ГРЕХ

- Да?! Гад, дрянь последняя!! Ну, кто я ещё?!! Кто?!! Легко тебе говорить: "Как ты мог?" А мог! Смог бы опять, вернись всё!!! Слышишь, чистоплюй! Смог бы!!
- Да, не тряси ты меня, рубаху порвёшь...
- Я за свою семью, кого хочешь порву... Прости. Если хоть кому-либо, хоть слово скажешь, и тебя - тоже... и на дружбу нашу не обернусь даже. Так-то!... Да, у меня душа в клочья порвана!!! Прости, прости... Ты же толком ничего не знаешь!
- А должен? От того, что знаю, тошнит. Не хочу никаких подробностей, хватит того, что ты уже ляпнул.
- Нет, уж, дороженький друг мой единственный, слушай...  как на духу...
- "Как на духу" - это к батюшке, на исповедь. А я тебе...
- А ты! А ты мне жилеткой пока послужи! К батюшке... да... обязательно.  Выслушай, а там может и вместе к батюшке-то пойдём.
- Говори уже по сути! Что с тобой?! Даже тогда, когда суд пионерский над тобой был, я тебя таким не видел.
- Ааа! Когда из учительской журнал стащил да пятёрок себе понаставил?  Смешно... А сейчас... я сам себя таким никогда не видел.
- Ладно, рассказывай.
- Знаешь... я передумал. В другой раз... или никогда. Сейчас не время.
- Самое время - операция ещё часа два-три продлится. Сказал "а", говори всё остальное. Слушаю и постараюсь понять.
- Ладно.... Слушай... только не перебивай, потом всё... потом. Так вот, когда мы с Люсей узнали, что Андрюшке нашему осталось жить два, максимум три месяца... Ну, ты знаешь. Той кучи денег, которая требовалась, у нас не было. На работе прошло крупное сокращение и меня сократили тоже. Поэтому кредит мне не дали. Это ты тоже знаешь. И в долг никто не дал - и это знаешь, потому что ты... тоже не дал.
- Так у меня не было таких... ипотека... квартира Наташке.
- А машина? Твой Лексус и моя, плюс то да сё по мелочи, глядишь и хватило бы.
- Машина? Мне без неё никак, я без неё, как без рук, я...
- Да, не суетись ты, не балабонь!  Не дал и не дал - твоя это проблема. Сказал - не перебивай! Пошёл я на очередное собеседование по поводу работы, босс мои бумаги посмотрел, небрежно так... швырнул на стол: "Вы нам не подходите". Уже пятому не подхожу. Диплом у меня, сам знаешь, геология... не нужно это здесь никому. В Радиотехнический поступить те наставленные пятёрки с четвёрками не помогли. А сейчас никого не интересует, что уже двадцать лет в микроэлектронике, что куча рацух и изобретений. Диплом не по профилю и разговор окончен. А время-то поджимает, Андрюше хуже с каждым днём... И я раскис... Стал рассказывать этому мужику, почему мне нужна работа. Что срочно нужен кредит, что готов на всё...  А он гаденько так ухмыльнулся: "На всё? Вижу крестик у тебя на шее, православный значит? А церковь твоя что же тебе не помогла? Отрекись! Отрекись и я тебе помогу." У меня сердце замерло, лицо кровью налилось, думал... или умру на месте, или его убью. А он: " Тише, тише! Вижу. Настоящий христианин. Успокойся. Но во спасение сына, грех, который после покаяния прощается, сможешь совершить? О! Вижу, что готов. Смотрю на тебя - красивый ты мужчина, что стать, что лицо. Ладно, буду краток, а там... смотри ты. Согласишься... я тебе помогу.  А нет... пошёл вон. Так вот, есть у меня сестра на выданье... внешность... не в одной сказке такое уродство не встречается. А она женщина, хочет детей... Подари новую жизнь и жизнь сыну своему спасёшь... Сейчас обеденное время. Жду тебя через два часа здесь с ответом. " ...Эти два часа я бегал по парку до изнеможения, пока в траву не упал. Потом встал, привёл себя в порядок... и... согласился. Даже лица её не разглядел, ничего не помню. Получил справку с новой хорошо оплачиваемой работы, взял кредит... Деньги, которые он мне протянул "за дело", в морду ему швырнул... А на работу эту не ходил и не пойду, вообще мужика этого больше не видел... только числюсь. Ищу нормальную работу, найду и забуду всё, как страшный сон.  Люся ничего не знает... никто не знает.
- И не нужно ей знать. Как она?
- Врачи говорят, что кризис миновал, через несколько дней выпишут. Она и о том, что сегодня Андрюше операцию делают, не знает... Потом сходишь со мной к ней?
- Конечно. А мне зачем рассказал? Что мне с этим делать?
- А ты думаешь легко в себе носить? Чуть с ума не сошёл.
- Ладно. Прости. Друзья на то и есть, чтобы всё делить и беду, и радость, а если нужно, то и ответственность за грех тоже.

Ещё долго сидели плечо к плечу два друга детства, сидели и молчали. А что говорить? Главное сказано, а мусолить попусту незачем.
Наконец, двери операционной открылись, хирург посмотрел на вскочивших ему навстречу мужчин, улыбнулся и сказал:
- Всё хорошо. И будет хорошо. Слава Богу. Устал, простите, пойду.

- Э-э-э! Второй раз вижу, как ты плачешь. Всё, папаша, всё. Всё хорошо.
- Да.. хорошо. Хорошо! Слава Богу! Слушай... а вдруг там и правда новая жизнь родится?  Как с этим быть тогда... это же... он-то в чём виноват? 
- Не знаю... Видно потом будет, что да как. А сейчас бери свою сумку и поехали к Люсе. А завтра... с утра пораньше... к батюшке... оба.

Кто без греха... пусть первый бросит в них камень.


Рецензии