Чтобы жить, нужно солнце... гл. 1

 
Утренняя месса  шла  к концу , батюшка скороговоркой  заканчивал молитву,
местная элита  перешёптывалась, чуть заметно улыбаясь   друг  другу, предвкушая
  чаепитие.   Несмотря на то, что церковь  строилась  всего  третий год, но уже
работала  звонница, возведённые  купола золотились   и  празднично    светились    крестами; строители  обещали
закончить  все  работы  к  Пасхе –  тогда  будет  настоящее  торжественное  освещение.
                Под боком  промышленного  города    вокруг  самого
красивого и  чистого  озера  Среднего  Урала    выросли  красивейшие  особняки  и  коттеджи  -   это  благодатное    место,  объявленное
 спальным  районом ,   не имело  пока  ни развлекательных  заведений ,  ни  элитных
клубов.  Но  необыкновенно  быстро  выстраивающаяся   церковь  , обещала  быть  великолепным  Христианским  Храмом   с  позолоченными  куполами  - маковками  с  крестами,  вознесёнными
над  мрачной  стеной   соснового  леса  на  многометровую  высоту  в  стиле  исторического
зодчества  на  веками  намоленном  месте, где  стояла   ветхая   часовенка, почитаемая
людьми  всей  округи  на  много – много  вёрст , как  говорят  старожилы.
   Растёт  и  её  популярность  среди  населения.
         Служба  шла обычным  порядком,   благословив  всех, батюшка  попрощался  низким
поклоном.
             Неторопливо обходя  строительные  груды,  Галина  Михайловна  всё  ещё была  под  впечатлением  мессы, грустно    и тягостно было на душе. Не было того успокоения, какое обычно испытывала  после посещения церкви.  Какое – то   томление   или предчувствие вот уже несколько  дней держало её в напряжении, не  давало  душе  успокоиться.
               Верить в высшую  божественную справедливость…  -
и не разувериться , верить  и ждать  - вот уже двадцать  лет нет    вестей о  старшем  сыне…
 Дочь тоже  давно  не  приезжала  домой,  внучке  что – то не хочется  ехать  в  Россию…
Как могла  дочка  это  допустить? Не хотеть ехать на Родину, как можно это понять? Постоянно об этом думала и , хотя понимала, что внучка - то родилась в Германии, это  её теперь и Родина и дом, но с детства вколоченное в тело и душу негативное, ненавистное отношение ко всему немецкому, мешало до конца осознать  спокойное отношение дочери  к стремлению  маленькой дочки отдыхать у моря, а не у такой далёкой и такой непонятной бабушки  в России, которую видела и знала только по скайпу. Каждое  посещение  церкви  она  начинала с  молитвы
за  детей  , покаяния  , просила   прощения   за  ту тайну, которую  носит  в  себе всю  эту непростую свою  жизнь…
Сомнения    всё  чаще  беспокоили….  Посоветоваться бы  с  батюшкой…
               У    подъезда  стояла   полицейская  машина.  Молодой  человек  в  форме
капитана  по всей  форме поприветствовал её , чем   удивил и озадачил её.
-        Галина  Михайловна, я приехал за Вами по просьбе  полковника  Гвоздева, он в городе
пробудет несколько  часов ,  ему необходимо  увидеть  Вас  и что – то  передать…
Сейчас  он  ждёт в кафе Европа.
Сердце трепыхнулось…  и  отпустило с болью….
Какие сведения её  ждут она  догадывается….  ведь  приехал  друг  Димы,  его  она
знала  ещё по  училищу, друзья  отпускные дни проводили вместе и отправлялись
в парк к великой радости детей.
            До  мельчайших подробностей  помнит  последний  трёхдневный  приезд  сына :
как  баловал  детей   игрушками, одеждой,  велосипедами;  все  дни проводили в парке;
приезжали  счастливые  и  усталые. Уложив  детей  спать ,  Дима   по – особому  готовил
чай ….  и    рассказывал, рассказывал о необыкновенных  замках  Шотландии, об ухоженных
землях  Армении,  о  необычайном  маленьком  племени  лилипутов  в  Африке,
Алтайских  Гуру, о  красивейших ледниках  Норвегии… 
          Ничего хорошего  от  встречи с полковником   она не ждала : ни сведений, ни весточки
от   Димы не получала .  Всё  реже и  реже  вспоминают
события  в  Чечне, но  как ей  не помнить своего  старшего  мальчика…     думы…  думы о его
судьбе  беспокоили и тревожили постоянно…   
-   Что бы ни случилось – я  с  вами ,  я  вас  люблю… и  навсегда
с   вами,….  эти его последние слова   и обнадёживали  и  обрекали…   его  работа  в  особых
частях,  годами  длящиеся  командировки - в никуда -  не  позволяли   иметь  ни адреса,
ни  семьи,  ни родных, ни  близких…  Именно  в  военном  училище  определил  свою  жизнь.   
             Может и правда, что   живёт  человек   действительной  жизнью и во сне,  и сон  –
это  реальность ;   иначе ,  для  чего  повторяющийся  сон о её старшем  мальчике, ушедшем
тогда    на  задание  в связи с событиями в Чечне  …   
…. Во сне она осознаёт себя  в  парке  с детьми, будто  сидели на открытой веранде и ели
мороженое, когда  Мишенька, непоседа и егоза, увидел  старшего брата  и  закричал:
 -   Димичка, Димичка! Мы здесь….
Да, это был  Дима, но  в офицерской  форме  подполковника, он  приветливо улыбнулся
и  помахал  рукой , как бы обещая, что  сейчас  вернётся, - и  прошел дальше...
          Никогда в семье  не появлялся  в  форме, и то, что он – подполковник , никто  не знал,
об  этом   говорил  только  этот  сон, держащий  её  в  плену  все  эти  годы…
Дима не  вернулся  домой  ни на  яву, ни  во  сне…
       Долгая дорога до  города , изматывающая  неопределённостью, думами о жизни и судьбе старшего сына, ярко  высветила в памяти  событие, после которого 
Дима стал родным и любимым старшим сыном и старшим братом для её детей.
   Тогда она торопилась домой после работы и очень беспокоилась за детей,
ведь старшей дочке Леночке было всего шесть лет, а она приглядывала за
младшими братьями погодками, и уже на своей улице вдруг увидела, как  двое
больших мальчишек били маленького.           Мальчишку били изощрённо по голове и рукам,  но будто намертво сжатый   кровавый  кулачок  его не могли  разжать,  он  извивался  ужом, уклоняясь  от ударов, но  не  кричал .
Она  сжалась  от испуга, по той , давней, детской привычке, ожидая  боль,  - и боль  обожгла
спину  как  тогда  от  ударов  арапником , она  начала  задыхаться   и,  вздрогнув  от  гнева,  закричала :
-   Совсем  озверели?  Он  же весь  в крови!  и  бросилась  на  обидчиков, колотя  их  авоськой  с  хлебом, но краем  глаза  увидела  в стороне стоящего мужчину,   спокойно наблюдающего  за дракой.  Мальчишки  сбежали , не  было   и мужчины .
   Она привела мальчика домой, Леночка начала было рассказывать о проказах
Вадика и младшего Мишеньки, когда увидела у дверей мальчика, размазывающего
слезы грязным окровавленным кулаком.    Дима  молчал  , пока смазывала  ушибы  и   ранки,  но   не разжимал  кулачок, разбитый
в  кровь, только чуть успокоившись, показал сохранённую  помятую донельзя  трёшку, с которой и шёл в магазин за хлебом и молоком. Леночка   приглаживала   взъерошенные  волосы, мальчишки гладили забинтованную руку  … с  этого  дня  стал  и  няней  и  старшим  братом в их семье…  Прибавились заботы, стала ухаживать за
бабушкой Димы, оказалось, что мальчик жил сиротой , его родители погибли в Казахстане в автокатастрофе,и бабушка, воспитавшая его, часто болела, жили
скудно только на пенсию.
     Дима оказался серьёзным и заботливым  братом, дети любили и
слушались его, а когда не стало его любимой бабушки, воспитавшей его, Дима
стал жить вместе с ними...
            Кафетерий  Европа   поражал  чёрным  интерьером  с   белыми  колоннами,  в  глубине
зала как – то  одиноко  выглядела  пара   посетителей, но  капитан  уверенно  приглашал
пройти с ним,  а  ей  трудно  дышалось -  Гвоздев  шёл  навстречу  - по выражению  его  лица
поняла  -  разговор будет   о Диме нелёгким.  Господи… выдержит  ли  ещё  одно  испытание?


Рецензии