Молодей, моя хорошая!

 



Пусть простит меня читатель, но с высоты 2018 года сложно воспроизвести летопись полувековой давности. Многие имена стёрты из памяти, а фрагменты бесшабашной молодости блокированы. Возможно, это отголоски моего второго инсульта. Но почему-то тянет хоть немного приоткрыть страницы того времени, о котором современное поколение знает только со слов ещё живых дедушек и бабушек. Очень хочется отдать дань городу, в котором я жил и учился, хулиганил и влюблялся, и впитывал в себя то лучшее, что дало мне силы через многие годы победить свою пагубную зависимость – алкоголизм, и стать нормальным человеком. Конечно, не всем латгальцам удаётся обуздать этого змия, но бесспорно одно: Латгалия – край людей с очень богатой наполненностью в душе.  Они по-детски наивны, доверчивы и ранимы до безобразия. Но никто не станет оспаривать и то, что латгальцы необычайно талантливы: в музыке, театре, науке, медицине, в прикладных ремёслах и в педагогике – и это всего лишь малая толика из того, на что способны эти уникальные люди.

Что же это? Смешение кровей – польских, белорусских, русских, еврейских, латышских? Или невероятная живучесть и приспособляемость маленькой нации в любом месте проживания? Да, нашего земляка можно встретить в любой точке земного шара, но где бы он ни был, он с гордостью хранит память о своём чудесном уголке – крае лесов, рек и голубых озёр. Любовь к Малой Родине – не болезнь, но вполне конкретный диагноз, который занозой сидит в сердце. Я с нежностью и тоской вспоминаю нашу Лудзу – город, который по факту старше красавицы Риги, город, в который с удовольствием приезжали москвичи и ленинградцы, чтобы раствориться в провинциальной тиши от суеты своих мегаполисов…

Пацанами мы любили лазать по стенам разрушенного Замка и недостроенного костёла, который сейчас белым лебедем устремляется к небесам. Его возвели наши местные мастера, оставив на камнях и кирпичах слепок своей души.
Сразу вспомнились строчки из песни талантливого музыканта и педагога 60-х Аркадия Самуиловича Ковнатора:  «Слава Лудзе, милой Лудзе, молодеющей в веках!..». Да, именно на наших глазах город преображался и молодел, меняя старую одежду на новую, что придавало Лудзе некий шарм и ещё большую притягательность.

Совсем мелкими мы любили смотреть футбол и болеть за местную команду, которая займёт своё достойное место в республиканском рейтинге. А ещё мы тайными тропами проникали в старый ДК, чтобы краешком глаза посмотреть спектакль «Барабанщица» в исполнении нашего драматического коллектива, а потом со знанием дела обсудить пикантные места главной героини Л. Добрыженковой и заклеймить гада фашиста Е. Скуратова, убивающего такие прелести, от которых кружится голова. А на втором этаже мы кайфовали от биг бэнда Яниса Брока, который ловко манипулировал танцующими парами, жутко воняющими одеколоном «Красная Москва» и женскими духами «Ландыши». Но и это нам нравилось, потому что было недоступно и носило печать таинства взрослого мира.
Со временем дух страсти прежнего ДК перелицуют в степенный и уважаемый облик филиала Рижского завода «Коммутатор». На долгие годы он обеспечит работой лудзенскую молодёжь. А сам ДК переедет в новое шикарное здание, в крыле которого разместятся и администрация, и библиотека, и коллективы художественной самодеятельности.

Гордость и неразменный генетический фонд Лудзы составляла молодёжь, пережившая в детстве войну. Ну а если быть точнее – это те еврейские дети, которые чудом сумели спастись от рук карателей. Я могу только представить, что было бы, если бы все евреи, которых каждый год поминают в Лудзе, остались живы. Голова идёт кругом от мысли, сколько загублено гениев и талантов: врачей, учёных, любящих мам, театралов, юристов и педагогов. Думаю, что не смогу перечислить все профессии, где представители гонимой нации занимали лидирующее положение. Не знаю, с чем это связано, но на протяжении всей жизни мне везло на встречи и пересечения с замечательными евреями – талантами от искусства и просто прекрасными людьми. По молодости я влюблялся в еврейских девушек, поскольку даже открытый рот совершенно не давал повода бросить в их сторону: «…закрой рот, дура!».
А может именно от того, что латгальский «интернационал» жил плечом к плечу в еврейском квартале, проникался духом печального оптимизма, горькой радости и самоиронии, и зародилось зерно латгальского местечкового, но такого наполненного мироощущения в удивительном городе Лудза?
 
Очень ярко отпечатались в памяти образы таких музыкальных аборигенов, как Короткин, Моисей, Ковнатор, Трегер. Никогда не забуду, как Равка Трегер отрабатывал со мной технику игры на саксофоне. Духовик от Бога, он брал в руки свой баритон и до посинения гонял меня и по этюдам, и по классике, и по гаммам. Своим проникновенным, мягким и нежным звуком Рафик стимулировал ученика на поиск собственного уникального звучания. Фактически он подготовит меня к работе в оркестре Аркадия Ковнатора при заводе «Металлист». Там и начнётся моя музыкальная карьера.
Большой вклад в развитие культуры города внесли муж и жена – Пётр Янович и Дзидра Оттовна Байжа. Он стал первым директором музыкальной школы. Когда Петра Яновича перевели в райисполком на должность зав. Отделом культуры района, Дзидра Оттовна приняла от него эстафету директорства. Под их руководством путёвку в жизнь получило немалое количество талантливой молодёжи.
Расцвет культуры в Лудзе пришёлся на середину 60-х годов. Талантливый музыкант и руководитель Янис Брокс поднял духовой оркестр на небывалую высоту. Запомнились отдельные яркие образы музыкантов.  Стас Голубовский (саксофон, труба) и Коля Макаренко (труба). Рафаэль Трегер (баритон) и Аркадий Ковнатор (альт). Миша Бунчиков (бас) и Коля Ануфриев (барабаны). Валера Романовский (тенор-саксофон) и Лёва Васкан (альт-саксофон). Володя Дербенёв (тенор) и Витя Цветков (труба).
Параллельно духовому оркестру развитие получил коллектив народного танца, которым руководила не менее талантливая и волевая хореограф Женя Лемешевская. Под её крылом расцвёл талант Хаема Бунчикова и Мары Малаки. Благодаря настойчивости и трудолюбию Яниса и Евгении их коллективы стали ведущими дипломантами Даугавпилсского смотра Всесоюзного Фестиваля художественной самодеятельности. Огромный вклад в развитие хора внёс талантливый педагог Хеларий Казимирович Новик. Добрых слов заслуживают педагоги и музыканты Аркадий Ковнатор (аккордеон), Коля Рутковский (аккордеон) и Язеп Сенькан (бас).
Первые выпуски музыкальной школы вне всяческих похвал. Алик Точеловский, братья Ивановы – Борис и Владимир, Саша Анченков, Антон Захаранс, Эдик Кудланс, Александр Павловскис, Серёжа Лапшин и Дора Моисеева. Невероятно талантливые ребята, которых судьба разбросала по всему свету.
Гордостью города была и спортивная школа. Её буквально «с чистого листа» поднял  замечательный тренер и педагог, хороший человек и организатор Н.Я. Путанс. Развитие получили и лёгкая атлетика, и тяжёлая. А самое главное – многих мальчишек он спас от судьбы «плохих парней».

С нашим взрослением Лудза молодела, становилась краше и богаче. На месте старого кинотеатра выросло новое административное здание Райисполкома, а наша красавица «киношка» расположилась напротив ДК. Гостиница из деревянной развалюхи с печным отоплением перебралась в новостройку со всеми удобствами и с шикарным по тем временам кафе.
В городском парке, по соседству и по очереди, ставили нас на уши концертная эстрада и танцевальная веранда. Я уже не говорю за тайны влюблённых парочек, пригретых деревьями и кустиками зелёного летнего разлива. На наших глазах вырос шикарный универсам и не менее привлекательный ресторан, куда частенько наведывались и музыканты, и горожане, и приезжие. А напротив парка теперь красуется новое здание полиции.

Я думаю, что история Лудзенского края наиболее точно отображена в экспонатах местного музея, расположенного в доме героя Отечественной войны 1812 года Я.П. Кульнева. Мне же хотелось просто вспомнить достойных людей, которые были моими современниками.

Первые Деды Морозы, что баловали нас своим вниманием: Е. Скуратов, И. Аксёнов, А. Ковнатор.
Смешные сценки, скетчи и юморески в исполнении Николая Баринова, Людмилы Николаевны Юкиной и моего отца, Ивана Филипповича Аксёнова – по тем временам это был смелый шаг, ведь юмор ценился только на кухне.

С годами я понял, насколько у меня был классный батя. С изломанной судьбой узника Бухенвальда он сумел завязать с алкоголем, закончить экстерном вечернюю школу, получить образование в Рижском «кульке» и создать свою театральную студию при Лудзенской средней школе. Потом это увлечение останется у него как хобби, а «для денег» он уйдёт работать в КБО, где будет отвечать за рекламу и сбыт готовой мебельной продукции по всему району. И на этом месте отец станет незаменимым специалистом.

Вспоминаю дядю Яшу, папу своей одноклассницы Леси. Иногда летом мы сталкивались с ним у ворот типографии. После моих очередных бзиков он вправлял мне мозги:
– Александр, не делай родителям нервы! Раздолбай – это не есть то, чем может гордиться папа. Возьмись за мозг. Не бери пример с евреев, которые пьют, это до добра не доведёт. Ты же не глупый малец, зачем полоскать себе мозги водкой, когда есть родниковая вода?
Эх, дядя Яша, как ты был прав! Утешает одно: отец успел застать тот период, когда я завязал с питьём. А ведь можно было и не начинать…

Многих ребят судьба разбросала по свету. В Лудзе остались самые преданные. Кто-то, как Серёга Богданов, поднимал сельское хозяйство, а кто-то, как Павел Стаховский, на должности партийного чиновника вставлял ему дыню. Кому-то, как Борису Козлову и Ване Точеловскому, надо было охранять порядок, а Боре Иванову стать прекрасным музыкантом и педагогом в музыкальной школе. Оле Захаровой – быть достойным специалистом, педагогом в детском садике. Федя Крылов и Славка Тихонов будут зажигать на танцах в Зилупском ДК. Миша Журздин на долгие годы станет ангелом-хранителем Лудзы от пожаров. Маня Шкварок, будучи на пенсии, станет активным координатором и хранителем тайн всех наших одноклассников. Сашка Цунский с саксофоном начнёт колесить по Германии. Просветителем умов в любимой библиотеке станет наша землячка Инта Кушнере. Колька Бернадский превратится в ярого поклонника иудаизма…
Многие постареют, станут мудрее, и только неугомонная Лудза будет молодеть, прихорашиваться, и, несмотря на свой солидный возраст, быть по-прежнему привлекательной и очень притягательной.

С благодарностью вспоминаю кардиологический центр в маленьком немецком городке Штралзунд, который вернул меня к жизни. А ведь точно такой же медицинский комплекс мог бы процветать и в Лудзе. Но безалаберность столичных чиновников превратила уникальное здание с современным оборудованием в роскошный памятник расточительности и несусветной глупости государственных мужей – новоявленных слуг народа…

Но всё же прав был Аркадий Ковнатор, выражая любовь к городу в своём музыкальном шедевре:
«Слава Лудзе, милой Лудзе,
Молодеющей в веках!..»

Молодей, моя хорошая, береги стариков, привлекай молодёжь! Ведь ты у нас одна такая, наша маленькая Родина, неувядающая старушка, вечно молодая и всеми любимая Лудза.


Рецензии
Здравствуй, Саня, "как поэму" прочел оду твоему любимому городу. Очень поэтично - ведь не зря кто-то написал, что в прозе ценится поэзия. Где это - Латгалия я знал от моего друга рижанина , а что она такое - начал понимать только сейчас. И тебя стал понимать лучше, хотя читаю давно, ты у меня в "избранных".
Новых тебе удач!
Валерий

Валерий Хатовский   26.02.2019 14:43     Заявить о нарушении
Спасибо, Валера! Всего тебе самого классного!

Саня Аксёнов   26.02.2019 20:49   Заявить о нарушении