только остаточный эффект.

- Да, это так, - согласилась Ильза.

- Ты понимаешь – о чем это говорит? – Спросил Филипп, и тут же осекся. – Больше никому об этом ни слова!

Ильза кивнула, если бы кто-то посмотрел сейчас на её лицо, то увидел бы на нем удивление и даже легкий страх. Впрочем, и чувства, написанные на лице Филиппа, были не так уж далеки от этого. Однако, они быстро взяли себя в руки и снова возглавили маленький отряд, который двинулся в обратный путь.
Дорога обратно оказалась намного более трудной. Сказывалась и усталость, и пережитые сильные потрясения, да и сама дорога, которая теперь шла в гору, добавляла трудности пути. Подниматься по склону ущелья, в котором текла речка, пришлось почти полчаса, а если бы здесь не осталась веревка, закрепленная при спуске Ринатом, то подъем мог бы занять еще большее время. В конце концов, все достигли верхней части склона, где остановились на короткий привал. Во время этого привала Филипп связался по рации со второй группой, которая была занята подводными поисками.
При этом выяснилось, что поиски под водой, с одной стороны, увенчались успехом, поскольку было обнаружено отверстие пещеры, которая явно шла в сторону берега. Однако, с другой стороны, дальнейшие поиски пришлось прервать, из-за того, что рядом постоянно крутились разные лодки, некоторые из которых подходили совсем близко.
Какого-либо способа их отогнать, кроме применения силы, не было, а идти на открытое столкновение было совсем невыгодно. Это привлекло бы дополнительное внимание, и не исключено, что к делу подключились бы официальные власти, а этого хотелось бы избежать.
Зафиксировав место, где находился предполагаемый подводный вход в подземелья, группа водного поиска была вынуждена сняться с якоря и сейчас уже двигалась в сторону базы.

- Хм, это и хорошо, и плохо одновременно, - проговорил Филипп, отключая рацию, на лице его было одновременно и задумчивое и немало озабоченное выражение.

- Думаешь, это опять они? – Спросила его Ильза.

- Не знаю, вполне может быть, - покачал головой Филипп, - хотя, не исключаю, что действует еще кто-то.

- Но кто? – Явно искренне удивилась Ильза.

- Если бы я знал, - сделал недовольный вид Филипп, что выглядело в его исполнении весьма необычно, - но, мне кажется, что и Феликс этого не знает.

После этого разговора двинулись в дальнейший путь и через некоторое время достигли косы, возле которой находилась лодка. Виктор и Оксана по-прежнему находились на изрядном расстоянии друг от друга. Первый – сидел в лодке и осматривал побережье в бинокль, вторая же – медленно прохаживалась по самой косе. Но, это ни о чем не говорило, поскольку с места привала Филипп связывался и с лодкой и уточнял, что группа уже на подходе.
И у Кости возникло ощущение, что еще минут десять назад, Виктор с Оксаной находились не так далеко друг от друга. Переглянувшись с Ринатом и Аурелией, он понял, что они думают о том же самом.

- Собираемся и через пять минут выдвигаемся в обратный путь, - сказал Филипп, подходя к лодке, при этом казалось, что его никоим образом не волнует психологическое состояние некоторых участников экспедиции.
Впрочем, Костя подумал, что его наверняка не волнует вообще ничье таковое состояние, может быть, кроме своего собственного.

- Ну, что тут у нас на озере происходило? – Весело спросил Роман у Виктора.

- А что тут может происходить? – Пожал плечами тот. – Ближе ста метров к косе никто не приближался, в общем, скука сплошная.

- Да уж так и скука? – Насмешливо произнес Роман, оглядываясь на Оксану.

- Ты что-то слишком веселый, - урезонил его Ринат, - наверное, потому что пропустил все самое интересное, точнее самое впечатлительное.

- Эй, я же не виноват, что меня оставили возле входа, - тут же запротестовал Роман.

- Да, никто тебя ни в чем не обвиняет, - устало проговорил Костя, - просто ёрничанье очень неуместно сейчас.

- Ладно, ладно, я понял, - пошел на попятную Роман, - больше не буду.

Все, наконец, уложили в лодку всю аппаратуру и все снаряжение и расселились сами. За штурвал теперь встал Роман, поскольку Ринату решили дать отдохнуть после весьма экстремальных приключений.
Лодка начала медленно отходить от берега.
Первая часть обратного плавания проходила спокойно, и казалось, что на сегодня все приключения уже закончились. Но, к сожалению, это оказалось совсем не так.

Когда лодка отошла метров на триста от косы, в её сторону на большой скорости понеслась небольшая моторка, в которой сидело три человека. Шла она прямо наперерез лодке, в которой сидели участники наземных поисков. Разглядеть тех, кто управлял этой моторкой, было невозможно, все они были в низко надвинутых на лицо шляпах и темных очках. И первый раз они пролетели прямо перед носом у лодки, в которой находилась группа, метрах в двадцати. Роман повернул штурвал вправо, уходя дальше от слишком рискованных седоков моторки, а затем начал выравнивать маршрут движения.

- Вот же болваны, так летать, не глядя, - проворчал он, провожая взглядом моторку.

Но те, кто сидел в той лодке, нисколько не успокоились. Моторка развернулась в сотне метров и снова пошла наперерез. На сей раз, расстояние было еще меньше. Чего добивались люди, сидящие в этой моторке, было непонятно, ведь при столкновении, их лодка, как более легкая и маленькая, могла получить гораздо большие повреждения.

- Не нравятся мне эти маневры, - проговорил Ринат, привставая в лодке и пытаясь разглядеть рисковых седоков моторки.

- Да уж, один раз, еще можно было понять, но сейчас нас явно на что-то провоцируют, - ответил Костя, которому это все тоже не нравилось.

Второе пересечение маршрута движения лодки, в которой сидели исследователи, произошло на еще меньшем расстоянии. Теперь моторка пронеслась буквально перед самым носом.
И что еще хуже, откуда-то со стороны, появилась вторая моторка, в которой сидело, правда, всего двое, и шла она параллельным курсом, держа расстояние метров сорок.

- Час от часу не легче, не подкрепление ли прибыло? – Проговорил Ринат, покачав головой. – Надо прибавлять ход.

- И так уже хорошо идем, мы слишком нагружены, - ответил Роман, - могу прибавить совсем немного.

- Дай-ка, я встану за штурвал, - попросил его Ринат.

Роман посмотрел на Филиппа, который внимательно наблюдал за маневрами странных моторок, и тот молча кивнул.
Роман с Ринатом поменялись местами, и лодка пошла немного быстрее. Но и преследователи поменяли тактику. Теперь вторая моторка начала сближаться с ними, оттесняя их от основного маршрута движения, а вторая ушла далеко вперед и теперь разворачивалась там.
Они как раз находились посередине пути от косы до базы. И преследователи, судя по всему, прекрасно знали конечный пункт следования лодки. Вторая моторка приблизилась на расстояние около десяти метров.
В то время как первая, развернувшись, двигалась теперь им навстречу.
Когда до встречи с первой лодкой оставалось не более полусотни метров, вторая моторка, внезапно резко пошла на сближение.
Ринат быстро вывернул штурвал направо, и поскольку скорость он нисколько не сбрасывал, всех, находившихся в лодке, бросило к правому борту. Костя успел зацепиться за какой-то канат, торчавший из-под сиденья, и удержался на месте. И в этот момент первая моторка пошла буквально в лоб их лодке. Ринат был вынужден переложить штурвал резко влево.
В результате чего, всех пассажиров кинуло обратно – к левому борту. При этом Филипп, стоявший рядом с Ринатом, тоже не удержался на ногах и завалился на пол. Но его положение было не столь плачевно, как положение Ильзы, которую отбросило так, что она чуть не вылетела за борт. И, собственно говоря, она бы и вылетела, если бы Костя, совершенно инстинктивно не схватил её за руку. Спустя секунду, Аурелия, которую отбросило прямо на Костю, также схватила Ильзу за вторую руку. Так удалось избежать падения одного из пассажиров в воду.
Косте было очень приятны неожиданные объятия с Аурелией, но он не показал вида, помогая ей вернуться на свое место.

Ринат таким отчаянным маневром успел проскочить между двумя моторками преследователей, но те по-прежнему не отставали.

- Черт, - отплевываясь от целых водопадов брызг, проговорил Ринат, - они быстрее нас, мы просто так от них не уйдем.

- Нужно быстрее достигнуть нашей базы, - резко сказал Филипп, - я уже связался с нашими, вторая лодка готова выйти.

- Делаю, все что могу, - процедил сквозь зубы Ринат.

- А нельзя просто таранить их?! – С какой-то злобной решительностью спросила Ильза.

- Они намного легче и быстрее нас, мы просто не попадем по ним преднамеренно, - отозвался Ринат, снова вращая штурвал то влево, то вправо.

Моторки, мимо которых удалось проскочить полминуты назад, снова нагоняли их лодку. Теперь они заходили с двух сторон. Причем в руках одного из сидящих в моторке, мелькнуло нечто, напоминающее оружие. Положение сильно осложнилось, их оппоненты окончательно перешли к активному действию.
И неизвестно, как все сложилось бы, если бы неожиданная помощь, пришедшая со стороны. На эту моторку, которая приближалась со сторону берега, никто не обращал внимания. Она была явно не молодого возраста, и движок на ней стоял такой, который врядли мог бы тягаться с мощными двигателями преследующих моторок. Но именно эта лодка и спасла положение. В ней, насколько можно было понять, сидело два человека, оба – пожилые мужчины. И они направили свою лодку прямо наперерез той моторке, в которой уже появилось оружие. И когда до носа моторки оставалось буквально несколько метров, эта лодка вдруг заложила крутой вираж. Моторку, из которой явно собирались стрелять, буквально бросило в сторону, обдав целым водопадом воды. Стрелок, уже занимавший положение для стрельбы, просто улетел на корму моторки и, вероятнее всего, выронил оружие в воду.
Ринат, который ведя лодку, внимательно следил за обстановкой, резко крутанул штурвал влево, грозя столкновением со второй моторкой. Ту подбросило на волне и человек, который управлял ею, резко взял влево, не желая столкнуться с судном значительно большего размера.

Старая лодочка, которая своим немыслимым кульбитом фактически спасла лодку путешественников от обстрела, сначала приблизилась к ним, а затем начала отворачивать в сторону.
Косте показалось, что Аурелия, увидев кого-то в этой старой лодке, уже открыла, было рот, чтобы что-то сказать. Но один из тех, кто сидел в этой лодке, как снова показалось Косте, сделал какой-то знак рукой, и Аурелия промолчала и села на место.
«Вот тебе и раз», - подумалось Косте, - «Тут, похоже, у всех свои тайны есть, один я – как в каком-то театре для одного зрителя».

В этот момент впереди показалась идущая навстречу лодка. Судя по её очертаниям, это была вторая лодка Евгения, которую использовала подводная группа. Теперь эта лодка шла им на выручку.
Обе моторки уже отвернули в сторону, и теперь уходили куда-то назад. Старая лодочка, которая так неожиданно вмешалась в ситуацию и помогла им, тоже на всех парах шла к берегу.

- Проклятые Гордоны, - процедила сквозь зубы Ильза, - они еще заплатят за это.

- Гордоны? – Удивленно поднял брови Роман.

- Мы не можем пока сказать об этом достоверно, - покачал головой Филипп, бросив на Ильзу предостерегающий взгляд, - вы лучше скажите мне – кто-то из вас разглядел тех, кто сидел в лодке, которая нам помогла?

- Вроде два мужика каких-то, уже старых, - неуверенно проговорил Виктор.

- Да, два старика каких-то, - подтвердила Оксана.

Филипп внимательно посмотрел на Костю, но тот покачал головой.

- И никто не знает – кто это такие? – Снова спросил Филипп.

Все отрицательно помотали головами.

- Первый раз их вижу вообще, - сказал задумчиво Роман.

Костя внимательно посмотрел на Аурелию, но та быстро отвела глаза. Костя подумал, что в таких хитросплетениях ему точно еще не доводилось бывать.

- Ладно, - покачал головой Филипп, и посмотрел на Костю, а затем на Аурелию, - кстати, я должен поблагодарить вас за своевременное вмешательство. Если бы не вы, Ильза бы выпала из лодки, и кто знает – что случилось бы.

- Они бы не посмели, - бросила презрительный взгляд в сторону удаляющихся моторок Ильза.

- Судя по готовности применить оружие, я бы так не сказал, - пробормотал Ринат.

- Я тоже думаю, что кое-кто – перешел все границы, - сказал Филипп и в его голосе послышался металл, - поэтому, все равно – очень благодарен вам.

- Ну, это было естественно, - пождал плечами Костя. Он вспомнил, как Аурелия навалилась на него, и понял, что это воспоминание очень приятно для него. И тут же сам себя одернул – нужно быть серьезнее, вот какие дела тут творятся.

В этот момент к ним приблизилась вторая лодка, в которой сидели Альберт, Аскольд, Никита и Евгений. К удивлению Кости и Рината, с которым он обменялся парой слов, Вадима в лодке не было.
Когда лодки поравнялись, Филипп с Ильзой немедленно перешли во вторую лодку, поменявшись местами с Никитой и Евгением. Туда же перебросили всю ту аппаратуру, которую использовали хранители из общины. Все это – фактически в полном молчании.
После чего вторая лодка на максимальной скорости ушла в сторону базы, оставив остальных в полном недоумении.

- Однако, эти господа из общины хранителей истины, не слишком-то беспокоятся о тех, кто не входит в их круг, - пробормотал Костя.

Ответом ему было молчание. Затем, спустя четверть минуты, Никита спросил:

- Вы сами то – как? Все в порядке?

- Да, не совсем, - ответил Костя, показывая забинтованные руки, - хотя, как я понимаю, могло быть и намного хуже.

- Да, это точно, - с недовольным видом проговорил Ринат, - не знаю, как вы, а у меня такое ощущение, что мы своим походом в пещеру, разворошили какое-то осиное гнездо.

- Очень точно сказано, - согласился Костя, - причем, как мне показалось, за нас еще и не брались, как следует.

- После погони по улицам О-ска, меня все тревожило ощущение, что на этом дело не кончится, - признался Никита.

- Какой погони? – Удивленно спросили Роман и Евгений.

- А, вот значит, как, вас вообще в курс дела не ввели, - покачал головой Никита, переглянувшись с Костей и Ринатом.

- В какой курс дела? – Продолжал недоумевать Роман. И Виктор с удивлением тоже подошел ближе. А вместе с ним и Аурелия и Оксана, которая вела себя достаточно тихо во время всей погони, но сейчас обнаружила явный интерес.

Чуть помедлив, Никита рассказал о перипетиях доставки груза от терминала на вокзале до общины хранителей. Рассказал так же и о том, что преследователи отстали от них только когда они фактически приехали в саму общину.

- Ну и дела, - удивленно проговорил Евгений, - честно скажу, до сих пор, несмотря на все происходящие события, я многие из них считал случайностью, но все то, о чем рассказали вы, говорит о том, что случайностью тут и не пахнет.

- О том и речь, - добавил Ринат.

- С Филиппом разговаривать бессмысленно, этот будет молчать как партизан, - задумчиво проговорил Роман, - может Вадим, что-то расскажет?

- А мне кажется, что он сам в неловком положении и знает ненамного больше нас, - возразил Костя, и наткнулся на заинтересованный взгляд Аурелии.

- То есть ты предлагаешь – не лезть пока на рожон, но смотреть в оба?! – По-своему истолковал слова Кости, Никита.

Костя имел в виду немного иное, но решил, что Никита, в целом, верно сформулировал позицию и кивнул головой.

- Ну, что же, я, наверное, соглашусь с предложением Никиты, - добавил Ринат, подруливая к пирсу, поскольку за разговорами они уже доплыли до места.

- Может быть вы и правы, - задумчиво проговорил Роман, помогая Евгению крепить лодку при швартовке.

А Костя подумал, что стоило бы все-таки поговорить с Вадимом, который, кстати, отсутствовал на пристани, что несколько удивляло.
Еще он дал себя слово, что нужно обязательно поговорить с Аурелией в какой-то более интимной, что ли обстановке. И попробовать разговорить её, ведь она явно узнала кого-то из тех, кто плыл в лодке, экипаж которой им так помог сегодня.
Затем его мысли переключились на другую проблему. Настал момент прояснить все непонятные вопросы с Виктором. Тот явно не доверял ему, возможно по той причине, что им не удалось переговорить по приезду Кости сюда. И каким образом это сделать, Костя уже придумал. При этом он надеялся, что его предположения окажутся верными.

Евгений и Роман остались на пирсе, осматривать все оборудование и заносить его в ангар. Помочь им в этом согласился Ринат. Аурелия, сразу после высадки, сказала, что ей нужно срочно навестить одного человека. И это еще больше укрепило Костю в своих подозрениях.
В результате они остались вчетвером. Почти до самой гостиницы шли молча. При этом Оксана ушла несколько вперед, а Никита, наоборот отстал, тоже размышляя о чем. И Костя понял, что пришел момент, когда можно поговорить с Виктором.
И он решил, что ходить вокруг да около не стоит и, подойдя к Виктору, спросил его в лоб:

- Слушай, а почему ты боишься признаться, что между вами с Оксаной, что-то есть?!

Виктор отшатнулся от него, немало опешив от такого непосредственного вопроса. Но не показал какого-то неприятия, а некоторое время помолчал, глядя себя под ноги, а затем негромко спросил:

- Это так хорошо видно?

- Ну, как сказать, для наблюдательного человека – видно, - ответил Костя спокойным, ничего не значащим голосом.

- А кроме тебя, кто-то еще это заметил? – Снова спросил Витя.

- Ну, могу сказать, что может быть – Ринат с Аурелией, что-то подозревают, - пожал плечами Костя, принимая безразличный вид, - хотя между девушками иногда бывают более доверительные отношения.

- Может быть, может быть, - вздохнув, покачал головой Витя.

- Ты ведь, из-за неё сюда приехал-то? – Уточнил диспозицию Костя.

Виктор кивнул:

- У них с Алексеем давно все распалось. Её вроде бы Ольга сюда притащила, что бы она развеялась. Ольга ведь не знала о том, что мы с Оксаной встречаемся, думала, что она здесь найдет кого-нибудь.

- Понятно, а ты не смог оставить девушку в одиночестве, в таком странном месте, - кивнул головой Костя, - а меня-то ты, в чем подозревал? Вдруг перестал со мной общаться?!

- Да, понимаешь, здесь все бесконечно строят из себя каких-то загадочных, - проговорил Виктор, - а тебя сразу в оборот Вадим взял. Вот я и подумал, что ты уже в курсе всего, а я лезу с какими-то расспросами.

- Вот и зря, - ответил Костя, - но сейчас, пожалуй, не будем привлекать внимание, а переговорим в другой обстановке, согласен?

Виктор снова кивнул, посмотрел на подходящего Никиту, махнул ему рукой и побежал догонять Оксану.

- Ну, хоть что-то прояснилось, - проговорил Костя.

- Ты о чем это? – Спросил подошедший Никита.

- Да, так, о всякой ерунде, - покачал головой Костя.

Глава 8. Под микроскопом или странный экзамен

На водной глади озера уже появилась лунная дорожка. Поверхность воды лениво колыхалась под легкими дуновениями ветерка. На берегу, расположенном на некотором расстояние от пирсов, где находились лодочные ангары, в том числе ангары Евгения, появилось два человека.
Они довольно быстро шли по берегу, в направлении невысокого утеса, возвышающегося над озером чуть в стороне от пирсов. Поднявшись на этот утес, они какое-то время смотрели на озеро, затем стали смотреть на его берег. Затем один из них показал рукой на какую-то точку. Второй кивнул ему, и они оба начали спускаться с утеса. Спустя минут десять оба любителя полуночных прогулок стояли на берегу небольшого заливчика, окруженного плотной стеной тростника.
Еще через пару минут, в песчаный берег ткнулась носом резиновая лодка. В ней тоже было два человека. Один из них легко выпрыгнул на берег, второй остался в лодке.
Первый подошел к тем, кто стоял на берегу и, посмотрев вокруг, показал на небольшое бревно, лежащее на берегу. Все трое отошли туда, но вопреки ожидаемому, никто из них на это бревно не сел.

- И так, - сказал тот, который приплыл на лодке, - наша задумка, как я понял, удалась, хотя и не полностью.

- Да, мы считаем, что нам удалось убедить хранителей, что нападение организовали Гордоны, - произнес один из тех, кто пришли берегом.

- Может быть и так, - с сомнением проговорил второй.

- Так ты, не уверен в этом? – С некоторым удивлением произнес приехавший в лодке.

- То, что такое мнение появилось у этой заносчивой стервы, еще не означает, что на этот спектакль купился Филипп, - задумчиво проговорил тот, кто уже высказал сомнение, - и уж тем более, в это врядли поверит Феликс.

- Но, как мне показалось, и Альберт тоже, склонялся к мнению, что это Гордоны, - снова попытался настоять на своем первый из тех, кто был на берегу.

- Да, это ушлый тип, он может говорить на публике одно, а среди своих – другое, - продолжал сомневаться второй.

- Так, ладно, примем такую версию, что сомнение нам все же удалось заронить, - сказал, немного подумав, приехавший на лодке, - хотя недооценивать хранителей я бы не стал. Что еще?

- Как я понял, экспедиция на берегу, нашла вход в одно из хранилищ, но они неосторожно активировали систему охраны, - доложил первый.

- Вот оно что, а точное местонахождение его удалось установить? – Заинтересовался тот, кто приехал в лодке.

- Вход в пещеру мне известен, но что там внутри, увы, не могу сказать, - покачал головой первый.

- Ну, это полбеды, мы попробуем разобраться сами, - приехавший в лодке, казалось, был доволен, - а что с подводными поисками?

- Вход в пещеру обнаружили, но войти туда пока не удалось, - второй из тех, кто был на берегу, сделал недовольную гримасу, - Альберт посчитал, что входить туда могут только сами хранители.

- Перестраховывается, - покачал головой приехавший на лодке, - так, а удалось что-то выяснить о тех, кто вдруг вмешался в наш спектакль на озере?

- Нет, похоже какие-то местные мужики, решили прекратить хулиганство на воде, - пренебрежительно отмахнулся первый.

- Ну-ну, смотрите, чтобы не прозевать кого-то, - недовольным тоном произнес тот, кто приехал на лодке.

- Кого там можно прозевать? – С усмешкой спросил первый.

- Например, реальную акцию Гордонов, - спокойно ответил приехавший на лодке.

Те, что пришли по берегу замолчали, видимо эта версия не приходила им в голову. Приехавший на лодке сделал несколько шагов по берегу, а затем повернулся к тем двоим:

- Ладно, действуем пока по старому плану, но держите ухо востро.

Оба, пришедших по берегу, одновременно кивнули. После чего тот, кто приехал на лодке, снова забрался в неё, и они тихо отплыли.
Некоторое время слышался плеск весел в воде, потом стих и он.

***

Утром Костя долго думал, какой ключик найти к Аурелии, чтобы попробовать узнать что-то у неё. Он совершенно был уверен в том, что девушка знает намного больше, чем показывает это. Поскольку, сегодняшний день, вроде бы был свободен от поисков, он начал прикидывать, как бы встретиться с ней, и может быть, пригласить куда-либо.
Но, увы, его планам не суждено было сбыться.
Сразу после завтрака, на котором, кстати, присутствовали, только Никита, Виктор, Оксана и Ринат, Костю встретил в холле ресторана Аскольд.
Встреча была мало того, что неожиданной вообще, а кроме того, было странно видеть Аскольда без Филиппа и без Ольги. Ранее он постоянно был с кем-то из них. И кроме прочего, он и общался ранее только в общей компании, никогда не заводя разговор с Костей, или скажем, с Никитой, отдельно. Но, тем не менее, сейчас он пришел конкретно к Косте. Правда, быстро выяснилось, что по поручению, что было неудивительно, Феликса.

- Феликс очень хочет видеть тебя, - без всяких предисловий сказал Аскольд.

- Видеть меня? – Удивился Костя. – Меня одного?

- Да, именно так, - с равнодушным выражением лица произнес Аскольд. На лице его не дрогнул ни один мускул, но Костя был готов поклясться, что этот невозмутимый качок, заинтересован и внутренне сильно напряжен.

- Ну, хорошо, когда это нужно сделать? – Спросил Костя, оглянувшись на товарищей, и сожалея, что похоже, его встреча с Аурелией откладывается.

- Прямо сейчас, - с каменным лицом сказал Аскольд, - машина уже ждет.

- Машина? – Удивился Костя, - Так мы не в гостиницу идем?

- Нет, встреча назначена в общине, - с таким же каменным выражением лица ответил Аскольд и повернулся к двери.

Косте ничего не оставалось делать, как последовать за ним. Машина действительно уже стола у входа ресторана. И не какая-нибудь машина, а внедорожник БМВ.
«Однако», - подумал Костя, - «у общины точно с деньгами нет никаких проблем».

Аскольд молча указал ему на заднюю дверцу. Костя думал, что сам он сядет за руль, но оказалось, что в машине уже есть водитель. Костя пожал плечами и сел на заднее сиденье. Аскольд зачем-то посмотрел по сторонам, и сел рядом с ним. Машина почти сразу тронулась с места.
Ехали достаточно быстро. Аскольд молчал, водитель, чем-то напоминающий Филиппа по внешности, только с темными волосами, тоже. Да и Константину как-то не приходили в голову темы для разговоров.
Они проехали уже знакомой дорогой, через высокий холм, затем через долину, поросшую цветущими кустарниками. Костя почему-то решил, что они обязательно поедут через те же ворота, через которые они доставляли груз в прошлый раз. Но, как оказалось, путь их лежал несколько в другую сторону. Они фактически объехали весь теремной поселок со стороны, прилегающей к речке, а затем двинулись по узкой долине, в конце которой виднелось невысокое строение ослепительно белого цвета.
Это строение Костя еще ни разу не видел, вероятно, оно было специально расположено так, чтобы его невозможно было разглядеть ни с одной стороны с окрестных возвышенностей.
Дорога привела машину к высокому забору, который фактически перегораживал собой всю узкую долину. Дорога упиралась в фундаментальные ворота, которые открылись почти сразу, как только они подъехали.
За воротами оказался очень маленький дворик, окруженный стенами, сложенными из булыжника. На этом дворике могли разместиться не более двух автомобилей, да и те, не могли бы уже разъехаться. Дорога сразу поворачивала вправо, упиралась во вторые ворота. Но эти вторые ворота, открылись не сразу, видимо, машину проверяли, осматривая со всех сторон невидимыми камерами.
Наконец, тот, кто проводил осмотр, видимо удовлетворился его результатами, и открылись и вторые ворота. Машина немедленно тронулась и въехала во второй дворик, который оказался лишь ненамного больше первого.

- Здесь вылезаем, - коротко, приказным тоном, сказал Аскольд.

Костя вздохнул и подчинился. Водитель остался сидеть в машине.
Этот дворик был так же окружен высокими стенами, но с одной стороны на него выходил фасад невысокого строения, желтоватого цвета. На двор смотрели два небольших окошка, и сюда же выходила дверь.
Аскольд молча указал на эту дверь и сам двинулся в ту сторону. Эта дверь, так же, как и ворота, распахнулась будто бы сама собой. Видимо, здесь все было автоматизировано.
Аскольд с Костей вошли в небольшой, скромно обставленный холл, в котором их ждал... Феликс.

- Очень рад нашей новой встрече, - радушно произнес он, подходя к Косте и пожимая ему руку.

- Да, я наверное, тоже, - несколько растерянно ответил Костя и оглянулся машинально на Аскольда, но лицо того не выражало никаких чувств.

- Не стоит напрягаться, мы просто желаем поговорить с Вами, - продолжал улыбаться Феликс.
Он взял Костю под руку и повел его к двери, находящейся в углу холла.
Аскольд, при этом, остался на том же месте, ему видимо присутствовать при беседе, было совсем необязательно.

- Прошу Вас, Константин, проходите и располагайтесь, - Феликс ввел его в большую и светлую комнату, в которой стояло несколько старомодных кресел и пара журнальных столиков.
Комната не была пуста, в ней уже находились Филипп, Ильза, Альберт, уже известная Косте матрона общины Беатрис, и еще двое незнакомых людей.
Эти двое незнакомых, мужчина и женщина, были старше всех остальных. У мужчины была небольшая, красиво подстриженная бородка и короткие волосы ежиком, которые сем-то напоминали прическу Аскольда.
У женщины было лицо, похожее на восковую маску, настолько оно было безжизненным. Но, если бесстрастное лицо той же Беатрис было красиво, пусть и холодной, бесчувственной красотой, то лицо этой дамы, скорее напоминало лицо загримированного покойника. Впечатление она производила неприятное.

- Позвольте представить вам Константина, который успел за короткое время оказать немалые услуги нашей общине, - торжественным тоном произнес Феликс.

Косте стало как-то неловко.
Незнакомые мужчина и женщина смотрели на него в упор так, словно желали просверлить в нем дырку. У Кости возникло устойчивое ощущение, что кто-то копается у него в голове. Ощущение было очень неприятным, и он сделал мысленное усилие, попытавшись как бы закрыться изнутри.
На лице седобородого мужчины появилось легкое удивление, а у женщины с лицом загримированного покойника, скорее выражение недовольства.

- Многих из нас ты уже знаешь, - незаметно перешел на ты, Феликс, - но, позволь тебе представить – Рональда, одного из старейших хранителей и Хельгу, также старейшего из хранителей.

Косте показалось, что, называя титул этой дамы, Феликс испытал нечто вроде небольшой заминки, но что за этим крылось, было, конечно, непонятно.

- Прошу тебя, можешь присесть, - предложил Феликс стул Константину.

Костя только сейчас заметил, что стул был здесь единственным, все остальные места для сидения были креслами, и заняты присутствующими членами общины, как он понял.

- В свете последних событий, в которых, волею случая, тебе пришлось сыграть столь важную роль, мы пришли к выводу, что можем рассказать тебе несколько большую информацию, чем та, которой ты уже обладаешь, - важным тоном начал Феликс.

Костя попытался сесть на стуле поудобнее, но это оказалось сделать непросто. Видимо стул был специально сделан так, чтобы сидящий на нем не мог расслабиться.

- Но прежде, чем начать, хочу спросить, - опять без всякого перехода сказал Феликс, - что ты почувствовал там, в пещере, перед тем как произошло обрушение?

Костя сразу насторожился, конечно, чувство благодарности за спасение одного из своих, могло иметь место. Но, почти наверняка, господа хранители знаний хотят узнать причину того, почему он слышал то, чего не слышали другие. Костя хорошо помнил удивление Филиппа, когда спросил его о том свисте в пещере. И поэтому отвечать стоило с немалой осторожностью.

- Мне показалось, что в воздухе нечто такое появилось, - сделав вид, что усиленно вспоминает, начал он свой рассказ, - как будто, что-то должно было случиться. А потом, в какой-то момент, словно тонкий писк, чем-то похожий на свист воздуха, выходящего из мелкого отверстия.

- И больше ничего не слышал, не ощущал? – Спросил снова Феликс.

Костя, конечно, мог бы сказать и о том странном слове, который прозвучало перед тем, как войти в пещеру, где обрушился пол. Но, опять-таки, чисто интуитивно понял, что не стоит этого делать.

- Нет, вроде бы ничего больше припомнить не могу, - сказал он после паузы.

- Ну, хорошо, - Феликс поднялся с кресла и посмотрел на Рональда и Хельгу, и как показалось Косте, те одновременно качнули головами, - мы очень благодарны тебе за спасение Филиппа, да и за то, что ты не дал упасть с лодки Ильзе. Но, а сейчас, наши многоуважаемые старейшины, к сожалению, должны покинуть нас.

Рональд и Хельга встали со своих кресел, причем оказалось, что они столь же высоки, как и остальные. Косте же почему-то казалось, что они маленького роста. Но, вероятно, в общине вообще не было людей небольшого роста. Впрочем, это было понятно, если они жили так обособленно, то и браки заключали только между собой.
Вслед за двумя старейшинами, комнату покинула и Ильза.
«Похоже, они узнали все что хотели, и теперь будут дозировать мне свою информацию», - смекнул Костя, - «причем так, чтобы я обязательно поверил в неё».

- Как я уже рассказывал тебе, - Феликс принял в кресле более удобную позу, - существовали культуры, которые были намного старше, и намного развитее тех, о которых известно официальной истории.

- Да, я помню, - кивнул головой Костя, - те культуры, которые оставили некоторые артефакты.

- Верно, - продолжал Феликс, бросив взгляд на Филиппа, а затем на Беатрис, - но, на самом деле, и эти культуры не были на Земле первыми цивилизованными народами. Была цивилизация намного старше всех этих культур.

- Имеете в виду Атлантиду или Гиперборею? – Костя понимающе кивнул, хотя чувствовал, что речь пойдет о чем-то другом.

- Ну, в известной степени, мифы об Атлантиде были порождены именно отрывочными сведениями об этой цивилизации, точнее – о её конечной фазе развития, - с важным видом сказал Феликс, и на его лице появилось пафосное выражение, - к сожалению, в силу разного рода причин, с одной стороны – природных, с другой – причин техногенного происхождения, эта цивилизация прекратила свое существование.

Он вздохнул и выдержал театральную паузу. Костя был вынужден признать, что этот тип прекрасно умел держать внимание собеседников в своих руках.

- Но, как это порой бывает, некоторая часть жителей этой цивилизации, сумели выжить, и стали существовать среди еще совсем диких племен нарождающегося нового человечества, - продолжал Феликс, - некоторые из них полностью смешались с новым населением и почти утратили знания и умения, выработанные этой цивилизацией.

- Но, как я понимаю, не все, - включился в разговор Костя.

- Ты совершенно прав, - кивнул Феликс, - даже в те далекие времена, когда почти все следы былой цивилизации были потеряны, оставались группы людей, которые всеми силами старались сохранить хотя бы крупицы тех знаний, которыми владела та цивилизация. Со временем эти группы превратились в своеобразные общины, которые и стали тем, чем являются сейчас – общинами хранителей истинного знания.

- То есть, Вы хотите сказать, что все вы, здесь присутствующие, являетесь прямыми потомками тех самых уцелевших людей прошлой цивилизации, - проговорил Костя, дела вид, что немало удивлен.

На самом деле, он в принципе начал подозревать нечто подобное еще в самом начале разговора. И это выглядело вполне правдоподобно, по крайней мере, никаких особых изъянов в этом рассказе, Костя не заметил. Кроме, конечно, того, что подтвердить все это было сложновато.
В этот момент в комнате снова появилась Ильза и едва заметно кивнула головой.

- Приятно иметь дело с понимающим человеком, - улыбнулся Феликс, бросив короткий взгляд на Ильзу, - да, наша община, одна из немногих сохранившихся с тех времен.

- Но, ведь в этом случае, Вы должны обладать настолько большими объемом знаний, что трудно представить, чем вам могут помочь обычные люди, - покачал головой Костя, - например, такие как я.

- Увы, не все так просто, как может показаться, - пафосно воздвиг руки к потолку Феликс, - к сожалению, у нас были и могущественные противники. Будучи цивилизацией высокого уровня, мы когда-то умели путешествовать по космосу, и намного дальше, чем этого достигла человеческая цивилизация сейчас.

- Могу себе представить, - пробормотал Костя.

- В космосе мы столкнулись с другой развитой расой, жившей на планете, которая в какой-то момент стала совсем не пригодной для жизни, - с почти искренней горечью в голосе рассказывал Феликс, - и эта раса, тоже знала про нашу Землю. Когда же они узнали о постигшей нас катастрофе, то решили воспользоваться этим и колонизировать Землю. Но, случилось так, что их корабль потерпел катастрофу, и часть из них была вынуждена жить на Земле на тех же условиях, что жили и мы.

- Но они, фактически стали вашими конкурентами, соперниками, поскольку владели не меньшими знаниями, - Костя сделал вид, что все понимает.

- Примерно так, мой друг, - скрестил руки на груди Феликс, - между нами завязалась не то, чтобы война, а скорее этакая борьба. Борьба за то, чтобы суметь достичь как можно быстрее более высокого уровня знаний. А для этого были нужны люди. Поэтому мы стали посвящать некоторых из простых людей, тех, кто был наиболее восприимчив, в те знания, которыми владели сами.

- И как я понимаю, чем-то подобным стали заниматься ваши соперники, - добавил Костя.

- Увы, но это был единственный путь для нас обоих, сохранить и знания и самих себя, - развел руками Феликс.

- И эти самые пришельцы, это… - Костя посмотрел на Феликса.

- Как ты уже, наверное, и сам догадался, это те самые Гордоны, - закончил за него Феликс, - и сейчас мы снова находимся в пике борьбы с ними.

- Но что же вы ищите в таком случае? – Спросил Костя. – Ведь не просто артефакты?!

- Да уж, тебе точно не откажешь в проницательности, - засмеялся Феликс, - по сути, ты прав, это не просто артефакты, это части и узлы того корабля, на котором прибыли пришельцы. И для нас и для них – это очень важный компонент сохранения знаний.

- То есть, вы желаете получить в свои руки оружие, которое даст вам полное преимущество, - скептически посмотрел на собеседника Костя.

- Понимаю твои опасения, - Феликс поднялся с кресла, и Костя был вынужден встать тоже.

- Но, на самом деле, все оружие того времени уже давно утеряно навсегда, но информационные блоки, могут сохраниться, - проговорил Феликс.

- И вы желаете, чтобы я… - Костя снова посмотрел на Феликса.

- Что бы ты активно помогла в этих поисках, - Феликс, в свою очередь посмотрел на него, - и со всей свой проницательностью, наблюдал бы за всем, что происходит, конечно, сообщая нам обо всех странностях так же, как было в пещере.

- Это все-таки сотрудничество или нечто иное? – Скептически заметил Костя.

- Нам бы больше хотелось, чтобы это было именно сотрудничеством, - сказал Феликс, - быть может, даже больше, чем сотрудничество, ведь твой старый приятель Вадим, нашел в этом не только научный интерес.

Феликс посмотрел на Ильзу. Та бросила на него короткий взгляд, но ничего не сказала.
«Ишь ты», - подумал Костя, - «мне вы тоже предложите кого-то из своих хранительниц?».

Но вслух произнес другое:

- Понимаю, и все же, могу я хоть немного подумать? Я ни в коем случае не отказываюсь, в конце концов, мне это тоже очень интересно, но ведь решение достаточно непростое?!

- Конечно, о чем речь? – Феликс был само дружелюбие. – Ты можешь подумать, мы не требуем ответа сразу. Лишь очень надеемся, что ты не бросишь поиски и останешься, хотя бы на время с нами.

«Вот тебе и сказали, чтобы ты не рыпался», - подумал про себя Костя.

- Я понимаю, - ответил он, - и думаю, что мой ответ будет скорее положительным.

«Интересно, Никиту и Ринатом, они тоже так обрабатывали?» - возникла у него в голове мысль.

- Вот и прекрасно, - проговорил Феликс, - теперь, я думаю, ты можешь вернуться в гостиницу, Аскольд проводит тебя.

После чего Феликс указал на открывшуюся сзади дверь.

«Вот так вот, ни о каком обеде уже речь и не идет», - подумал Костя, выходя из двери.

Аскольд все также спокойно ждал его. Но на сей раз, к ним присоединился и Филипп, который вышел вслед за Костей, через несколько секунд.

- Пожалуй, я тоже поеду в гостиницу с вами, - сказал он, и посмотрел на Костю, - ты не возражаешь?

- Нисколько, - вздохнул Костя, и они вышли на улицу.

Глава 9. Как романтическое свидание может перейти в разведывательную миссию

Константин уже целый час сидел в своем номере и размышлял над той политинформацией, как он её про себя назвал, которую ему прочли господа хранители знаний. В целом, он был готов к чему-то подобному, равно как и к тому, что окажется, несколько ограничен в выборе направлений движения после того, как получит такую информацию. Но, с другой стороны, рассуждал Костя, он явно для чего-то нужен хранителям, и скорее всего, именно по причине того, что он слышал тот свист в пещере. Этот свист, видимо имел весьма серьезное значение для них, если они так концентрировали на этом внимание, хотя они усиленно делали вид, что это не так.
Самого Костю это тоже несколько озадачивало. Ведь то, что этот свист, или писк, не слышал более никто, кроме Филиппа, причем и Ильза тоже, означало, что он, Костя, обладает некими способностями. Причем такими, о которых он никогда и не подозревал. И, вероятнее всего, эти способности вызывали немалый интерес хранителей, поскольку было видно невооруженным взглядом, что его бессовестно начали вербовать.
«Интересно», - подумал Костя, - «как далеко они могут зайти в подобной вербовке?».

Затем он начал вспоминать, как они добирались назад, в гостиничный комплекс. Теперь с ними ехал Филипп, и командование, конечно, сразу же перешло к нему. Что самое интересное, Филипп, при этом, не стал занимать сиденье рядом с водителем, оставив его Аскольду, а сел рядом с Костей. Что еще раз говорило о том немалом интересе, проявляемом к нему.
Во время поездки, однако, Филипп ни разу не обратился к нему, впрочем, он и с Аскольдом лишь перебросился парой ничего не значащих фраз. К своему удовольствию и одновременно тревогу, Костя понял, что и Аскольд сильно озадачен таким вниманием хранителей к Косте. С одной стороны, это было приятно, поскольку своей некоторой отстраненностью и плохо скрываемым презрением, Аскольд Косте не нравился. Но, с другой стороны, Костя понимал, что теперь Аскольд будет очень внимательно за ним следить, да и отношение его врядли станет лучше.

Еще одной странностью было то, что Филипп приказал водителю ехать другой дорогой. В результате чего, покинув узкую лощину, по которой они въезжали в ворота, машина повернула в другую сторону. И они фактически объехали всю территорию общины хранителей вокруг и выехали почти там же, где два дня назад неизвестные преследователи прекратили погоню за машиной, в которой ехали Костя, Ринат и Никита.
При этом, как показалось Косте, Филипп очень внимательно осматривал все окрестности, словно был здесь в первый раз. А вот Аскольд напротив – вел себя демонстративно равнодушно, как будто его вообще ничего не интересовало.
Примерно в таком состоянии они и доехали до гостиничного комплекса.
Костю, что удивительно, довезли до здания ресторана, и лишь потом машина с Филиппом и Аскольдом вернулась назад, к главному корпусу.
В ресторане было почти пусто, время обеда Костя конечно пропустил. Но, поскольку бизнес-ланч длился почти пять часов, то в трапезе ему не отказали.
И вот теперь, пообедав, не слишком ощущая вкуса, Костя сидел в своем номере и раздумывал над сложившейся ситуацией. Он понимал, что делиться с кем-то полученной информацией точно не стоило. А еще его беспокоило отсутствие Вадима, он не видел его уже второй день. Однако выяснить это было не у кого.
Раздавшийся стук в дверь заставил его вздрогнуть, так сильно он был поглощен своими размышлениями. Со вздохом Костя поднялся и подошел к двери. И тут он был снова немало удивлен – на пороге стоял Филипп.

- Удивлен? – Спокойно спросил он.

- Да, и немало, - ответил Костя, - и так меня сегодня перегрузили информацией, но как я понимаю, это еще не конец.

- Нет, не конец, - своим ровным голосом ответил Филипп, - тебе нужно знать еще кое-что.

- И как я понимаю, разговор будет не здесь? – Уточнил Костя.

- Да, будет лучше, если мы выйдем на задний двор, - сказал Филипп и, повернувшись, пошел по коридору.
Но, не в сторону главное лестницы, как можно было ожидать, а в сторону пожарного выхода, к которому несколько дней назад, Костю пытался вызвать Виктор. Костя был немного озадачен, посмотрел по сторонам и последовал за Филиппом. Тот вышел на площадку пожарного выхода и осмотрелся вокруг.
Когда туда же вышел Костя, Филипп выглянул в коридор, а затем закрыл дверь.

- Ты, конечно, услышал уже очень много нового для себя, - сказал он, еще раз оглянувшись по сторонам, - но я хочу дать тебе немного другой совет.

- Как я понимаю, это совет – держать язык за зубами, - с пониманием произнес Костя.

- Ну, в общем, ты прекрасно сам все понимаешь, но самое главное – никому не рассказывай о том свисте, который слышал в пещере, - по-прежнему оглядываясь по сторонам, ответил Филипп. Костя первый раз видел его в таком состоянии, когда было видно его волнение. Даже когда его вытащили из пропасти, он сохранил хладнокровие.

- Хм, но ведь несколько человек уже знают об этом, - пожал плечами Костя, - Ринат, Аурелия, Ильза.

- Вот пусть этот круг и останется таковым, - делая ударение на каждое слово, сказал Филипп, - а особенно советую, никогда ни о чем подобном не упоминать в присутствии Романа, и в большей степени – Аскольда или Ольги.

- Странно, мне казалось, что мы все в одной лодке, - с некоторым сомнением проговорил Костя, - а Аскольда я вообще считал одним из ваших, из хранителей.

- Никогда не помешает подстраховаться, слишком много знающих, это часто – утечка информации, - возразил Филипп, открывая дверь в коридор и давая таким образом понять, что разговор окончен.

Потом он обернулся и еще раз сказал:

- Самое главное – не говорить лишнего в присутствии Аскольда, Романа и Ольги.

- Да, я понял, - ответил чуть растерянно Костя, он был немало обескуражен, создавалось впечатление, что не все так гладко в королевстве хранителей истинных знаний.

Филипп ушел, не оборачиваясь, а Костя двинулся обратно к себе в номер. Уже войдя в свою комнату, он вдруг вспомнил, что сегодня вообще-то – свободный день и поисков никаких не намечается. А это означало, что он может попробовать пригласить куда-нибудь девушку с редким и красивым именем – Аурелия.
Правда тут ему пришло в голову, что он совершенно не знает, где она живет. Ведь она была из местных, так же, как и Евгений, и точно не жила в гостинице. И у кого можно было узнать об этом, было не ясно.
Костя вышел в коридор и, немного подумав, двинулся в сторону комнату Оксаны, посчитав, что возможно она что-то знает об этом. Но, увы, на его стук, довольно настойчивый, никто не ответил. Может быть, там и не было никого, а может быть, Оксана просто не желала никого видеть.
Еще одним вариантом была Ольга, но после сегодняшнего разговора с Филиппом, Косте как-то не слишком хотелось с ней общаться. Тем более, что рядом с ней, наверняка находится Аскольд.
Оставался еще один вариант – Евгений. Как человек местный, он в принципе мог знать, если не точный адрес или телефон Аурелии, то хотя бы иметь каких-то общих знакомых. Все-таки город, насколько можно понять, был не очень большой. Поразмыслив немного, Костя отправился на пирс.

Как и ожидалось, Евгений был там, а вместе с ним, возле его ангара возились с лодками и какими-то конструкциями, еще двое молодых людей, совершенно незнакомых и две девушки.
Увидев Константина, Евгений несколько удивился и почти сразу же подошел к нему:

- Привет, привет, не ожидал увидеть тебя на пирсе сегодня, поисков то, вроде не намечается?!

- Здорово, я, собственно, по личному вопросу, - несколько смущенно проговорил Костя, почесав затылок.

- Вот как? – Удивился Евгений, посмотрев на Константина. – И что же тебя интересует?

- Ну, даже не знаю, - слегка замялся Костя, - в общем, ты не знаешь случайно, адрес или телефон Аурелии?

- Ага, понятно, тоже запал на девушку? – Внимательно посмотрел на него Евгений и улыбнулся.

- То есть, не понял, что значит – тоже запал? – С некоторым недоумением уставился на собеседника Костя.

- Да, за ней уже несколько недель Ромка увивается, - усмехнулся Евгений, - но совершенно безуспешно.

- Понятно, - протянул Костя, - значит, и мне не стоит пытаться?!

- А вот этого я не говорил, - весело покачал головой Евгений, подмигнув Косте, - совсем не говорил.

- Так ты знаешь её адрес или телефон? – С надеждой спросил Костя.

- Знаю, по простой причине – моя девушка, Светлана, вон она на пирсе, училась вместе с ней в педагогическом колледже, - улыбнулся Евгений, - и они были и остались хорошими подругами.

- Значит, я могу получить её телефон? – Спросил Костя с надеждой.

- Можешь, но ты можешь поступить намного лучше, - ответил Евгений, - сестра её, Марица, она же художница, и сегодня на городском вернисаже выставляются её картины. Стопроцентно могу уверить тебя, что и Аурелию ты найдешь там. Вернисаж расположен сразу за мостом, если ехать по набережной с нашей стороны.

- Вот уж спасибо, - пробормотал Костя, - век буду благодарен.

- Да чего уж там, - махнул рукой Евгений.

Костя рванулся было с пирса, когда его окликнули.

- Постой-ка, а как ты в город попасть желаешь? – Весело спросил его Евгений, подходя ближе.

- Черт, действительно, - Костя задумался, - меня же все время возили туда и обратно.

- Ладно, так и быть, держи ключи, серая Киа Спортидж, стоит на стоянке за пирсом, - улыбнулся Евгений и кинул Косте ключи, - вернешь в целости и сохранности, надеюсь, водить-то умеешь?

- Ты просто спасаешь положение, - пробормотал Костя, глядя на ключи в руке, - да, умею, конечно.

- Тогда еще раз удачи, - еще раз махнул рукой Евгений и двинулся назад к ожидающим его ребятам и девушкам.

Костя, с трудом удержавшись, чтобы не побежать, торопливо прошел на стоянку, на которой было не так много машин.
Найдя нужную, он снял её с сигнализации, торопливо открыл, завел двигатель и вырулил на дорожку, ведущую мимо гостиницы. Ездил Костя не так уж и часто, но все же кое-какой опыт имел, самое главное для него сейчас было – не заблудится. Поэтому выбрал он ту дорогу, которую хорошо знал.
Подъем на возвышенность, проезд мимо теремов общины хранителей, затем дачный поселок, квартал, застроенный импровизированными таун-хаусами, и наконец, он выехал на ту небольшую площадь, на которой его уже неделю назад встречал Никита.
Теперь нужно было найти городской вернисаж. По словам Евгения, он находился за мостом, близко к набережной реки, и Костя сейчас был на нужной её стороне. Он медленно пересек площадь и выкатился на неширокую улочку, утопающую в тени акаций, лип и кленов. Улица эта была застроена невысокими двухэтажными домами, раскрашенными в разные цвета. Проехав примерно с полкилометра, Костя увидел, наконец, здание, с большими зеркальными окнами. Судя по всему, это и был городской вернисаж. Поставить машину на стоянку оказалось не простым делом, почти все места были заняты, видимо любителей живописи в городе было немало.
К счастью для него, вход был свободный, хотя за него и пришлось заплатить, но сумма была скорее символической.

Ближе ко входу, как это обычно и бывает, выставили свои работы на продажу различные кружки, секции, дома детского творчества. Пройдя мимо них, Костя оказался в зале, в котором почти не было народа. Он быстро сообразил, что это повседневная экспозиция, поэтому посетителей тут и немного. Костя быстро прошел через этот зал и оказался во втором, здесь народу было уже намного больше.
Сначала он был занят исключительно тем, что искал по залу Аурелию. Но затем, его внимание все больше стали привлекать картины, выставленные здесь. Они действительно были необычны. Если их автором и правда была сестра Аурелии, то в романтическом, возвышенном стремлении в творчестве к космосу, она, пожалуй, была близка к некоторым художникам космонавтам. Костя видел однажды подобные работы, но здесь, девушка, которая была бесконечно далеко от космоса, как такового, и такие картины. На какое-то время Костя даже забыл, для чего он сюда приехал.
Но потом все же взял себя в руки и медленно двинулся по залу, ища глазами Аурелию.
И нашел её в соседнем зале. Правда, сначала нашел не её, а Марицу, сестру её. Она стояла в углу этого зала и что-то рассказывала в микрофон двум корреспондентам, вероятно местных издательств. Вокруг них собралось довольно большое количество народа.
Костя обратил внимание на немалое сходство сестер, а лишь спустя пару минут понял, что чуть сбоку от этого собрания стоит сама Аурелия. Причем смотрит она не на сестру, а на него. Костя смутился и двинулся сквозь толпу посетителей, коих тут было немало, к девушке, которая пошла ему навстречу.

- Не ожидала увидеть Вас тут, - улыбнулась девушка, когда они встретились в середине зала.

- Да, вот, мне рассказали о вернисаже Вашей сестры, и я решил взглянуть, - Костя чувствовал себя почему-то очень неловко, словно это было первое свидание в его жизни.

- Правда? – В глазах девушки появились лукавые искорки. – И как Вы находите работы Марицы?

- Честно скажу, не ожидал такого, - здесь Костя нисколько не кривил душой, - по-моему, эти картины запросто можно выставлять даже в Москве.

- Благодарю за такой отзыв, но вы же, наверное, представляете, что пробиться в столицу простым молодым художникам без всякой протекции почти невозможно, - уже невесело проговорила Аурелия, покачав головой.

- Да, понимаю, но картины, действительно прекрасны, - искреннее сказал Костя.

- Я ведь тоже немного рисую, - призналась Аурелия, слегка отводя глаза, - правда не так хорошо, как сестра.

- Было бы интересно взглянуть и на Ваши работы, - с воодушевлением произнес Костя, посмотрев на девушку.

- Ну, здесь их сейчас нет, - девушка немного смутилась, - но я когда-нибудь обязательно их покажу Вам.

Косте показалось, что она бросила на него какой-то странный взгляд.

- Понимаю, что Вы, наверное, хотите побыть с сестрой, - начал было Костя, подумав, что сказал что-то не то.

- Ну, это совсем не обязательно, моя сестра очень самостоятельная особа, - улыбнулась Аурелия, - а Вы хотели мне что-то предложить?

- Ну, как сказать, - тут уже чуть смутился Костя, – я был бы рад пригласить вас куда-нибудь, но в этом городе совершенно ничего не знаю.

- Но, ведь вы можете пригласить меня на прогулку, - сказала девушка, немного склонив голову, - и я проведу для Вас, нечто вроде экскурсии по городу, если Вы не против?

- Нисколько, буду только за, обеими руками, - поспешно ответил Костя.

- Подождите, я все же предупрежу сестру, а потом мы пойдем, погуляем, - сказала Аурелия, - ждите меня у выхода.

- Хорошо, буду ждать, - ответил Костя, чувствуя некоторое волнение.

У входа на вернисаж народу стало чуть поменьше, сказывалось вечернее время.

- И по каким же памятным местам, вы поведете меня на экскурсии? – Спросил Костя, когда, спустя пять минут, в дверях появилась Аурелия.

- У нас в городе, не так много достопримечательностей, - покачала головой девушка, - все самые красивые виды и эффектные виды расположены за его пределами, в окрестностях, а главное – на озерах.

- Тогда, быть может, просто пройдемся немного по городу, - предложил Костя, - пока я ехал по набережной, она показалась мне весьма живописной.

- Ну, что же, хорошо, - улыбнулась девушка, - можем пройти по набережной с этой стороны, затем перейти через мост, там поднимемся на одну и верхних улиц, вернемся по ней назад, а потом придем сюда же, там, выше по течению есть пешеходный мостик.

- Целиком, в Вашем распоряжении, - шутливо проговорил Костя и девушка, взяв его под руку, пошла вместе с ним вдоль набережной.

Они шли по тихой, почти лишенной автотранспорта улочке, которая являлась одновременно и набережной. На улице этой практически отсутствовали магазины и какие-либо заведения вообще, и Костя обратил на это внимание.

- Это правда, - кивнула головой девушка, - вышло так, что на этой стороне реки, до самого моста стоят только жилые дома, а все организации, магазины, аптеки, разные конторы, находятся на следующей улице. Что самое интересное, на другой стороне реки – все наоборот.

- А в этом есть какой-то смысл? – Удивился Костя.

- Нет, просто на этой стороне жилая застройка шла домами, как сейчас скажут, муниципальными, и было решено, что на берегу реки не будет никаких организацией, тем более, что здесь была окраина, - ответила Аурелия, - а на другой стороне застраивался частный сектор, и магазинчики, и все остальные конторы, появились в более позднее время, как частные заведения.

- Понятно, - кивнул головой Костя.

В таких разговорах о том, о сем, они дошли до моста, возле которого количество машин было значительно большим. Они уже собрались перейти на другую сторону, когда Аурелия остановилась и сжала Костину руку.

- Что-то случилось? – Встревожился Костя, заметив пристальный взгляд девушки.

- Нет, нет, ничего, все в порядке, - проговорила она, продолжая смотреть на какую-то черную машину, стоявшую возле павильона неподалеку. Вывеска на павильоне возвещала о том, что здесь торгуют оргтехникой и средствами мобильной связи.
Около этого автомобиля стояли два человека, одетых в одинаковые серые костюмы. Затем из павильона вышел еще один, к удивлению Кости, похожий на первых двух, как две капли воды. Одинаковыми были не только одежда, но и прическа, и в какой-то степени – лицо.

- Это кто же такие, братья близнецы? – Спросил он удивленно.

- Это те самые Гордоны, - сказала девушка напряженным голосом, - павильон принадлежит им, равно как и половина подобных заведений в городе.

- Похоже, у них здесь, не лучшая репутация, - сказал Костя, наблюдая, как все трое сели в машину, при этом весьма нагло и рискованно развернувшись на площади и промчавшись по мосту.

- Получилось так, что они практически съели, образно говоря, всех местных конкурентов, причем действовали очень нагло, - ответила Аурелия, провожая машину взглядом, - с ними несколько раз пытались судиться, но они выигрывали все суды.

- А скажем так, неофициальные меры? – Спросил Костя. – Разборки там, попытки наездов?

- Пробовали, но получали каждый раз такой отпор, что предпочитали больше не связываться, - сказала девушка, тяжело вздохнув.

- Да, не просто так их опасаются хранители знаний, - пробормотал Костя.

- Знаете, я конечно, не могу сказать, что в курсе всех дел, которые ведут хранители, - сказала Аурелия, - но вот какая странность, судя по всему, ни в одной сфере бизнеса, по крайней мере – в видимой его части, они не пересекаются, а вражда между ними была сразу же, как только эти Гордоны здесь появились. Об этом рассказывали наши родственники.

- То есть появились они раньше, чем вы приехали сюда? – Уточнил Костя.

- Если вы о хранителях, то они здесь обосновались еще после войны, - ответила Аурелия, - а вот Гордоны появились где-то в начале девяностых.

Костя подумал, что то, что ему рассказали хранители, вполне соответствует действительности – с этими пришельцами хранители никак не могли сосуществовать.
К этому времени они перешли по мосту на другую сторону реки и теперь поднимались по пологому спуску наверх. Здесь господствовал частный сектор, одно и двухэтажные индивидуальные домики стояли со всех сторон улицы. Поднявшись выше, Костя с Аурелией свернули на улицу, идущую параллельно набережной. На некотором расстоянии от перекрестка, Костя увидел красивое двухэтажное здание, обнесенное высоким забором.

- А это что за сооружение такое? Напоминает какую-то усадьбу? – Заинтересовался он.

- А это действительно была когда-то усадьба одного местного помещика, - ответила Аурелия, - тогда еще весь город умещался в двух нынешних кварталах, а эта местность считалась пригородом.

- А что там теперь? Какой-то музей? – Поинтересовался Костя.

- Нет, там теперь резиденция этих Гордонов, так сказать, официальное представительство, - с грустью произнесла девушка, - странное место.

- Почему странное? – Удивился Костя, еще раз посмотрев на усадьбу.

- Этого сразу не заметишь, но местные жители, что живут рядом, обратили внимание, что к этому забору даже кошки с собаками не подходят, и никогда не видно пролетающих над территорией усадьбы птиц, - ответила девушка, было видно, что она и сама немного боится этого здания.

- Вот оно что, - пробормотал Костя и вдруг, где-то на самой границе восприятия, как будто услышал нечто вроде шепота, такого же, какой был в пещере, во время их памятного путешествия.
Он весь обратился вслух, но ничего более, кроме обычных шумов улицы не услышал. Но зато теперь стал очень внимательно смотреть по сторонам.

- Что-то случилось? – Заметила Аурелия его состояние.

- Вроде бы пока нет, но у меня какое-то странное предчувствие, - пробормотал Костя.

В этот момент из ворот усадьбы выехал черный автомобиль. Точно такой же, как и тот, который они видели на площади. Но номер теперь был совершенно другой, вероятно у Гордонов было несколько таких машин. Из ворот вышли два человека невысокого роста и внимательно осмотрели улицу. Их взгляд на какое-то время остановился на Косте с Аурелией. Людей здесь было мало, и в пределах видимости наблюдалось всего пять или шесть человек, поэтому, наверное, гуляющая парочка привлекла внимание. От пристального взгляда Косте стало не по себе, и он даже стал смотреть в сторону и увидел то, на что не обратил бы внимания, будь он более спокоен и расслаблен.
В переулке, прилегающем к усадьбе, остановился автомобиль, ничем не примечательный образец отечественного автопрома.
И из этого автомобиля вышли трое. Двоих из этих людей Костя не знал, но в третьем он однозначно опознал… Романа. Того самого, о котором Филипп предупреждал, что бы с ним он вел себя осторожнее. Тот самый, который так же претендовал на внимание той девушки, которая шла рядом с Костей.
Трудно было сказать, какой же из этих двух факторов сыграл большую роль, но Костя инстинктивно решил посмотреть, что же они тут делают.

- Послушай меня, - он повернулся к Аурелии, - мне нужно срочно отлучиться оп очень важному делу, а тебе обязательно нужно вернуться назад, к вернисажу, ну или как минимум – на другую сторону реки.

- Нет, я чувствую, что все-таки что-то случилось, - встревожено проговорила девушка, хотя не видела людей, которые вышли вместе с Романом, - я не совсем понимаю, что происходит.

- Пока ничего, но что-то может произойти, - сказал Костя, положив руки на плечи девушки, - пожалуйста, не спорь, не спрашивай ни о чем, просто сделай так, как я тебя прошу.

- Ну, хорошо, - согласилась, наконец, девушка, - я сделаю так, как ты хочешь, но обещай мне, что не полезешь в эту усадьбу.

- В усадьбу – точно не полезу, - уверенно сказал Костя, - а теперь, сделай вид, что прощаешься со мной.

Они совершенно неожиданно перешли на ты, и Костя рассчитывал, что сейчас девушка просто коротко обнимет его или даже, вероятнее, пожмет ему руку, и они расстанутся. Но произошло то, чего он точно не ожидал – девушка привстала на цыпочки, положила руки ему на плечи и быстро поцеловала.
Потом так же быстро отошла на пару шагов, резко повернулась и, не оборачиваясь, двинулась обратно, в сторону моста.

Костя на несколько секунд даже ошалел, жалея, что это произошло в такой момент, когда ни о каком продолжении не может идти и речи. Но все-таки сумел взять себя в руки и пройдя несколько шагов, делая вид, что все еще под впечатлением, что, собственно, так и было, а затем снова быстро осмотрелся.
И успел увидеть, как все двое неизвестных типов, вместе с Романом, зашли в небольшой переулок позади усадьбы.
Костя присмотрелся получше и заметил, что водитель в машине не остался, что было ему на руку. Он быстро прошел в сторону автомобиля, а затем двинулся вдоль заборов частных домов, стоящих напротив усадьбы.
Спустя минуту он заметил одного из неизвестных, стоявшего возле какого сарайчика, почти вплотную прилегающего к задней стене ограды усадьбы.
Костя быстро осмотрелся, не увидел рядом никого, и перебежал на другую сторону улицу. Затем снова заглянул из-за угла в узкий переулочек позади усадьбы. Теперь там не было видно никого.
Костя осторожно двинулся по этому переулку и вдруг… явственно услышал тот же самый свист, который был слышен в пещере, перед тем как рухнул пол. Костя застыл на месте, ему показалось, что сейчас должно рухнуть небо.

Но, в первый момент ничего не произошло.
Вдруг он услышал чьи-то негромкие голоса и быстро снова отскочил за угол.
Выглянув назад, он увидел, что Роман и один из этих неизвестных, тот, который был виден в переулке, тащат на руках второго неизвестного. Причем тащат его, вероятно в сторону машины.
Костя буквально птицей перелетел на другую сторону улицу, успев спрятаться позади каких-то коробок, которые оставили, видимо, после покупки крупной техники.
На улице появились Роман и его напарник, которые быстро тащили своего товарища, видимо потерявшего сознание. Они быстро затолкали его в машину, сели в неё сами и, заведя двигатель, быстро уехали.
Костя собрался было вылезать из своего импровизированного укрытия, но что-то заставило его подождать. Через несколько секунд после того, как машина Романа скрылась за поворотом, из переулка вышли двое, очень похожих друг на друга людей. Они внимательно осмотрели улицу, затем один из них произнес фразу на непонятном языке, и они скрылись обратно в переулке.

Когда Костя добрался до городского вернисажа, тот был уже закрыт, и кроме его машины, на площади стояла лишь еще одна. Костя забрался в машину, завел двигатель и задумался. То, свидетелем чего он только что стал, говорило о том, что Роман, похоже, ведет какую-то свою игру. И Филипп, предупреждая Костя о том, чтобы тот держал язык за зубами, был не так уж и неправ. Покачав головой, Костя вывел машину со стоянки и двинулся в обратный путь.
И уже не заметил, что из второй машины, стоявшей здесь же, вышел человек, похожий как две капли воды на тех, которые вышли из усадьбы Гордонов и некоторое время смотрел Косте вслед.


Рецензии