Серая пластина

Всё изменилось в жизни Михаила, когда его  отца, Павла Петровича, понизили в должности и перевели на другую работу.
И когда пришло долгожданное лето,  и каникулы,  семнадцатилетний юноша не только не обрадовался, а даже загрустил. 
Все его друзья постепенно разъехались: кто за границу, кто в пансионат, кто на море.   Его смартфон, который раньше "трещал" целыми днями,  а  бывало и  по ночам, теперь "молчал".  Забыли  дорогу к ним и родственники, и коллеги отца. Теперь по воскресеньем "опальную" семью никто не беспокоил  —   не было шумных застолий, не было  радостных сборов на рыбалку и пикники.

Пареньку тяжело было смириться с тем, что  вместо того, чтобы отдыхать на пляже с друзьями где нибудь на Мальдивах, он вынужден был загорать на балконе и довольствоваться компьютером.
Однако,  впереди был выпускной класс и  многое нужно было переосмыслить. Виртуальный  мир помогал уйти от депрессии, ведь не просто было осознать, что тебя предали друзья и девушка, которая клялась в вечной любви. Наушники надёжно защищали его от скандалов родителей.  Он не хотел слышать как отец и мать упрекали друг друга в сложившейся ситуации, вместо того,  чтобы попробовать наладить "сломанное" благополучие.

Дни, похожие как  близнецы, летели стремительно.  Июнь уже  заканчивался, когда в один из выходных,  Михаил, следуя уже привычному времяпровождению, вышел на балкон. Там  отец, с грустным видом, облокотившись на перила,  курил.  Услышав, как хлопнула балконная дверь, он повернулся  и, увидев сына, удивлённо спросил:

 —  Почему ты в последнее время всё один, да один? Смотался  бы на речку с Сергеем и  Алексом. Кстати, куда твоя Анфиса исчезла? Она ведь каждое утро стояла у нас на пороге..  —  на последнем слове отец вдруг запнулся и, посмотрев в сторону,  замолчал..
Видимо его поразило то, что Михаил  безучастно посмотрев на него, уселся на кресло, включил плеер, закрыл глаза и  погрузился в свой мир.

Несколько минут Павел Петрович размышлял,  докуривая сигарету. Потом, затушив её в пепельнице, стоявшей на подоконнике,  он потрепал сына за плечо:
 —  Я тут подумал, что надо бы проведать тётку в деревне, а  заодно и  познакомить тебя с ней.
Михаил  ошарашенно посмотрел на отца  и недовольно буркнул:
 —  В деревню? И что я там буду делать?
 —  Будешь просто отдыхать и любоваться природой.  Всё лучше, чем всё лето просидеть на балконе.
Михаил не стал возражать:"Возможно отец и прав. А  если не понравится  —  всегда можно вернуться домой".


В день отъезда в деревню, когда отец намекнул, что надо бы хоть немного  помочь родственнице деньгами, мать, складывая вещи сына  в рюкзак, тихо ответила:
 —  Нет у меня денег на подарки..  нет и всё.. Надо было заранее готовиться к поездке.
Павел Петрович не стал спорить и направился на кухню, укладывать в дорожную сумку термос и бутерброды. 


Михаил в это время выбирал компьютерные игры для ноутбука.   Услышав  разговор родителей, он  насторожился. В голове  молнией пронеслось: "Первый раз еду в гости  к родственнице и без подарка". 
Не долго думая, он  достал из  своей копилки деньги и стремглав   побежал в ближайший магазин. Там он купил  шелковый красивый платок и коробку шоколадных конфет.
 
***

 Когда они проехали по шоссе около ста километров,  а потом свернули на просёлочную дорогу, Павел Петрович сделал попытку, оправдаться перед сыном:
 —  Сам видишь, что деревня у чёрта на куличках. Каждый день не наездишься. 
 —  Никто тебя не винит. Может тётя и не рада будет нам, — нехотя отозвался Михаил.
 —  Не рада? Об этом я как-то  не подумал.
 —  Не переживай, ведь на  балкон всегда можно вернуться, —  усмехнулся  паренёк  и отвернулся к окну.

Поля ромашек чередовались с  сосновым лесом и  берёзовыми рощами, а воздух, насыщенный ароматами трав, был настолько непривычен, что захватывал дыхание.
Но когда показалась деревня, Михаил  опешил  —  дома,  ветхие и покосившиеся, казались безлюдными. Изредка из  подворотен на дорогу выбегали то одна, то другая  собака, но каждый раз, услышав сигнал машины, они пугались и  тут же исчезали, лениво тявкая. 

Дом родственницы оказался  на  самой окраине  и   ничем не выделялся среди остальных. Пришлось долго стучать в деревянную, давно не крашенную,  калитку.
Когда она наконец-то распахнулась, Михаил увидел   старушку с непокрытой головой,  одетую в  линялое и старомодное, ситцевое платье. Близоруко щурясь, она  вглядывалась в незваных гостей,  при этом накидывая на голову выцветший  платок.   

Анна Ивановна, так звали тётю, встретила племянника и его сына настороженно.  Ведь старушка  не узнала Павла Петровича, а Михаила и вовсе видела впервые.  Но когда  она поняла, кто её навестил,  очень обрадовалась.

Пригласив гостей во двор, она усадила их  за стол, возле крыльца под раскидистой яблоней.
 —  Каким же ветром вас занесло в нашу глухомань?  —  спросила хозяйка, присаживаясь напротив.
 —  Вот привёз сына, познакомить,  —  пряча глаза, ответил мужчина.
Племянник не ожидал, что у тёти такое убогое подворье. Он уставился на крышку стола, которую помнил ещё с детства.  Она "постарела" вместе с хозяйкой,  была в глубоких трещинах  и, казалось, вот вот рассыпется.

А старушка, будто не замечая его растерянности, вскочила,  приговаривая:
 —  Вот и молодцы, что приехали. Сейчас соберу вам обед.
Но тут её остановил Михаил и вручил ей платок, и коробку конфет. 

Прижав подарки к груди, хозяйка вдруг заплакала:
 —  Спасибо внучек.  Давно  мне  не дарили подарков. Уж думала — и не вспомнят обо мне.

 Было заметно, что Павел Петрович растроган:
 —  Что ты придумала!? Помним мы о тебе, но сама знаешь какая сейчас жизнь.
 —  Да, да,  —  засуетилась Анна Ивановна и поспешила в дом, смахивая  ладонью непрошеные слёзы.
 
Обедали молча: уж больно была вкусная жаренная картошка с грибами, а Анна Ивановна ещё  без конца вскакивала, чтобы  принести  из погреба,  то солёных помидоров, то квашенной капусты, оставшихся ещё с зимы.  Яблоки можно было срывать прямо с дерева, ветви которого нависали над  столом.
Павлу Петровичу  было очень стыдно, что он приехал в гости без ничего.   
Он мысленно корил себя, что во всём  потакает  жене.

Уже перед отъездом он зашёл в дом и увидел,  что у хозяйки телевизор служит лишь подставкой для вазы с  искусственными цветами.  И племянник пообещал Анне Ивановне,  что в ближайшие дни привезёт и телевизор, и  холодильник. 
А старушка, узнав, что Михаил хочет  остаться  у неё, не возражала:
 —  Павел, не переживай, у меня всё есть, а для сына можешь  и постараться. 
 

Проводив отца, Михаил почувствовал, что устал как никогда, да уже и вечерело. 
И он  попросил Анну Ивановну, показать ему, где спальня.
Старушка, уложив гостья спать,  поспешила к  соседкам,  дожидавшимся её за столом, под яблоней. Сквозь сон, Михаил  слышал, как родственница хвасталась  подарками, которые он  ей подарил, и хвалила его за доброту. И парень поймал себя на мысли, что ему это приятно.

***

Утром  городской гость  проснулся от громкого  "ку-ка-ре-ку".  Сначала загорланил один петух, потом его "песню" подхватили все петухи деревни, но  Анна Ивановна успокоила парня:
 —  Поспи ещё, ведь у тебя каникулы.
С непривычки, конечно,  было трудно уснуть,  да и  запах свежих  блинчиков манил во двор...

После завтрака старушка показала ему деревню, где кроме "Сельпо" ничего  примечательного не было.
Но когда они вышли  за околицу, Михаил увидел небольшое озеро и  сразу за ним лес. 
 —  Почему здесь никто  не купается и не загорает, ведь кругом так  красиво,  —  в недоумении спросил он.
 — Так одни старики в деревне, может  после обеда  кто-то и придёт порыбачить,  —  отозвалась старушка.
 — Можно я  тут останусь?  Искупаюсь и позагораю.
 — Отдыхай сколько хочешь, только не забудь про обед, — улыбнулась Анна Ивановна и поспешила в деревню.

Озеро оказалось "волшебным"   —  вода была тёплой, дно песчаным и загорать  на песчаном берегу было очень приятно. 
Вот парень нырнул в очередной раз и его  рука, коснувшись дна, задела какой-то твёрдый предмет. Он нырнул ещё раз, достал   находку и потянул её к берегу.  Предмет оказался на удивление лёгким. Это была  большая пластина овальной формы, толщиной около четырёх сантиметров.  Она была серой и гладкой, без единой царапинки с обеих сторон.   "Будет хорошей крышкой для стола,"  —  решил он. 

Анна Ивановна увидев пластину, обрадовалась. Они вдвоём убрали старую деревянную крышку со стола и водрузили  серую пластину, которая не прогнулась даже, когда на неё поставили ведро с яблоками.

Вечером на посиделки  пришли три подружки Анны Ивановны.  Пожилые женщины, присев на свои излюбленные места за столом, под яблоней, в изумлении стали рассматривать серую пластину,  наперебой расхваливая Михаила.  А ему было  приятно  осознавать, что он сделал что-то полезное и он на время даже забыл о своём  ноутбуке.  Парень  с любопытством слушал соседок.  Говорили они в основном о детях, забывших их, о безденежье, о болезнях.

От  их рассказов   веяло беспросветной безысходностью и тоской, и сердце  Михаила сжималось от жалости. Он вспомнил, как раньше ездил с родителями по разным странам, как они  останавливались в дорогих отелях, как бездумно тратили большие деньги, и, если бы отец не потерял престижную работу, Михаил, возможно, никогда не  познакомился бы с Анной Ивановной и не узнал бы о существовании этой забытой всеми деревни. Его поразило то, что отец за всё время ни разу не помог своей тёте, а ведь мог же.

Время за разговорами пролетело быстро. Анна Ивановна, почувствовав усталость, попросила Мишку проводить гостей.
Когда он закрыл калитку и  возвратился к столу, то увидел странное свечение, исходившее из центра серой  пластины.
Сначала оно было  жёлтым пятнышком, а потом увеличилось до размеров большой тарелки и от него  в тёмное небо взметнулся  яркий луч света.
 —  Что это?  —  невольно вскрикнул Мишка.
 —  Марс на связи! — откуда-то сверху послышался  грубый, чуть хрипящий, мужской  голос.
Парень оцепенел,  не понимая, что происходит.
 —  Готовьтесь к эвакуации, —  хрипел незнакомец.
 —  Какая эвакуация?  —  дрожащим голосом выдавил из себя бедолага.
 —  Это Брук?
 —  Какой Брук? Что вам надо? — всё больше недоумевал парень.
 
Внезапно,  напротив него,  за столом появился незнакомый мужчина средних лет в чёрном комбинезоне.
 — Как тебе удалось найти эту  пластину? — спросил он, стукнув кулаком по "крышке" стола.
 — Она была на дне озера.
 — Вот незадача, забыл сделать ей защиту. Раз так, проси, что хочешь.
Мишка не мог поверить, что это всё действительно происходит с ним.
 — А что если я попрошу, чтобы эта деревня стала самой крутой в округе?
 — Это как?
 — Построить здесь новые дома, торговый центр, хорошую дорогу и поликлинику.
 
Незнакомец  рассмеялся.  Его  лицо с грубыми чертами, будто высеченное из серого гранита, даже стало похоже на человеческое.
 — А ты чудак! Я конечно могу исполнить твоё желание, но это принесёт только неприятности живущим здесь. Ты ещё слишком  молод и не знаешь людей. Но для твоей родственницы я кое-что сделаю, ведь твой отец приедет за тобой только в сентябре. 
 — Он же обещал..   —  Мишка закашлялся и почувствовал слабость...

Утром  Анна Ивановна вышла во двор и увидела Мишку растеряно рассматривающего старую деревянную крышку стола.
 —  А где же серая пластина?  — спросил он.
 —  Не знаю внучек! Может украли?! 

 Вдруг  в калитку кто-то настойчиво постучал.
 — Это отец! Он обещал! — радостно закричал Михаил и бросился открывать.
Но вместо отца они увидели двух крепких парней в чёрных комбинезонах.
 —  Мы от Павла Петровича. Сами всё занесём и обустроим,  —  дежурным голосом сказал один из них, протягивая старушке бланк, — распишитесь!
Анна Ивановна, опешив от неожиданного визита,  сделала всё, как ей сказали.

Потом парни занесли в дом много коробок,  ящиков и пакетов, из  припаркованного возле дома грузовика.
Целый день Анна Ивановна охала и ахала, и благодарила  вслух Павла Петровича. Ведь к вечеру у неё в доме были: новый плазменный телевизор, новая кухня со всеми  нужными приборами и агрегатами,   стиральная машина,  сушилка, гладильный аппарат  и  незнакомцы даже подключили интернет. Старый  стол под яблоней заменили новым, с  белой пластиковой крышкой...

Анна Ивановна даже помолодела, а уж как был рад  всем переменам её гость. 
Он попытался связаться по скайпу с отцом,  но его постоянно не было в интернете. "Замотался наверное", — решил парень и не стал больше  беспокоить родителей.

****
На следующий день новость о благодетеле  облетела всю деревню.
Все кто мог хоть как-то передвигаться, приходили к Анне Ивановне посмотреть на её "обновки".
Мишке даже пришлось стать экскурсоводом.  Это его забавляло и отвлекало. Но больше времени он, конечно, проводил на озере, сдружился с рыбаками и иногда приносил  рыбу для ухи.   

Но счастливая жизнь Анны Ивановны продлилась не долго. Неожиданно объявилась  Варвара, её дочь.  Варвара, увидев новую обстановку в доме, сразу обвинила мать в том,  что та скрывала от неё деньги, жила в роскоши, в то время как ей приходилось бедствовать.
 — Это Павел Петрович прислал для Мишки, —  пыталась  объяснить Анна Ивановна происхождение новой мебели и новейших электронных приборов.
Но Варвара и слушать ничего не хотела и, через день заказав машину, вывезла сначала холодильник и стиральную машину..

Михаил попытался защитить старушку, ведь он считал, что всё в доме принадлежит ей.
Однако, Варвара, сразу пресекла все его благородные попытки, нагло спросив:
 — Ты навсегда здесь останешься?
 — Нет, —  растерялся гость,  —  мне ещё  школу  нужно закончить.
 — То-то же! А я,  наверное,  заберу её к себе в город, так что не вмешивайся.


Когда первого сентября Павел Петрович приехал за Мишкой, в доме у Анны Ивановны остался только её старый телевизор, а  из новых вещей уцелел лишь стол под яблоней.
Старушка, не знала, что и сказать племяннику. Однако, Павел Петрович, вместо удивления и вопросов, начал вдруг извиняться, что никак не мог  приехать раньше — дела!

 —  Как  же ты  здесь продержался? —  мимоходом спросил он сына.
 —  Так ты же позаботился и кое-что прислал.
 —  Я ничего  не посылал. Мы же  с матерью затеяли ремонт в квартире и совсем замотались.
Ответ отца молнией "прожёг" сознание и Михаил вспомнил и  серую пластину, и незнакомца,  и всё понял.
 —  Если ничего не посылал, то это заслуга твоей тёти, что я здесь провёл лето, —  тихо сказал Мишка.
Он тепло попрощался с хозяйкой и опустив голову поспешил в машину.

Тётя  же, обрадовавшись, что племянник не спрашивает о телевизоре и других вещах, всё благодарила  Павла Петровича за его  доброту и внимание. А он уже усевшись в машину, скороговоркой пробормотал:
 — Спасибо за Мишку! Следующим летом обязательно заеду.
 — Мишку не забудь прихватить, — вдогонку крикнула Анна Ивановна.

***
Всю дорогу домой Михаил был в шоке. Ему было обидно, что отец оказался таким чёрствым и за два месяца ни разу не проведал его и не побеспокоился о родственнице и не привёз ей даже скромного подарка. И он решил,  что  если   что-то  пообещает, то обязательно выполнит и у него это обязательно получится, ведь не случайно ему  посчастливилось найти загадочную  серую пластину...


Рецензии