Баба Маня

                Теория о мужиках

   Баба Маня, одинокая женщина, годами уже за семьдесят, иногда прибаливает, но с хозяйством сама справляется. В доме всегда чисто, окна до блеска промыты, грядки в огороде ровные, цветы из палисадника в окно заглядывают. Не сказать, что баба Маня совсем безродная, но родни старшего поколения уже нет, а у молодых своя жизнь, иногда звонят, с праздниками поздравляют. Только внучатая племянница часто навещает. Так случилось, что она жила у бабы Мани чуть не год, когда её отчим мать сильно избил. Его посадили, а мать долго в больнице пролежала. Вот с тех пор племянница и привязалась к бабе Мане.

   Они сидели на кухне, пили чай. Солнце уже село, вечерняя прохлада доносила из открытого окна запах резеды и маттиолы. Племянница приехала посоветоваться, её зовёт замуж сосед – вдовец. Два прежних замужества были неудачными, вот теперь и сомневается, выходить или нет. С первым мужем прожили десять лет, он нашёл помоложе ,  бросил их с сыном. Второй, оказался таким скупердяем, что за каждую копейку отчёт требовал. Да и сына за нахлебника считал. От этого сама ушла. Вот теперь, как говорится – на молоке обожжёшься, на воду дуть будешь. Баба Маня сказала, что это дело такое, пока с человеком бок о бок не поживёшь, не поймёшь, что он за птица. Тут советов быть не может, самой надо сперва присмотреться, а уж потом решать.

   У бабы Мани была своя теория относительно мужиков. Она считала, что мужики  ценят  в себе только два качества: это то, что в штанах и то, что звенит в кошельке. По первости они женятся из-за первого своего качества, говорят, что по любви. Когда жена постареет, подурнеет, а в кошельке звенеть начинает, находят молодую, это уже по второму качеству. Говорят, что старую разлюбил. Молодого тела так хочется, что и дети в расчёт не идут. Это у них называется – вторая молодость. А бабы тоже разные бывают, на звон монет многие откликаются, а то и  смолоду ищут богатых и старых. Скорее окочурится, а с деньгами она себе помоложе найдёт.

   Племянница ехала домой в автобусе и размышляла над словами  бабы Мани. Решила, что и вправду, сначала сойтись с вдовцом, пожить в свободном браке, присмотреться, а потом уж решать, оформлять официально, или нет. Сейчас так многие, даже молодые живут, и это уже зазорным не считается.


                Нападение

   Баба Маня только задремала, как её разбудил кот. Он обычно спал в ногах, а тут спрыгнул с кровати и застучал когтями по полу. Баба Маня решила, что коту надо на улицу, встала, чтобы его выпустить в сенцы, оттуда он через лаз может попасть на улицу. Вдруг ей послышался шум на крылечке, словно кто-то пытался открыть двери в сенцы. Она осторожно зашла в маленькую комнату, которая служила мастерской, когда был жив муж, а теперь кладовкой. Мужа уже тридцать лет как нет в живых, но все его инструменты и  верстак она хранит. Тут же висит его двустволка, он был охотником и рыбаком. Зимой любил посидеть над лункой, но однажды провалился в полынью, пока рыбаки бежали на помощь, его утянуло течением под лёд. Нашли только весной, когда река встала.
   Баба Маня заглянула в боковое оконце, увидела двух мужиков, которые пытались фомкой отжать входную дверь. Она сняла со стены ружьё, осторожно приоткрыла раму и, целясь ниже пояса, выстрелила из обоих стволов. Патроны были заряжены мелкой дробью, убить не убьёшь, но дробинки из задницы долго выковыривать придётся. Похоже, что вся дробь досталась только одному, он громко вскрикнул, и взломщики побежали  к  воротам, потом на улицу. Через окно в комнате  баба Маня видела, что  один сильно хромал, а второй старался ему помочь. Потом оба скрылись в переулке.

  На этом история с ночным нападением не закончилась. Баба Маня уснуть до утра так и не смогла, утром встала с больной головой, подскочило давление. Днём она обычно не ложилась спать, до обеда промучилась, выпила таблетки от головной боли, от давления,  прилегла и крепко уснула. Вечером, уже стемнело, когда её разбудил стук в окно. Кто-то барабанил со всей силой. Это была женщина из недавно переехавших  в посёлок.  Баба Маня всю жизнь проработала  фельдшером  в посёлке, а когда ушла на пенсию, замену ей не нашли и медпункт закрыли. Если что случалось, по привычке бежали к ней за помощью. Она или  скорую вызывала из города, или сама оказывала помощь, когда случай был не серьёзный. Женщина,  путаясь в словах, просила помочь её мужу. В него стреляли, весь зад в мелких дробинках. Несколько дробинок выковыряли ножом сами, но мужу так больно, что он криком кричит. А сейчас у него вся задница опухла, и  температура поднялась. Баба Маня сразу поняла, от кого мужик заряд дроби получил,  и не хотела помогать. Но женщина плакала,  и так горячо умоляла, что старая фельдшер не смогла отказать. Она собрала в чемоданчик всё необходимое  и пошла, лечить ночного взломщика.

   Пришлось ещё одну ночь провести без сна, достать дробинки из распухших ягодиц, дело кропотливое. Даже пожалела, что из обоих стволов стреляла. К утру вся дробь была извлечена. Баба Маня обработала ранки, сделала укол, дала незадачливому пострадавшему снотворное. Жене велела прикладывать к воспалённому месту водочный или уксусный компресс. Мужик успокоился и заснул.  Тогда и баба Маня собралась уходить. Спросила у жены, не знает ли она, где муж получил такое интересное ранение. Та потупила взгляд, ответила, что не знает, сказала, что они с братом, который приезжал в гости, ночью куда-то уходили, когда вернулись, муж уже был начинён дробью. Брат утром рано уехал, сказал, что ему на работу надо. На вопрос, почему сразу за помощью не обратилась, почему скорую не вызвала, ответила, что брат не советовал и муж не разрешал.

  Прошло две недели. Баба Маня возилась в огороде, когда во дворе появилась жена раненого,  и с ней муж. Они пришли, чтобы отблагодарить фельдшера за помощь и за то, что не сдала властям. Теперь баба Маня могла рассмотреть мужика. До этого она видела его вспухший зад и перекошенное от боли лицо. Это, как ей показалось, хлипковатый мужичонок, с маленькими, бегающими глазками, с припухшими от пьянства щеками , нос имел синюшный оттенок. Она пожалела жену, которая искренне переживала за мужа. Наверное, любит, только за что? Баба Маня решила, что женщины очень странные существа.   

               


Рецензии